Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Resident Evil 4 - книга.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
02.11.2018
Размер:
1.8 Mб
Скачать
  1. - Hasta la vista, - Аста ла виста.

Глава 9: Восьмой смотритель замка

Я получил подтверждение о том, что Сера находится в замке. То, что он вернулся, несмотря на свое недавнее бегство, заставляет задуматься о его мотивах..., но мы должны воспользоваться моментом и схватить предателя. Когда мы поймаем Серу, нужно будет отыскать обоих американцев. Кажется, когда он украл наш «образец», то прихватил с собой и вакцину. Она нам не нужна, но мы должны вернуть «образец» во что бы то ни стало. Я чувствую, что есть кто-то еще, возможно даже целая группа людей, которая пытается нам помешать. Если «образец» попадет в чужие руки, мир, о котором мы мечтаем, никогда не будет существовать. Мы должны остановить Серу как можно скорее.

***

Луис Сера вновь стоял в большом зале – парадном входе в замок. Сердце бешено колотилось в груди, не давая дыханию войти в нормальный ритм. Луис остановился посреди большого зала и на пару минут прислонился к колонне, стараясь унять охватившую его тревогу. Он только что едва избежал столкновения с группой Новистадоров – крупных тварей, напоминавших крылатых насекомых. Луис преодолел сеть канализации примерно за двадцать минут, страх заставлял его бежать все это время без передышки. Кроме того, Сера не забывал, что юный Салазар мог находиться где угодно в замке, а значит, и оба его Вердуго. Луис прекрасно знал, что они из себя представляют, ведь именно он помогал в создании этих монстров и ни при каких обстоятельствах не желал, чтобы его пути пересеклись с этими существами в дальнейшем. Уродливые и противоестественные твари являлись всего лишь составной частью другого проекта Саддлера по выведению тварей с помощью Лас Плагас. Однако о Новистадорах исследователь почти ничего не знал: вероятно, совсем недавно к их созданию приложил руку сам глава культа. Луис имел представление о планах Саддлера относительно дальнейших экспериментов с использованием беспомощных крестьян и Плагас, в том числе – о создании нескольких различных видов существ, названных Новистадорами. Однако, он даже не предполагал, что лорд все же осмелится на дальнейшие эксперименты, которые настолько изуродуют его собственных людей. В результате, возникли такие страшные генетические мутации ДНК человека и ДНК Плага, которые, в конечном счете, и привели к возникновению тех монстров, с которыми Сера совсем недавно столкнулся в канализации под замком.

– Ай-яй-яй,– вслух бормотал Луис, освежая в своей памяти события давно прошедших дней.

То, в чем ученый удостоверился во время своего бегства от Новистадоров, если, конечно же, он верно помнил ход исследований и гипотезы – это в существовании трех различных вариаций этих мутантов. Все существа, само собой разумеется, обладали превосходными физическими данными и были весьма проворны, чему содействовала рекомбинация двух отличных друг от друга цепочек ДНК. Саддлер показал себя блестящим ученым, так же как и сумасшедшим маньяком, когда выявил лучшую комбинацию аллельных пар правильного хромосомного уровня, чтобы создать крупное крылатое существо, довольно ловкое, сильное и способное быстро летать. Одна такая мутация даже позволила недавно созданным существам плеваться ядовитой, клейкой кислотной субстанцией для нападения или защиты. Это вещество могло мгновенно растворить человеческую кожу и жертва, лишь при огромном везении, могла отделаться лишь тяжелым ожогом. Другой вид Новистадоров при дальнейшей мутации мог научиться маскироваться - с легкостью сливаться с окружающим, как хамелеон, что делало тварей еще опаснее. Последствиями любой из этих мутаций было очень сильное ухудшение зрения существа, правда, в то же время крайне обострялся слух. Твари могли общаться друг с другом, используя различные частоты так же, как это делали насекомые.

Невзирая ни на что, Луис избежал столкновения с ними и снова завладел вакциной. Все, что ему теперь оставалось – это найти Леона и Эшли, отдать им медикаменты и поведать о том, как выбраться отсюда. А потом он отнесет образец той леди и сможет, наконец, заняться своим побегом. Он выберется из этого кошмара и начнет новую жизнь, забыв об этом поселении и хаосе, начнет все заново с чистого листа. Возможно, найдет себе женщину и осядет где-нибудь, кто знает? Луис уже соскучился по компании прекрасных женщин, аромату их духов, ухаживаниям, и конечно же по сексу. Все прелести жизни были глубоко сокрыты в прелестной дамочке, к которой он безрезультатно пытался найти подход. Но, скорее всего, относительно леди в красном у него не было никаких шансов.

Почувствовав, что тело уже достаточно расслабилось, Луис решил через пару минут продолжить свой путь. Он предполагал, что Леон и Эшли к этому времени уже покинули село. Несомненно, американцы, не отставая, следовали за ним все время после того, как он покинул лачугу. Луис даже оставил выход открытым для них, если конечно кто-то не закрыл его, после того как он убрался оттуда. И теперь исследователь, забыв обо всем, наслаждался несколькими минутами спокойствия в парадном зале. Кто-то вскоре просто обязан будет пройти здесь, а Луис не хотел встретиться ни с Саддлером, ни с юным Салазаром. Хотя его мучило непреодолимое желание присесть и как следует отдохнуть, в то же время он знал, что просто обязан двигаться дальше. То, что оба американца были теперь носителями Плаги, вынуждало Луиса действовать быстро, чтобы принести им вакцину до созревания яиц, или если это все же случится, хотя бы прежде чем паразиты вырастут полностью. Если яйца уже созрели, то все, на что будет способна вакцина – это замедлить рост паразитов, а единственным способом вывести их из тела станет вмешательство лазерной радиационной хирургии. А это был очень болезненный процесс, причем имел место существенный шанс, что пациент не сможет перенести операцию до конца. Однако это было лучше, чем полностью попасть под контроль Las Plagas, что означало стать пустоголовой марионеткой Озмунда Саддлера.

«Лучше смерть, чем такая судьба».

***

На втором этаже, в помещении, напоминающем небольшой арсенал, Леон и Эшли сидели за деревянным столом. Вдоль каменной стены протянулись несколько стендов, заполненных двусторонними топорами на длинных рукоятях и копьями, расставленными в каждой нише. Комната была хорошо освещена, хотя Леон и не видел, откуда поступает свет. Вдоль стены стояли знамена с символами культа на древках с разноцветными узорами. Здесь американцы устроили передышку. То, что они покинули село с его безумными жителями, и быстро миновали вход в замок, совершенно не облегчило их и без того сложное положение. В замке они уже успели познакомиться с некоторыми его обитателями – людьми в незамысловатых черных мантиях культа и капюшонах, закрывающих их бледные лица. У некоторых из членов культа на лице была нанесена красная краска, которая, возможно, обозначала их статус. Леону и Эшли повстречались лишь несколько из них, но агент был уверен, что это лишь начало их злоключений. Его терзала мысль, что пока Саддлер жив, все будет становиться лишь только хуже. Леон не делился своими размышлениями с Эшли, чтобы еще больше не взволновать и без того напуганную девушку. Агент не хотел сообщать ей, что они, скорее всего, свернули с пути, ведущего к эвакуационному пункту.

Эшли нуждалась в небольшой передышке, чтобы восстановить дыхание, а в этой обставленной оружием комнате можно было почувствовать себя в безопасности и спокойно отдохнуть пару минут. Леон услышал, как заурчало у нее в животе. Сам он еще не был голоден, но, вытащив из кармана питательный батончик, протянул его девушке.

– Проголодалась? – поинтересовался Леон, разворачивая фольгу.

– Что это? – нерешительно спросила Эшли.

– Энергетический батончик, – ответил Леон. – Придаст немного силы и утолит голод. Пища для выживания. Не очень вкусный, но помогает. Хочешь немного?

Девушка с неохотой согласилась и протянула руку. Выхватив батончик из его руки, она, не мешкая, с волчьим аппетитом накинулась на пищу. Видимо, они не кормили ее или давали мало еды.

– Это отвратительно, – заметила Эшли, откусывая очередной кусок.

Леон усмехнулся.

– Либо это, либо ничего. А тебе понадобятся силы. Что-то подсказывает мне, что нам еще предстоит долгий путь.

Эшли проглотила остатки еды, и они, не произнеся больше не слова, поднялись и направились к единственной двери, ведущей в следующую часть замка.

Открыв дверь, американцы вышли на небольшое открытое пространство, где от дорожки вправо отходило ответвление. Прямой же путь сворачивал влево, его конца не было видно. Леон с Эшли сделали несколько шагов, и увидели, что дорога справа от них ведет к большим двойным дверям. И вдруг к своему удивлению и облегчению, они увидели фигуру Луиса Серы, который спокойной, небрежной походкой шагал к ним, как ни в чем не бывало.

– Луис! – позвал знакомого испанца Леон.

Луис поднял голову и увидел их. Его глаза широко раскрылись, а губы расползлись в улыбке. Эшли буравила испанца взглядом, полным отвращения. Она еще не забыла его недавние похотливые намеки и не простила исследователя за это.

– Эй, Леон! – отозвался он, замахав рукой, и быстрым шагом двинулся в их сторону. – У меня есть кое-что для вас, ребята!

Похлопав себя по карманам, он начал шарить в них, пытаясь что-то найти. Через несколько секунд довольное выражение лица сменилось на разочарованное. Видимо он искал нечто важное.

– Вот черт! – сердито выругался Луис, чувствуя, как в жилах закипает кровь. – Я, наверное, выронил его, когда убегал от тех тварей...

– Выронил что? – полюбопытствовала Эшли.

– Вакцину, которая спасет вас от мучений, – серьезно ответил Луис. – Слушайте, я знаю, что вы, ребята – носители. Вы кашляете кровью, не так ли?

Леон с секунду сохранял молчание, а затем опустил голову.

– Да.

Луис перевел глаза на Эшли.

– А ты?

Она лишь кивнула в ответ.

– Проклятье! – сквозь зубы процедил ученый. – Яйца созрели. У нас осталось мало времени.

Теперь настала очередь Леона прийти в удивление.

– О чем ты?

Или Луис проигнорировал его, или просто не услышал вопроса. Ученый развернулся и направился к двойным дверям, через которых прибыл сюда.

– Мне придется вернуться и отыскать ее.

Эшли догнала и остановила испанца, желая оказаться поближе к спасительной вакцине, пусть даже при этом придется оказаться вдалеке от Леона.

– Можно, я пойду с тобой, – выпалила она с ноткой энтузиазма.

Луис повернулся, и посмотрел Эшли прямо в глаза.

– Нет, ты остаешься здесь с Леоном. Поверь, он лучше меня знает, как вести себя с леди.

С этими словами исследователь отвернулся и зашагал прочь. Эшли тут же затихла, почувствовав легкое разочарование.

Минуло несколько секунд, прежде чем Леон нарушил молчание.

– Почему ты…

– Так будет лучше, – перебил агента Луис. – Давай закроем эту тему.

Леон хотел было догнать и более подробно расспросить удаляющегося ученого, однако, произошедшее слишком сбило его с толку. Не успел агент скинул оцепенение, как тут же запищало его радио. Наверное, Ханниган в очередной раз пыталась выйти на связь.

«И вовремя же она иногда звонит...»

Лицо связной вновь появилось на экране, строгое и серьезное, прямо как при последнем разговоре.

– Леон, где вы сейчас находитесь?

– Мы решили спрятаться в замке, но, похоже, это не было такой уж хорошей идеей.

– В смысле?

– Ну, оказалось, что этот замок также связан с Лос Иллюминадос. Они не принимают слишком много посетителей и поэтому уже оказали мне приятную теплую встречу.

Ханниган нахмурилась.

– Звучит плохо, Леон. У меня есть идея. Мне нужно, чтобы вы…

Внезапно изображение и голос девушки исказились, а по экрану поползли волны помех. Из динамика не доносилось больше ничего, кроме статического шума.

– Что? Повторите Ханниган.

Ответа не последовало. Связь оборвалась.

– Великолепно. Опять мое цыганское везение,- саркастически произнес Леон, пряча радио назад в кобуру.

– Может как-нибудь попытаться? – спросила Эшли.

– Нет, связь отсутствует. Мы попробуем снова немного позже. Наверное, причина этого в слабом сигнале, ведь здесь все окружено толстым камнем и цементом. Ну а пока, давай последуем за Луисом.

К тому времени, как прервалась радиосвязь, Луис уже вернулся в замок. В надежде, что их не заметят, Леон и Эшли пробежали по проходу и остановились у нешироко приоткрытых двойных дверей. Агент извлек пистолет, и они медленно проникли внутрь, стараясь соблюдать максимально возможную тишину.

Американцы оказались в огромном холле, который, скорее всего, и являлся парадным входом в замок. Яркое освещение вестибюля позволяло как следует разглядеть великолепие этого помещения. Прямо впереди за двумя огромными опорными колоннами находилась арка. Сразу же за аркой дюжина ступеней поднималась вверх. У начала лестницы и на ее вершине высились напольные позолоченные канделябры, верхушки которых напоминали большие блюдца, и в них бушевало яркое и высокое пламя. Пол устилала мраморная плитка. Прямо от входа и дальше вверх по ступеням рисунок пола был выполнен в виде ковра-дорожки, и казалось, будто кто-то в самом деле постелил его для торжественной встречи дорогих гостей. Поверхность опорных колонн радовала взгляд приятными цветами, а с их вершин свисали знамена культа. Вдоль стен располагались большие картины и разнообразные предметы декора. Ряд ступенек за аркой привел американцев во вторую часть холла, украшенного не менее богато. Прямо напротив них в конце вестибюля в десятке метров над полом находился балкон, вход на который скрывали голубые занавески, наверняка изготовленные также из дорогой ткани. Справа и слева от балкона свисали все те же знамена с символикой Лос Иллюминадос. Путь, проходящий под балконом, вел к деревянной двери, украшенной узорами, по обе стороны от которой также стояли канделябры с открытым огнем. Справа же от Леона и Эшли находилась металлическая дверь.

«Ух, ты… Я смотрю, кто-то живет здесь припеваючи…»

Парадный холл представлял собой просто-таки шедевр эстетической и архитектурной работы, и Леон даже на мгновение пожалел, что не может здесь задержаться. При иных обстоятельствах, агент получил бы огромное удовольствие, осматривая этот замок. Поглазев по сторонам на местные достопримечательности, они быстро миновали первую часть холла и начали подниматься по ступеням, но вдруг откуда-то спереди над их головами раздалось хихиканье – сухое и писклявое, будто бы его издавал довольно пожилой человек.

«О, мы здесь не одни…»

Они остановились на верхней ступеньке и посмотрели на балкон, откуда, как им показалось, доносился звук. Две высокие фигуры появились из-за занавесей, за ними на балкон последовал мужчина, который в сравнении с сопровождающими выглядел намного ниже своего настоящего роста. Цвет кожи коротышки был ненормально бледным, возможно, ему в самом деле нездоровилось. Принимая во внимание седые волосы на его голове и морщинистую кожу, можно было предположить, что перед ними стоит невысокого роста старик. Его одеяние составлял длинный голубой камзол с золотым шитьем, под которым находились белая рубаха с золотым жилетом. Ноги до колен покрывали коричневые штаны, голени облегали белые гольфы, а обут он был в коричневые ботинки. Голову старика венчала голубая шляпа-треуголка, и вся его внешность в целом напоминала иллюстрацию из учебника истории.

«Как по мне, то смахивает на Наполеона».

Две высокие большие фигуры, которые заняли свои места по обе стороны от невысокого мужчины, были облачены в какие-то символические религиозные одежды. Одеяние особы, стоящей справа, составляла черная мантия с красным узором, а той, что располагалась по левую руку от старика - темно-алая мантия с черным узором. Их лица были скрыты капюшонами, Леон видел лишь две пары ярко красных глаз, которые, казалось, заглядывали ему прямо в душу.

– Я уже и не ожидал, что вы обратите на меня внимание, – произнес коротышка скрипучим голосом с сильным испанским акцентом.

– Кто ты? – непоколебимо спросил Леон.

Мужчина развел руками.

– Me llamo Рамон Салазар, восьмой смотритель этого великолепного архитектурного шедевра. Я имел честь получить удивительную силу от лорда Озмунда Саддлера. Я с нетерпеньем жду, когда же вы присоединитесь к нам, мои собратья.

– Нет уж спасибо, брат, – возразил Леон.

Это все его уже порядком утомило.

– Ну-ну, посмотрите какой у нас здесь храбрец, – поддразнил агента Салазар, перегибаясь через балконные перила, чтобы лучше разглядеть своего собеседника. – Если вам дорого ваши жизни, советую просто сдаться и стать всего лишь… нашими заложниками. Или, лучше, мистер Кеннеди, отдайте нам девчонку, ведь боюсь, что за вас не дадут ни одного пенни.

Салазар, повернувшись к ним спиной, направился к выходу с балкона, бросив на ходу:

– Боюсь, что иначе – вы умрете.

С этими словами коротышка Салазар прошел за занавески, а оба его телохранителя последовали за ним. Секундой позже прямо под балконом из пола начала подниматься сплошная стена, которая через мгновение остановилась, полностью заблокировав дальнейший путь вперед.

«Похоже, этот старикашка хочет, чтобы мы долго обходили вокруг...»

И снова американцы остались в одиночестве. Эшли недоверчиво посмотрела на Леона.

– Я никогда не стану одной из них! Никогда!

– Совершенно с тобой согласен, – подбодрил ее Леон. – Мы найдем вакцину.

«Надеюсь, я прав и это - не пустые слова…»

***

Луис поглядывал на небольшой коричневый пузырек, который держал в левой руке, в правой руке у него была ручка, которой он что-то быстро писал в блокноте. Ученый сидел в конце длинного стола в обеденном зале, где сейчас было пусто и тихо. Наполовину исписанный блокнот он прихватил с собой из своей лачуги и записывал туда в каждый свободный момент неразборчивым почерком все, связанное с Лас Плагас и Лос Иллюминадос. Луис понимал, что время работает против него, знал, что Саддлер и Салазар ищут его, и велика вероятность, что если его поймают, то его ждет лишь смерть. По нахождении Леона, он надеялся передать американцу не только вакцину, но и на всякий случай свой блокнот. Больше всего на свете Сера хотел видеть Саддлера и недоростка Салазара мертвыми и справедливо полагал, что если его найдут и убьют, его исследования и знания об этом кошмаре канут в лету. Его не покидала уверенность, что Салазар знает о его присутствии в замке. Как он мог не заметить, что Луис вошел в замок?

На столе рядом с блокнотом стоял главный образец Плага: белый паразит плавал по кругу в пурпурной жидкости. Маленькое, совершенно крошечного размера существо, но столь важное во всем творившемся кошмаре, оно могло стать новой формой жизни… или смерти. Ученый все еще мысленно клял себя за то, что снова потерял вакцину, когда удирал от Новистадоров. После своей неудачи у входа в замок с двумя американцами, ему опять пришлось вернуться в канализацию, но теперь он передвигался там как можно осторожнее и, действительно, нашел оброненную бутыль возле одной из пустых клеток. Канализация в замке кроме прямого назначения, являлась также и тюрьмой, где в прошлом содержались политические враги и остальные недруги.

Луис помнил эту тюрьму достаточно хорошо – сюда помещали селян, которые отказались присоединиться к Лос Иллюминадос, и использовали их для ужасных экспериментов, которые он проводил вместе с Саддлером. Одни не выжили, другие подверглись страшным мутациям и были утилизированы, хотя часть из них стала существами, которых Саддлер смог контролировать: Новистадоры, Гаррадоры, Регенераторы и самые опасные – Вердуго, которые защищали самого Саддлера. Эти существа представляли большую опасность, чем гонадо. Религиозные фанатики и крестьяне также служили цели, однако те эксперименты шли порознь с реальной целью Саддлера, который грезил о мировом господстве. Существа, которых хотел создать Саддлер, используя Плага и человеческую ДНК, должны были стать частью армии для осуществления его планов. Так предполагал Луис.

Ученый продолжал лихорадочно писать, стараясь водить ручкой по бумаге максимально быстро и при этом разборчиво.

«Есть некоторые паразиты, обладающие способностью управлять своими хозяевами. Это известное явление в биологии, но проблема в том, что мы не знаем, как паразиты это делают. Более подробное изучение этих конкретных паразитов поможет понять, как функционируют Лас Плагас. Возможно, это также прольет свет на изучение жертв Лас Плагас - гонадо. Вот краткий список некоторых паразитов, которые обладают способностью манипулировать действиями своего хозяина:

Ланцетовидная двуустка

Как только личинки этого паразита попадают в пищевод муравья, его поведение разительно меняется. Когда вечером температура воздуха снижается, зараженный муравей залезает на верхушку травинки и крепко ухватывается за лист своим жвалом. Насекомое остается там неподвижным до следующего утра, находясь как раз в таком месте, где его может легко съесть вместе с листом какое-нибудь травоядное животное, например, овца. Можно сделать вывод, что паразит манипулирует поведением промежуточного хозяина, чтобы направить его в тело окончательного хозяина.

Галактосомум

Личинки этого паразита поселяются в мозге таких рыб, как желтохвост и окунь-попугай. Зараженная рыба держится у поверхности воды, пока не будет поймана и съедена морскими птицами. И снова такое специфическое поведение может быть объяснено только лишь желанием паразита попасть в тело морской птицы.

Дигенетический сосальщик

Спороцисты этого паразита развиваются в щупальцах улитки. От этого щупальца раздуваются, приобретают яркую окраску и начинают ритмически сокращаться. Зараженная улитка также забирается на верхушки растений, где становится легко заметной для птиц, поэтому, скорее всего, она будет съедена. Будучи поглощенным птицей, паразит завершает свою метаморфозу во взрослую особь.»

На секунду он прервался и пробежался глазами по написанному. Луис надеялся, что Леон сможет понять, через что он пытался пройти. Исследователь, конечно же, не закончил свое письмо, и, вернувшись за стол, продолжил водить стержнем ручки по бумаге.

Минутой позже слух Луиса уловил скрип открывающейся двери, ведущей в зал. Он не имел возможности видеть ее. По дрожащему дыханию вошедшего и металлическому звону при каждом его шаге, возможно бряцанья цепи, Луис догадался, что это не Леон и не Эшли, а наиболее вероятно, кто-то из тех уродцев в черных рясах, которых отправили на его поимку. Исследователь быстренько схватил со стола образец и спрятал его в карман штанов, туда, где покоилась и бутылка с вакциной. Прихватив блокнот, Луис медленно и тихо направился в другой конец длинного зала, где находился еще один выход. Он должен был подытожить написанное где-нибудь в другом месте, а затем связаться с человеком, который выйдет на контакт с леди в красном. Его шансы на побег казались теперь не такими уж бесперспективными.

***

Потратив около получаса на блуждания по замку, Леон и Эшли набрели на просторную, длинную комнату размером с футбольное поле, если не больше. Все помещение практически представляло собой огромный бассейн, над которым протянулась хитрая система дорожек-мостов, выложенных светлым кафелем и устланных красными ковровыми дорожками. Чтобы добраться от центра комнаты до выхода на другом конце, требовалось повернуть два рычага, которые поднимали из воды несколько секций моста, образуя цельный переход.

Здесь их окружила целая орда религиозных фанатиков – безмозглых марионеток Лос Иллюминадос. Это было самым худшим из всего, что ожидал от врагов Леон, он знал, что у него не хватит патронов и огневой мощи, чтобы перестрелять их всех и решил воспользоваться лишь собственной силой. Большинство противников были совершенно безоружны, у тех же, кто был вооружен холодным оружием, самой предпочитаемой являлась булава на длинной ручке с металлическим шаром на конце цепи, усыпанном острыми шипами. Оружие при удачном нанесении удара могло не только раздробить кости, но и причинить обильное кровотечение, а если обрушить булаву на голову человека, можно было сразу его убить. Леон, выстрелив несколько раз из пистолета в одного из фанатиков, заставил человека выпустить тяжелое оружие из рук и, подобрав его, воспользовался булавой против своих врагов. Эшли, потеряв от страха рассудок, отдалилась от агента, инстинкт самосохранения побуждал ее к бегству. К сожалению, это лишь усугубило положение Леона. Некоторые из людей в капюшонах, переключали внимание на девушку и устремлялись к Эшли, намереваясь перехватить ее. И каждый раз, когда Леон слышал громкие и пронзительные вопли дочери президента, ему приходилось отвлекаться от наседавших противников и бросаясь ей на помощь, атаковать новых.

Так как Эшли не владела оружием и приемами рукопашного боя, польза от нее в стычке с культистами абсолютно отсутствовала. Поэтому Леон, воспользовавшись удачным моментом, подсадил девушку на возвышающуюся надстройку у стены, на которой находился механизм управления подъемом моста. Пока Эшли разбиралась с рычагами, Леон на дорожке внизу отбивался от нападающих на него служителей культа.

– Помогииииииите! – Эшли изо всех сил издала очень высокий, пронзительный крик. Она не сводила взгляда с человека в капюшоне, который поднявшись на надстройку, медленно и неотвратимо приближался к ней. Внизу Леон нанес второму человеку в капюшоне стремительный и мощный удар ногой. Сила удара откинула мужчину назад, и он свалился с дорожки вниз в воду.

«Черт побери, Эшли! Просто спрыгни! Тут же невысоко!»

Хриплый вдох донесся из-за спины агента, предупредив его о появлении нового врага. Леон в мгновение ока обернулся, раскручивая булаву со всей возможной силой. Тяжелый металлический шар обрушился на первого человека с бледным лицом и откинул его на следующего за ним гонадо. Влекомые инерцией, острые шипы со страшной силой без особого труда раздробили кость в районе щеки. Жертва с хриплым стоном рухнула на землю. Кровь хлынула изо рта мужчины, который либо погиб, либо потерял сознание.

– Леееооооооон! – снова пронзительно завизжала Эшли, что уже начинало действовать агенту на нервы.

«Заткнись, дура!» - Едва не сорвалось с губ агента, но вместо этого он выкрикнул:

– Держись, Эшли! Я немного занят!

Агент, в конце концов, запоздало осознал, что в сложившейся ситуации даже хорошо, что девушка находится поодаль от него. Эшли легко могла попасть под удар булавы, которой сейчас изо всех сил орудовал Леон. Паника руководила действиями испуганной девушки, и для нее кроме бегства ничего более не имело значения. Очевидно, она все еще ждала, что Леон придет ей на выручку; Эшли стояла на краю возвышения на высоте немногим более полутора метров и без проблем могла спрыгнуть оттуда самостоятельно.

Леон отвлекся буквально на полсекунды, но этого оказалось достаточным для того, чтобы он пропустил удар ногой по туловищу. При падении на спину агент выронил из рук оружие, и оно с громким бряцаньем упало на пол. Фигура в капюшоне торопливо подобрала оброненную Леоном булаву. Замахнувшись новоприобретенным оружием, фанатик с кровожадным ликованием посмотрел на агента.

«Не сегодня, дружище!»

Леон выхватил пистолет и дважды выстрелил в грудь культиста, который отшатнулся назад роняя булаву. В считанные секунды агент вновь подобрал ее: оказалось, его проворство давало ему нешуточное преимущество. Леон замахнулся тяжелым средневековым оружием и с силой нанес удар последнему человеку в черном одеянии, да так, что воздух с шумом выбило из легких жертвы. Через мгновенье он ударил гонадо ногой в лицо, заставив его попятиться назад. Фанатик оступился, и с плеском свалился с края дорожки в воду.

– Помоги мне, Леон! – опять завопила Эшли, и Леон развернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из фанатиков перекинул девушку через плечо и понес свою добычу к двери в конце надстройки.

«Глупая девчонка…, разве ты не могла просто спрыгнуть оттуда?!»

Леон, заворчав от досады, выпустил из руки средневековое оружие и, выхватив пистолет, прицелился в ноги похитителя. Секундой позже прогремело два выстрела и пули попали в цель, заставив культиста закричать от боли, а Эшли от неожиданности, когда они оба упали на пол. Девушка быстро вскочила и помчалась к краю платформы. В этот раз она осмелилась спрыгнуть вниз и, благополучно приземлившись на ноги, бросилась к Леону.

– Неужели было так тяжело спрыгнуть сразу? – спросил он с ноткой раздражения в голосе, сверля перепуганную девчонку хмурым взглядом. – Давай выбираться отсюда.

Агент извлек пустой магазин и с хлопком перезарядил оружие. Он проверил свой стремительно уменьшающийся боезапас. Оставалось всего пять магазинов, не считая только что заряженный. Он старался максимально экономить боеприпасы с тех пор, как покинул лачугу за селом, взяв оттуда десять магазинов. У него совсем не осталось патронов для дробовика, а в этой комнате он потратил несколько пистолетных магазинов. После недолгих колебаний Леон решил прихватить с собой очень пригодившееся ему средневековое оружие и спрятал пистолет в кобуру. Не обменявшись между собой больше ни словом, агент и дочь президента перебрались на другую сторону и направились к выходу.

Следующая часть замка являла собой абсолютный контраст по сравнению с огромной светлой и хорошо освещенной комнатой, которую они недавно покинули. Новое помещение оказалось темнее, неприветливее, просторнее и больше походило на темницу. Стены и пол из серого камня местами покрывал разросшийся разноцветный лишайник. Единственным источником света здесь являлись высокие канделябры, вершины которых увенчивались ярким пламенем. Канделябры протянулись в два ряда вдоль всего помещения по длине старого, обветшалого красного ковра, местами протертого до дыр, протянутого по середине комнаты. Под высоким потолком на уровне второго этажа по периметру комнаты протянулся переход с несколькими балконами. В нескольких шагах от Леона располагалась лестница, уходящая на второй этаж. Там их ожидала та же угрюмая картина - серые колонны в сравнение не шли с той роскошью, которую они лицезрели в вестибюле, где повстречали Рамона Салазара. Судя по расположению балконов, можно было предположить, что эта комната использовалась для наблюдений. С потолка свисали две круглые деревянные люстры со свечами, ни одна из которых не горела. Также на потолке были подвешены вверх ногами две статуи, для чего и почему их так причудливо повесили именно в этих местах, оставалось неясным.

«Даже мурашки по коже...»

В дальнем конце пути, устланного ковром, начинался туннель, и Леон едва разглядел внутри его дверь. Они двинулись вперед в противоположную им сторону комнаты, разглядывая все вокруг. В комнате сейчас стояло полное безмолвие, никакие стражники или безумцы в рясах не пытались их окружить. Как только американцы переступили порог тоннеля в конце зала, Эшли сильно закашлялась, прикрыв рот ладошкой, и этот тяжелый, надрывистый кашель обеспокоил Леона. Он отметил удивленный и испуганный взгляд девушки, а через мгновенье увидел и причину ее ужаса – кровь стекала по ее пальцам.

«Вот черт...»

Сразу же почувствовав неладное, Леон остановился. В него закралось подозрение, что Эшли начали захватывать развивающиеся внутри нее паразиты.

– С тобой все в порядке?

Девушка бросила на агента странный сердитый взгляд, как будто он был ей совершенно чужд или безумен.

– Я в порядке! Не трогай меня! – с этими словами перепуганная девчонка оттолкнула Леона и, миновав двери, устремилась в направлении тупика, охваченная внезапным слепым желанием убежать подальше.

– Эшли, подожди! – позвал Леон, устремившись в погоню.

«Глупая девчонка! Куда тебя черти понесли?»

Не успел американский агент сделать и нескольких шагов, как его остановили внезапно выросшие из пола стальные шипы, которые образовали барьер между ним и Эшли. Леон не мог пройти далее. Девушка бежала все дальше, а за ней из пола появлялись новые ряды шипов. В тот момент, когда слепая паника отступила Эшли настолько, что она поняла ошибочность своего глупого поступка, она обнаружила себя в тупике и от безопасности ее отделяет пять рядов стальных шипов. Прислонившись спиной к стене, она обернулась и, задыхаясь от недавнего бега, смотрела на Леона полными ужаса глазами. Внезапно, толстая, изогнутая металлическая полоса выехала из стены и обернулась вокруг объятой паникой девушки, затем появились еще две и прижали ее к стене, у которой она стояла, не позволяя ей вырваться.

– Что происходит?!

– Эшли!

Она испустила пронзительный, душераздирающий крик, а затем прямоугольный кусок стены вместе с ней повернулся на сто восемьдесят градусов, и она исчезла с глаз агента.

Эшли Грэхем была снова захвачена.

«Твою ж мать!»

Чувствуя, как от ярости закипает кровь, Леон сжал руку в кулак, готовый размозжить, любого, кого сейчас увидит. Эшли отобрали, и сейчас он клялся вернуть ее, во что бы то ни стало. Он взялся за работу, которую нужно выполнить и не уйдет отсюда, пока закончит свою миссию.

– Не бойся, Эшли! – заорал Леон, надеясь, что она услышит его через каменную стену. – Я приду за тобой!

Агент выхватил радио, ведь нужно было проинформировать Ханниган о новом повороте событий, вдруг она сможет чем-нибудь помочь. Как только радио оказалось у него в руке, оно подало сигнал вызова.

«Похоже, она читает мои мысли. Видимо, связь снова доступна».

К удивлению, соединение произошло, хотя на экране, где обычно была видна Ханниган, все еще бегали полосы статических помех. Правда, звук все еще работал.

– Ханниган, что случилось? Связь перед этим оборвалась. Все хорошо?

В ответ из динамика донесся сухой, высокий, безумный смех.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]