Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Resident Evil 4 - книга.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
02.11.2018
Размер:
1.8 Mб
Скачать
  1. Mis amigos - Друзья мои!

  2. Lo siento… - Мне жаль…

  3. Mi abuelo… - Дедушка…

Глава 12: Непредвиденные обстоятельства

Леон Кеннеди в бессилии склонился над трупом Луиса Серы. Яростный крик отчаянья эхом разносился по каменным стенам и величественным сводам огромного зала. Он только что стал свидетелем убийства, которое произошло страшным и абсурдным образом. Убийства не просто человека, а ценного союзника в этой миссии, перспектива выполнения которой с каждым часом становилась все сложнее. Ярость и гнев переполняли сердце Леона, и сильнейшая жажда мести вмиг овладела всем его сознанием. Снова открыв глаза, он перевел взгляд с окровавленного, разорванного тела погибшего исследователя на баночку с таблетками, которую он все еще сжимал в руке. Леон напряг память, освежая события минутной давности, и в голове всплыли последние слова Луиса.

«Бывший исследователь... был нанят Саддлером... узнал, что я задумал».

Это выглядело на удивление просто, но также очень многое объясняло. Луис, наверное, в какой-то степени презирал себя за все, чему виной он стал, сожалел о своем участии и хотел попытаться исправить свою ошибку даже ценой собственной жизни. И сейчас здесь, на ледяном мраморном полу, лежало его бездыханное тело. Этим Луис расплатился за попытку сделать хоть какое-то добро. Таблетки-вакцина явно предназначались для Леона: помогая американцу, исследователь надеялся заглушить навязчивый голос совести, не дававший ему покоя. Таким образом, Луис предоставил ему чуть больше времени, чтобы завершить то, что он обязан сделать. Сейчас агент ясно представлял и новую задачу – забрать образец паразита у Саддлера. Образец являлся чем-то важным, и каков бы ни было его предназначение, самозваный лорд очевидно найдет ему применение, и скорее всего, для создания еще большего количества своих безмозглых марионеток. И не только понимание важности происходящего, но и сама клятва остановить безумца, возомнившего себя Богом, были наименьшим, что Леон мог сделать для погибшего друга... отдавшего свою жизнь, чтобы спасти его и Эшли.

«Они заплатят за твою смерть… Обещаю».

– Леон! – донесся откуда-то с нижнего этажа знакомый девичий голос. Леон, вскочив на ноги и посмотрев вниз, увидел Эшли, прикованную к стене тремя металлическими обручами-лентами, прижимавшими ее тело к каменной стене так, что она не могла сделать ни единого движения. Несмотря на это, она не оставляла попыток освободиться от своих оков.

– Эшли! – отозвался агент, чувствуя небольшое облегчение. Несомненно, она видела всю ужасающую драму, развернувшуюся всего минуту назад и о которой ей лучше бы вообще позабыть. -Я в порядке! Потерпи еще пару минут. Я придумаю, как вытащить тебя оттуда!

Из огромного помещения, в котором он оказался, выходили две двери, не считая той, через которую он сюда попал. Одна находилась на другой стороне зала, а другая, напоминавшая ответвление – на полпути к первой. От пола к потолку возвышались громадные колонны. В целом гигантский по размерам мрачный зал с облезшими стенами наводил на мысли о безысходности и безнадежности. Стараясь не обращать внимания на окружающую хмурую обстановку, Леон сосредоточился на освобождении девушки. Сжимая стеклянную банку со спасительными таблетками в руке, он открутил крышку, достал две продолговатые капсулы и забросил их в рот. Затем Леон посмотрел на мертвого исследователя в последний раз, отдавая дань мужеству испанца, и тут ему в голову пришла идея. Хоть это и было неправильно, но он знал, что Луис может помочь и после своей смерти. Отбросив принципы в сторону, Леон снова опустился на колени и осмотрел содержимое карманов исследователя в поисках боеприпасов. Агенту повезло: у Луиса оказалось несколько магазинов для пистолета и немного патронов для дробовика. Кроме того, у исследователя был также собственный пистолет – старинный «Маузер», но воспользоваться им не представлялось возможным, так как оружие обильно залила кровь, а времени на чистку не было. Также нашлось и кое-что личное – маленький блокнот, изучением которого Леон решил заняться позже и положил его в карман. Закончив осмотр, агент отступил от бездыханного тела и огляделся по сторонам, размышляя, как он сможет освободить Эшли из металлических оков. Однако вокруг не обнаружилось ничего, что можно было бы использовать для ее спасения – ни кнопок, ни рычагов, ни каких-либо выключателей. Леон решил пройти через дверь на противоположной стороне, надеясь, что она приведет его на нижний этаж к девушке.

– Не вешай нос, Эшли. Я сейчас кое-что проверю, – обратился к ней Леон.

Быстро преодолев расстояние до двери прямо перед ним, он повернул дверную ручку и толкнул ее, но та даже не шелохнулась. Агент попробовал снова, но расслышал лишь металлический хруст с другой стороны – возможно замочный механизм.

«Ладно, это не сработало».

Леон вернулся в центр зала и сразу же направился ко второй двери, надеясь, что она приведет его если не к дочери президента, то хотя бы к пункту управления оковами. Но и она оказалась наглухо заперта, что еще больше разозлило агента, и без того пребывавшего не в лучшем настроении. Леон медленно спустился по ступеням и направился к площадке, с которой открывался отличный обзор нижнего зала. У дальней стены, прямо напротив него, находилась пленница, не сводившая со своего спасителя умоляющих глаз.

– Леон! Сделай хоть что-нибудь!

Агент не удостоил ответом панические мольбы девушки о помощи. Он осматривал зал в отчаянной надежде найти хоть какой-нибудь механизм управления, ведь как-то эти чертовы оковы должны были сниматься. Если же таковой отсутствует, ему не останется ничего иного, как попытаться отстрелить металлические обруча, удерживающие Эшли. При этих мыслях Леон поник головой, отлично понимая, что не в его силах таким образом освободить девушку, не поранив ее. За неимением снайперской винтовки даже такому превосходно тренированному стрелку, как он, столь чрезвычайно рискованная задача не представлялась не то, чтобы трудновыполнимой, а вообще возможной. А если он промахнется, ранит, а того хуже убьет дочь президента, миссия окажется проваленной. Хотя сейчас Леона не так беспокоило собственное благополучие, как судьба девушки, которую он обязался защищать ценой собственной жизни. И во время этих угрюмых размышлений, взгляд агента упал на три небольших по размерам рычага, едва выделявшихся на фоне стены в паре метрах от Эшли. Цвет их был столь же сер и мрачен, как и стены зала, на фоне которых рычаги просто-напросто скрылись от его глаз. Лицо Леона просияло, когда он понял, что эти рычаги не могут предназначаться ни для чего иного, кроме управления тремя металлическими обручами, охватывающими тело Эшли. Он достал оружие – пистолет USP с лазерным прицелом наведения – и опустил ствол вниз.

«Три рычага… каждый отключает один замок... Следовательно, три удачных выстрела – и Эшли спасена!»

– Леон, – нервно позвала девушка, глядя на ствол, наведенный, как ей казалось, прямо на нее, – что ты делаешь?

– Освобождаю тебя, – спокойно произнес он. – Без паники.

Грохот выстрела усилился благодаря акустике просторного зала. Не тише был и пронзительный вопль Эшли – обезумев от паники, она не заметила, что Леон целился и производил выстрел не в нее, а в панель управления рядом с ней. К неописуемой радости агента пуля без труда сдвинула рычаг. Сдвинула даже неверно сказано, патрон вбил рукоять в стену. Незамедлительно одна из лент, что находилась чуть повыше груди Эшли, с лязгом вернулась в отверстие на стене. Этот первый сложный, но удачный выстрел был нужен Леону как воздух. Он позволил себе с облегчением вздохнуть, теперь почти не сомневаясь в своих силах. Мельком взглянув на Эшли и удостоверившись в том, что девушка если не поняла, то хотя бы начала догадываться о его плане, агент сосредоточился взглядом на втором рычаге. Сердце выскакивало из груди, выстукивая внутри тела барабанную дробь. Точка лазерного прицела снова ползла по стене, пока не нашла свою цель, однако, когда это произошло, она упрямо принялась прыгать в разные стороны, соскальзывая с панели рычагов. Агент позволил себе слегка расслабиться, зажмурился и снова раскрыл глаза, а затем набрал в легкие воздух и повторил попытку. На этот раз яркая точка, зигзагом рассекая ободранную стену, остановилась как раз на нужном месте, и Леон, повременив несколько мгновений, плавно надавил на спусковой крючок… и так и замер на месте, увидев последствия своих неосторожных действий – второй рычаг буквально разорвался на несколько мелких частей, которые теперь усыпали каменный пол.

«Как же я раньше об этом не подумал!»

Леон лихорадочно обдумывал, как исправить досадную ошибку, проигнорировав недоуменное восклицание Эшли, видимо, догадавшейся, что нечто пошло не так, как следовало. Как бы ему ни хотелось этого признавать, но продолжить вызволение пленницы он мог, лишь произведя повторный выстрел по тому, что осталось от рычага управления. Только так и не иначе. Леон вновь набрал в легкие побольше воздуха, стараясь взять себя в руки и вернуть потерянное самообладание, как вдруг раздался резкий скрежет и стальная лента, опоясывающая живот девушки, заняла свое место в стене. Агент растерянно перевел взгляд с того, что осталось от второго рычага на место, где секунду назад находились железные оковы и перехватил направленный на себя взгляд Эшли, которая была изумлена не больше его самого.

«Хорошо, главное, что второй рычаг активировал механизм. И мне абсолютно не важно, как. Остался всего один...»

– Еще один, – попытался успокоить он девушку, на самом деле, больше говоря это для себя. – Надеюсь, с ним мне повезет больше, чем с предыдущим.

Она испустила слабый, испуганный писк в знак согласия, и, когда он навел USP на цель еще раз, девушка закрыла глаза и ждала. Третий выстрел пронзил тишину и пуля, угодив в рычаг, без каких-либо осложнений привела его в действие. Когда и последняя лента с громким металлическим звоном скрылась с глаз, дезориентированная Эшли начала падать, но вовремя спохватилась и, сделав несколько поначалу неуклюжих шагов, восстановила равновесие. Снова обретя способность нормально стоять на ногах, девушка закинула голову и с благодарностью посмотрела вверх на своего освободителя. Лица обоих одновременно озарила светлая улыбка. Хотя в тот момент Леон про себя испустил вздох облегчения, его сердце все никак не успокаивалось.

– Когда-нибудь научишь и меня так стрелять? – отдала должное мастерству агента Эшли, закинув голову вверх. – Спасибо!

– Не стоит благодарности, – скромно ответствовал Леон. – Ты можешь добраться до меня?

Эшли в растерянности огляделась.

– Тут есть дверь. Но никаких ступенек или чего-то похожего на них здесь нет.

– Хм…– задумался Леон. Путь между этажами где-то есть и, к сожалению, одному из них придется пройти его в одиночку.

Однако его размышления были прерваны, когда небольшая часть стены в нижнем зале отъехала в сторону, и два фанатика в черных робах выбежали из отворившейся двери – одной из многих скрытых стен и дверей, которыми замок Салазара просто кишмя кишел.

«Проклятье! Выстрелы привлекли их!»

За двумя фигурами проследовал прислужник в красной рясе и шлеме, напоминавшем череп – скорее всего, один из лидеров культа. Он указал пальцем на Эшли и отдал команду на испанском. Люди в черных рясах без промедлений ринулись к ней, намериваясь лишить дочь президента вновь обретенной свободы.

– Эшли, уходи оттуда! – воскликнул Леон, направляя дуло пистолета вниз и ловя на прицел первую жертву. – Беги к двери. Я буду удерживать их!

Дважды повторять ему не пришлось, и девушка помчалась к большой деревянной двери так быстро, насколько ей позволяли ноги, затекшие от долгого и неудобного времяпровождения у холодной каменной стены. Все остальное за исключением бегства утратило для нее значение. До ее слуха доносились выстрелы, исходившие сверху, но они ее сейчас не волновали.

«Вы не поймаете меня снова!»

Один из фанатиков испустил стон боли, когда пуля, пройдя сквозь ткань религиозной мантии, угодила ему в ногу, немедленно свалив его на пол и обездвижив. Он попытался продолжить безнадежное преследование ползком, но вторая и третья пули заставили его замереть в неподвижности. Второй культист, не обратив внимания на отчаянные вопли своего товарища, продолжил преследование Эшли, его лицо исказила дикая злобная гримаса. Он почти сумел нагнать девушку, но несколько пуль ударили в его тело, сбив на землю. Последовало еще несколько выстрелов, но это не имело значения – Эшли уже схватила дверную ручку и навалилась на дверь всем своим весом, распахивая ее настежь. Разум подсказывал девушке бежать без оглядки, и она инстинктивно не останавливалась, лишь краем уха слыша, что дверь позади нее захлопнулась. В центре комнаты, в которую она ворвалась, на постаменте возвышался мраморный бюст незнакомца – наверняка очередной важной личности древнего замка, отошедшей в прошлое. Сейчас история интересовала взволнованную девушку меньше всего. Быстро осмотревшись вокруг, Эшли неслась теперь по единственному пути, ведущему из комнаты, пробежала под низким сводом коридора, подобном арке, и очутилась в комнате, похожей на гостиную. Помещений, которым можно было дать такое название, в замке, вероятно, насчитывалось не меньше сотни. Прямо перед девушкой находился роскошный камин, над которым кто-то повесил картину с изображением молодой женщины. Всем своим видом и одухотворенным выражением на лице она напоминала монашенку. Эшли, чувствуя себя загнанным зверем, поняла, что без передышки в следующие секунды просто свалится с ног. На ее счастье в комнате у левой стены оказалось несколько шкафов, и задыхающаяся девушка, недолго думая, повернула влево и забилась за один из них. Прошли не меньше пяти минут, пока она смогла восстановить дыхание, но покидать свое убежище все еще не решалась. Напряженно вслушиваясь в мертвую тишину, она пыталась уловить шаги гнавшихся за ней, но единственное, что сумела расслышала – это свое собственное размеренное дыхание и стук сердца. Сейчас никто не преследовал ее, за что следовало благодарить Леона.

«Ладно, успокойся, Эшли. Никто не гонится за тобой... благодаря Леону. В очередной раз он спасает тебя. Сколько же еще пройдет времени перед тем, как ты попадешь домой?»

Из дальней части комнаты не доносилось ни звука, и когда ее глаза привыкли к тусклому свету, она некоторое время осматривалась, где оказалась. У камина стояли несколько столов со стульями, на столах валялись какие-то старые бумаги, вдоль правой стены выстроились книжные шкафы. В противоположном конце комнаты зиял открытый дверной проем, ведущий в другую секцию. Эшли осторожно выбралась из укрытия и медленно двинулась вперед, внимательно осматривая все вокруг в поисках пути в зал, где она уже была – назад к Леону. Преодолев несколько пустующих помещений, она очутилась на развилке путей. Слева от нее находилась красивая синяя дверь, декорированная причудливым узором, который, однако, не наводил страх, а наоборот, подействовал на нее успокоительно. Направо уходил узкий коридор, завершавшийся старой, прогнившей дверью, напоминавшей вход в чулан или погреб. Девушка, не колеблясь, сделала свой выбор и открыла дверь слева, убежденная в том, что за ней находится путь наверх, к Леону. Однако Эшли постигло горькое разочарование – за дверью не обнаружилось ни лестницы, ни другого дверного проема. Несколько ступеней вели к нижней части комнаты, завершавшейся камином у дальней стены. На левой стене висело множество картин, приглядевшись к одной из которых, Эшли увидела изображение щита с двумя мечами, развешенными крест-накрест. Перед картиной располагался круглый пьедестал. Ей не оставалось ничего иного, кроме как вернуться в коридор и направиться к единственной оставшейся двери. Приблизившись к ней, Эшли почувствовала, что из-за нее сильно сквозило. Она нерешительно ухватилась за ручку и легонько толкнула дверь, страх неизвестности ледяной змейкой заполз в воспаленное сознание. Деревянная дверь отворилась, но с диким скрипом проржавевших петель. Девушка тут же отпустила ручку в страхе, что шум привлечет кого-то, однако безмолвие не нарушали ни топот множества ног, ни громыханье цепей, ни леденящие кровь вопли и крики.

«Будь храброй, Эшли, будь храброй!»

С этими мыслями она настежь распахнула дверь и оказалась в неуютном помещении. В нем пахло сыростью и пылью, как будто эта часть замка была давно необитаемой и всеми заброшенной. Древесина на двух столах прогнила местами, несколько старых коробок обильно укутывала паутина, камин на противоположной стене также затягивала ажурная паучья работа. В стенах из старого камня местами зияли трещины. Время тут брало свое: кое-где уже прорастали плющи и мох.

«Но, кажется, здесь недавно кто-то был... свечи в светильниках на столах ведь зажжены. Может те нелюди, которые пытались поймать меня, только что находились тут. А ведь дальше – кромешная темнота. Мне не обойтись без светильника».

Взяв один из светильников со стола, девушка направилась к дверному проему слева – единственному выходу отсюда, пытаясь сохранить присутствие духа.

Мрачная темнота, окутавшая девушку со всех сторон, не способствовала успокоению ее и так до предела натянутых нервов. Когда она приблизилась к очередной двери, то никак не могла заставить себя хоть немного успокоиться. Но ей нужно поторапливаться. Ведь здесь она одна и совершенно беззащитна. А от того, что она оставалась безоружной, легче ей не становилось. Эшли ненавидела и презирала оружие, будь то современный пистолет или средневековый лук. Да и сама мысль об убийстве претила ей. Но сейчас девушка невольно сожалела об отсутствии хоть какого-нибудь средства самозащиты.

Заброшенная комната вела в темный узкий зал, где воздух казался еще более затхлым, чем в предыдущих помещениях. И здесь совершенно отсутствовал свет, кроме того, что принесла с собой Эшли. Почему-то эта мысль все больше не давала ей покоя с каждым следующим осторожным шагом, ведущим в неизвестность. По ее коже пробегали мурашки, возможно из-за холодного воздуха, а возможно и из-за того, что само место не вызывала ничего, кроме мерзости. Она готова была сейчас отдать все на свете за приятный горячий душ.

«Я напугана... и одинока. Одна в неизвестном месте, в тысяче миль от дома, семьи, друзей… от всей моей жизни. Боже, ведь бедняга Леон пытается вытащить меня отсюда и уберечь... а все что я делаю, лишь осложняет его задачу. Если бы я не убежала тогда от него, то не попала бы в одну из ловушек безумца Салазара, и даже эта моя глупость не заставила Леона прекратить тратить время на все новые попытки моего спасения».

Дорога поворачивала влево, и Эшли зашагала немного быстрее.

«И сейчас я пытаюсь сама найти выход отсюда. Я не хочу больше оставаться в одиночестве. Что случилось со мной? Что происходит в моем теле?»

Когда путь свернул вправо, она увидела стоявшие у стены пустые рыцарские доспехи. Левая рука доспехов вытянулась вдоль тела, а правая сжимала алебарду на длинном древке. Складывалось впечатление, что время поработало и над ними – местами металл изъела ржавчина. Девушка торопливо миновала рыцаря, в очередной раз подивившись, как люди раньше могли носить такую тяжеленную броню и умудрялись сражаться в ней.

«И Луис... его убил человек в фиолетовой рясе – именно та мразь, которая впрыснула мне эту… эту штуку! Того паразита, который теперь живет у меня в теле и заставляет меня кашлять кровью! Его «дар», как он это назвал. Луис помогал нам и сейчас он мертв! Неужели и я стану одной из тех безмозглых тварей?»

Путь вывел в большую квадратную комнату, в которой также не обнаружилось ничего враждебного. Эшли не верила в существование призраков с детских лет и искренне удивлялась тем, кто их боялся, однако здесь ее не покидала мысль, что за ней кто-то наблюдает. Она всеми силами пыталась убедить себя в обратном, но седьмое чувство настойчиво терзало ее. Наконец девушка остановилась, чтобы осмотреть окружение, ее глаза уже хорошо привыкли к мраку, и она могла четко рассмотреть помещение до мельчайших подробностей. Посреди комнаты стоял пьедестал, а по всем четырем ее углам размещались рыцарские доспехи. Дверь находилась как раз на противоположной стороне от девушки. В доспехах было что-то, вызывающее панический ужас – Эшли не могла понять, что конкретно, но внутри нее все сжималось от дурного предчувствия. Предостережение? Женская интуиция? Не исключено. Рыцари были устроены таким образом, будто каждый из них смотрел на стоящего напротив. И все без исключения в руках держали алебарды. Вполне вероятно, просто разыгралось ее воображение, но это место заставило ощутить еще большую жуть, чем она чувствовала раньше.

«Просто позвольте мне выбраться отсюда! Мне так страшно... я никак не могу успокоиться – вот, если бы кто-нибудь был сейчас рядом и сказал мне, что все будет хорошо».

Она медленно подкралась к ближайшей фигуре в надежде, что не наделает глупостей, и тихонько стукнула по пластине на груди рыцаря. К ее облегчению, броня оказалась пустой. Девушка посмотрела вверх в открытую щель на лицевой части шлема, опасаясь, что из темноты оттуда на нее посмотрят два зловещих красных огонька, но не разглядела ничего, кроме зияющей пустоты. Удовлетворив любопытство, Эшли осторожно направилась к двери.

«Как бы я хотела, чтобы Леон был сейчас здесь... с ним я чувствую себя в безопасности. И все, что я ни сделаю, лишь осложняет его работу. Надо отблагодарить его за то, что он прощает все мои капризы... Может, когда это все закончится...»

Целиком уйдя в свои мысли, она потянулась к дверной ручке, но неожиданно обнаружила, что никакой ручки там и в помине нет.

«Странно...»

Обследовав дверь сверху донизу в поисках засова, ручки, кнопки или хоть чего-нибудь, она поняла, что угодила в тупик.

«Но как же так? Я столько прошла – и все впустую...»

Обернувшись и стоя лицом к залу, из которого только что прибыла, Эшли начала восстанавливать в памяти свой маршрут.

«Наверное, надо возвращаться… и не терять надежду».

Глянув на свечу, она увидела, что та стала намного меньше. Девушка поняла, что совсем скоро свеча догорит полностью и тогда наступит кромешная тьма. Времени оставалось в обрез и, не желая им больше расшвыриваться, Эшли быстро отправилась из комнаты назад в зал. Проходя по коридору, она снова миновала один из доспехов, на этот раз лишь удостоив его мимолетным взглядом. Только она собралась повернуть за угол, как вдруг совершенно неожиданно доспехи зашевелились, будто очнувшись от многолетнего сна, и подались вперед, поднимая вверх острый топор.

«Что за… »

Не успела она закончить мысль, а оружие в мгновение ока начало опускаться на нее. Эшли чисто рефлекторно отскочила в сторону и растянулась на земле, выронив свечу. К счастью, пламя не погасло. Она увернулась как раз вовремя – тяжелое лезвие ударило о каменный пол с громким лязгом, эхо от которого разнеслось по всему темному коридору. Текли секунды, Эшли все еще оставалась там же, уставившись на пустые доспехи, которые замерли на месте – а затем рухнули на пол, развалившись на части прямо у нее на глазах. Ее изумленный рассудок и здравая логика попытались найти объяснение происходящему.

«Это только что пыталось УБИТЬ меня! Нет, этого же не может быть! Ведь доспехи внутри пустые! Никого внутри них нет! Они не могут, не должны двигаться…»

Ритмичный звон, доносившийся из тупика, который она покинула минуту назад, утверждал обратное. Шаги звучали все ближе и громче. Быстро вскочив на ноги, девушка обернулась и к своему удивлению и ужасу заметила, что двое из рыцарей целеустремленно шли прямо на нее с занесенными алебардами.

«Невозможно!»

Как эти пустые рыцарские доспехи могли самостоятельно двигаться, она понятия не имела, но все еще пыталась как-то уместить это в голове. Оцепеневшая, она стояла на месте, не веря своим глазам, и лишь глядела на приближавшихся рыцарей.

«БЕГИ, идиотка!»

Торопливо подобрав светильник с пола, Эшли помчалась назад, откуда пришла, и казалось, тьма начала рассеиваться, когда она пронеслась по коридору в подвал. Огонек начал мерцать, и она поняла, что время истекло. Девушка была вынуждена остановиться на мгновенье, чтобы высмотреть дверь, которая привела бы ее назад к развилке.

«Ну же, еще несколько секунд…»

Невзирая на ее мольбу, пламя замигало и погасло, оставляя ее в непроглядной тьме.

– НЕТ! – громко крикнула Эшли и запустила огарок свечи об пол от досады.

А рыцари все еще шли за ней, темп их шагов не замедлялся, и дистанция между ними и Эшли продолжала сокращаться. Она оказалась в скверном положении, и теперь ей оставалось полагаться лишь на свою память. Девушка не многое успела разглядеть своих преследователей перед тем, как пламя угасло, и догадывалась, что рыцари могли найти ее и без света – ведь у них и глаз-то не было. Вероятнее всего, они ориентировались по звуку, но Эшли не горела желанием проверить это, спрятавшись в самом темном углу и попытавшись не дышать. С этими размышлениями, она двигалась вправо вдоль стены, в поисках спасительной двери. Сейчас время работало против нее – она знала, что должна двигаться быстро. Вытянув руки перед собой, девушка спотыкалась и чувствовала себя слепым котенком, однако продолжала поиск выхода из лабиринта. Стуку ее сердца вторил каждый отчеканенный металлический шаг, раздавшийся все ближе. Несмотря на прохладный воздух, на лбу у нее проступил холодный пот, но она не обращала на это внимания – уж лучше перетерпеть неудобство, чем быть изрубленной на куски.

Пройдя вправо, насколько это возможно, она быстро двинулась вдоль стены, нащупывая руками лишь ледяной шероховатый камень и надеясь вот-вот дотронуться до деревянной поверхности.

«Пожалуйста... пожалуйста…»

Эшли нащупала дверную ручку как раз в ту секунду, когда металлический лязг прозвучал совсем близко от нее, и толкнула ее со всей силы. Теперь она опять стояла в коридоре напротив синей двери, к которой и бросилась со всех ног. Юркнув через порог, Эшли на этот раз заперла за собой дверь. Хоть она и почувствовала небольшое облегчение, но понимала, что опасность еще не миновала. Она лелеяла слабую надежду на то, что ходячие железяки не умели открывать двери.

«А зачем им открывать двери, если они вооружены здоровенными топорами?»

Помещение, которое освещало пламя вместе с еще несколькими настенными светильниками, оказалось всего лишь уединенной комнатой, в которой она уже успела побывать. Девушка стояла на помосте, обдумывая, что делать дальше. Ей совсем не хотелось возвращаться назад к рыцарям. Можно конечно прибежать назад в зал, где Леон освободил ее от оков, но она опасалась, что ее спасителю сверху будет тяжело совладать с закованными в латы врагами. Эшли сделала несколько шагов к пьедесталу, стараясь найти место, чтобы спрятаться. Мысли и идеи лихорадочным круговоротом вертелись в голове, сменяя одна другую.

«Просто молодец, Эшли, ты сама загнала себя в ловушку!»

При более близком рассмотрении, она обратила внимание на рукоять, торчавшую из круглой вершины. Словно маленький переключатель щелкнул у нее в голове, и она потянула за ручку. Пьедестал медленно повернулся, но вместе с этим произошло кое-что еще. Стена с картиной и изображенным на ней щитом уехала в сторону. И когда пьедестал остановился, то, что она увидела, заставило ее сердце запрыгать от радости – там оказалась лестница, ведущая наверх.

«Да, наконец-то я выберусь отсюда! Нужно спешить!»

Угрожающие шаги прозвучали у самой двери и… вдруг затихли. Эшли оглянулась на синюю дверь и сглотнула. В следующую секунду ее слух прорезал жуткий звук крошащегося на щепки дерева, а на месте двери выросла высокая величественная фигура железного человека. Эшли испустила вопль ужаса и, крепко вцепившись в лестницу, полезла вверх, стараясь не смотреть вниз. От напряжения всего этого кошмара на ее глазах выступили капельки слез, а руки ныли и не хотели слушаться. Однако с каждой преодоленной перекладиной она чувствовала все большую безопасность, уверенность и растущую надежду. Лязг металла снизу вскоре прекратился, но лишь наверху девушка смогла окончательно взять себя в руки.

«Этим… этим рыцарям никогда не забраться вверх по лестнице…»

За лестницей ее ожидал новый довольно узкий коридор, который выглядел значительно лучше остальных. Удача прямо-таки окрыляла ее, ведь она знала, что находится на втором этаже и добралась туда сама, без чьей-либо помощи, все же сумев оторваться от ужасных преследователей.

«Но почему они хотели убить меня? Ведь похитители явно не собирались этого делать…»

Девушка встряхнулась, услышав вдали выстрелы. Несомненно, это стрелял Леон. Эшли стрелой понеслась вперед по извилистому коридору, освещенному масляными лампами.

«Пожалуйста, Боже, пусть я окажусь рядом...»

Коридор петлял, уходя то вправо, то влево. Выстрелы звучали все ближе и ближе, и Эшли даже услышала предсмертные крики. После того как извилистый проход в третий раз свернул влево, перед ней предстала еще одна дверь, которая оказалась заперта на простой выдвижной засов. Эшли быстренько отодвинула задвижку и, потянув за ручку, оказалась вдруг ослеплена ярким светом, который нестерпимо ударил в ее привыкшие к тусклому слабому свету глаза. Она шагнула в большую, ярко освещенную комнату, где со ступеней, ведущих на платформу внизу, агент стрелял по рычагам, освободив ее в последний раз.

«Леон».

Его мужественную осанку она узнала бы из тысячи других. Агент стоял на ступенях около площадки, с которой совсем недавно вел стрельбу, и не смотрел в сторону девушки. Его взгляд был прикован к двум мертвым телам в темных монашеских рясах, валявшихся у отдаленной двери. Еще три окровавленных трупа в рясах лежали внизу в зале, где она была прикована. Эшли заставила себя не смотреть на покойников. Ее сердце замерло в тот самый момент, когда она снова увидела своего спасителя, все страхи растаяли, а изнеможение как рукой сняло. Восторг ворвался в сердце и вызвал счастливую улыбку на ее лице.

– Леон! – радостно закричала Эшли и помчалась к нему.

Агент нервно обернулся, в его глазах на мгновение мелькнула гневная искра, но в следующее мгновение они широко раскрылись от радости.

– Эшли! – его первые слова слетели с плотно сжатых губ.

Ликующая девушка бежала к нему, широко раскинув руки.

«Я снова в безопасности».

Оказавшись у успокоившегося агента, она крепко обняла его и простояла так несколько секунд, прижавшись к теплому, крепко сложенному телу. К нескрываемой радости Эшли, он тоже обнял ее.

«Мне нужно это...»

Усмехнувшись, Леон подбодрил девушку, которой в одиночку удалось вернуться к нему, вероятно миновав не одно препятствие на своем пути:

– Ты просто умница.

Через несколько мгновений она с неохотой отстранилась и посмотрела на него виноватым взглядом.

– Спасибо... Извини, если я…

– Не переживай, – успокоил Леон девушку, видя на ее юном лице раскаяние и слезы, застывшие в глазах. – Самое главное, что ты в безопасности.

Она благодарно кивнула, улыбка не сходила с ее губ.

– Запомни одно, – помолчав, обратился Леон к девушке.

– Да? – Эшли догадывалась, о чем ей хотел сказать ее спаситель.

– Никогда больше не убегай, как тогда, – попросил он, но твердые нотки, прозвучавшие в тоне его голоса, мягко намекали на то, что это вовсе не просьба. – В следующий раз ты можешь оказаться не настолько удачливой.

– Хорошо, Леон, – ответила она, смущенно опустив голову. Она знала, что он прав. После ужасного приключения с рыцарями, ей просто посчастливилось выбраться живой.

«Извини... Я не убегу от тебя больше».

Он аккуратно поднял ее лицо, положив указательный палец под подбородок и пристально поглядел в глаза Эшли.

– Здесь нас больше ничто не держит. Как насчет того, чтобы двинуться дальше? – улыбаясь, предложил он.

Эшли согласно кивнула, но тут радио вновь подало сигнал, и у Леона промелькнула мысль, что вызов исходит от Ханниган, а не от нелепого смотрителя замка. Он просто не посмеет испортить такой прекрасный момент! Возможно, многоопытная связная обнаружила способ послать сигнал в обход защиты, которую так умело установил Салазар, и сообщит приятные вести. Когда агент включил радио, то его вновь постигло разочарование, так как на экране отобразилось дряхлое лицо смотрителя замка. Ослепляющий гнев напрочь вытеснил временное чувство эйфории, которое поглотило Леона всего минуту назад, воспоминание о кошмарном убийстве Луиса вновь всплыло в голове.

– Ааа… – хриплый голос седовласого юноши перешел в раздражающий смех. –Какой трогательный момент.

– Спасибо, что ты нам его испортил, – резко оборвал его Леон. – Может, ты сделаешь одолжение и не будешь мешать, пока не закончится представление?

Смотритель замка нагло ухмыльнулся, от чего агент сжал пальцы левой руки в кулак так сильно, что еще чуть-чуть и из-под ногтей засочилась бы кровь.

– Вы играете лишь маленькую роль в моей пьесе, так что не увлекайтесь. И, позволю себе заметить, что свое вы уже давно отыграли.

«Тот еще словоблуд…»

– Что-то не припомню, чтобы я участвовал в твоей пьесе, – едко заметил агент.

– В этом и заключается мастерство истинного драматурга, – самоуверенно парировал карлик. – Вы играете, даже не догадываясь об этом.

На этих словах Салазар разорвал связь, предоставив Леону и Эшли полную свободу в выборе действий.

«Этот идиот точно любит играть в игры».

Леон пристально посмотрел в глаза дочери президента, которая явно слышала их словесную перепалку, но не увидел у нее и толики сомнения либо страха. Глаза девушки светились только надеждой и искренней верой в будущее. Эшли без колебаний вверила ему всю себя, и он просто не мог обмануть ее ожиданий. Благодарный взор девушки в эти секунды был для него лучше любых слов. Взгляд Леона снова стал решительным и серьезным, в нем не осталось и следа от былой радости, которой он полностью отдался пару минут назад. Воссоединение свершилось, но настало время вернуться к суровой реальности. Прежде чем они окажутся дома, им предстояло сделать еще очень многое.

– Ну что ж, идем дальше.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]