Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Resident Evil 4 - книга.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
02.11.2018
Размер:
1.8 Mб
Скачать
  1. Putа madre – Твою мать

  2. Una qué mala noche… – Какая ужасная ночь…

Глава 7: Под моим присмотром

Мы по-прежнему ничего не знаем о местонахождении Луиса Серы. Скорее всего, он ушел старой тропой, о котором мог узнать от деда. Я уверен, что он прячет принадлежащее нам где-то в лесу. Но как он узнал о яйце, которое мы ввели в его тело? И остается интересным то, каким образом Сера смог извлечь паразита прежде, чем тот созрел и вылупился? Другой факт, который меня беспокоит это побег Серы с тем, что принадлежит нам по праву, как раз перед прибытием американского агента. Это не простое совпадение. Здесь замешан кто-то еще. Чтобы найти ответы на все эти вопросы, мы должны поймать Серу и дождаться пока инъекция не подействует на него. Тогда мы сможем ввести ему новое яйцо. Как только это будет сделано, нам станет известно, кто стоит за всем этим. Никто не имеет права нарушать наши планы. Того же, кто осмелится это сделать, ждет суровое наказание.

Также совсем недавно лорд Саддлер сообщил мне, что наши люди сбили американский вертолет. Теперь на некоторое время не должно быть никакого внешнего вмешательства. Пока правительство США не вычислит личность предателя, они не осмелятся на более серьезные операции. Мы должны воспользоваться этим преимуществом во времени и вернуть девчонку. Есть лишь два пути, по которым американцы могли бы уйти отсюда. Там мы и остановим их. Мы поместим большую группу гонадо на одном из маршрутов, чтобы исключить их побег. На втором же маршруте эту задачу мы возложим на Эль Гиганте. Какую бы дорогу ни выбрал агент, он никогда не выберется отсюда живым. По крайней мере, он не уйдет отсюда с девчонкой.

***

– Morir es vivir, morir es vivir.1

Ада попыталась хотя бы шевельнуться, но усталое, изможденное тело отказывалось повиноваться.

«Проклятье, что произошло-то?»

Девушка медленно приподняла веки, но перед глазами сгустилась лишь одна мутно-серая пелена. Она еще не окончательно пришла в себя. Как только зрение немного сфокусировалось, Ада увидела перед собой огромный серый камень, еще через мгновение она осознала, что лежит на нем. По обе стороны от ее весьма неуютного ложа висели бросающие неровный свет факелы, больно слепящие глаза.

Последнее, что помнила Ада – это то, как она убегала от того большого неповоротливого бугая – деревенского старосты, увлекая неуклюжего мужлана подальше от Леона, чтобы у того хватило времени и мозгов на побег. Девушка вскочила в центр целой толпы гонадо и без особых трудностей сумела разобраться почти со всеми противниками, однако пропустила одного из них. Тот урод выстрелил в нее дротиком с транквилизатором и в считанные секунды вывел из ее строя. Несмотря на всю свою тупость и безмозглость, марионетки-крестьяне все же имели некие проблески разума. Она не была уверена в том, являлось ли это побочным эффектом заражения Плага. Девушка знала наверняка лишь то, что она потеряла сознание, а в это время ее притащили в странное, незнакомое и очень сырое место. Ада слышала два грубых мужских голоса недалеко от себя и, осторожно повернув голову влево, увидела внизу вооруженных крестьян. Они преклонили перед ней колени и бормотали какую-то молитву. Теперь уже окончательно очнувшись, Ада собрала все детали обстановки в единое целое – она лежала на некоем алтаре, а крестьяне молились перед тем как принести ее в жертву.

«Вот дурачье... тупоголовые ослы. Проснулась я уже».

Ада приподнялась на локте и с озорной улыбкой подмигнула одному из испанцев. Тот от изумления так и замер с «Morir», застрявшим в горле. Девушка сполна насладилась произведенным эффектом и потянулась к пистолету, но вдруг периферийным зрением заметила стремительно и со свистом приближающееся до блеска отточенное лезвие. Встрепенувшись, она вскочила на ноги и, увернувшись от лезвия массивного топора, крутнувшись пнула его обладателя каблуком в грудь. Удар получился настолько сильным, что мужчину запросто выбило с площадки и ударило виском о каменную стену. В тот же момент Ада почувствовала колющую боль в ноге. Отточенное острое лезвие все-таки задело ее. Не отвлекаясь на рану, девушка соскочила с каменного алтаря и, не отводя свирепого взгляда от своих противников, вскинула пистолет и прицелилась первой попавшейся жертве в голову. Но она не выстрелила сразу. Ее всегда забавляло то, что человек делает, осознавая, что она полностью контролирует его жизнь. Ей, как кошке, нравилось сначала поиграть с добычей. Бедняга в страхе пятился, выпученными глазами уставившись в темное дуло пистолета, пока спиной не напоролся на стену.

– Не повезло тебе, – с ледяным спокойствием произнесла «леди в красном», спуская курок, а потом проделала это снова и снова, отправив три пули в голову крестьянина.

Один за другим в пещере прогремели три выстрела и пули, свинцовым роем вонзились в лицо мужчины. Сразу после этого Ада извернулась и, почти не целясь, пристрелила поднявшегося на ноги второго испанца, который пару мгновений назад чуть не убил ее топором. Тело, обагрив стену кровавыми струями, медленно сползло по своду пещеры.

Приглядевшись повнимательнее, она поняла, что же знакомого в этом последнем противнике: он был облачен в коричневую кожаную куртку с меховым воротником. Ту самую, в которой она увидела Леона в первый раз в здешней деревне. Видимо, каким-то образом хозяйственный испанец умудрился завладеть курткой агента. Однако теперь сей предмет одежды пришел в полную негодность – залитый кровью и простреленный пулями в нескольких местах.

– Покойтесь с миром, – вслух обратилась она к мертвым гонадо, подводя итог коротенькому сражению. Ада не сомневалась, что смерть гораздо лучше, чем медленное превращение в чью-то глупую марионетку.

Приподняв красное платьице, она с недовольством посмотрела на поврежденную ногу. На бедре красовалась свежая рана. Длинный, к счастью неглубокий порез кровоточил, но Ада не находила в этом ничего особо страшного. Промедли она еще секунду, и осталась бы без ноги. А так беспокоиться было не о чем.

Ада вспомнила, что ей нужно найти Луиса и выяснить, остался ли у него еще образец. Однако она не могла понять, где вообще находится, и для начала сочла нужным осмотреться вокруг, чтобы сориентироваться на местности. Каменная стена перекрывала дорогу справа от нее, и она решила двигаться налево. Тропинка, вскоре ушла вниз и вывела Аду из шахты на улицу. Она оказалась внутри небольшого прохода у края отвесной скалы. Девушка глубоко вдохнула морозный ночной воздух и поежилась от пронизывающего ветра. Дождь прекратился, но все вокруг еще блестело от влаги, а небо покрывали серые тучи.

«Черт, я, должно быть, находилась без сознания шесть-семь, а может даже и все восемь часов. Алтарь для жертвоприношений, спрятанный от посторонних глаз внутри утеса… Браво, Саддлер, ты гениален. Держу пари, Вескер в скором времени отнесется к этой сволочи со всей серьезностью».

Выйдя на площадку, Ада нашла лестничный проход и два пути, ведущие вверх и вниз. Последний из них представлял собой спуск, который вел на неизвестную ей территорию. А вот вверху возвышалось какая-то постройка. Поднявшись шаг за шагом по металлическим ступенькам, она оказалась наверху и действительно заметила там небольшое строение, рядом с которым располагался электрический лифт-фуникулер, как на горнолыжных курортах. Провод фуникулера терялся далеко в тумане. А здание, наверное, являлось будкой управления подъемником. Когда Ада направилась к двери, то моментально поняла, где оказалась – снимки со спутника, показанные ей в свое время Вескером, всплыли в памяти в один миг. Если ей удастся подключить электричество, то фуникулер отвезет ее к большим воротам, к выходу из села, которые в свою очередь приведут Аду прямо к замку семейства Салазар. От своего начальника она узнала о восьмом смотрителе замка, и если верить его отзыву, тот был мерзким, отвратительным человеком. Ада никогда не встречала его, о чем совершенно не жалела. Она пришла за образцом Плага, и чем меньше встретит людей, с которыми ей придется иметь дело, тем лучше. Ада желала лишь поскорее убраться отсюда.

Зайдя внутрь пустующей будки, девушка обратила внимание на сиденья – беспорядочно разбросанные повсюду стулья. Несколько шкафчиков некрупных габаритов отклонились от стены и валялись на полу с рассыпанным содержимым. Разбитое стеклянное окно протянулось по всему периметру диспетчерской. Наверняка некогда здесь разгорелась ожесточенная борьба. Но к несравненной радости Ады панель управления казалась пока еще целой и невредимой. Она занимала почти всю стену, протянувшись до самой двери, и на ней было полно кнопок, переключателей и рычагов. По центру панели выделялись две большие круглые кнопки, намного больше всех остальных – одна красная, а вторая зеленая. Ада лишь усмехнулась очевидной простоте управления. Она готова была биться об заклад, что в случае нажатия зеленой кнопки, фуникулер начнет движение. Чтобы убедиться в своем предположении, девушка надавила на кнопку пальцем и подержала ее нажатой несколько секунд. Вскоре ее слух уловил шум возвращавшихся к жизни машин, догадка Ады оказалась верной. Механизмы и валы принялись двигаться и вращаться, оживленно зажужжал генератор, а минутой позже медленно начали свое движение транспортные кабинки. Девушка вышла из будки и направилась к месту посадки, наблюдая за разворотом следующей кабинки в направлении деревенских ворот. Ада запрыгнула внутрь своего транспорта, подвешенного в воздухе при помощи толстого, надежного металлического троса, и в следующий миг уже ничего не осталось между ней и смертельной пропастью внизу, кроме металла кабинки, спокойно скользящей над бездной.

Теперь она отправится в обратный путь, вернется назад в то грязное село с неприветливыми жителями и найдет Луиса. Оставалось только надеяться, что он уже раздобыл образец. Вообще Аде необходимо заполучить несколько образцов, и она знала, что большинство сможет найти в исследовательском комплексе острова. Однако она хотела раздобыть главный образец для агентства «S». Он никоим образом он не должен попасть в грязные лапы Вескера, невзирая на то, ставил ли тот своей целью восстановление Корпорации или нет. Альберт ошибочно полагал, что Ада Вонг полностью предана ему. Хотя она и являлась приспособленкой почти во всех случаях, но также понимала, что для получения этого образца ей придется приложить немалые усилия, дабы убедиться, что каждое событие произойдет точно в нужное время и нужном месте. Важнейшим ключом ко всему этому оставался именно Луис. Кабинка продолжала свое плавное движение, ветер трепал прямые черные волосы девушки. Ада в это время погрузилась в тяжелые размышления.

«Из всех людей, которые вовлечены в происходящее, Луис Сера имеет гораздо меньше связей, чем кто-либо иной. Он не работает ни на одну организацию, преследуя лишь свои собственные интересы. Именно я убедила Организацию в его важности. Я сделала это, потому что он пришелся мне по душе. Сера полон той жажды исследования, которая когда-то была и у меня.

Благодаря счастливому стечению обстоятельств, я случайно перехватила его электронное послание с просьбой о помощи. Кажется, он не доверяет полиции, и потому отправил электронное письмо своему старому другу в колледж. Наверное, он думал, что его друг все еще жив. Как бы то ни было, заблуждение Луиса помогло мне найти его. Как оказалось, при исследовании Лас Плагас он решил провести свое собственное расследование деятельности культа. Без сомнений Луис блестящий ученый. Он получил множество информации и все собрал воедино. Наверное, именно поэтому Саддлер нанял его... К сожалению, Луис везде совал свой нос и пробудил его подозрения.

Когда я сказала Луису, кто я на самом деле, он практически умолял забрать его в тюрьму. Он нуждался в защите. Его больше не интересуют ни Лас Плагас, ни дурацкий культ. Он хочет выйти из игры и снова зажить тихо и спокойно. Я приказала ему принести мне главный экземпляр Плага в качестве образца… и доказательства. Похоже, он один из немногих, кому Саддлер по-настоящему доверяет... Найти и заполучить образец будет трудно. Сомневаюсь, что культ доброжелательно отнесется к его бегству. Мне придется приложить все свои усилия, если я хочу, чтобы все прошло гладко...»

Фуникулер доставил девушку на противоположный край пропасти, прервав ее размышления. Ада с легкостью выпрыгнула из кабинки и спустилась по ступенькам, которые привели ее на грунтовую дорожку. Она осмотрелась по сторонам и увидела ворота, ведущие из деревни к замку семейства Салазар. Дорога впереди выводила к мосту, за которым возвышались красные двойные двери. Еще одна тропинка вела к небольшому каменному зданию, ступеньки которого примыкали к маленькому наблюдательному посту. Вариант продолжения своего пути Ада выбрала наугад. Она решила пройти через двойные красные двери, надеясь таким образом сократить дорогу. Дернув за ручку, она ощутила сопротивление. Что-то держало их с той стороны. Со вздохом выхватив пистолет, девушка несколько раз выстрелила в замок. Свинцовые пули рвали старую деревянную дверь в щепки. Когда оружие замолчало и остановилось на затворной задвижке, Ада резко развернулась на одной ноге и со всего размаху пнула по двери. Древесина вокруг замка окончательно разлетелся в щепки и она распахнулась настежь. Девушка прошла через раскрытые двери и оказалась во дворике, окруженном деревянными постройками. Ей ничего не оставалось, кроме как следовать дороге, и она осторожно продолжала двигаться по тропе, ведущей вправо.

Впереди пролегал узкий путь, с обеих сторон густо усаженный деревьями, а в конце, перед входом в шахту, в жутком беспорядке лежали разбросанные шахтерские вагонетки и поломанные шпалы. Кроме металлической двери, другого хода в заброшенные шахты не было. Ада намеревалась заняться поисками лачуги Луиса, и не знала точно, в какую сторону нужно идти. Как бы то ни было, стоять на месте было бы еще глупее. А так она хоть куда-нибудь да выйдет. Открыв покрывшуюся пылью металлическую дверь, она зашла внутрь и попала в какое-то подобие римского колизея. И первое, что она обнаружила – это то, что «заброшенная» шахта вовсе не заброшена. Отовсюду на нее смотрели отблескивающие оранжевым, злым огоньком глаза гонадо. Громко хлопнули двери открывшихся сарайчиков, и оттуда вышли еще двое противников. Ими оказались две женщины-испанки. Одна в грязно-коричневой кофте, другая в синем, но столь же замызганном свитере, на обеих были покрытые дырами длиннополые зеленые юбки. Но странным являлся тот факт, что лица обеих плотно обматывали бинты, и виднелись только болезненно-желтые глаза и растянутые в кровожадных ухмылках губы. В руках каждая из них несла что-то увесистое – старые, но, видимо, в полном рабочем состоянии бензопилы. Синхронно подняв свое грозное оружие в воздух, крестьянки разом дернули за шнуры. Взревели бензиновые движки, противно завизжали цепные пилы. Суетливые гонадо, толпившиеся по краям котлована, расслабились и с интересом приготовились наблюдать предстоящий занимательный бой.

«Им мешочков с попкорном только не хватает… »

Сестры занесли бензопилы над головой и с воинственным криком побежали к девушке под аккомпанемент гиканья гонадо-зрителей. Хитрая усмешка скользнула по губам Ады, которая с пренебрежением отнеслась к грозящей ей очевидной опасности. Некогда Тиран, один из чудовищных монстров «Амбреллы», испугал ее гораздо сильнее. Две обезумевших женщины – ничто по сравнению с ним.

– Попробуйте меня поймать, если сможете, – улыбнулась Ада, сняв свой Глок с предохранителя.

Первая из сестер с силой опустила свою пилу на девушку, но та просто отскочила в сторону, и пила с жужжанием вгрызлась в землю. Вонг направила ствол оружия на сутулую спину противницы и начала беспрестанно спускать курок. Пули вылетали одна за другой и, пробивая бинты, вгрызались в плоть разбрызгивая кровь. Слева раздался грозный крик, и Ада, вовремя пригнувшись, благополучно уклонилась от лезвия второй бензопилы. Оно просвистело в воздухе и впилось в шею первой сестре. Ада подняла ногу и с размаху нанесла мощный удар по запоздавшей с атакой противнице, которая, закричав от боли, упала на спину. «Леди в красном» склонилась над ней и, прижав ее шею каблуком, приставила пистолет к глазнице. Раздался выстрел, а следом наступила тишина: бензопилы замолкли, гул гонадо стих. Все в изумлении и благоговейном ужасе взирали на девушку, в одиночку одолевшую безумных сестер Белла.

– Ну? – Ада зарядила новый магазин. – Кто следующий?..

***

– Леон. Боюсь, у меня плохие новости, – начала Ханниган, лицо которой не выражало ничего, кроме разочарования.

Произошло нечто ужасное, а Леон не хотел, чтобы это случилось. По крайней мере, не сейчас, когда он оказался так близок к завершению миссии.

– Только не это, – с досадой промямлил агент.

– Ладно, все равно вам надо знать, – произнесла связная и после глубоко вздоха продолжила. – Мы потеряли связь с вертолетом. По данным нашей разведки, он сбит, но мы не знаем кем именно.

– Просто блеск, великолепно, – с издевательским сарказмом отозвался агент.

– Мы вышлем за вами другой вертолет. Продолжайте движение к эвакуационной точке, – приказала связная.

– Понял, – грустно ответил Леон. – Конец связи.

Положив рацию в кобуру, американский агент разочарованно покачал головой.

– Вертолеты будут? – с интересом спросила Эшли.

– Нет, – отрешенно ответил Леон.

– Танки? – продолжала допытываться девушка.

– Была одна легковушка, – вспомнил Леон самое начало дня. – Разнесли к чертям.

– А армия? – уже не с интересом, а с некоторой надеждой спросила Эшли.

– ДА! – не выдержал глупых расспросов Леон. – Один человек. Прямо здесь и сейчас перед тобой.

– Не смешно, – обиделась девушка и тут же смолкла.

Они шагали по широкому деревянному мосту. Дождь уже перестал моросить, но небо все равно не виднелось за хмурыми тучами. Вдалеке в тумане виднелся какой-то небольшой домик. Слух американцев внезапно прорезал оглушительный треск. Леон рывком отправил Эшли себе за спину и, развернувшись назад, вскинул пистолет.

– М-мать... Сколько же вас?!

Из выломанных дверей фермы шествовали крестьяне. Целые толпы жаждущих крови нелюдей. Их искаженные ненавистью лица казались еще мрачнее в неровном, но контрастном свете факелов. У каждого в руках были если не острые вилы, то увесистый топор или ржавый нож. Обозленные испанцы друг за другом выходили из ворот и равномерно распределялись по местности, не сводя с американцев глаз.

– Что же нам теперь делать? – спросила Эшли, на цыпочках выглядывая из-за плеча Леона.

– Мне неприятно это осознавать, но нас окружают.

– То есть?

– БЕГИ!

Леон подтолкнул Эшли и, двумя руками схватившись за ручку пистолета, надавил на спусковой крючок. Прозвучал выстрел и один из испанцев упал, но остальные не обратили на это ровным счетом никакого внимания. Их даже не стало меньше. Казалось, им нет ни конца, ни края. В очередной раз убедившись, что запугать этих «леммингов» – дело бессмысленное, Леон без промедленья последовал за Эшли. Девушка уже успела перебежать мост и почему-то остановилась.

– Что стоишь? Беги! – крикнул запыхавшийся агент, знаком указывая за собой.

И сам же остановился в следующий момент. Со стороны поля на них тоже шли толпы крестьян, зажав американцев в кольцо.

– Черт, – хмуро выругался Леон, подняв пистолет и отойдя назад к Эшли. – Уроды...

Их окружила казавшаяся бесконечной разъяренная толпа.

«Может, меня они и убьют, но Эшли они точно не должны тронуть».

– Что с нами будет? – испуганно спросила та, вжавшись в широкую спину Леона.

– Все будет хорошо, – с улыбкой ответил Леон и, крепче сжав свой USP, шепотом добавил, – надеюсь...

Леон прицелился в одного из множества противников и спустил курок. Потом моментально перевел прицел на другого и выстрелил снова. Хоть с каждым выстрелом с простреленной головой падал все новый и новый противник, картина не менялась. У американцев как не было ни единого шанса на спасение, так и не появилось.

– Сволочи, – выругался Леон, отстреляв предпоследний магазин и, зарядив последний, спустил ствольную коробку с затворной задвижки. Он вошел в раж и не собирался останавливаться, пока его не вырубят или он не погибнет. – Давайте! Покажите, на что способны.

– Леон, – дернула за руку агента Эшли, и очередная пуля попала в лужу, подняв облако брызг.

– Чего? – раздраженно спросил Кеннеди.

– Там, – она указала на стоящий неподалеку холм.

Леон посмотрел туда и сквозь туман увидел едва заметные очертания дома.

– Быстрее туда! – поторопил он и себя и президентскую дочь, еще раз наугад выпустил несколько пуль в толпу, а после этого ринулся вслед за девушкой.

Они со всех ног побежали к хижинке. По пути Эшли, которая совсем не смотрела себе под ноги, поскользнулась на луже, но Леон, вовремя подхватив ее, схватил за руку и больше уже не отпускал.

– Гадство! – выругался Кеннеди, увидев, что селяне уже направились к домику, в котором он видел единственный возможный путь к спасению. Фортуна упорно продолжала отворачиваться от них. – БЫСТРЕЕ!

До дома оставалось всего несколько метров, а возле него уже толпилось с дюжину гонадо. Леон на бегу поднял пистолет и стрелял только в тех, что караулили входные двери. Громовые выстрелы тонули в криках и предсмертных воплях крестьян, которые хватались за простреленные конечности. Кто-то кинул в агента топор и тот на миллиметр разминулся с его русой макушкой. Леон прыгнул и в полете пнул незадачливого испанца по челюсти. Послышался хруст ломающейся кости, и враг отлетел к стене, сбив собой деревянную перегородку. Агент тотчас же встал на ноги и быстро высадил остаток обоймы в остальных гонадо.

– Быстрее! – во всю глотку крикнул Леон Эшли, ударив кого-то локтем по шее.

Девушка сломя голову заскочила внутрь, а Кеннеди, обеспечивая прикрытие, со всего размаху залепил одному из безоружных испанцев по носу, забежал следом и захлопнул за собой дверь. В тот же момент с той стороны в дверь воткнулись брошенные кем-то из противников вилы, и их острые концы показались из-за рассохшегося дерева.

– Засов! – прохрипел Леон Эшли, у которого от воплей не выдерживали связки. Он старался как можно крепче сдерживать дверь. – Где этот чертов засов?!

– Леон! – прозвучал знакомый мужской голос с испанским акцентом. Агент развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть летящий по воздуху к нему деревянный брусок – дверной запор, то, что он искал. Леон запер дверь и вместе с Эшли повернулся, чтобы увидеть, кто кроме них находился в лачуге. Этот человек стоял на ступенях лестницы.

– Луис! – с непередаваемой радостью в голосе поприветствовал испанца Леон.

– О, Боже! – с наигранным пафосом воскликнул тот. – Как же тесен этот бренный мир! Не так ли? – с улыбкой на лице заметил новый знакомый Леона, приветливо протягивая ему руку.

Тот еще не успел отойти от недавней встречи и просто устало пожал руку, стараясь отдышаться.

– А это... – начал Луис, указав за спину на стоящую в углу комнату Эшли, – с тобой?

Леон вытер проступивший на лбу пот и утвердительно кивнул.

Испанец сосредоточил свое внимание на молодой привлекательной девушке, которая была как раз в его вкусе. Луис осмотрел ее раздевающим взглядом, задержавшись на выступающей под свитером груди. От внимания Эшли не ушло, что мужчина буквально пожирает ее глазами.

– Ого, я вижу, президент оснастил свою дочь даже баллистическими ракетами, – наконец, весело рассмеялся Луис.

Девушка бросила на нахального испанца неприязненный взгляд, придя в возмущение из-за сальных намеков.

– Грубиян! И вообще, нет никакой связи между моей фигурой и положением! Кто ты такой?

Луис с широкой улыбкой развел руки в стороны и нагнулся в издевательском поклоне.

– Ой-ой! Извините, Ваше Высочество! А не желает ли юная леди представиться сама, перед тем как спрашивать чье-то имя?

Эшли окинула его презрительным взглядом, держа руки на бедрах.

– Юную леди зовут Эшли Грэхем, я дочь президента.

Луис перевел взор глаз, в которых мелькнуло опасение, на американского агента.

– А она... ну, ты знаешь…

– Не переживай, – спокойно ответил агент. Он тем временем уже отдышался и параллельно успел набить остатки патронов в магазины. – Она в порядке.

Луис безразлично пожал плечами и зашагал вокруг комнаты.

– А... Все равно при превращении в одного из них, проявляется один очевидный симптом.

– Луис, – быстро сменил Леон тему, передергивая затвор пистолета и снимая его с предохранителя, – ты в курсе, что к нам ломятся?

Вся радость в комнате мгновенно улетучилась, уступив место гнетущей напряженности.

– Ее, – серьезным тоном произнес Луис, показывая на Эшли, – на второй этаж. А ты со мной.

Эшли кивнула и, не проронив ни слова, спешно поднялась по лестнице. Луис и Леон подошли к стоявшему неподалеку шкафу. Испанец цокнул языком и резким движением раскрыл его створки.

– Ничего себе! – удивился Леон, рассматривая развалившиеся на полках коробки с патронами. – Откуда столько?

Среди маленьких чучел, манков и всякого рода патронташей на каждой полке лежало по несколько пачек патронов самых разных калибров. Винтовочные, пистолетные, патроны к дробовику и даже несколько кулей с порохом самых разных видов. Луис извлек из-за пояса свой Маузер и, достав с полки пачку патронов калибра 7,62, с некой гордостью ответил:

– Дедово наследие. Ох, и заядлым же он был охотником, и меня стрелять научил.

– Что-то ты не особо воевать рвался, когда я тебя освободил, – съязвил Леон, заряжая дробовик свежими картриджами.

– Умник... – обиженно парировал Луис.

Треснуло выбитое стекло, и Луис, вытянув вбок руку, высадил туда весь свой магазин. Гонадо с застывшей на лице гримасой боли и простреленным в решето телом простонал и упал обратно. Оба мужчины прильнули к окнам, полные решимости устлать землю свинцом и кровью. Подкинув дробовик в одной руке, Леон поймал на себе взгляд Луиса, в зрачках которого поблескивали искорки азарта.

– Ну? Начнем игру?

А дрожащая от страха Эшли, подобрав ноги, сидела наверху на грязной кровати и слышала только постоянные выстрелы да предсмертные крики. Спертый воздух комнаты вскоре буквально пропитался характерным резким запахом пороха и крови...

***

Биторес Мендез с отвращением смотрел на окоченевшие тела двоих мужчин, распластавшихся в лужах собственной крови на сырой земле, и размышлял над своими дальнейшими действиями. Оба гонадо, которым он приказал убить ту женщину, валялись мертвыми у его ног, а она сбежала. Испустив свирепый, животный рык, староста со всей своей невероятной силой нанес удар ногой по одному из трупов. Тело пролетело вдоль всего помещения святилища и ударилось о стену. Раздался хруст сломанных костей.

«Я сам убью ее!»

Мендез ни разу не осмеливался подвергать сомнениям поручения лорда Саддлера, зная, что каждое решение лорда правильно, и все его намерения сводились к тому, чтобы приблизить наступление светлого будущего. Однако он никак не мог взять в толк, почему лорд приказал оставлять американского агента в живых. Девчонка являлась ключом ко всему плану, но почему он не захотел избавиться от американца? Мендез почти не сомневался в том, что агент и Луис объединились. Бывший исследователь также входил в планы Саддлера, однако относился к целям лорда, мягко говоря, не слишком положительно. Когда он узнал о яйце, то был шокирован, но это не стало для него большой неожиданностью. Еще один из основных вопросов, которые не переставали терзать ум старосты, это наличие третьей стороны, которая, казалось, тоже имела отношение к происходящим событиям. Проводило ли правительство Соединенных Штатов секретную операцию? Есть ли кто-то, сливающий всю информацию, внутри самого культа Лос Иллюминадос? Роль той женщины во всех произошедших событиях все еще оставалась тайной, хотя лорд Саддлер, должно быть, не беспокоился об этом.

Независимо от этого женщина сбежала. Она оказалась более умелой, чем предполагал Мендез. Необычная женщина. Связывало ли ее что-то с американским агентом и Луисом? Так или иначе, у него не оставалось времени на раздумья о замысловатых комбинациях. Миссия Мендеза заключалась в их поимке.

«Приношу свои извинения, Милорд... но американский агент, кроме всего прочего может воспрепятствовать нашим планам прежде, чем яйцо вылупится. Он проявляет удивительное упорство. Из этого американца выйдет превосходный гонадо... однако именно сейчас он слишком опасен. Я недооценил его способности. Именно поэтому он все еще жив. Я думал, что стоит лишь подождать, пока паразит завладеет им, но за это время он сможет уничтожить всю деревню. Поэтому мы должны избавиться от американца.

На некоторое время нам нужно сменить приоритеты. Мы приостановим охоту на Луиса и устроим засаду на двух американцев. Неподалеку от подъемника есть здание, которое отлично подойдет для выявления предателей. Это прекрасное место для засады. Даже в том случае, если и этот план провалится, им все равно придется столкнуться со мной, чтобы пройти через последние врата, ведущие из села».

Нечто отдаленно походящее на улыбку отразилось на его лице.

«И ворота откроются только под моим личным присмотром».

***

– А ты куда лезешь?! – выкрикнул Луис, вплотную высадив в подкравшегося к нему со спины противника весь остаток магазина.

Леон приставил дуло дробовика кому-то к шее и спустил курок. Прогремел выстрел, и голова несчастного слетела с плеч. Оттуда же мгновенно вылезло нечто уродливое с извивающимися щупальцами.

– Вот везет же! Опять Плага! – не скрывал раздражения в голосе Леон, высаживая в чудище патрон за патроном. – Третий подряд!

Луис зарядил новый магазин и, почти не целясь, снова начал стрелять.

– Прости, не могу помочь! – испанский исследователь отступал шаг за шагом, пока не уперся в спину Леона. – У самого эта тварь мешается, продыху не дает!

Дрожащими то ли от волнения, то ли от спешки руками Кеннеди зарядил очередной картридж, а потом, развернувшись, прицелился в розоватый мозг существа и нажал на спусковой крючок. Плоть взлетела в воздух и волной окатила вновь прибывших сквозь выломанные двери гонадо.

– Не так быстро! – американский агент хорошенько замахнулся и залепил прикладом по виску опасно приблизившегося крестьянина, словно клюшкой по мячику для гольфа. И как мячик для гольфа, тот отлетел в толпу подходящих на помощь товарищей.

– Да когда вы уйметесь? – задал Луис риторический вопрос, опустив одному из жаждавших рукопашной схватки врагов Маузер дубовой рукояткой на темечко. – Не пора ли отсюда сваливать?

– Согласен! – на выдохе сказал Леон, достав из кобуры пистолет и, отстреливаясь с одной руки, попятился к лестнице.

Луис зарядил новый магазин и, беспорядочно стреляя в толпу, попятился вслед за Леоном вверх по лестнице. У первой ступени Сера развернулся, непредусмотрительно подставляя врагам под удар свою спину, и стремглав бросился за американцем. Леон повернулся как раз вовремя, чтобы прикрыть отступление товарища по оружию, и прострелил голову гонадо, который уже поднял вверх топор.

– Премного благодарен, – задыхаясь, отдал должное мастерству агента Луис и тотчас же закричал: – ЛОЖИСЬ!

Испанец с силой толкнул Леона, и они оба кубарем влетели на второй этаж, разминувшись на волосок с летящим топором.

– Едва не... – Кеннеди не закончил фразу, заряжая в дробовик новую партию патронов.

– Леон! – умоляюще завизжала Эшли, забившись в угол кровати под одеяло.

– Простите, леди... – устало произнес Луис, опустив ногу на голову явно не поспевающего вслед за ними гонадо. Зарядив новый магазин в свой Маузер, он, улучив свободную минутку для отдыха, отпустил меткую фразу: – Джентльмены сейчас немного заняты.

Леон встал и начал высаживать в сторону лестницы патрон за патроном, поднимая в воздух облака пороха, пыли и крови. Внезапно надсадно треснуло стекло. Луис в панике обернулся и увидел летящие в него огромные вилы.

– ОКНА! – завопил Луис, шарахаясь от стекол, в которые просунулись острые зубья. Задержись он у них хоть на секунду, и лишился бы жизни.

Кеннеди ошеломленно повернул голову на вопль исследователя и увидел толпы гонадо, лезущих в комнатку через выбитые окна. Теперь безумные крестьяне рассредоточились по всему нижнему этажу строения и предпринимали попытки захвата второго.

Опомнившись, агент без промедленья открыл огонь из дробовика, но сбоку что-то просвистело и крепко схватило его за шею. От неожиданности выронив ружье, Леон обеими руками схватился за душащие его щупальца. Вытащив из кобуры пистолет, он начал лихорадочно спускать курок. Пистолет выпустил последнюю пулю и сухо щелкнул.

«Вот и все...»

Вдруг над Леоном, будто домоклов меч, навис тяжелый топор. Ржавое лезвие скользнуло в воздухе, но тут же прозвучал выстрел и орудие убийства выпало из рук крестьянина с пулевым отверстием во лбу. Луис не преминул вернуть свой долг. Американец, оказавшийся на полу, отчаянно растирал шею, на которой красовались красные пятна.

– Ты это слышишь? – Луис стоял около лестничного пролета и держал дуло пистолета направленным вниз.

– Лично я ничего не слышу, – с трудом сглотнув, нехотя ответствовал Кеннеди.

– В том все и дело… – прошептал испанец.

В наступившей гробовой тишине можно было расслышать, как несколько человек снаружи переговаривались между собой в течение нескольких секунд. Луис, сохраняя предельную бдительность, выглянул в оконный проем и увидел мужчину с факелом, который поднял свободную руку над головой и обратился к остальным крестьянам, окружившим дом: – Vamanos!2

– Vamanos, vamanos! – раздались снаружи утвердительные громкие крики.

Топот шаркающих ног в гостиной постепенно стихал. В конце концов, в опустевшем доме остались только Леон, Луис и Эшли. Сумасшедшие крестьяне ушли, повинуясь некому зову.

– Это определенно было круто, но я не настолько молод для подобного экстрима, – самонадеянно заявил Луис, к которому вновь вернулось присутствие духа и чувство юмора.

– Как будто мне двадцать лет, – отпарировал Леон и тотчас же спохватился. – Где Эшли?!

– Я здесь, – раздался приглушенный девичий голосок из кровати.

Краешек одеяла отодвинулся, и оттуда выглянули два насмерть перепуганных глаза.

– Струсили! – горделиво сказал Луис, смотря в окно. – Они уходят, побоялись нас с Леоном!

– А если честно? – спросил американец, остановившись возле него и смотря на уходящих по мосту крестьян.

– Сам без понятия. Может, так все и планировалось? Запугать нас до полусмерти. Тогда они явно переусердствовали.

Вдруг землю и воздух сотрясла сильная дрожь, а от мощного оглушительного грохота у всей тройки заложило уши. То, что осталось от моста, взлетело в воздух и градом обрушилось в пропасть под ним. Пункт переправы взорвали, отрезав американцам путь к отступлению. Вслед за этим раздалась одобрительные крики, а потом все окончательно стихло. Пути назад больше не существовало, даже если бы они очень захотели вернуться, то не смогли бы.

– Что теперь будем делать? – спросил Луис, положив руку Леону на плечо.

– Они взорвали мост... – Кеннеди, как зачарованный, смотрел на горящие обломки.

– А? Ну так спасибо, а то я что-то не заметил! – съехидничал испанец и неторопливо спустился вниз по лестнице.

В воздухе витал запах свинца, пороха и крови. В хижину Луиса вернулись спокойствие и тишина. Повсюду валялись тела и куски тел, стреляные гильзы, прошедшие навылет патроны, щепки, опилки и крупные куски стекол. Оба покрытые потом, уставшие как загнанные псы и измотанные донельзя мужчины сели на перевернувшийся и наполовину развалившийся шкаф, из-под которого торчала чья-то рука. Раздался слабый, едва слышный стон. Леон с отсутствующим взглядом посмотрел вниз на дергающуюся руку. Вскоре стон перешел в хрип и совсем прервался.

Эшли, огибая трупы и стараясь сдержать рвотные позывы, спустилась по лестнице.

– Леон, – умоляюще протянула она, – пойдем отсюда!

– Конечно, – без особого чувства сказал Леон. – Сейчас мы пойдем отсюда, сядем на вертолет, а по возвращении я приму теплую ванну.

Луис устало усмехнулся и встал.

– Ну, удачи!

Испанец хрустнул шейными позвонками и, взяв с пола последнюю коробку патронов калибра 7,62, направился к выходу.

– Эй! – окликнул исследователя Кеннеди. – Куда ты?

– Прости, – не поворачиваясь, в дверях сказал Луис, – меня ждут великие дела.

– Луис! – Леон вскочил и побежал вдогонку, но испанца и след простыл.

– Куда он направился? Куда мы теперь… – спросила Эшли, выйдя из затхлого домика на свежий воздух.

Леон поежился от холода и чихнул.

– Луис пошел за приключениями, а мы уходим отсюда. Прямо сейчас и немедленно!

***

Если Луис чему-то и радовался в этот день, так это тому, что знал о секретном обходном пути. Он не мог позволить гонадо схватить себя прямо сейчас. Луис обязался найти вакцину и передать образец Плага той красотке.

Своеобразный интерес представлял момент, связанный с выходом из деревни. Для того чтобы покинуть село, требовался специальный ключ, который имели при себе лишь четверо: Саддлер, смотритель замка Салазар, староста деревни и сам Луис. А прежде чем покинуть деревню, нужно еще пройти через замок Салазара к причалу. Уже оттуда он мог доплыть до острова с исследовательским комплексом. Однако у Мендеза все равно оставался главный ключ. Если Луис вдруг потеряет свой ключ, то он серьезно влипнет. Он хранил его в ящике за лачугой, за что сейчас и хвалил себя. Уходя, Луис решил оставить выход из деревни открытым для американцев, ведь у них не было нужного ключа.

Когда Луис открывал секретную дверь, ведущую в лагерь, его терзали нежелательные мысли. Как поступит женщина, когда заполучит образец? Пристрелит его на месте? По своему личному жизненному опыту Луис знал, что людям доверять нельзя, а женщинам – тем более. Возможно, это исключение из правил, хотя кто знает? Как бы то ни было, он чувствовал, что передачей образца его миссия не закончится. Луис осознавал свою обязанность оказать помощь двум американцам. Ему просто было их жалко. В конце концов это Леон освободил тогда его из шкафа, и он чувствовал себя ответственным за то, что случилось с родной деревней и людьми в результате его исследований. Луис страстно желал искупить свои грехи любым возможным образом. Он решил не отдавать образец Плага до тех пор, пока не достигнет своей цели. Как только Луис обнаружит, где хранится вакцина, то немедленно сообщит об этом Вескеру, который и поручил этой женщине найти исследователя. Луису же оставалось надеяться лишь на то, что найдет Леона и успеет отдать ему вакцину, пока Плага окончательно и бесповоротно не поглотит агента и девчонка. Вот так все и получится. Его миссия на этом закончится. Но он не мог остановиться, пока, как минимум, не поможет любым возможным образом прекратить весь этот беспорядок.

– Эх, а сигареток, как назло, ни у кого нет!

Луис Сера нашел Аду сидящей на лестнице, возвышавшейся над окровавленными телами, словно кошка над отжившими свой век мышками-игрушками. На дне ямы лежали трупы и разнообразное холодное оружие, которого хватило бы на пару частных коллекций. Ножи самых разнообразных размеров, топоры, серпы, вилы, лопаты и даже пара бензопил. Девушка взглянула на Луиса, растянув губы в томной ухмылке.

– Эй, señorita! – приветствовал «леди в красном» Луис, стараясь своим недюжинным обаянием завоевать ее доверие. – Огоньку не найдется? Мне бы сейчас курнуть...

Отбросив прядь черных как смоль волос с лица, та спрыгнула с лестницы и грациозно приземлилась на землю, ни на секунду не сводя с него своих темно-карих глаз.

– Где образец?

– Черт! Ну, зачем же сразу к делу? – поймав на себе недовольный взгляд, он поспешно добавил. – Хорошо, обойдемся без прелюдий.

Это ее не то чтобы особо впечатлило.

– Это… – продолжил Луис, тщательно продумывая отговорку и стараясь при этом поддерживать свой учтивый тон. – Я как раз шел за ним. Он снова в замке. Терпение, señorita. Терпение и понимание! Love and Peace, baby!

– Если хочешь меня позабавить, – саркастически бросила она в ответ, скрестив руки на груди, – то поспеши за образцом. Время не резиновое, а мое терпение тем более. Давай, поторапливайся.

– Как вы скажете, моя леди! – счастливо отозвался Луис, чувствуя облегчение оттого, что она поверила его словам.

Он вдохнул сводящий с ума аромат ее восхитительных духов и обернулся спиной к собеседнице. Приостановившись на пару секунд, за которые в голове ученого пронеслись несколько сальных мыслей, он молча двинулся дальше. Перед тем как перешагнуть через порог металлической двери, Луис обернулся и поймал на себе ее внимательный пристальный взгляд, но ни одна скула на ее лице не дрогнула. Тогда Сера решился задать таинственной женщине вопрос, который уже давно вертелся у него на языке.

– Так на чьей ты стороне? На кого работаешь?

Вздохнув, «леди в красном» задумчиво посмотрела вдаль.

– Есть вещи, о которых тебе лучше не знать. И эта – как раз одна из них.

Луис тяжко вздохнул

– Отлично. Намек понял. Мне все равно кто ты, если поможешь избавиться от старикана и его двинутых камрадов.

Не проронив ни слова, он отвернулся и вышел в дверь, с силой захлопнув ее за собой.

– С-сука... – недовольно протянул Луис.

– Я все слышала, – раздался из-за двери серьезный голос...

***

Леон собрал раскиданные по всей комнате патроны и забил ими все магазины, а излишек рассовал по карманам. Забив в дробовик все восемь патронов, он засунул остаток в патронташ. Эшли терпеливо ждала его на улице, не решаясь возвращаться в заваленный трупами дом.

– Ну, я готов, – вымолвил Кеннеди, выйдя наружу.

Он и Эшли пошли в единственно доступную сторону, и вскоре оказались на развилке у больших деревянных ворот. Одни вели влево, другие – направо.

– Ты же правша? – как бы невзначай поинтересовался Леон у девушки.

– Да.

– Я тоже, тогда пойдем направо, – Леон уперся плечом в дверь и начал толкать тугие ворота.

– Сухое у тебя чувство юмора. Неужели у папы все люди такие?

– У меня все шутки или матерные или мокрые, – сквозь плотно сжатые от напряжения губы ответил Леон и, крякнув, открыл дверь на тугих петлях. – Ну, пошли.

Ворота вывели их в каньон, по обе стороны которого высились высокие гряды. Сверху переплетались рельсы и старые вагонетки, подпираемые снизу хрупкими деревянными балками. Путь освещали редкие факелы. Как ни странно, тут было тихо. Абсолютно тихо. Ни криков злобных гонадо, ни визга бензопил, ни потрескивания горящих шашек. Только свист ветра да частое дыхание перепуганной девчонки. Леон вместе с Эшли дошел до конца каньона и вышел к двери.

– Закрыта... – задумчиво прошептал американский агент, осматривая замок на двери. – Эшли, отойди назад, я отстрелю замок.

Леон подождал, пока девушка отойдет на безопасное расстояние, и, выбрав верный угол, прицелился.

БУМ!

Пуля срикошетила от замка с металлическим лязгом.

БУУУМММ!!!

От громкого стука явно содрогнулась земля. Леон услышал грохот, но четко помнил, что на спусковой крючок не нажимал. Звук издавало нечто другое. Оно стояло позади них и накрыло Леона с Эшли одной большой тенью. Агент медленно обернулся и увидел возвышавшегося перед ними уродливого гиганта, которого могло породить лишь чье-то больное сознание. Притом сделало это с явным усердием. Гуманоид пяти-шести метров высотой с бледной морщинистой кожей, на которой проступали набухшие ветви вен и артерий, его ненормально длинные мускулистые руки, больше напоминавшие древесные стволы, упирались в стены узкого каньона. Тварь широко разинула рот и испустила животный гортанный рев, открыв взгляду несколько острых, кривых зубов и выплюнув обильное количество слюны. Местные жители называли его Эль Гиганте и неспроста. Эшли завизжала от страха, а Леон лихорадочно продумывал всевозможные способы побега.

«Удачный» оказался выбор...»

1. – Morir es vivir, morir es vivir. – Умирать значит жить, умирать значит жить.

2. – Vamanos. – Уходим.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]