Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Resident Evil 4 - книга.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
02.11.2018
Размер:
1.8 Mб
Скачать

Глава 5: Гигантская ошибка природы

Чтобы лишний раз не попасться на глаза, Луис пошел по окольному пути. Он, конечно, осознавал, что если попадется, то он покойник, но легче от этого совсем не становилось. От долгих передвижений, согнувшись в три погибели, от куста к кусту у него заломило спину. Молодой испанец остановился передохнуть в рыбацкой лачуге на берегу огромного озера, противоположный берег которого терялся в вечернем тумане, и стал обдумывать план дальнейших действий.

Сера ввязался в эту жуткую аферу с той поры, как выкрал образец Плага с лекарством прямо из церкви. Лекарство он создал за время работы на лорда Озмунда Саддлера. Тот нанял Луиса для проведения исследований паразитических организмов Плага. Юный исследователь ни за что не согласился бы работать на горделивого лорда из чистого любопытства, если бы Саддлер не предложил ему кое-что, от чего он не смог отказаться – несметные богатства. Ему предоставили некоторую дополнительную информацию относительно заболевания людей в его родной деревне, зараженных паразитом, который, как считалось, давно исчез и погребен глубоко в недрах земли. О нем просто забыли. Однако при проведении работ в шахтах он снова вырвался на свободу и привел к заражению людей, которые там работали. Заражение проявлялось сильной бледностью лица и землисто-серым цветом кожи, выраженной воспалительной сосудистой сеткой по всему телу, кровохарканьем, сильными болями и судорогами, расстройством сознания в виде изменения поведения, галлюцинаций, часто наблюдалось развитие непродолжительных коматозных состояний. Однако данные симптомы через определенное время уменьшались, и свидетельствовало это о том, что организм паразита брал практически под полный контроль всю нервную систему тела хозяина. Очевидно, все это было связано с прохождением личиночной фазы развития паразита в теле человека, который впоследствии развивался во взрослую особь и возможно размножался.

С тех пор как Луис начал работать на Саддлера, ему предоставили неограниченное финансирование для организации исследования этих паразитов, и он провел бесчисленные часы, изучая их развитие, среду обитания, склонность к мутациям, условия заражения, реакцию организма хозяина на развитие и взросление личинок и многое другое. Одним из важных открытий оказалось то, что паразиты Плага очень чувствительны к свету. Из-за этого Луису приходилось проводить свои эксперименты в полутьме. Вскоре у все большего количества людей начали проявляться признаки заражения.

Однажды ночью исследователь прогуливался через деревню и стал свидетелем сцены, которую лучше бы вообще никогда не видел. Двое селян сильно повздорили. Они обменивались непристойностями и неприличными жестами. Вероятно, парочка спорила по поводу местного религиозного культа. Те, кто присоединились к Лос Иллюминадос и те, кто не принадлежали к их рядам, часто конфликтовали между собой. Луис стоял в отдалении и, не решаясь вмешаться, лишь наблюдал за происходящим. Вдруг один из мужчин поднял лежащий поблизости топор и начисто снес второму голову.

Исследователь хотел было вмешаться, но то, что он увидел далее, потрясло его до глубины души. Обезглавленный человек просто стоял, не двигаясь, и вдруг из его шеи выросло несколько щупалец – длинные, тонкие, слизистые извивающиеся отростки. Один из них, сверкающий и блестящий, вытянулся больше остальных. Прежде чем второй селянин успел прийти в себя и осознать происходящее, самый длинный из отростков просто разрезал его тело напополам, пройдя через плоть как нож сквозь масло.

Чрезвычайно потрясенный и глубоко пораженный увиденным, но в то же время преисполненный любопытства, Луис поспешил обратно в лабораторию, чтобы записать свои наблюдения. Однако эта ссора не давала исследователю покоя, и он доложил о ней Саддлеру, который выразил удивление и благодарность за новые открытия, бегло ознакомившись с аспектами убийства той ночи.

Вскоре после этого лорд с Луисом приступили к работе над несколькими генетическими экспериментами, касавшимися паразитов Плага, используя теорию молодого ученого о том, что, во-первых: Плага живут в социальной гармонии; и, во-вторых: у них коллективный разум. В результате они создали генетическую разновидность, названную «королева Плага», которая, как заметил Луис в ходе экспериментов, призывает младших Плага к повиновению. Сера предположил, что способ общения паразитов осуществляется на частоте, которую могут слышать только они одни. Исследователь начал догадываться, что что-то во всем этом деле неладно, однако пока деньги продолжали поступать, он был готов делать все, о чем его попросят.

«Боже, каким же я был дураком…»

Тишину пронзило отдаленное жужжание двигателя моторной лодки, и Луис вышел из хижины, желая увидеть, что же происходит. Лодка находилась слишком далеко, и разглядеть что-либо представлялось непростой задачей. Все, что Луис смог узреть – это двоих гонадо, которые, скорее всего, совершали неспешную прогулку по озеру. А для чего еще они могли туда заплыть? Несколько секунд спустя моторная лодка затихла, и оба человека, не двигаясь, просто стояли в ней. Бывший ученый усмехнулся и, развернувшись, начал подниматься по тропинке в направлении водопада.

«Наверное, мотор заглох… Сели на мель, мальчики».

***

Леон видел ту же самую картину, но с другого берега. Однако он следил за парой мужчин из более близкой и удобной точки наблюдения, чем исследователь. Американец достал из подсумка бинокль и, после внимательного изучения глади водоема, увидел возле двоих местных жителей в лодке что-то еще.

«Что бы это могло быть?»

Гонадо заглушили мотор, и агент смог увидеть, как они подняли какой-то синий мешок. Леон не сразу сообразил, что объект, который он принял за мешок, когда-то был дан ему в качестве сопровождения.

«Что... Да нет… Кто это?!»

Агент приблизил изображение бинокля и увидел на спине человеческого трупа надпись «POLICIA». Через секунду испанцы швырнули тело за борт, и оно с плеском погрузилось в темно-зеленую воду. Слух Леона уловил, как один из мужчин произнес незнакомое ему слово «Vamos»1 и завел мотор. Тот вновь загудел, возвращаясь к жизни, и испанцы быстро умчались прочь к противоположному берегу водоема. Как только лодка скрылась из виду в облаке тумана, агент вновь сосредоточил взгляд на дрейфующем трупе полицейского, но внутри его собственного тела что-то заерзало и забило в тревожный колокольчик. Вначале Леон подумал, что это желудок подает сигналы о том, что хозяин забыл подкрепиться, но когда со склона посыпались мелкие камешки, он понял, что не его одного бьет дрожь. Все вокруг начало вибрировать, а со стороны озера послышался низкий, протяжный и приглушенный гул. Кеннеди обернулся и увидел, что вода вокруг тела покрылась рябью, а еще через мгновение забурлила.

«А это-то что за…»

Внезапно нечто вырвалось из-под воды – гигантское существо, размером примерно с кита, выпрыгнуло из воды, широко раскрыв свою пасть, являя свету множество рядов острых белых зубов. Все это длилось буквально один миг. Вода вскоре успокоилась, камешки перестали отплясывать на скалах, а легкая вибрация продолжала бить только внутри Леона, отчего его непроизвольно бросало в дрожь.

«Какого хрена? Что это было?!»

В мозгу у агента отпечатались огромные, белые, остро отточенные зубы в несколько рядов, торчащие из пасти за секунду до того как среди них исчез труп офицера полиции. Это существо не могло существовать даже в теории. И то, чего в принципе не могло существовать в природе, мгновенье назад за милую душу сожрало человеческое тело.

Ошалевший Леон медленно попятился назад, не сводя взгляда с уже спокойной воды. В его глазах читались ровно три вещи: шок, страх и ужас.

– У меня еще есть альтернатива, – агент слабо ущипнул себя за руку в тщетной надежде, что это просто сон. Безрезультатно. – Нет, я к этому озеру не ходок!

Но одновременно с этой краткой, но эмоциональной тирадой, он решил, что судьбу не переспорить. Надо – значит надо. И вообще, может, оно наелось. В любом случае уже почти стемнело. Ему нужно во что бы то ни стало переправиться через озеро. Желательно до наступления полной темноты. Оставаться один на один с этим чудищем в полнейшей тьме не было ни малейшего желания. Да и холод стоял просто собачий.

Спустившись со своего наблюдательного пункта, Леон пошел вниз по холму, придерживаясь тропки, которая привела его к причалу. Ветер поднялся еще сильнее, чем обычно. Холодный осенний бриз трепал русые волосы и нещадно бил по глазам. Ледяные капельки воды брызгали на лицо и майку, заставляя агента поеживаться от холода. А возле маленькой хибарки, его уже ждала небольшая лодочка. Бросив на нее скептический взгляд, Леон увидел штук десять прикрепленных к бортам гарпунов.

«Навряд ли ими окуньков ловили».

Леон краем глаза скользнул по абсолютно пустой хижине, и немного огорчился тому, что там нет курток или, на крайний случай, хотя бы какого-нибудь плащика. Про себя выругав недальновидных испанцев самыми нехорошими словами, он зашел внутрь, надеясь найти хоть что-нибудь полезное. Его внимание приковал стол, на котором возлегал грязный листок бумаги, прижатый сверху камешком. С любопытством сняв камень, Леон отряхнул с бумаги комья земли и пробежал глазами помятый лист:

«Если ты, американец, все-таки нашел и читаешь эту записку, я счастлив, что могу хотя бы предостеречь тебя, так как больше не в силах чем-либо помочь. Луис Сера не забывает оказанных ему услуг и всегда возвращает свои долги.

За озером у водопада спрятан важный предмет - ключ к дверям церкви. Сам водопад ты найдешь во впадине. Если ты сможешь туда добраться, то без проблем вызволишь девушку из плена. Но время работает против тебя. Я кое-где разузнал (не спрашивай себя как), что дочь президента вскоре переведут в другое место, да туда, где тебе ее уже не найти. Перебраться через озеро возможно лишь на лодке, пришвартованной у пирса. Иного пути нет. Я пересек его без проблем обходным путем лишь потому, что знаком со всеми затерянными тропами этого первобытного леса. Но не пытайся, повторяю, не пытайся самостоятельно найти дорогу через дебри, в которых не раз плутали и находили смерть неосторожные крестьяне, занимавшиеся охотой в этих гиблых местах.

Постарайся пересечь водоем как можно быстрее. Если ты по неосторожности пробудишь Дель Лаго, я не берусь судить, какой кошмар тебя ожидает…»

Дочитав до конца, агент перевернул бумагу, но не обнаружил больше никаких подсказок.

«Спасибо за совет, Луис... А я думал, что ты больше не подашь признаков жизни. Итак, что мы имеем. Ключ за озером. Значит, мне нужно пересечь водоем и постараться не навлечь на себя гнев этого чудовища. Мда... задача легче простого…» – про себя размышлял Кеннеди, нехотя подходя к убогой лодке.

Окончательно удостоверившись, что альтернатив нет, агент, поборов свой почти забытый страх, залез в лодку, которая, словно издеваясь над бедным американцем, противно скрипнула и выпустила из днища небольшую струйку воды, замочив низ штанов.

– Просто блеск... – сквозь зубы процедил агент, вытаскивая из ножен свой нож. – Потону, еще не доплыв до середины.

Леон перерезал веревку, соединявшую лодку с причалом, и рывком потянул за шнур двигателя. Мотор послушно зачихал и взревел.

– Надо же! – иронично вымолвил агент, чувствуя распространяющееся волнами от работающего агрегата тепло. – Ты работаешь!

Немного погрев обмерзающие руки возле мерно трясущегося мотора, Леон перевел взгляд на мутную воду и не без колебаний направил лодчонку к противоположному берегу. Широкое озеро выглядело вполне обычным, как и множество других озер, которые Леон успел увидеть за свою короткую, но насыщенную событиями жизнь. Но ведь их не населяли огромные чудища, пожирающие туристов! Конечно, шанс, что он без разного рода осложнений доплывет до другого берега и продолжит свой путь по земле, был довольно велик. Но ведь этой гадине может придти в голову вынырнуть из воды как раз в ближайшее время. В конце концов именно это, скорее всего, и произойдет.

Пока Леон раздумывал о превратностях собственной судьбы, берег постепенно скрылся в тумане. Он остался один-одинешенек посреди казавшихся бесконечными глади воды и тумана.

– Если что-то и произойдет, – тихо вслух рассуждал агент, – то случится это именно сейчас. Именно теперь, когда берега не видно и отступать некуда.

Чувство грядущей опасности наполнило всю сущность Леона. Сказать, что ему было не по себе – это ничего не сказать. Агенту казалось, что его прямо-таки разрывает изнутри от противного предчувствия неведомого, и вдруг раздался оглушительный грохот. Кеннеди от неожиданности подскочил на месте и чуть не грохнулся за борт. Лодка раскачивалась и вертелась из стороны в сторону. Леон как затравленный зверь озирался по сторонам, выискивая взглядом хищную зубастую морду твари, но все вокруг снова было тихо. Настолько тихо, что он слышал дикое биение собственного сердца. Даже гул мотора утонул в мертвой тишине...

Потом до него дошло, что мотор и в самом деле не работает. А грохот, который он слышал, произошел потому, что двигатель перед смертью решил выпустить в воздух мутное облако газов.

– Ну и испугал ты меня, – облегченно выдохнул Леон, почти ласково обращаясь к горячему двигателю. – А я-то думал, что это...

В этот момент ЭТО с шумом вынырнуло у Леона за спиной, накрыв его и все вокруг одной большой тенью. Агент повернулся, чтобы увидеть то, что он, в общем-то, и ожидал увидеть.

– ...монстр, – закончил фразу Леон, не в силах отвести взгляда от огромной туши.

Гигантская рыба издала чудовищно громкий, дикий рев, от которого у онемевшего от страха американца заложило уши. Впервые за все задание сердце Леона ушло в пятки не от удивления, а от первобытного, животного страха за свою жизнь. В течение одной секунды он стоял, совершенно не способный двигаться. Мозг агента не мог осознать вселяющую ужас ошибку природы, которая возникла перед ним. Без сомнения длина туловища существа составляла не менее тридцати метров, а сам монстр напоминал гигантскую саламандру. Через секунду туша ушла под воду, обрызгав агента градом крупных ледяных капель.

– Что за хрен?! – проорал Леон, перегнувшись через борт и вглядываясь в мутную воду.

Огромная тень проплыла под маленькой лодочкой, а через секунду существо резко всплыло вверх, ударив спиной о дно. Леона прижало к сырому днищу, со всего размаху приложив о перегородку, а потом подбросило вверх вместе с лодчонкой и всем ее содержимым. Замерев в воздухе со своим транспортным средством, он опустил глаза и увидел стремительно приближавшуюся перегородку. Дерево со всего размаху ударило американца по лбу, выбив из глаз разноцветные искры. Кеннеди охнул и едва не потерял сознание, но силой воли удержал разум и тело вместе. И как раз вовремя. Когда Леон поднял голову, то заметил летящий в него сверху гарпун. Он пролетел буквально перед глазами американца и с треском воткнулся в скамью.

– Мать…! – Леон скосил глаза, рассматривая занозистое древко перед своим лицом, и представляя себе, что могло произойти, не подними он голову.

Справа что-то заскребло и он, повернувшись, увидел на дне свой дробовик, который, вероятно, слетел с него во время полета, а рядом с ним – быстро разматывающийся канат.

«А он откуда тут?»

Леон скользнул взглядом к концу каната и увидел, что тот прикреплен к металлическому кольцу на носу лодки.

«ЯКОРЬ?!»

Веревка окончательно размоталась, и лодку со всего размаху понесло по воде. Леона отбросило в сторону, но он успел ухватиться за торчащий из скамьи гарпун, и теперь его немилосердно швыряло туда-сюда. Видимо, якорь зацепился за спину чудища, и теперь оно с невероятной скоростью тянуло лодку по озеру вслед за собой.

«Только не уходи под воду! Христа ради прошу! Только не уходи под воду!!!»

Не то мольбы Леона были услышаны небом, не то чудище решило передохнуть, но напряжение веревки вскоре пропало, и агент, скользнув по инерции вдоль древка гарпуна, снова бухнулся на дно лодки.

– Ох, ты ж... гадина... – пробубнил агент, опираясь на колено и медленно вставая.

Вода метрах в пятнадцати от лодки неожиданно забурлила и вспенилась. Американец моментально вскочил на ноги и, оглянувшись, схватил один из нескольких валявшихся на дне лодки гарпунов.

– Давай! – подбадривал себя Леон. – Выходи!

Словно в ответ, из-под воды, разрезая мутную гладь озера, вынырнул монстр. Огромная темно-серая туша закрыла небо и нависла над агентом, грозя похоронить и его лодку, и его самого под собой. Кеннеди моментально вырвался из оцепенения, размахнулся и со всего размаху кинул гарпун прямо в выделявшееся белым пятном брюхо твари, и тотчас же закрыл глаза. Что-то громко не то заревело, не то провизжало и, окатив и без того промокшего до нитки агента ледяной водой, грохнулось в озеро в нескольких метрах от борта. Леон приоткрыл глаза, и увидел расплывающееся по неспокойной водной поверхности красное пятно.

– Я тебя достал!

Пятно расплывалось по волнам озера и вскоре устремилось в сторону, противоположную от американца.

– Ты еще жив? – скорее с досадой, чем со страхом произнес Леон.

Лодку вновь дернуло и потащило по озеру. Агент пригнулся и, схватив еще один гарпун, стал выжидать. Крупные капли воды хлестали по лицу и попадали в глаза, мешая Леону прицелиться.

Через несколько казавшихся бесконечными минут, чудище соизволило показать свою спину на поверхности озера. Агент, не упуская возможности, моментально замахнулся и запустил гарпун в плоть монстра. Зазубренный наконечник вонзился в спину существа. Через секунду туда же направился и второй, и третий гарпуны, втыкаясь в спину монстра и вспарывая ее, выбрасывали в воздух и воду алые струи крови.

– Да! – Леон с криком запустил уже четвертый гарпун и подобрал пятый. – Жри!

Внезапно в поле зрения появился совершенно посторонний предмет. Леон отвлекся буквально на секунду и заметил стремительно приближавшуюся корягу, раскачивавшуюся на волнах озера.

Лодка со всего размаху налетела на препятствие и взлетела в воздух. Кеннеди на мгновение почувствовал, что его выбросило из суденышка, и он увидел под собой деревянное днище лодки, а далеко внизу мутную гладь озера. В воздухе засверкали наконечники гарпунов, и уже через миг агента со всего размаху впечатало в озерную гладь. Леон почувствовал резкую боль во всей спине и закричал, но легкие сразу же заполнились сомкнувшейся над головой водой. Изо рта вылетела стайка крупных пузырей воздуха и агент, потеряв над собой контроль, поддался слепой панике...

***

Мендез в удовлетворении наблюдал за разворачивавшимися событиями с берега, устроившись так, что его невозможно было заметить со стороны озера. Рядом с ним стояли двое гонадо. Те самые, которые недавно избавились от трупа назойливого офицеришки. На их лицах играли торжествующие ухмылки. Они от души смеялись и указывали корявыми пальцами на глупого американца, который пытался убить Дель Лаго.

Сам Мендез не мог сдержать чувства облегчения, по поводу того, что американец был обречен на провал. Ничто не может убить Дель Лаго. Хозяин озера поступит так же, как и всегда: подождет, пока жертва выбьется из сил, а затем сожрет его. Этот идиот совсем ему не ровня. Американское правительство потерпело неудачу, и когда этот настырный москит исчезнет, больше ни один принц не прибудет вовремя, чтобы спасти принцессу.

«Теперь мы можем радоваться, братья... Вскоре мы увидим, как прекрасные видения лорда Саддлера станут явью. Мир и все неверные, кто его населяют, будут очищены или преданы забвению, и более никто не сможет нас остановить…»

Лодку назойливого американца вскоре перевернуло на подвернувшейся коряге, а он сам скрылся в озерной пучине. Подождав немного для достоверности, Мендез подозвал к себе своих подручных, и приказал им следовать за ним к лорду Саддлеру за вполне заслуженной наградой.

***

Леон медленно погружался в бездонную пучину холодной и грязной воды, наблюдая за устремлявшимися вверх пузырьками воздуха. Кеннеди снова попытался закричать, выпустив из себя последние крохи кислорода, и инстинктивно задрыгал конечностями, отчаянно стремясь выжить. И когда его голова вынырнула из грязно-бурой воды, а легкие жадно вобрали в себя столь желанный кислород, он буквально почувствовал себя заново рожденным.

– Жив, жив, жив, – как заклинание повторял про себя сквозь кашель Леон...

Все вокруг пенилось, пузырилось, и мутные волны били агента по лицу, заливаясь в рот. Кеннеди выкашлял остатки воды и разглядел невдалеке болтавшееся на волнах суденышко. В это же время где-то позади забурлила вода. Американец тут же позабыл про то, как только что чуть не покинул этот бренный мир, усталость и холод отошли на второй план и он поплыл так быстро, как никогда в жизни. Леон даже не заметил, как влетел в суденышко. За бортом захлопнулась пасть проплывшего мимо чудовища, так и не догнавшего свой ужин. Леон в это время лежал в углу у скамьи и, положив руку на трепыхающееся сердце, благодарил за свое спасение всех на свете, кого только мог вспомнить.

– Ничего себе... саламандра... – наконец-то, отдышавшись, промямлил агент.

Где-то вдали под водной гладью вновь замаячила крупная тень и стремительно понеслась Леону. Агент потянулся рукой на дно лодки за гарпуном... и ничего не обнаружил. Посмотрев вниз, он с ужасом увидел, что абсолютно все гарпуны вылетели за борт после удара об корягу.

– Отлично! – с яростью и досадой выкрикнул Леон. – ПОЧЕМУ?!

Агент, в отчаянии ухватившись за голову, с ужасом осматривал пустое днище с промокшим помповиком, как уперся спиной в древко гарпуна, воткнувшегося в скамью и чуть не размозжившего его голову в самом начале дуэли с озерным монстром.

– Слава тебе Господи! – с искренней благодарностью произнес Леон, схватив гарпун за занозистое древко и выдернув из скамейки.

Теперь у него появился всего лишь один, но все-таки спасительный шанс, выйти живым из схватки. Вода бурлила все ближе и ближе. Пятьдесят метров. Леон покрепче схватил гарпун, наслаждаясь его приятной тяжестью. Двадцать метров. Кеннеди отвел руку с гарпуном назад, растягиваясь как тетива, готовый выпустить снаряд в любую секунду. Десять метров, вода вздыбилась, и из варева пены вынырнуло озерное чудище. Агент с гортанным криком разбежался вдоль суденышка и со всего размаху запустил гарпун прямо в раскрывшуюся пасть из которой протянулись извивающиеся словно змеи какие-то отростки. Металл зазубренного наконечника, плавно пролетев по воздуху, скрылся в нутре чудовища. Время остановилось. Леон, замерев, смотрел на застывшего противника. Звуки потонули в образовавшемся вакууме, миллионы капелек, вылетевших в воздух, замерли, и в каждой была видна картина застывших человека и монстра.

Кровь фонтаном брызнула из пробитой глотки монстра, вновь запустив время. Утробный рев прорвал воздушный вакуум и ударил по барабанным перепонкам поскользнувшегося на мокром днище Леона. Чудище пронеслось мимо лодчонки, задев ее склизким боком и завертев ее вокруг собственной оси. Кеннеди мертвой хваткой уцепился за борта лодки, слившись с ней в одно целое. Когда утлое суденышко перестало вертеть, а мысли в голове выстроились в свой обычный порядок, Леон увидел метрах в десяти от лодки бьющегося в агонии монстра. Вся вода вокруг него окрасилась в кроваво-бордовый цвет и бурлила, вырываясь из спины, брюха и горла кровавыми фонтанами. Спустя пару мгновений, по телу прошли последние судороги и монстр, перевернувшись брюхом кверху, пошел ко дну.

Агент расслабился и уже собирался пожинать лавры нелегкой победы, но над водой появился понемногу натягивающийся канат.

– ЯКОРЬ! – вспомнил агент и посмотрел на нос лодки.

Кольцо с канатом все еще красовалось на борту лодки. Леон встрепенулся и прыгнул к кольцу, одновременно с этим вспоминая, как развязывать узлы.

– Твою ж мать!

Канат натягивался все сильнее, а узел не поддавался. Когда он натянулся почти до предела, агент, чертыхнувшись и потеряв всякое терпение, выхватил нож и с размаху ударил лезвием по туго сплетенному канату. Потом еще раз, еще и еще, вкладывая в эти удары все свое негодование – какая злая ирония и жалкая участь утонуть и быть погубленным трупом поверженного противника. Наконец, когда канат натянулся почти до максимума, Леон ударил в последний раз, перерубив поначалу неподатливую веревку и освободившись от смертельного захвата. Пот крупными обжигающими каплями скатывался по спине и вискам. Обрубленный канат скользнул воль борта и скрылся в озерной пучине, но что-то заерзало вокруг голени агента. Леон опустил взгляд и увидел обвившийся вокруг ноги канат.

«Наверное, пока тут прыгал, запутался... ЗАПУТАЛСЯ?!»

Ногу Леона дернуло и чуть не оторвало, нож вылетел из дрогнувших рук и, прокрутившись в воздухе, опустился на днище. Агент закричал и попытался сопротивляться, но его вытянуло вдоль судна и, протащив спиной по переборке, выкинуло за борт.

«Черт! Черт!! Черт!!! Влип так влип!!!»

Кеннеди почувствовал, что канат ослаблен, но удерживается за его ступню. Тогда он вытянул ногу и потянул на себя, снимая ботинок. Проклиная себя за то, что затянул шнурки так туго, он все-таки снял обувь, и канат, скользнув по носкам, устремился дальше вниз, отпустив ногу агента. Леон сделал пару взмахов руками, выплывая наверх, но в последний момент остановился, нырнул обратно и ухватил медленно уходивший ко дну ботинок.

Вынырнув, агент выплюнул попавшую в рот воду и, перегнувшись через борт, ввалился назад в лодку. Он лежал в ледяной воде, попавшей внутрь суденышка, но сейчас ему было на все это плевать с высокой колокольни. Леон только что едва не откинул копыта, и заслужил хотя бы минутку простого человеческого отдыха. Кеннеди тяжело вдыхал прохладный осенний воздух, не отводя влажных глаз от бесконечно пасмурного вечернего неба, которое можно было разглядеть сквозь разредившийся туман.

«Эшли, лучше бы тебе быть предельно благодарной…»

Продолжая отдыхать, Леон натянул на ногу ботинок и сел, дрожа от пробирающего до костей холода. Все донышко лодчонки залила ледяная вода, в которой полностью покоился дробовик. Многие доски в корпусе были помяты донельзя, а сквозь некоторые фонтанчиками били струйки воды. Мотор отсутствовал начисто. Выдранный с корнем он теперь покоился на дне озера, рядом с трупом морского чудовища.

– Великолепно, – саркастически отметил Леон. – Теперь еще и... апчхи!

Леон шумно потянул носом и, смирившись с судьбой, схватил податливо выпавшую со своего законного места скамейку, и начал грести к берегу, до которого, к счастью, было уже рукой подать.

«Кому расскажу, не поверят...»

***

Достигнув берега, измочаленный Леон перевалился через борт, и, отбросив импровизированное весло в сторону, заковылял по тропе.

Ночь уже почти окончательно опустилась на Испанию, и когда Кеннеди наконец-то пришвартовался к берегу, то видел только слабый свет, сиявший из окошка небольшой хибарки. Изнутри его бил непрекращающийся озноб, руки буквально отламывались, ремень дробовика нещадно впивался в тело, да вдобавок заложило нос.

Вдруг, на полпути к хибарке, он споткнулся на ровном месте и, удержавшись о ствол дерева, отхаркнул что-то теплое и густое. Леон поднес руку ко рту, и с ужасом увидел на ней что-то мутно-красное.

«Что происходит?!»

И тут резкая боль прошлась по всему телу изнутри наружу, выйдя вместе с криком боли и новой порцией крови. Агент отошел от дерева и, шатаясь как пьяный, поплелся к раскрытой двери дома. Все вокруг стало невыносимо ярким. Леон поднял руку, закрывая глаза от беспощадно-яркого света, который тут же пропадал. Но стоило ему убрать ладонь, как свет начинал резать глаза с новой силой. Кеннеди понял, что у него галлюцинации, и, спотыкаясь, вслепую направился к деревянному строению. Земля шаталась и двигалась, будто бы вся планета уходила у него из-под ног.

– Только бы дойти... Только...

Внезапно у него перехватило дыхание, и Леон начал задыхаться. Кеннеди схватился за грудь, словно бы это могло помочь, но еще одна невыносимо острая волна боли пронзила изнутри, въедаясь в каждую мышцу и орган словно лезвие. Леон попытался закричать, но вышел только хрип напополам с кровью.

Наконец, теряя сознание, агент ввалился в дом, но тут и его ноги отказали. Он споткнулся на ровном месте и протянул ладонь в слепой попытке спасения, но сознание услужливо покинуло Леона еще до того как он коснулся пола...

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]