Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Никола. Античная литература. Практикум

.pdf
Скачиваний:
768
Добавлен:
28.03.2016
Размер:
2.35 Mб
Скачать

С целью понимания природы мифа для начала важно остановиться на чертах мифологического сознания, тех особенностях человека раннего общества, которые стали предпосылками для формирования мифологических представлений. Это, вопервых, невыделенность себя из окружающей природной среды и в равной мере из среды социальной. Указанная особенность выражалась в перенесении человеком на природные объекты своих собственных чувств, свойств и отношений. Проявления этой особенности отчетливо видны в таких явлениях, как тотемизм, анимизм, антропоморфизм и других.

В мифологическом мышлении также ярко проявляется слабое развитие абстрактных понятий. Мифологическое мышление характеризуется преобладанием конкретно-чувственных представлений, заметным воздействием на них эмоциональной сферы. Неумение абстрагироваться от конкретного видно в мифических представлениях о времени и пространстве. Так, образ времени запечатлевается в виде пространства, имеющего определенные очертания, а пространство, в свою очередь, воплощается в виде некоего предметного образа. Столь же неразрывны, диффузны в мифологических представлениях причинно-следственные отношения. Каузальность в нашем понимании (как выведение следствия из причины) мифологическому сознанию чужда. Место «причины» чаще всего занимают «вина» или «начало». Показательно, что даже в языках (древнегреческом и латинском) понятие «следствие» не имело соответствующего обозначения. «Причина» же сознавалась греками как «вина», а римлянами – как «повод» и «дело». В результате причинно-следственный процесс выливался чаще всего в процесс трансформации объекта, материальную метаморфозу. Мифологическое мышление не отличает субъекта

от объекта, части от целого, вещи от свойства, общего от частного, предмета от имени и т.д.

Мифологическое мышление характеризуется также заметным тяготением к бинарным оппозициям (жизнь – смерть, свой – чужой, верх – низ, добрый – злой, сухой – влажный и т.д.). В то же время наблюдается наличие мифологических «медиаторов», своего рода посредников (героев и объектов), преодолевающих или сочетающих полюсные признаки.

Выделив эти некоторые черты мифологического мышления, в то же время заметим, что миф, как и сознание древнего чело-

21

века в целом, явление развивающееся. В пользу такого различения свидетельствует, к примеру, присутствующая в мифах разница между демиургами (первопредками людей и животных) и культурными героями (добывающими культурные блага), в самом выдвижении вперед темы культуры, придание ей аксиологического, то есть ценностного значения.

Теории мифа XX в. решительно опровергли представление о беспомощности, «примитивности» мифологического мышления, подчеркивая, что миф – лишь особый познавательный язык в истории человечества. Показательно, что миф сконцентрирован на сущностных проблемах (происхождении мира и человека, тайне рождения и смерти, судьбе и т.п.). Для мифа нет необъяснимого. «Мифология постоянно передает менее понятное через более понятное, неумопостигаемое через умопостигаемое и особенно более трудноразрешимое через менее трудноразрешимое...» (Е. М. Мелетинский. Поэтика мифа. С. 169).

Для понимания природы мифа значение имеет характеристика мифологического времени. Для мифологического времени характерна подчеркнутая ориентация на прошлое, начальные сакральные времена. Они предстают как времена первотворения, эпоха первопредметов и перводействий (первого огня, первого копья, первого дома, первого применения лекарственных средств и т.д.). Абсолютизация начал связана с мифологическим принципом сведения сущности предмета к его генезису. Мир, таким образом, представал в дихотомической структуре начального сакрального времени и времени профанного, эмпирического. При этом мифологическое сознание обладало известной гибкостью: происходящие в родоплеменном сознании сдвиги проецировались на прошлое и находили в нем свое обоснование, что, в свою очередь, стимулировало мифологическую систему к развитию.

Этиологическая (объяснительная) природа мифа имела важную функциональную направленность. Специфическим образом объясняя мир, миф тем самым и поддерживал, санкционировал существующий космический и социальный порядок, приспосабливал человека к природе и социуму. Важным практическим средством поддержания такого порядка являлось регулярное

воспроизведение мифов в ритуалах. Миф и ритуал в этом отношении находятся в тесной взаимосвязи.

22

Социальное значение мифа проявляется в том, что он не только служил поддержанию состояния и функционирования социума, но и оказывал человеку индивидуальную поддержку, особенно в психологически сложных, критических состояниях (к примеру, при наступлении половой зрелости, переходе во взрослую мужскую группу, в случае смерти родичей и т.д.), находящих свое выражение в соответствующих «переходных обрядах». Последнее утверждение принадлежит к выводам, которые сделала современная этнография, прежде всего ее психоаналитическое направление.

Сравнительно-историческое изучение мифа позволило обнаружить, что в мифах различных народов мира при всем их многообразии имеется немало общих черт и мотивов. Так, к кругу древнейших мифов относятся мифы о животных. Нередко это мифы о происхождении животных от людей или наоборот. В древнегреческой мифологии немало таких мифов, как и мифов о превращении людей в растения. Например, миф о происхождении мирмидонян, миф об Арахне или же мифы о нарциссе, гиацинте, кипарисе, гелиотропе и т.д. Значительное число этих мифов собрано в «Метаморфозах» Овидия (I в. до н.э.).

К числу древнейших мифов относят мифы о происхождении солнца, луны (месяца), звезд, соответственно обозначаемые как мифы солярные, лунарные, астральные. В древнегреческой мифологии эти элементы космического мироздания предстают олицетворенными. Что же касается звезд и созвездий, то в целом ряде мифов они представляются людьми, некогда жившими на Земле и по тем или иным причинам поднявшимися на небо (мифы о Касторе и Поллуксе, о Каллисто, об Андромеде и другие).

К важнейшему кругу мифов относят мифы о происхождении мира, Вселенной, так называемые космогонические мифы. В их составе выделяют иногда мифы о происхождении человека, то есть антропогонические мифы. Что касается древнегреческой космогонии, то в ней на ранних этапах определяющая роль принадлежит земле, все из себя производящей и все собой питающей. Не случайно эта ранняя стадия мифологических представлений именуется хтонизмом (от древнегреч. ήτον – земля). Земля также является определяющей частью того состава (земля, смешанная с водой), из которого Прометей лепит человека.

23

В мифологии разных народов, в том числе и у древних греков, важную роль играют мифы календарные, объясняющие смену времен года, те или иные природные циклы. В древнегреческой мифологии это мифы о похищении Персефоны, миф об Адонисе и т.д.

Особое и важное место в корпусе мифологических представлений занимают мифы о происхождении и введении тех или иных культурных благ или социальных установлений. Важную роль в этих мифах играют обычно культурные герои, благодаря усилиям которых космос «цивилизуется». Роль культурных героев могут выполнять как боги (к примеру, Прометей, Афина, Аполлон и другие), так и полубоги и смертные (Тезей, Геракл и другие). При этом вся мифологическая система, в том числе и у древних греков, представляется как движение от «хаоса» к «космосу» (последний в переводе с древнегреческого означает «порядок», «красота»).

Важная специфическая особенность древнегреческой мифологии *антропоморфизм и аполлонизм. Наиболее развитая и зрелая форма древнегреческой мифологии – олимпийская мифология – представляет богов в пластической форме и в образе людей с соответствующими проявлениями человеческого поведения. Организован олимпийский пантеон также по образцу человеческого родоплеменного общества: наличествует патриарх, боги соединены родственными и брачными отношениями, между ними установлена иерархия, осуществлено распределение функций и «сфер деятельности». Для древнегреческой мифологии характерно большое разнообразие мифологических типов.

Важное место среди «олимпийцев» занимают образы эстетизированные, осуществляющие культурно-цивилизующие функции: Афина, Аполлон, Афродита, музы, грации и т.д. При изучении древнегреческой мифологии особенно важно остановиться на мифологических образах, связанных с темой искусства и творчества (Аполлон, музы, Парнас, Геликон, Кастальский ключ, Гиппокрена, Пегас и т.д.).

Что касается римской мифологии, то важно отметить как ее преемственный характер, так и самобытные черты. Причем в преемственных культах богов (Юпитер, Юнона, Церера, Веста

ит.д.) важно подчеркнуть как сохранившееся ядро образа, так

иновые грани культа в том случае, если они появились. Таков заметно усилившийся культ Весты, в римской мифологии являв-

24

шейся не столько хранительницей домашнего огня, сколько огня государственного и тем самым – защитницей государства. Что же касается охраны дома, то на этот случай у римлян появились многочисленные домашние боги с разными оттенками значений: пенаты, лары, маны. Заметно изменился и усилился также культ Марса, почитаемого римлянами не только в ипостаси бога войны, но и отца Ромула и т.д. и т.п.

XX в. с точки зрения эстетики нередко представляют как век «ремифологизации». Обострившимся интересом к мифу отличаются разные виды литературы и искусства, а также отдельные отрасли гуманитарных наук: этнология, антропология, психология и т.д. На протяжении XX в. в западноевропейской науке сложился целый ряд ведущих мифологических школ: психоаналитическая (З. Фрейд, К. Юнг и другие), ритуально-мифоло- гическая (Д. Фрэзер, М. Элиаде и другие), символическая (Э. Кассирер, У. Урбан и другие), структуралистская (К. Леви-Стросс, А. Греймас и другие) и т.д. Значительный вклад в изучение мифа внесли труды отечественных литературоведов, философов и мифологов: А. Ф. Лосева, А. А. Тахо-Годи, О. М. Фрейденберг, Я. Э. Голосовкера, В. В. Иванова, Е. М. Мелетинского и других. Лекции и практические занятия не позволяют в должной мере осветить труды названных ученых, а также имеющиеся школы и направления, однако желателен их краткий обзор, привлечение внимания к наиболее знаменитым книгам мифологов XX в. (К. Юнг «Об архетипах коллективного бессознательного», Д. Фрэзер «Золотая ветвь», М. Элиаде «Миф о вечном возвращении» и т.д.).

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН ЗАНЯТИЯ 1

I. Понятие о мифе. Особенности мифологического мышления. Миф как воплощение первобытного синкретизма.

II. Специфика мифологического времени. Дихотомия «начальных» сакральных времен и эмпирического текущего времени.

III. Функциональная направленность мифа. Миф как средство поддержания природного и социального порядка и контроля.

IV. Связь мифа с ритуалом. Реактуализация «начальных» времен и их животворных сил в магических ритуалах. Ритуальномифологическая школа в литературоведении. Труды Д. Фрэзера, М. Элиаде, О. Фрейденберг и других.

25

ЛИТЕРАТУРА

Обязательная

1.Аполлодор. Мифологическая библиотека. М., 1972.

2.Голосовкер Я. Э. Избранное. Логика мифа. М., 2010.

3.Грейвс Р. Мифы Древней Греции. Екатеринбург, 2007.

4.Леви-Брюль К. Сверхъестественное и природа в первобытном мышлении. М., 2010.

5.Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957.

6.Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 2006.

7.Мифы народов мира: в 2 т. М., 1997.

8.Мифологический словарь. М., 1991 (и последующие издания).

9.Овидий. Метаморфозы. М., 2010.

10.Фрейденберг О. М. Миф и литература древности. Екатеринбург, 2008.

11.Фрэзер Д. Золотая ветвь. М., 2010.

12.Элиаде М. Аспекты мифа. М., 2010.

Дополнительная

1.Гаспаров М. Л. Занимательная Греция. М., 2010.

2.Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Запада. М., 2009.

3.Золотарев А. М. Родовой строй и первобытная мифология. М., 1964.

4.Токарев С. А. Ранние формы религии и их развитие. М., 2011.

5.Тэрнер В. Символ и ритуал. М., 1983.

6.Элиаде М. Миф о вечном возвращении. М., 2000.

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН ЗАНЯТИЯ 2

I. Аналитическая психология о мифе. Мифологические архетипы. Труды К. Юнга об архетипе.

II. Классификация мифологических сюжетов. Мифы космогонические, антропогонические, аграрные, героические и т.д.

III. Своеобразие античной мифологии. Древнегреческая теогония. От Хаоса к Космосу. Титаны и олимпийцы.

IV Героические мифы и мифы о культурном герое.

26

V. Аполлонизм как специфика древнегреческой культуры. Боги и мифологические герои, связанные с миром творчества. Аполлон, музы, Дионис, Орфей и другие.

VI. Историко-культурное значение античной мифологии.

ЛИТЕРАТУРА

Обязательная

1.Гесиод. О происхождении богов (Теогония) Эллинские поэты. М., 1963.

2.Гусманов И. Г. Греческая мифология. Боги. М., 1998.

3.Лосев Л. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957.

4.Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 2006.

5.Тахо-Годи А. А., Лосев А. Ф. Греческая культура в мифах и символах. М., 1998.

6.Юнг К. Архетип и символ. М., 1991.

Дополнительная

1.Брюсов В. Я. Избранное. М., 1984 (и другие издания).

2.Евсюков В. В. Мифы о Вселенной. М., 1988.

3.Маковский М. М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках. М., 1996.

4.Между Эдипом и Озирисом. Становление психоаналитической концепции мифа. М., 1998.

5.Менар Р. Мифы в искусстве старом и новом. М., 1992.

6.Немировский А. И. Мифы древней Эллады. М., 1992.

МАТЕРИАЛЫ К ЗАНЯТИЯМ 1–2

Задание 1.

М. Эдиаде. Опыт определения понятия «миф»

Прочитав текст М. Элиаде, сравните предложенное им определение понятия «миф» с другими определениями, помещенными в разных, в том числе мифологических, словарях.

Трудно найти такое определение мифа, которое было бы принято всеми учеными и в то же время доступно и неспециалистам. Впрочем, возможно ли вообще найти то универсальное

27

определение, которое способно охватить всес мифы и все функции мифов во всех архаических и традиционных обществах? Миф есть одна из чрезвычайно сложных реальностей культуры, и его можно изучать и интерпретировать в самых многочисленных и взаимодополняющих аспектах.

Мне кажется, что более приемлемым будет следующее определение, так как оно шире охватывает интересующий нас воп-рос: миф излагает сакральную историю, повествует о событии, произошедшем в достопамятные времена «начала всех начал». Миф рассказывает, каким образом реальность, благодаря подвигам сверхъестественных существ, достигла своего воплощения и осуществления, будь то всеобъемлющая реальность, космос или только ее фрагмент: остров, растительный мир, человеческое поведение или государственное установление. Это всегда рассказ о некоем «творении», нам сообщается, каким образом что-либо произошло, и в мифе мы стоим у истоков существования этого «чего-то». Миф говорит только о происшедшем реально, о том, что себя в полной мере проявило. Персонажи мифа – существа сверхъестественные. Они общеизвестны, так как они действуют в легендарные времена «начала всех начал». Миф раскрывает их творческую активность и обнаруживает сакральность (или просто сверхъестественность) их деяния. В целом миф описывает различные, иногда драматические, мощные проявления священного (или сверхъестественного) в этом мире. Именно эти проявления явились реальной основой создания Мира и сделали его таким, каков он есть – смертным, разделенным на два пола, обладающим культурой.

У нас будет еще случай дополнить и рассмотреть более детально эти некоторые предварительные замечания, но важно подчеркнуть именно сейчас факт, который нам кажется наиболее значительным: миф рассматривается как сакральное повествование и, следовательно, как событие, действительно произошедшее, так как оно всегда имеет отношение к определенным реальностям. Космогонический миф имеет в качестве своего обоснования реальность, он «истинен», поскольку само существование мира подтверждает этот миф. Далее: миф о происхождении смерти имеет также свою «реальность», поскольку его доказывает смертность человека, и так далее.

28

Так как миф рассказывает о деяниях сверхъестественных существ и о проявлении их могущества, он становится моделью для подражания при любом, сколько-нибудь значительном проявлении человеческой активности. Когда миссионер и этнограф Штрелов спрашивал представителей австралийского племени арунта, почему они совершают тот или иной ритуал, ему отвечали однозначно: «Потому что так нам повелели наши предки».

Элиаде М. Аспекты мифа. М., 1996. С. 15–17.

Задание 2.

М. Гаспаров. Боги свои и боги чужие

Ознакомившись с текстом М. Л. Гаспарова, ответьте на следующие вопросы:

Каковы функции выделенных двенадцати богов-олимпийцев

ипочему у некоторых из них имеются разные имена и прозвища?

Вчем, по мнению М. Л. Гаспарова, своеобразие веры греков в своих и чужих богов?

Вчем усматривает М. Л. Гаспаров различие между мифом

исказкой?

БОГИ СВОИ И БОГИ ЧУЖИЕ

Когда греков спрашивали: «Кто ваш бог?», они отвечали: «Богов у нас много». Когда спрашивали: «А кто главный?», они отвечали: «Двенадцать олимпийцев: Гестия, Гера, Гермес, Деметра, Арес, Артемида, Зевс, Афродита, Гефест, Аполлон, Посейдон и Афина».

Список этот был нетвердый: то и дело в него включался, например, Дионис вместо Ареса или Гефеста. И список этот был неполный: в нем не были названы бесчисленные божества природы, часто гораздо более близкие человеку. В каждой речке жила своя наяда, в каждом дереве – дриада, в каждой скале – ореада. И много веков спустя, когда императоры и церковь приказали людям быть христианами, крестьяне со вздохом отрекались от Зевса и Аполлона, но долго еще тайком ходили в рощи молиться деревьям и ручьям.

Убогов были разные имена и прозвища. Аполлон был также

иФеб-Сияющий, и Локсий-Вещающий, и Пеан-Врачующий,

29

иГекаэрг-Далекоразящий, и Пифий-Драконоубийца, и Мусагет – Вождь Муз, и Делий – Рожденный на Делосе, и Ликей – то ли «Светлый», то ли «Волчий», и, может быть, даже Гелиос-Солнце. Дионис – это и Вакх, и Иакх, и Лиэй, и Бассарей, и Бромий,

иЭвий. Артемида была и Селеной, богиней луны, и Илифией, помощницей рожающих женщин, и Гекатой, покровительницей колдуний; впрочем, иногда Геката отождествлялась с Деметрой, а иногда почиталась отдельно. Мы видим: прозвище бога могло превратиться в имя самостоятельного бога и, наоборот, самостоятельный бог мог слиться с другим, и его имя могло превратиться в прозвище.

Даже один и тот же бог в разных местах изображался и почитался настолько по-разному, что можно было задуматься: да точно ли он один и тот же? На острове Крите чтили пещеру, где вырос Зевс-младенец, и чтили могилу, где погребен Зевспокойник. Когда критянам говорили: «Но ведь Зевс бессмертен!», они отвечали: «Не умирает только тот, кто не рождался». В Аркадии в одном храме чтили сразу трех Гер: Геру-девицу, Геру-царицу

иГеру-вдовицу. Когда аркадянам говорили: «Не может быть Гера сразу и девицей и вдовицей», они отвечали: «Не знаем, но так чтили ее наши предки». В Спарте стояли статуи Ареса в оковах

иАфродиты в оковах; спартанцы объясняли: «Это чтобы бог войны не покидал нашего государства, а богиня любви – наших семейств», но, кажется, сами не очень доверяли своим объяснениям.

Кроме богов, почитали и обожествленных героев. Тут тем более один город другому не указчик. Аяксу Саламинскому приносили жертвы на Саламине, Елене и Менелаю – в Спарте, Гераклу – повсюду, но по-разному. Например, в городе Эрифрах Геракла почитали только женщины-рабыни, потому что когда-то кумир Геракла приплыл сюда по морю на плоту, подтянуть плот к берегу (сказали гадатели) можно было только канатом из женских волос, свободные женщины пожалели обрезать свои волосы, а рабыни обрезали. А были герои и еще более неожиданные. Так, в городе Аканфе почитали умершего здесь перса Артахея, начальника строительства Ксерксова канала, за то, что он был ростом в пять локтей без четырех пальцев (это значит 2 м 23 см)

иимел голос громче всех на свете.

Все это причудливое своеобразие имело очень важные последствия. Оно учило греков терпимости. Никто, даже афиняне,

30

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.