Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Т.К. Щеглова Ярмарки юга Запад Сибири

.pdf
Скачиваний:
47
Добавлен:
18.03.2015
Размер:
5.8 Mб
Скачать

2. Особенности развития ярмарок и ярмарочной торговли

321

Крупнейшая ярмарка селе Верх-Ануйское также сохранила сбор- но-распределительный характер [42]. Вместе с тем существование меновой и кредитной форм торговли требовало сохранения баланса промышленных и сельскохозяйственных товаров, что являлось залогом успешной торговли. По-прежнему через ярмарки в уезды, волости и села поступала значительная часть мануфактуры, бакалеи, готового кожевенного товара. Меньше в 1912 г. торговали железными и скобяными изделиями (только на ярмарках в селах Анисимове и Красноярском), нефтью и ее продуктами (в Новичи- хе и Красноярском). Сохранила значение торговля такими традиционными продовольственными товарами, как чай, сахар.

Представляет интерес анализ географии мест закупки товаров для Томской губернии и местных рынков (волостей, сел) по распределению привозимых товаров. Под влиянием железной дороги структура мест оптового распределения товаров для Сибири зна- чительно изменилась в сторону их приближения к местам потребления. По обеспечению промышленными товарами Барнаульского, Кузнецкого, Бийского, Змеиногорского уездов Томской губернии на первом месте стояли города с железнодорожными станциями, в первую очередь Омск. В начале ХХ в. его называли «Лейпцигом в Сибири». Благодаря железнодорожной станции в нем были открыты склады промышленных товаров, завозимых из европейской части России, так называемые Московские ряды. Ю. В. Шимановский предсказывал городу славу «складочного места» всей Сибири из-за исключительно выгодного расположения на перекрестке двух величайших транспортных артерий — Сибирской железной дороги и реки Иртыш, связывающей непрерывным водным путем наиболее богатый и населенный район Западной Сибири с рубежом Европейской России, а при посредстве пермской дороги — и с Волгой [43]. Второе место после Омска занимали узловые железнодорожные станции в Петропавловске, Павлодаре, и гораздо меньшую роль играли Барнаул и Томск, в XIX в. имевшие значе- ние главных распределительных центров.

Среди европейских городов, в которых закупали товары для ярмарок, значатся традиционные центры промышленности и торговли промышленными товарами — Москва и Нижний Новгород, центр текстильной промышленности — Лодзь. По-прежнему много товаров завозилось непосредственно из центров кожевенного

322

à ë à â à 4

Село Усть-Пристань. Торговая площадь. Магазин и жилой дом А. И. Шестакова. 1997 г. Фото автора

производства — Сарапула и Кунгура. Что касается новых явлений в распродаже товаров через местные ярмарки, то можно отметить расширение районов влияния крупных региональных ярмарок. Так, радиус влияния ярмарок сел Анисимовское, Бачатское, Борисово включал до 6 волостей (См. приложение, табл. 15, 16).

Большое значение ярмарок для торговли сельскохозяйственными товарами подтверждает и анализ времени и продолжительности торговли на них. В силу сезонности сельскохозяйственного производства при более равномерном временном распределении ярмарок в начале ХХ в. по-прежнему выделяются две группы: летние и осенне-зимние. В частности, на левобережье Оби (Огневская, Михайловская, Усть-Пристанская, Нижне-Чарышская, Ануйская, Смоленская, Алтайская волости центральной части Алтайского округа) ведущими являлись ярмарки в селах Верх-Ануйском, Смоленском и станице Антоньевской. Летняя цепочка ярмарок включала ярмарки сел Камышенское (с 4 по 7 июня), Ново-Тырышкино (с 7 по 14 июня), станицы Антоньевской (с 8 по 15 июня), села Солоновка (с 6 по 21 июня), поселка Терской Антоньевской станицы (с 24 по 28 июня). Все ярмарки проходили в селах, расположенных

2. Особенности развития ярмарок и ярмарочной торговли

323

вдоль гор, и торговля на них чередовалась с востока на запад. При открытии ярмарки в Камышенском сельский сход мотивировал сроки торговли с 4 по 11 июня тем, что «если открыть в другое время года, то ярмарка пришлась бы одновременно с ярмарками, ранее открытыми в соседних селениях». Губернское правление, разрешив открыть ярмарку, потребовало «сократить срок с 4 по 7 июня, а не по 11 июня, так как в ст. Антоньевской уже имеется ярмарка, установленная с 8 по 15 июня» [44].

Время торговли на ярмарках как основных рынках по реализации крестьянских товаров для последующей выплаты податей было приурочено к циклам сельскохозяйственных работ. Летний этап сбора податей начинался по завершении весенне-полевых работ, в небольшой промежуток времени между посевной страдой и началом покоса и уборки озимых хлебов. Крестьяне села Алтайское писали: «В силу тех обстоятельств, что с 20-х чисел июня начи- нается уборка сена, а затем уборка хлебов, к тому же ежегодно на- чинается с 1 июля сбор 2-й половины податей и повинностей. Поэтому самому зажиточному крестьянину дорога каждая копейка» [45]. Крестьяне села Ново-Тырышкино утверждали, что ярмарка в этот период будет благоприятствовать продаже жировых товаров, а также огородного и полевого урожая, что и послужит подспорьем в уплате второй половины податей.

Обращает на себя внимание сдвиг времени торговли на осенних ярмарках к ранней осени. Так, осенне-зимние ярмарки юго-во- сточного предгорного района начинали торговлю с конца сентября — начала октября. Это подтверждает тенденцию расширения сферы влияния старых ярмарочных цепочек за счет удаленных в тайгу или горы, малодоступных ярмарок и их тесные связи. Торговля обычно начиналась со степных ярмарок в начале октября и продолжалась до декабря (например, в Старо-Белокурихе — с 1 по 7 октября, в Нижне-Озерном — с 16 по 29 октября, в Усть-Чарыш- ской Пристани — с 1 по 17 ноября, в Антоньевском — с 8 по 15 ноября, в Усть-Каменном Истоке (Коробейникове) — с 10 по 17 ноября) и, передвигаясь в сторону гор, заканчивалась в декабре—янва- ре на горных ярмарках (Чарышской, Сентелекской, Сибирячихинской, Тоуракской и др.), а затем возвращалась на степные ярмарки, где происходила развязка всей торговли и окончательное формирование товарных партий для отправки санными дорогами к же-

324

à ë à â à 4

лезнодорожным станциям (например, Огни — с 1 по 8 января, Михайловское — с 28 января). Данная тенденция показывает еще одну особенность этого периода: движение товаров через региональные ярмарки перестало ориентироваться на Ирбитскую ярмарку. Основная масса товаров по зимним дорогам гужом отправлялась к станциям Сибирской и после постройки в 1915 г. — Алтайской железной дороги.

Такая ситуация сохранялась до конца 20-х гг. с небольшим перерывом в годы гражданской войны. Декрет СНК от 13 февраля 1923 г., освободив семидневные ярмарки от промыслового налога, привел к восстановлению старых и открытию новых ярмарок. Исследователи экономики Советской России периода господства нэпа, отмечая как составную часть новой экономической политики развитие частного предпринимательства, подчеркивали сохранение большого значения ярмарочной формы торговли. Ярмарки в 20-е гг. продолжили традицию, которая действовала еще до первой мировой войны. Даже при наличии шикарных универсальных магазинов в Барнауле и Бийске и высоком уровне развития кооперации в торгово-промышленных календарях указывалось место и время проведения крупнейших ярмарок в уездных и волостных центрах. В 20-е гг. функционировали ярмарки в селах Тогул, Сорокино, Алтайское, Усть-Пристань, на станции Алейская, в Змеиногорске, Рубцовске и др. Время их работы — с 21 ноября (с. Тогул) до 20 января (в ст. Чарышской). Торговля на ярмарках велась в те- чение недели. Для процесса ценообразования роль ярмарок и городских базаров была более значительна, чем роль бирж, потому что они были самой массовой разновидностью рынка. Годовой оборот всех ярмарок превышал 1 млн золотых рублей [46].

В 1926 г., по архивным данным, наиболее крупными на территории округа являлись ярмарки в селе Петухово Славгородского округа (с 3 по 7 марта) с оборотом 300 тыс. руб., на которой торговали хлебом, маслом и скотом; в селе Сузун Каменского округа (с 19 по 25 декабря) с оборотом в 1 925 тыс. руб. по привозу и 440 тыс. руб. по сбыту, где торговали кожсырьем, волокном, дичью и лошадьми; в Бийске (с 20 декабря) с оборотом 1 513 тыс. руб., на которой торговали хлебом, маслом, мясом, волокном, орехами, пушниной, медом, дичью и др. С. Ярославцев, автор статьи «Ярмарки Сибири» в не опубликованном в России IV томе «Сибир-

2. Особенности развития ярмарок и ярмарочной торговли

325

ской советской энциклопедии», писал: «Единственным стимулом к выезду населения на ярмарки остается более полный выбор товаров, вследствие чего на многие ярмарки в последнее время крестьяне выезжают с продуктами и сырьем… сохранили и даже усилили свое значение ярмарки, где встречаются разные хозяйствен- но-бытовые районы, и особенно ярмарки, обслуживающие коче- вое население… Особенно выросла Бийская ярмарка, привлекающая земледельцев из долины, скотоводов и охотников с гор. Сохраняют значение и такие ярмарки, где главный предмет привоза не охватывается плановыми заготовками, например, лошади, махорочное сырье, продукты пчеловодства, рыба и прочее» [47]. И лишь с изменением социально-экономических условий под влиянием курса на свертывание частного предпринимательства ярмарочная торговля приходит в упадок, «число ярмарок сокращается, обороты их падают. В условиях планового хозяйства, при окрепшей кооперативной сети, большинство ярмарок теряет свое значе- ние: заготовительные и товарные цены на них те же, что и в обыч- ное время в сельской кооперации» [48].

Âцелом в Томской губернии в начале ХХ в. расширение ярмарочной сети происходило в основном за счет ярмарок Алтайского округа. Причинами роста их численности являлась аграрная специализация южных уездов, рост товарности земледелия и скотоводства, бурный рост местной обрабатывающей промышленности

èодновременно повышение спроса на производимое на Алтае сельскохозяйственное сырье со стороны промышленных регионов Сибири и Урала. Алтайский округ был удален от железной дороги, которая прошла по северным волостям Барнаульского уезда. Поэтому над развитием местной экономики по-прежнему тяготели факторы, влиявшие на развитие ярмарок во второй половине XIX в.: зависимость от сухопутных и водных сообщений, сезонность кустарных и сельскохозяйственных промыслов, наличие ко- чевого населения, слабая заселенность горных волостей и т. п. Ярмарки как приближенные к производителю традиционные рынки сбыта предоставляли возможность для мобилизации дробной продукции и организации ее доставки от места производства к месту потребления как внутри региона, так и за его пределами.

Âцелом в развитии аграрной экономики юга Западной Сибири в начале ХХ в. благоприятно сочетались низшие архаичные орга-

326

à ë à â à 4

низационные формы торговли, такие как торговля вразнос, базары и ярмарки, и капиталистические формы — магазины, биржи. Эволюция способов торговли проявлялась также в одновременном существовании традиционной мены товара на товар и биржевой торговли по образцам и т. д.

Таким образом, проведение железной дороги способствовало росту числа ярмарок на юге Западной Сибири. Местом образования новых ярмарок стала территория Томской губернии, которая по числу ярмарок догнала Тобольскую губернию. В 1911 г. число ярмарок в Томской губернии достигло 449, в 1912 г. — 563; в Тобольской губернии в 1911 г. было 466 ярмарок, в 1914 г. — 568. Железнодорожный транспорт улучшил условия вывоза продукции местного производства, ускорил доставку многих скоропортящихся товаров, предоставил возможность для реализации сибирских товаров на Урале и в Европейской России в течение всего года. Сибирская железная дорога, пройдя через всю Сибирь, стягивала товары к железнодорожным станциям. Это повсеместно стимулировало скупку произведенных товаров на местах. В процессе собирания товаров открывались новые торговые пункты периодической и стационарной торговли, увеличилось число лиц из крестьян, занятых мобилизацией и транспортировкой товаров. Железная дорога, создав условия для движения огромной массы товаров, привела к росту числа торговцев и расширению торговой сети, в том числе ярмарочной. Благодаря ярмарочной торговле и товарообмену территория Томской губернии становилась частью всероссийского рынка. Однако рост числа ярмарок не сопровождался ростом их влияния. На ярмарках в начале ХХ в. вели заготовку в первую очередь дробной продукции крестьянских и коче- вых промыслов. Они являлись единственными торговыми пунктами в местностях, удаленных от регулярных мест сбыта (пристаней, городов, станций, товарных складов), были наиболее удобными для торговцев точками составления оптовых партий для дальнейшей перепродажи. Вместе с тем в движении крупных партий некоторых товаров (хлеб, сливочное масло) ярмарки теряли значе- ние, играя лишь роль сборных пунктов в отдаленных районах, откуда товары отправлялись к пристаням или гужевым путем к железным дорогам.

3. Торговые связи с всероссийскими и общесибирскими ярмарками

327

3. Торговые связи с всероссийскими и общесибирскими ярмарками

Âлияние Сибирской железной дороги на главные всероссийские и общесибирские ярмарки и их связи с сибирскими ре-

гионами еще мало изучены. Исследователи обращали внимание на отдельные явления, такие как падение общих оборотов известных ярмарок, изменение характера торговли на них и т. д. Общей же картины, отражающей развитие главных ярмарок в начале ХХ в. и их место во внутреннем рынке и хозяйственной жизни России, создано не было, за исключением общего вывода исследователей начала ХХ в. об изменении «исчерпывающего значения ярмарок в торгово-промышленной жизни населения России» при сохранении тенденции к росту ярмарок «не только междусельских, но и довольно крупных, с большим радиусом влияния и областного характера» [49]. Такую тенденцию И. П. Канделаки назвал двухсторонним влиянием железной дороги на ведущие ярмарки. В одном из отчетов Нижегородского ярмарочного комитета о торговле на Нижегородской ярмарке 1912 г. об этом говорилось следующее: «Развитие движения по сибирской и ташкентской железным дорогам влияет на ярмарочный сбыт кожевенного сырья в двух противоположных направлениях: с одной стороны, способствуя развитию закупок товара непосредственно на местах его заготовки и сборки, оно суживает сырьевой рынок Нижегородской ярмарки; а с другой стороны, возбуждая торговое оживление в отдаленнейших пунктах Сибири и Средней Азии, движение по упомянутым дорогам облегчает прямой доступ на Нижегородскую ярмарку тем товарам, которые прежде не доходили до нея, ограничиваясь рынком второстепенных местных ярмарок…» [50]. При изучении общих последствий влияния железнодорожного строительства на структуру ярмарочной сферы всероссийского внутреннего рынка важно учитывать региональный фактор.

Для ярмарок Томской губернии многие изменения в торговле на всероссийских ярмарках, вызванные строительством Сибирской железной дороги, не играли большой роли, другие оказали на них значительное влияние. В частности, среди изменений, произошедших под влиянием магистрали, была отмечена частичная замена торговли на всероссийских ярмарках товарами в натураль-

328 Ã ë à â à 4

ном виде на торговлю по образцам или по записи. Заметнее всего эта тенденция проявлялась на Нижегородской, Ирбитской, Харьковской и Киевской контрактовой ярмарках. И. П. Канделаки и В. И. Денисов назвали эту тенденцию эволюцией в сторону перехода к более современным западноевропейским формам торговли. Вместе с тем они подчеркивали, что для целой группы товаров эта тенденция большого значения не имела. Как писал Денисов, торговля по образцам получила распространение в виде реализации на ярмарках стандартных типовых товаров фабричного производства: пряжи, парфюмерии, вина, венской мебели, кондитерских изделий, писчебумажного товара и т. п. Вместе с тем главные ярмарки сохраняли значение для торговли товарами, которые не подлежали какой-либо общей оценке. Поэтому для Сибири сохраняли значение и Нижегородская, и Ирбитская, и Крестовская, и Ишимская ярмарки как мировые рынки сбыта пушнины и сырья. В. И. Денисов писал, что ведущее значение ярмарок в начале ХХ в.

âторговле пушниной «вполне понятно, ибо при покупке пушного товара — особенно высоких его сортов — важно иметь перед глазами весь товар и в особенности большой выбор товара», и к таким товарам, как кожи, шерсть и т. п., «сделки по образцам неприложимы, как к фабрикатам». Поэтому «в то время как поступление русских и европейских товаров прогрессивно с каждым годом сокращается, уступая место сделкам по образцам, привоз сибирс- ко-азиатских товаров более устойчив и в годы, благоприятные для хозяйства, растет» [51].

Ряд товаров, таких как текстиль (шерстяные, шелковые, хлопча- тобумажные ткани и готовые изделия из них) благодаря высокой цене легко переносил разницу железнодорожных и водных тарифов и закупался в Москве или на местах производства. Кроме того, многие купцы стали выписывать товар в течение года, заказывать его по частям. Но для многих громоздких и малоценных товаров речной путь доставки был более предпочтительным, чем железнодорожный. Так, для предпринимателей Томской губернии дешевле обходилась доставка тяжелого и громоздкого скотоводческого товара по Оби до Тюмени. Это способствовало росту оборотов Тюменской ярмарки, значение которой для Западной Сибири

âначале ХХ в. увеличивается. Летняя Тюменская ярмарка стала конечным пунктом сбора местной продукции за весь период летней

3. Торговые связи с всероссийскими и общесибирскими ярмарками

329

навигации. Многие уральские предприниматели, закупающие кожи и мясо, перенесли свои операции на Тюменскую ярмарку. Если в 1896 г. на нее было привезено товаров на 2 454 287 руб. и сбыто на 1 783 342 руб., то оборот за 1911 г. составил 12,6 млн руб. Она фактически вобрала в себя те товаропотоки скотоводческого сырья, которые до проведения железной дороги шли на Ишимскую или Ирбитскую ярмарку.

Особенно повлияло на торговлю фабрично-заводскими товарами введение дифференцированного тарифа, который фактически стирал для отдаленной Томской губернии разницу между железнодорожным и водным тарифами. Так, для Нижегородской и Ирбитской ярмарок соединение уральского железоделательного района с общей железнодорожной сетью привело к развитию непосредственных и постоянных связей крупнейших уральских заводов с Томской губернией. По линии Сибирской железной дороги в городах и на станциях были открыты постоянные склады для продажи железа и чугуна. Поэтому Нижегородская и Ирбитская ярмарки потеряли значение как распределительные рынки металлов. Проведение Оренбург-Ташкентской железной дороги открыло сибирские рынки для самаркандских товаров, успешно конкурировавших с персидскими. Это привело к сокращению закупки сибирскими купцами среднеазиатских товаров на всероссийских ярмарках. Сходными причинами было обусловлено исчезновение с ведущих ярмарок многих традиционных товаров: с Нижегородской — сахара, железа, пеньки; с Ирбитской — чая, железа, кожевенного сырья и т. д. Торговля мануфактурой и на той, и на другой ярмарке уменьшилась или превратилась в торговлю по образцам. Вместе с тем, как считал Канделаки, «наши крупные, известные и за пределами России ярмарки: Нижегородская, Ирбитская, Киевская, Харьковская и др. — продолжают пользоваться большим вниманием торгово-промышленного класса, с ними весьма и весьма считаются» [52].

Более того, железные дороги сыграли положительную роль в расширении среднего и мелкого предпринимательства на ярмарках. До проведения железной дороги на ярмарку приезжали в основном крупнооптовые купцы. Те же из мелких купцов, которым удавалось организовать поездку на ярмарку, попадали под пресс купцов-монополистов. Железная дорога предоставила более широ-

330

à ë à â à 4

кие возможности всем торгующим. Современники считали, что крупные покупатели благодаря железной дороге переносили свои покупки в Москву, выторговывая провоз до Нижнего Новгорода, а вместо них на ярмарку «явился мелкий покупатель из отдаленных мест Сибири, который и производит здесь свои покупки, освободясь от посредничества оптовиков» [53]. Иначе говоря, ярмарка стала более доступна купцам Томской губернии. Таким образом, «при современном общественно-бытовом и торгово-промышлен- ном строе, — как писал В. И. Денисов, — при современных территориальных условиях ярмаркам, особенно таким, как Нижегородская и Ирбитская, обслуживающим не только торговлю всей страны, но имеющим огромное влияние на мировой рынок, еще долго придется играть крупную роль» [54].

Одновременно Сибирская железная дорога предоставила возможность российским и иностранным купцам проникать на внутренние рынки Сибири и закупать товары. Благодаря этому на всероссийские ярмарки хлынули новые партии сибирских товаров, а для всероссийских ярмарок открылись новые рынки сбыта. Все это привело к тому, что выросло закупочное значение многих региональных ярмарок при железной дороге как конечных пунктов сборки товаров. Примерами являются ярмарки Ново-Николаевс- ка, Омска, Петропавловска, которые стали играть большую роль для ярмарок Томской губернии. На ярмарку Ново-Николаевска в 1911 г. было завезено товаров на сумму 19 млн 751 тыс. руб. и продано на 16 млн 3 тыс. руб., в 1912 г. — соответственно 3 млн 93 тыс. и 2 млн 725 тыс. руб. Связано это было и с тем, что сам характер скотоводческого или земледельческого производства менялся медленно. В том же скотоводстве основная масса товарной продукции по-прежнему реализовывалась путем пригона скота в осенний период, и вдоль железных дорог активизировалась торговля на тех ярмарках, с которых была возможность отправлять его товарными составами. В частности, соперницей Ишимской ярмарки стала ярмарка в Петропавловске под названием «Игнатьевская», торговля на которой проходила с 1901 г. с 1 декабря по 1 января. Таким образом, благодаря железнодорожному сообщению Тюмени с европейскими рынками произошло уменьшение скотоводческой торговли на Ирбитской ярмарке как более удаленной, а расположение Петропавловска на Сибирской железной магистра-

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.