Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Никола. Античная литература. Практикум

.pdf
Скачиваний:
775
Добавлен:
28.03.2016
Размер:
2.35 Mб
Скачать

ЗАНЯТИЕ 6. Древнеаттическая комедия Аристофана

Вступительный комментарий

*Комедия как жанр в древнегреческой литературе оформилась несколько позже трагедии. Ее официальное утверждение

относится к 487–486 гг. до н.э., когда на Великих Дионисиях представил свои комедии Хионид. Прежде всего, необходимо пояснить происхождение термина. Комедия называется аттической потому, что она бытовала, главным образом, в Аттике, области Греции, центром которой были Афины. Эпитет «древняя» был введен для того, чтобы отделить тип ранней комедии от более поздних жанров (средней комедии IV в. до н.э. и новой аттической комедии V–III вв. до н.э.).

Происхождение комедии, как и трагедии, связано с культовыми песнями и обрядовыми играми в дни дионисийских праздненств, что опять-таки засвидетельствовано в «Поэтике» Аристотеля (гл. III «Поэтики»). Происхождение комедии от «*песен комоса» и «*фаллических песен» в значительной мере объясняет своеобразие древней аттической комедии. «Песни комоса», насмешливые, вольные, а порой и обличительные, направленные против обидчиков, обусловили социальную остроту,

«*агональность» комедии. Что же касается «фаллических песен» с их необузданностью, безудержной веселостью, доходящей до непристойностей, они предопределили свободу жанра, «не стесняющегося» ни в темах, ни в комических приемах. В качестве одного из истоков формирующегося жанра следует также признать традицию пелопонесского фарса, сценок грубопримитивного, буффонного характера. Важным этапом на пути формирования явилась также «сицилийская комедия» Эпихарма

(умер ок. 450 г. до н.э.), от которого дошли лишь названия произведений и отдельные отрывки комедий. С именем Эпихарма связывают начало формирования комедийной фабулы: объеди-

141

нения отдельных сценок в связное действие с такими необходимыми элементами, как завязка, перипетия, развязка. На

структурное оформление комедии также в определенной степени повлияла трагедия. Эта зависимость проявляется в части пролога, числа актеров, состава хора, использования масок. Таким образом, жанр древней аттической комедии формировался на основе синтеза целого ряда явлений.

Древняя аттическая комедия, остро политическая, публицистическая по своему характеру, явилась ярким выражением своего времени. Она отмечена постановкой таких общезначимых актуальных проблем, как проблемы войны и мира, управления государством, воспитания детей, назначения искусства и т.д. Следует заметить, что комедия подобного масштаба и остроты возникла в условиях афинской рабовладельческой демократии, допускающей значительную степень творческой свободы.

Расцвет древней аттической комедии связан с творчеством таких комедиографов, как Кратин, Аристофан, Эвполид.

Однако Аристофан (ок. 445 – ок. 385 гг. до н.э.) – единственный из названных авторов, чьи пьесы, пусть и не все, дошли до нас в цельном виде. Древние представляют Аристофана автором 40 комедий, из которых сохранилось 11. Их примерная хронология такова: «Ахарняне» (425), «Всадники» (424), «Облака» (пер. редакция 423), «Лисистрата» (411), «Женщины, на празднике Фесмофорий» (411), «Лягушки» (405), «Женщины в народном собрании» (392), «Плутос» (388). В комедиях Аристофана важную роль играет хор. Именно его состав чаще всего

определяет названия комедий Аристофана.

Необходимо указать на ряд особенностей комедии в сравнении с трагедией. Комедия чаще всего начиналась прологом, в котором происходила завязка действия. В сравнении с трагедией пролог комедии был длиннее и включал несколько сцен

с участием 2–3 персонажей.

Затем следовал *парод, вступительная песня хора. Состав хора составляли 24 хоревта, разделенные на два полухория, обменивающиеся песнями (одой и антодой). Парод комедии отличался более драматическим характером, чем парод трагедийный. В ходе действия участники хора обменивались мнениями не только между собой, но и с актерами. При этом вели себя очень наступательно: могли поддерживать позицию героя, но

142

могли и активно бороться с ним. Всегда живой и шумный, парод напоминал вторжение дионисийской толпы на деревенскую площадь. Среди песен хора, исполняемых в ходе действия, следует особо выделить «*парабасу» (буквально – «выход вперед»), исполняя которую хор сбрасывал маски и выступал на несколько шагов вперед к зрителю. Парабаса делила комедию примерно на две части. Особенность этой песни хора состояла в том, что в ней автор устами хора рассуждал на темы творчества, декларировал свои заслуги, полемизировал с противниками, давал оценки текущим политическим событиям и т.д. Последняя часть комедии, как и трагедии, называлась *эксодом (буквально – «уход»), поскольку в ней хор покидал орхестру.

Аристофана как комедиографа отличает необычайная изобретательность в создании фабулы. Условный художественный мир комедий Аристофана содержит причудливое сочетание фантастики и реальности. Крестьянин может заключить у него индивидуальный мир с противником и жить в условиях войны по своим особым законам мира («Ахарняне»), а то и откормить навозного жука до размеров лошади и взлететь на Олимп с тем, чтобы возглавить там борьбу за освобождение из заточения богиню мира («Мир»). В другой комедии крестьяне, сговорившись с птицами, устраивают между небом и землей диковинное государство («Птицы») и т.д. Выходец из земледельческих кругов, Аристофан часто на первый план выдвигает героев из этой среды, представляя их опорой государства, носителями здорового нравственного начала. В неожиданном свете выступают в комедиях Аристофана женщины, выходящие за пределы гинекея (женской половины дома) и ступающие на поприще общественных дел с целью спасения государства («Лисистрата», «Женщины в народном собрании»).

Действие в комедиях Аристофана развивается динамично. Герой или герои уже в самом начале объявляют о своих намерениях и решительно приступают к их осуществлению, поддерживаемые хором или, напротив, преодолевающие его сопротивление. «Говорящие» имена героев нередко выразительно подчеркивают их сущность (Дикеополь, то есть справедливый житель, в «Ахарнянах», Лисистрата, то есть распускающая войско в одноименной комедии и т.д.).

143

Многие детали аристофановких комедий содержат злободневные политические намеки, очень нравившиеся зрителям, современникам Аристофана, хотя для нынешнего читателя и зрителя они уже требуют исторического комментария.

Вот лишь несколько примеров из комедии «Всадники». Персонаж по имени Демос представляется здесь как «бобов грызун» оттого, что в народном собрании голосовали с помощью бобов. Слуги Демоса, персонажи Никий и Демосфен, носящие имена реальных исторических лиц, жалуются, что у них отняли тесто, замешанное в Пилосе. За последней деталью скрывается намек на плоды военного сражения в Пилосе, отнятые у этих полководцев и присвоенные Клеоном в качестве личной заслуги в ходе Пелопонесской войны. Исторического комментария требует и само имя одного из главных героев комедии – КожевникаПафлагонца. Вождь радикальной демократической партии, находящейся у власти, Клеон, был богатым владельцем кожевенной мастерской, кроме того, имел нрав горячий, вспыльчивый, на что намекало имя Пафлагонец, образованное от греческого глагола со значением «бурлить, кипеть». Таким образом, зрителям, современникам Аристофана, сразу было понятно, кто скрывается за этим персонажем, и они по достоинству оценили смелость автора, подвергшего заслуженной насмешке лицо, стоящее у власти.

Древняя аттическая комедия располагала полной свободой насмешки над живыми современниками, хотя для автора это не всегда было безопасно. Известно, что Клеон делал попытку привлечь Аристофана к суду, но успехом она не увенчалась. Досталось от Аристофана даже таким великим современникам, как Перикл и Сократ.

Правда, следует признать, что порой Аристофан в своей критической позиции бывал пристрастен и не вполне справедлив, что особенно очевидно с дистанции протекшего времени. Это касается, к примеру, оценки драматургии Еврипида или философских исканий Сократа. Последний случай вызывает особое сожаление, поскольку в процедуре суда над Сократом враги философа в числе других аргументов использовали и материал аристофановской комедии. Пристрастность Аристофана нередко была обусловлена его «консервативностью», идеализацией старинных традиций, особенно периода героических

марафонских времен.

144

Самая напряженная часть комедий Аристофана – *агоны. Их может быть несколько, как, к примеру, во «Всадниках» или один «разросшийся», например, в «Лягушках». Агоны чаще всего носили буффонный характер: включали грубую ругань, откровенную потасовку персонажей, клоунаду. Карикатурно-шаржирован- ные персонажи вызывали бурный смех публики своим внешним видом, положением, речью. Так Сократ, к примеру, появлялся перед зрителем подвешенным под потолок в корзине и оттуда вещает свои туманные, выспренные речи, воспринимаемые его учеником, крестьянином Стрепсиадом, грубо приземленно, в соответствии с собственным опытом. И контраст этот создавал ощутимый комический эффект.

В комедиях Аристофана нередко ощутим пародийный элемент. Аристофан пародирует образы и сюжетные ситуации трагедий. Особенно интересны с этой стороны комедии «Мир», «Лягушки», «Женщины на празднике Фесмофорий». В отличие от трагедии, ограниченной рамками мифа, Аристофан демонстрирует в своем творчестве полную свободу художественной фантазии. В то же время многие проблемы, затронутые как в трагедиях, так и в комедиях классического периода, оказываются общими: проблемы власти и народа, войны и мира, долга и ответственности и т.д. Особый интерес представляет комедия Аристофала «Лягушки». Здесь не только ставятся важные эстетические вопросы, но и в зеркале комедии вершится своеобразный суд над трагедией.

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН ЗАНЯТИЯ

I.Происхождение древней аттической комедии и особенности ее структуры.

II.Эпоха Аристофана в зеркале его комедий:

1)тема войны и мира в комедиях Аристофана («Ахарняне», «Мир», «Лисистрата»),

2)тема власти и народа («Всадники»),

3)философские и педагогические идеи времени («Облака»).

III.«Лягушки» Аристофана. Мастерство комедиографа:

1)условно-фантастический характер фабулы,

2)пародийный элемент в комедии, гротеск и карикатура образов,

145

3)агоны и их роль в понимании эстетической позиции автора,

4)функции и образ хора.

IV. Значение Аристофана в истории европейской комедийной традиции.

ЛИТЕРАТУРА

Основная

1.Головня В. В. Аристофан. М., 1955.

2.Соболевский С. И. Аристофан и его время. М., 2001.

3.Штейн А. Л. Веселое искусство комедии. М., 1990.

4.Ярхо В. П. Аристофан. М, 1954.

Дополнителъная

1.Боннар А. Смех Аристофана // Боннар А. Греческая цивилизация. М., 1992.

2.Гусманов И. Г. Аристофан и Менандр. Орел, 1998.

3.Пиотровский А. Комедийный жанр Аристофана // Аристофан. Комедии. М.; Л., 1935. Т. 1.

4.Ярхо В., Полонская К. Античная комедия. М., 1979.

МАТЕРИАЛЫ К ЗАНЯТИЮ

Задание 1.

«Облака» (Эписодий VII и VIII. Агон II)

Прочитайте фрагменты комедии Аристофана «Облака». Ответьте на следующие вопросы:

1)Как в приведенных диалогах проявляется *софистический принцип аргументации?

2)Как при этом меняются положение и роль главного героя?

3)Какова в *эписодиях роль хора?

Эписодий VII (Аминий-сосед входит)

Аминий О бог суровый! Рок оседробительный! Моя упряжка!.. О Паллада! Горе мне!

Стрепсиад «Но чем тебя обидел Тлеполем, скажи?»

146

Аминий

Почтеннейший, не смейся! Прикажи, прошу,

 

Чтобы вернул мне деньги поскорей твой сын,

Стрепсиад

Давно я жду, к тому ж сейчас в несчастии.

 

1270

Какие ж это деньги?

Аминий

Те, что должен он.

Стрепсиад

Дела твои прескверны, как мне кажется.

Аминий

Свидетель бог, свалился с колесницы я.

Стрепсиад

А мелешь вздор, как будто бы с осла упал.

Аминий

Как вздор? Хочу я деньги получить свои.

Стрепсиад

Ты не в своем рассудке. Это ясно.

Аминий

Что?

Стрепсиад

Всего вернее – мозга сотрясение.

Аминий

Всего верней, пойдешь ты в суд, свидетель Зевс,

 

Когда долгов не возвратишь!

Стрепсиад

Скажи мне, друг,

 

Как думаешь, для ливней воду свежую

1280

Зевс достает иль силой солнца старая

 

Вода обратно на небо взбирается?

Аминий

Не знаю. И нисколько не желаю знать.

Стрепсиад

А правомочен разве деньги требовать

 

Невежда в философии и в физике?

Аминий

Раз денег мало, ты бы хоть лихву па долг

 

Отдал мне.

Стрепсиад

Что за зверь такой – лихва, скажи?

Аминий

А если с каждым месяцем и с каждым днем

 

Все больше возрастает – возрастает долг,

 

Пока проходит время.

Стрепсиад

Верно сказано.

1290

Скажи, а море, что оно, по-твоему!

 

Растет или все то же?

Аминий

То же, думаю.

 

Ему расти не подобает.

Стрепсиад

Бедненький!

 

Да если море, с столькими притоками,

 

Не возрастает, как же ты надеешься,

 

Чтобы твои нежданно деньги выросли!

 

Ступай, катись! Подальше от дверей моих!

 

Рабу.

147

 

Стрекало дай мне!

Аминий

зрителям.

 

Вас зову в свидетели!

Стрепсиад

Но-но! не стой! Но, трогай, торопись, саврас!

Аминий

Ну не бесстыдство ль это?

Стрепсиад

Торопись! Не то

 

Под хвост стрекалом, сивка, подбодряю тебя.

 

Бьет его, Аминий бежит.

 

Бежит! А я бы двинул, раскатал тебя

 

С колесами, осями и заклепками.

 

Входит в дом.

 

Первое полухорие

Строфа

Сутяжничать, сквалыжничать

 

– Большое зло!

 

Упрямый старичок

 

Решил зажать, не отдавать

 

Добра и денег, взятых в долг.

 

А все-таки сегодня же

 

Приключатся новости.

 

И кудесник наш, затеявший обман,

1310

За плутни все, за все грехи

 

Расплатится жестоко.

Второе полухорие Антистрофа Боюсь я, то, чего искал,

 

Чего желал.

 

Сегодня он найдет.

 

Ужасен в споре сын его,

 

Опровергать, изобличать

 

Неправдою умеет он.

 

Всяких собеседников

 

Переспорит трижды лживой болтовней.

 

Но скоро, скоро взмолится

1320

Старик, чтоб онемел он.

 

ЭПИСОДИЙ VIII

Стрепсиад

...выбегает из дома, преследуемый Фидиппидом.

 

Увы! Увы!

 

Соседи! Домочадцы и приятели!

 

Спасите! Бьют! Бегите, помогите мне!

148

 

О голова седая! Щеки старые!

 

Отца ты бьешь, негодник?

Фидиппид

Да, отца я бью.

Стрепсиад зрителям.

 

Он признает, что бил меня, вы видите!

Фидиппид

Ну да!

Стрепсиад

Злодей, отцеубийца, висельник!

Фидиппид

Еще, еще брани меня, хули меня!

 

Но знай, купаюсь я в твоих ругательствах!

1330

Стрепсиад Распутник!

Сыпь мне розы, золоти меня!

Фидиппид

Стрепсиад

Отца ты бьешь?

Фидиппид

Ну да, и докажу тебе,

 

Что бил по праву.

Стрепсиад

Вот как, пес негоднейший!

 

Да кто ж дал право сыну бить родителя?

Фидиппид

Послушай, что скажу я, убедишься сам.

Стрепсиад

Да что ты мне докажешь?

Фидиппид

Очень многое.

 

Какою речью говорить мне, выбери!

Стрепсиад

Какою речью?

Фидиппид

Да, кривой или правою!

Стрепсиад

На то ль тебя учил я, отчаяннейший,

 

Опровергать законы, чтоб так каверзно

 

Ты доказал, что нравственно и правильно

1340

Родному сыну избивать родителя?

Фидиппид

И докажу я все же правоту свою,

 

И ты со мною согласишься с радостью.

Стрепсиад

Ну, что ж сказать сумеешь ты, послушаю.

 

АГОН II

 

Первое полухорие

Ода

Подумай, позаботься, поспеши, старик,

 

Врага переспорить.

 

Когда б в себя не верил он, наверное,

 

Не бил так бесстыдно.

 

На что-то он надеялся, – в словах его

1350

И дерзость и сила.

149

 

Предводительница хора облаков

Эпиррема

Из-за чего и почему у вас возникла тяжба,

 

Пред хороводом объясни. Начни, не заминаясь!

Стрепсиад

Из-за чего и почему мы начали ругаться,

 

Вам расскажу. Мы за столом сидели, как

 

известно.

 

Тут в руку лиру взять его я попросил и песню

 

Поэта Симонида спеть: «Барашек Крий попался».

 

А он сказал, что песни петь за чашей, под

 

кифару, –

 

Обычай устаревший, баб забота – мукомолок.

Фидиппид

Не прав ли был я, наскочив с руками и с ногами

1360

На старика? Заставить петь! Кузнечики мы,

 

что ли!

Стрепсиад

Вот те же самые повел и за столом он речи,

 

Сказал к тому ж, что Симонид – писатель очень

 

скверный.

 

С трудом, но все-таки себя я удержал от злости,

 

И, ветку миртовую взяв, прочесть мне из Эсхила

 

Я попросил его. А он ответить не замедлил:

 

«Эсхила почитаю я первейшим из поэтов

 

По части шума, болтовни, нескладицы и вздора».

 

Вскипело сердце у меня, предредставите вы сами.

 

Но гнев я все же закусил, сказал: «Тогда,

 

голубчик,

1370

Из новых что-нибудь мне спой, из песен

 

философских».

 

Из Еврипида говорить тут начал он, о брате

 

С родной сестрой, избави бог, бесстыдно

 

переспавшем.

 

Тут удержаться я не мог, накидываюсь в злости

 

С проклятьем, с криком на него. Потом, как

 

и понятно,

 

На слово – слово, брань – на брань, он вскакивает

 

с места

 

И ну душить, и ну давить, и мять меня и тискать!

 

А не по праву, да? Признать готов ты Еврипида

 

Мудрейшим из поэтов всех?

Стрепсиад

Мудрейшим? Ах ты, горе!

150

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.