Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
психология.docx
Скачиваний:
271
Добавлен:
29.02.2016
Размер:
12.27 Mб
Скачать

Диагностика

Диагноз выставляется на основании обшей клинической картины. Неврастения характеризуется постоянными жалобами на повышенную утомляемость после умственной работы или жалобами на слабость в теле и истощение после минимальных усилий. Характерны: ощущение мышечных болей, головокружение, головная боль напряжения, нарушение сна, неспособность расслабиться, раздражительность, диспепсия. Выделяют: а) гиперстеническую форму неврастении с раздражительностью, повышенной чувствительностью к внешним раздражителям, склонностью к аффективным разрядам, нарушению внимания и другими проявлениями и б) гипостеническую форму со снижением трудоспособности, постоянным чувством усталости, вялостыю, иногда сонливостью, снижением интереса к окружающему, быстрой истощаемостью при любой деятельности.

Лечение

Психотерапия, транквилизаторы, антидепрессанты, симптоматические средства. Прогноз при неврастении благоприятный, в 75% случаев в результате лечения наблюдается полное выздоровление или стойкое облегчение. 

Прогноз для навязчивостей (обсессий). В 20—30% случаев в процессе лечения отмечается значительное улучшение, в 40—50% — умеренное улучшение. У 20—40% больных улучшения не происходит или наступает ухудшение состояния. У 30% больных наблюдаются тяжелые депрессивные расстройства с высоким суицидальным риском.

Эпидемиология неврозов

Невротические расстройства могут возникать на трех «уровнях»: как отдельные симптомы, как малые невротические расстройства и как специфические невротические синдромы. Отдельные симптомы могут время от времени проявляться и у некоторых людей с нормальной психикой. При малом невротическом расстройстве (иначе — малом эмоциональном расстройстве) ряд невротических симптомов возникает одновременно без преобладания какого-либо одного; такое расстройство часто наблюдается в общей практике. При специфических невротических синдромах преобладает один тип симптомов; такие расстройства чаще встречаются в психиатрической практике.

Для определения частоты встречаемости данного расстройства на каждом из перечисленных уровней были использованы эпидемиологические методы. При подобных исследованиях важно применять стандартизированные методы наблюдения. Так, если просто обратиться к врачам общей практики с просьбой сообщить, как часто встречаются малые эмоциональные расстройства у их пациентов, то разница между оценками, представленными отдельными специалистами, будет очень велика — вплоть до девятикратной (Shepherdetal. 1966). Как показывают объективные данные, этот разброс по большей части не отражает действительных различий в частоте встречаемости. Скорее он связан с неодинаковой способностью врачей выявлять такие расстройства и с возможными в диагностической практике вариантами, особенно в случаях, когда соматические и эмоциональные симптомы появляются одцовременно. Вообще семейные врачи более склонны диагностировать эмоциональное расстройство у женщин, лиц среднего возраста, а также у разведенных и вдовых (Goldberg, Huxley 1980).

На первом «уровне» эпидемиологические исследования показывают, что Отдельные невротические симптомы Чрезвычайно распространены среди населения в целом; например, в Нью-Йорке 815 человек из каждой тысячи жителей сообщают о наличии каких-либо невротических симптомов (Sroleetal. 1962). Оценки частоты малых невротических расстройств демонстрируют большие колебания. Так, показатели вероятности их возникновения на протяжении жизни (на 1000 человек населения соответствующей категории) варьируют от 18 для мужчин и 27 для женщин по данным исследования, проведенного в Дании Fremming (1951), до 79 для мужчин и 165 для женщин согласно результатам, полученным в Швеции Hagnell (1966). Показатели годовой заболеваемости разнятся в еще большей степени (см.: Careyetal. 1980). С другой стороны, неврозы, вероятно, составляют около двух третей всех психиатрических случаев, встречаемых в общей практике (Shepherdetal. 1966). Для хронических неврозов показатели заболеваемости выше в первой половине жизни, они значительно превышают показатели выздоровления до 35 лет (Shepherd, Gruenberg 1957). Согласно общепринятому мнению, цаиболее частыми симптомами малых невротических расстройств являются тревога, депрессия, раздражительность, бессонница и утомляемость. (См.: Goldberg, Huxley 1980 — обзор данных).

Распространенность Отдельных невротических синдромов Рассматривается в следующей главе, где описываются эти расстройства. На данном этапе следует отметить относительную частоту встречаемости определенных синдромов: неврозы тревоги и состояния легкой депрессии обычно обнаруживаются чаще, чем истерия или обсессивные неврозы; легкая форма депрессии особенно распространена среди женщин (см., например, Bille, Juel-Nielsen 1968). Контингент невротических больных включает в себя две категории пациентов: одни из них переживают кратковременную реакцию на стресс, другие страдают хроническими расстройствами. Хотя невозможно провести четкую грань между этими типами больных, похоже, что среди впервые заболевших малым невротическим расстройством примерно две трети выздоравливают за период, не превышающий шести месяцев (Goldberg, Blackwell 1970; Hagnell 1970), и только около 4% болеют не менее трех лет (Hagnell 1970). (Вопрос о прогнозе будет рассмотрен позже.)

Неудивительно, что в развивающихся странах оценить частоту случаев и распространенность неврозов еще труднее. Немногочисленные опубликованные материалы исследований свидетельствуют о том, что показатели, полученные там, сравнимы с аналогичными данными, накопленными в Британии и Соединенных Штатах. Однако в развивающихся странах гораздо меньше больных обращается к врачам общей практики и поступает в психиатрические клиники (см.: German 1972—обзор, а также German, Агуа 1969 — описание исследования группы африканских студентов).Этиологические факторы и механизмы формирования неврозовЭтиология и патогенез невротических расстройств определяется следующими факторами. Генетические – это, в первую очередь, конституциональные особенности психологической склонности к невротическому реагированию и особенности вегетативной нервной системы. Первые доказаны на основании результатов выполнения психологических тестов (степень нейротизма), вторые определением тенденции вегетативной нервной системы реагировать на стрессовые воздействия. По данным авторов полная конкордантность определяется у 40% монозиготных близнецов, и у 15% дизиготных близнецов. Факторы, влияющие в детском возрасте – исследования, проводившиеся в этой области не доказали однозначного влияния, однако невротические черты и наличие невротических синдромов в детском возрасте свидетельствует о недостаточно устойчивой психике и об отставании в созревании. Особое значение влиянию психотравм раннего детства на формирование невротических расстройств уделяют психоаналитические теории.  Личность – факторы детского возраста способны формировать личностные особенности, которые впоследствии становятся почвой для развития неврозов. Вообще, значение личности, в каждом случае как бы обратно пропорционально степени тяжести стрессовых событий в момент начала невроза. Так, у нормальной личности, невроз развивается только после серьезных стрессовых событий, например, неврозы военного времени.  Предрасполагающие черты личности бывают двух видов: общая склонность к развитию невроза и специфическая предрасположенность к развитию невроза определенного типа.  Факторы окружающей среды (условия жизни, труда, безработица и т.п.). Неблагоприятная обстановка - в любом возрасте наблюдается четкая взаимосвязь между психологическим здоровьем и показателями социального неблагополучия, такими, как не престижный род занятий, безработица, бедность домашней обстановки, теснота, ограниченный доступ к благам, таким, как транспорт. Вероятно неблагоприятная социальная обстановка увеличивает степень дистресса, но вряд ли выступает этиологическим фактором в развитии более тяжелых расстройств. Неблагоприятные жизненные события (одна из причин – отсутствие в социальном окружении защитных факторов, а также внутрисемейные неблагоприятные факторы). Достаточно четко все эти факторы были суммированы в теории «барьера психической резистентности» (Ю.А. Александровский) и развитии невротического расстройства в тех случаях, когда этот барьер недостаточен для противодействия психотравме.  Этот барьер как бы вбирает в себя все особенности психического склада и возможности реагирования человека. Хотя он базируется на двух (расчленяемых лишь схематично) основах – биологической и социальной, но по существу является их единым интегрированным функционально-динамическим выражением.  Морфологические основы неврозов Доминировавшие представления о неврозах, как функциональных психогенных заболеваниях, при которых в мозговых структурах отсутствуют какие-то морфологические изменения, в последние годы подверглись существенному пересмотру. На субмикроскопическом уровне выделены церебральные изменения, сопутствующие изменениям ВНД при неврозах: дезинтеграция и деструкция мембранного шипикового аппарата, уменьшение числа рибосом, расширение цистерн эндоплазматического ретикулума. Отмечена дегенерация отдельных клеток гиппокампа при экспериментальных неврозах. Общими проявлениями адаптационных процессов в нейронах мозга считается увеличение массы ядерного аппарата, гиперплазия митохондрий, нарастание числа рибосом, гиперплазия мембран. Изменяются показатели перекисного окисления липидов (ПОЛ) в биологических мембранах. Невротические расстройства

По ведущим признакам и стереотипу развития заболевания к основным видам невротических расстройств принято относить истерию, неврастению, психастению, навязчивые состояния. Наряду с этим в ряде случаев преобладают невротическая депрессия, сенесто-ипохондрические и некоторые другие расстройства (не учитываются соответствующие рубрики

ИСТЕРИЯ. Характерна чрезвычайная яркость представлений об окружающем, причем эмоциональная окраска переживаний преобладает над рассудочностью, нарушая тем самым соразмерность реакции человека на жизненные события.

Людей с образно-эмоциональным мышлением отличает "художественный" тип, что само по себе не является патологией, но у них легко развиваются болезненные черты. Слишком эмоционально, бурно реагируя на окружающее, они подчеркивают свои симпатии и антипатии, эгоцентричны, капризны, крикливы, резки в своих движениях; если они смеются, то долго, если плачут, то навзрыд. Обычно человек, страдающий истерическим неврозом, стремится привлечь внимание окружающих и с этой целью изображает себя несчастным, обиженным или, наоборот, превозносит собственные заслуги. При этом можно отметить искусственность, театральность, а нередко и фальшивость в поведении такого человека, он как бы постоянно "играет" придуманную им самим роль.

Люди с таким складом характера успешно работают, могут быть дисциплинированными, часто вызывают симпатию окружающих и действительно становятся "центром общества". Считается, что в случае "невротического срыва" и без того ослабленное влияние человека на свое эмоциональное состояние снижается, в результате чего усиливается односторонность в восприятии окружающего. При этом обостряются все черты истерического характера, особенно усиливаются театральность, нарочитость поступков.

Истерию называли раньше "великой притворщицей", "великой симулянткой", имея в виду не преднамеренную симуляцию, а невольное, неосознанное подражание окружающим. Человек, страдающий истерией, легко подвергается внушению, по существу, он не в состоянии воспринимать разницу между фантазией и действительностью. Под влиянием сильных впечатлений у него некоторые мыслительные образы, принимая патологическую яркость, превращаются в ощущения, вытесняя иногда из сознания окружающую реальность.

Клиническая картина. Проявления истерии многолики. Наиболее наглядно они выражаются в расстройствах движения (паралич). От волнения больные истерией могут временно терять речь, слепнуть. У них расстраиваются различные функции: повышается температура, усиливается сердцебиение, исчезает аппетит, появляется рвота (без нарушения пищеварения), возникают кожные заболевания. К числу истерических расстройств могут относиться утрата или ослабление слуха, осязания и обоняния, судороги конечностей, летаргический сон, наконец, истерические припадки, которые возникают после какой-либо неприятности или волнующего события. Припадок, как правило, начинается с громкого плача, крика, хохота, сменяемых двигательным возбуждением и отдельными судорожными подергиваниями. Иногда больной во время припадка падает, у него бывают резко напряжены мышцы, в редких случаях он лежит на спине, изогнув тело дугой. Такой припадок длится от нескольких до десятков минут.

Истерический паралич также обычно является ответом на какое-то переживание. Парализуется одна или обе (очень редко все) конечности. Значительно чаще развиваются контрактуры рук или ног: отдельные пальцы неподвижно застывают в неестественном, "странном" положении. Отмечается своеобразное нарушение способности стоять и ходить: в постели больной активно выполняет все движения, но, становясь на ноги, падает "как подкошенный". В этом наглядно проявляется характерная для истерии тенденция больных не преодолевать возникшее у них нарушение, а даже подчеркивать его.

Нарушения движений у больных истерией принципиально отличаются от двигательных расстройств, свойственных органическим заболеваниям нервной системы. Прежде всего, они непостоянны, как при органических заболеваниях, как правило, исчезают во время сна и обостряются под влиянием психогенных обстоятельств, но главное - при истерических параличах отсутствуют нарушения сухожильных рефлексов, патологические рефлексы.

На высоте истерического припадка у больных сужается сознание и резко снижается внимание, что в ряде случаев ведет к кратковременной потере памяти.

Истерия может начаться в детстве, но чаще болезнь проявляется в возрасте 16-25 лет. Протекает она различно в зависимости от индивидуальных особенностей человека: у некоторых больных все симптомы проходят с наступлением периода зрелости, у других сохраняются на долгие годы. Под влиянием неблагоприятных жизненных ситуаций истерические проявления обычно усиливаются, при отсутствии же травмирующих обстоятельств, а также благодаря лечению болезнь значительно ослабевает и практически не мешает человеку жить и работать.

НЕВРАСТЕНИЯ характеризуется легкой возбудимостью и быстрой истощаемостью нервных функций. Дословно этот термин означает "нервная слабость". Больной начинает замечать не свойственную ему быструю утомляемость, затруднения при работе, требующей сосредоточения внимания и усидчивости, потерю спокойствия и внутренней уравновешенности. Появляется повышенная раздражительность. Он может из-за пустяка нагрубить, а потом, успокоившись, сожалеет, что "вышел из себя". У таких больных утрачивается пропорциональность между силой раздражителя (незначительная неприятность) и интенсивностью реакции и аффекта (выраженная "нервная" вспышка). Усталость и одновременное возбуждение лишают человека четкости и свежести мысли, что необходимо для продуктивной и целенаправленной деятельности. Он раним, крайне чувствителен к обидам, не выдерживает сколько-нибудь горячих споров, плохо переносит яркий свет и шум.

Больные неврастенией обычно избегают длительного напряжения. Для их деятельности характерно удачное интенсивное "начало" и быстрое падение продуктивности в работе.

На фоне указанных проявлений "нервной слабости", особенно при утомлении, возникают приступы гневных вспышек, которые являются самым ярким, наиболее заметным для окружающих выражением неврастении. Аффективные вспышки обычно непродолжительны, но их интенсивность и частота могут постепенно нарастать. Остановить приступ возбуждения очень трудно, но, как правило, он быстро завершается полным бессилием (и физическим, и нравственным).

Как и при других видах неврозов, при неврастении расстраивается сон. Он недостаточно глубокий, беспокоят тревожные сновидения, больному не хочется вставать, он вял, плохо себя чувствует, в течение дня сонливость мешает нормально работать. Однако к вечеру состояние выравнивается, появляется даже бодрость и снова до глубокой ночи человек не может уснуть. Почти постоянный спутник неврастении - головная боль. Наряду с этим пациент отмечает неприятные ощущения во внутренних органах, прежде всего в сердце, желудке, кишечнике, печени. Основная психогенная причина развития неврастении - переутомление в результате непосильной работы, длительного умственного напряжения, нездоровых, "невысказанных" отношений между родными и близкими. Все это постоянно "давит" на человека и вызывает у него невротические нарушения.

Установлено, что вынужденная бездеятельность, наблюдаемая, в частности, при ряде экспериментальных и тренировочных занятий, также вызывает невротические реакции. Эти наблюдения в полной мере подтверждают мнение о том, что неврастенические расстройства могут быть вызваны как чересчур сильным раздражителем, так и его отсутствием. Протекает болезнь неровно, периодически наступает ремиссия или ухудшение в зависимости от внешних условий или соматических заболеваний.

НЕВРОЗ НАВЯЗЧИВЫХ СОСТОЯНИЙ. Навязчивые состояния могут встречаться как при неврастении, так и при психастении, но в ряде случаев являются самостоятельным симптомокомплексом. Для этого невроза характерно появление мыслей, воспоминаний, страхов, желаний, нелепость и нереальность которых больные понимают, но избавиться, "отвязаться" от них не могут. В связи с этим постепенно меняется поведение человека.

Наиболее часто встречаются навязчивые страхи (фобии): больные боятся смерти от какой-либо определенной причины, темноты, закрытых пространств (например, театрального зала, из-за чего не посещают театр), острых предметов (которыми они будто бы могут нанести себе порезы), рукопожатия или прикосновения к дверям ("чтобы не заразиться"), покраснения лица и многого другого.

Страхи накладывают определенный отпечаток на все поведение больных, особенно в тех случаях, когда они совершают защитные от навязчивостей действия - ритуалы. Страх заболеть, например, раком побуждает больных ходить от врача к врачу, не веря, что они здоровы, настоятельно умоляя сделать им операцию. К особому виду фобий относятся навязчивые опасения, связанные с профессией. Так, например, у актеров иногда развивается страх, что на сцене они "забудут текст роли", "упадут в оркестровую яму". Попытки преодолеть эти состояния обычно сопровождаются одышкой, обильной потливостью, расширением зрачков, бледностью лица и другими вегетативными расстройствами. У многих больных навязчивые состояния разрастаются на почве реальных, но значительно преувеличенных опасений. Например, после смерти близкого родственника от раковой опухоли человек начинает выискивать и у себя признаки заболевания. При этом появляется необоснованное беспокойство по поводу мнимых симптомов тяжелого заболевания, которое обусловливает формирование сенестопатических и ипохондрических расстройств.

ПСИХАСТЕНИЯ в переводе с греческого языка означает "душевная слабость" (в отличие от неврастении - "нервная слабость"). Она развивается преимущественно у людей с "мыслительным" типом психической деятельности и как бы противоположна истерии. Больные жалуются на то, что окружающее воспринимается ими "как во сне", собственные действия, решения, поступки кажутся недостаточно ясными и точными. Отсюда - постоянная наклонность к сомнениям, нерешительность, неуверенность, тревожно-мнительное настроение, робость, повышенная застенчивость. Раньше психастению называли "помешательством сомнения". Вследствие постоянных сомнений в правильности сделанного человек часто стремится переделывать только что законченное дело. Все это вместе взятое создает у больного тягостное ощущение собственной неполноценности. Вымышленная неприятность не менее, а, может быть, более страшна, чем существующая.

Больные психастенией часто предаются всевозможным размышлениям отвлеченного характера; мысленно в своих мечтах они способны пережить многое, но от участия в реальной действительности всячески стараются уклониться. Описано так называемое профессиональное безволие (абулия) больных психастенией, проявляющееся прежде всего на работе, при выполнении своих непосредственных обязанностей, когда человек с психастеническими расстройствами часто начинает испытывать сомнения и проявлять нерешительность. Нередко при психастении развиваются различные ипохондрические и навязчивые состояния.

Психастенические черты характера, как и многие другие невротические нарушения, могут проявляться уже в молодом возрасте. Однако отдельные и неярко выраженные проявления еще не дают основания говорить о психастении как о болезни. Если же они под влиянием психогенно травмирующих обстоятельств нарастают, усложняются, становятся главенствующими в психической деятельности человека, имеются основания говорить не о своеобразии характера, а о болезненном невротическом состоянии, мешающем человеку жить и работать.

Психастенические расстройства во время болезни носят обычно постоянный характер, но вначале больной справляется с ними сам. Если же травмирующие обстоятельства сохраняются и усиливаются, а систематического лечения нет, проявления заболевания могут нарастать.

РАССТРОЙСТВА ЗРЕЛОЙ ЛИЧНОСТИ И ПОВЕДЕНИЯ У ВЗРОСЛЫХ (терминологическое обозначение МКБ-10) объединяют различные варианты психопатического поведения, в том числе параноидное, шизоидное, эмоционально неустойчивое, истерическое, ананкастное (обсессивно-компульсивное) и другие расстройства личности. В отечественной литературе они описываются главным образом в рамках психопатий.

Для них характерен патологический склад личности, развившийся на основе врожденной или рано приобретенной неполноценности нервной системы и дезадаптирующего средового влияния. Основным клиническим проявлением психопатии бывает дисгармония эмоционально-волевой сферы, обусловливающая декомпенсацию характерологических особенностей, проявляющуюся в виде патологических реакций и фазовых состояний. Несмотря на отсутствие общепринятой классификации психопатий, большинство авторов выделяет следующие их типы (формы): возбудимые (взрывчатые), гипотимные (конституционально-депрессивные), гипертимные (конституционально-возбудимые), психастенические, эмотивно-лабильные (реактивно-лабильные), истерические, паранойяльные, шизоидные, неустойчивые (безвольные). Клиническая характеристика указанных типов психопатий определяется соответствующим названию ведущим симптомокомплексом, хотя в реальной врачебной практике наблюдается достаточно много смешанных (перекрестных) форм и вариантов психопатий.

Одним из важнейших критериев диагностики психопатий является их динамика. Обычно психопатические особенности отмечаются уже в детстве и без значительных изменений сохраняются в юности и зрелом возрасте. Вне декомпенсации психопатии рассматриваются как аномалии характера и не являются психическими расстройствами в прямом их понимании. Психопатические декомпенсации могут быть ситуационно спровоцированными или появляться без видимой причины. Они могут начинаться достаточно остро и продолжаться в виде относительно кратковременных реакций и пролонгированных состояний. Диагностические границы психопатий во многих случаях нечетки, что затрудняет отличие болезненных проявлений от вариантов типологической нормы с акцентуациями характера. Важнейшим критерием в этих случаях является нарушение адаптации больного к окружающей среде, объясняемое стойкими феноменологическими комплексами, характерными для определенной формы психопатии. Для диагностики психопатии особое значение имеют объективный анамнез и отграничение психопатии от психопатоподобных расстройств, наблюдаемых (тесно связанных) в структуре других психических, а также соматических заболеваний.

НЕВРОЗОПОДОБНЫЕ РАССТРОЙСТВА ПРИ СОМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ. Вследствие своей неспецифичности психопатологические проявления невротического уровня могут обусловливаться различными, в том числе и соматическими, расстройствами. В этих случаях обычно преобладают астенические (неврастенические) нарушения, тревога, депрессия, вегетативные дисфункции и расстройства ночного сна. Они могут превалировать на начальных этапах соматического заболевания, наблюдаться в периоде наибольшего развития болезненного процесса и длительное время определять состояние после редукции основных расстройств. Тесно сливаясь с симптоматикой соматической болезни, невротические проявления играют неравнозначную роль на этапах ее течения. При этом зачастую их невозможно выделить из общей картины заболевания.

Для лучшего понимания невротических расстройств в этих случаях необходимо уточнить роль соматического страдания в развитии и стабилизации имеющегося у больного невротического симптомокомплекса и личностную реакцию больного на свое соматическое заболевание.

Анализируя эти проблемы, всякий раз можно убедиться в справедливости единства "сомы" и "психики" в происхождении как собственно психопатологических, так и соматических расстройств. Сказанное объясняет необходимость комплексного подхода к построению индивидуального терапевтического плана при том или ином заболевании у каждого конкретного больного. Наряду с этим интегрирование заболевшим человеком биологических и социально-психологических "механизмов" свидетельствует об условности терминологических различий понятий "соматическое" и "психосоматическое". С практической точки зрения в первом случае понимают психические расстройства (преимущественно невротической структуры), сформировавшиеся на базе (иногда вследствие) соматогении, во втором - преимущественно соматические нарушения, возникшие как бы вторично, вслед за психическими (главным образом психогенными) расстройствами. Разница в понимании психосоматических и соматопсихических расстройств определяется скорее стремлением к выделению акцентов в оценке состояния и исследовательским "вкусом", а не принципиальным разделением двух групп болезненных состояний.

44Острая реакция на стресспреходящее и кратковременное (часы, дни) психотическое расстройство, возникающее в ответ на исключительный по силе физический и/или психологический стресс с очевидной урозой для жизни у лиц без имеющегося до этого психического расстройства. Примеры такого стресса: природная или техногенная катастрофа, участие в кровопролитной боевой операции, террористический акт со многими человеческими жертвами, несчастный случай с крайне трагическими последствиями, изнасилование, особенно групповое и беспредельно жестокое; утрата детей; и др. Индивидуальная чувствительность к стрессу очень вариабельна: то, что для одного человека является очередным серьёзным испытанием, для другого может стать тяжелейшей, непереносимой психической травмой. Риск развития данного расстройства существенно возрастает при физическом истощении, в пожилом возрасте, при наличии церебрально-органических факторов, конституциональной предрасположенности (реактивной лабильности), полной неожиданности происшедшего, массовых жертвах, отсутствии признаков адекватной помощи пострадавшим со стороны, дефицита позитивного опыта испытаний стрессом. Расстройство развивается остро, в течение нескольких минут, десятков минут от момента осознания того факта, что случилось нечто непередаваемо ужасное, невообразимое. Если симптоматика острого реактивного психотического состояния сохраняется более 2-3 суток, то его причиной является не только или даже не столько стресс, а, скорее всего, и что-то иное.  Симптомокомплекс расстройства включает следующие основные признаки: 1. спутанность сознания с неполным, фрагментарным восприятием ситуации, нередко центрированием внимания на случайных, побочных её аспектах и в целом непониманием существа происходящего, что приводит к дефициту восприятия информации, неспособности её структурировать для организации целенаправленных, адекватных действий. Продуктивной психопатологической симптоматики (бреда, галлюцинациий и др.), повидимому, не бывает или, если она возникает, то носит абортивный, рудиментарный характер; 2. недостаточный контакт с пациентами, плохое понимание ими вопросов, просьб, указаний; 3. психомоторная и речевая заторможенность, достигающая у части пациентов степени диссоциативного (психогенного) ступор с застыванием в одной позе или, напротив, что бывает реже, двигательное и речевое возбуждение с суетливостью, бестолковостью, сбивчивой, непоследовательной многоречивостью, иногда вербигерациями отчаяния; у относительно небольшой части пациентов наступает беспорядочное и интенсивное двигательное возбуждение, обычно в виде панического бегства и импульсивных действий, которые совершаются вопреки требованиям ситуации и бывают чреватыми серьёзными последствиями, вплоть до гибели; 4. выраженные вегетативные расстройства (мидриаз, бледность или гиперемия кожных покровов, рвота, диарея, гипергидроз, симптомы недостаточности мозгового, сердечного кровообращения, отчего некоторые пациенты погибают, и др.) и 5. последующая полная или частичная конградная амнезия. Могут быть также растерянность, отчаяние, ощущение нереальности происходящего, отгороженность, мутизм, немотивированная агрессивность. Клиническая картина расстройства полиморфна, изменчива, нередко бывает смешанной. У преморбидно психиатрических пациентов острая реакция на стресс может быть несколько иной, не всегда типичной, хотя сведения об особенностях реагирования больных с различными психическими расстройствами на тяжёлый стресс (депрессией, шизофренией и т.п.) представляются недостаточными. Как правило, источником более или менее достоверной информации о тяжёлых формах расстройства является кто-то из посторонних людей, ими, в, частности, могут быть спасатели.  По окончании острой реакции на стресс у большинства пациентов выявляются, как указывает З.И.Кекелидзе (2009), симптомы переходного периода расстройства (аффективная напряжённость, нарушения сна, психовегетативные нарушения, нарушения поведения и др.) или наступает период посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Острая реакция на стресс возникает, ориентировочно, у 1-3% жертв катастроф. Термин является не вполне точным – собственно стрессом принято считать психотравмирующие ситуации, по отношению к которым у человека сохраняются мобилизующие его уверенность или надежда на их преодоление. Лечение: помещение в безопасные условия, транквилизаторы, нейролептики, противошоковые мероприятия, психотерапия, психологическая коррекция. Синонимы: Кризисное состояние, Острая кризисная реакция, Боевая усталость, Психический шок, Острый реактивный психоз. Расстройство адаптации — патологическое состояние, стоящее на грани нормальной человеческой реакции на несчастье и психическим заболеванием. Коварство и опасность его обусловлено во многом именно этой «промежуточностью», затрудняющей для самого человека и его окружения адекватную оценку данного состояния как болезненного и требующего квалифицированной помощи. А ведь именно от своевременности и качества этой помощи зависит прогноз: полное выздоровление с переходом на качественно новый уровень адаптации, хронифицирование или переход в серьезное психическое расстройство. В настоящей статье мы хотели бы дать читателям некоторые ориентиры: где тот момент, когда Ваши естественные переживания по поводу какого-либо несчастья «зашкаливают» и становятся опасными как для Вас, так и для Ваших близких?

Существующее в психологии определение критериев обсуждаемого расстройства на первый взгляд непросто для понимания. Расстройство адаптации диагностируется при наличии:

  1. Четкой связи с явным психосоциальным стрессом (или множеством стрессов);

  2. Возникновения нарушений в профессиональной и социальной сферах;

  3. Симптомов, выходящих за рамки нормы и ожидаемых реакций на стресс;

  4. Продолжительности данного состояния не менее трех месяцев.

По поводу данного определения возникает множесто вопросов, и самый основной, пожалуй: а что же такое «нормальная, ожидаемая реакция на стресс»? Попробуем пояснить при помощи конкретных примеров. В 1994 году Елена П., 18 лет от роду, потеряла горячо любимого отца. При жизни его личность была для девочки как бы основой существования, стержнем ее эмоциональной жизни и развития. Тяжесть потери предопределила интенсивность реакции: Елена плакала по отцу — в буквальном смысле слова — более года. Казалось бы, такая реакция выходит за рамки «нормы»? Однако: Елена просыпалась, вспоминала — и начинала плакать. Тем не менее она вставала, шла на работу, выполняла ее — вначале с большим трудом, затем все более успешно, — возвращалась, поддерживала и опекала больную мать, — а затем снова начинала плакать. Через год она стретила человека, чем-то напомнившего ей отца. Стала мечтать о ребенке...

Страдала ли Елена расстройством адаптации? Безусловно, нет. Превосходящая «норму», прежде всего по длительности, реакция горя не лишила ее возможности адекватного социального функционирования; ее достаточно сформированное, несмотря на юный возраст, «Я» помогло ей справиться. Следует отметить, что именно целостность и гармоничность личности, четкое осознание свего «Я» предохраняет человека об опасности развития дезадаптивногорассторойства. Поэтому наиболее уязвимым контингентом в этом плане являются подростки и молодежь, люди, ослабленные соматическими заболеваниями, страдающие личностными акцентуациями, старики, больные алкоголизмом. Для таких «предрасположенных» групп пусковым механизмом расстройства может служить с объективной точки зрения вполне «банальный» стресс.

В частности, к сожалению, достаточно банален тот факт, что практически каждая семья в своем развитии проходит ряд «критических» этапов, тягостных периодов конфликтов и непонимания, а зачастую и измен, и серьезных взаимных обид. И жизнь продолжается. Но как она продолжается?

Людмила Н. вышла замуж в девятнадцатилетнем возрасте, по любви, за преуспевающего молодого сотрудника банка. Через два года родился Никита — ребенок желанный, но «сложный», часто болеющий, нервозный. Не слишком закаленной жизнью Людмиле пришлось, конечно же, тяжко, однако к двухлетнему возрасту Никита стал доставлять все меньше тревог и огорчений. Материальное положение семьи стабильно, муж заботлив, хотя отношения за четыре года брака и потеряли несколько эмоциональный накал... Около полугода назад Люда случайно узнала об эпизоде неверности мужа. Сильно переживала — естественно. Муж привязан к семье, раскаивается. Однако прошел месяц, другой, четвертый... Переживание обиды как будто бы сгладилось. А жизни нет.

Людмила просыпается с головной болью. Иногда в течение целого дня «забывает» поесть. Оставшись в одиночестве, испытывает тягостное чувство тревоги, «маяты». И — главное, что ее угнетает — она ощущает все большее равнодушие к мужу и (!) к сыну.

Вот такое развитие событий крайне тревожно. Если бы она ограничилась советами подруг и родных «взять себя в руки», «перетерпеть» — исходом могло бы быть тяжелое психическое заболевание: депрессия, паническое расстройство, фобия и т. п. При обращении за психотерапевтической помощью в период расстройства адаптации лечение ВСЕГДА бывает эффективным и даже не слишком длительным (максимально — в течение трех месяцев); оно, как правило, не включает в себя медикаментозной терапии. В случае же развития осложнений, указанных выше, лечение значительно усложняется, психика и в дальнейшем остается более уязвимой и даже менее интенсивные стрессы могут стать причиной повторения срыва адаптации.

Итак, попробуем сделать некоторые выводы.

Мы не выбираем время, в котором живем. Нам трудно. «Не живем, а выживаем» — жалуемся мы друг другу. А помните, как поет Сергей Никитин:

Ты себя в счастливцы прочишь?  А при Грозном жить не хочешь?

Жизнь, как известно, прекрасна. Если Вы, дорогой читатель, не можете ни на минуту вспомнить об этом в течение длительного (около трех месяцев) времени, независимо от причины, вызвавшей такое состояние — будьте внимательны: Вашему психическому здоровью грозит опасность. Если Вы лишились любимой работы, привычного уровня благосостояния, подверглись нападению, изнасилованию, пережили предательство и чувствуете, что действительно НЕ ЖИВЕТЕ, А ВЫЖИВАЕТЕ — бейте тревогу. Не надо думать: всем трудно, и у всех почти все ужасно. Это не так! Что бы ни случилось — если Вы в течении нескольких месяцев не можете «взять себя в руки» и нормально справляться с рабочими обязанностями, хотя бы ненадолго порадоваться солнцу или снегу; если Вам бывает необъяснимо страшно и тревожно; если Вы чувствуете почти все время внутреннюю пустоту и отгороженность от окружающего мира, не можете удержаться от выпивки; если резко изменилось ваше физическое самочувствие: исчез аппетит, появились головные боли, сердцебиения, сильная утомляемость — займитесь сначала своим состоянием, а потом уже стройте дальше свою жизнь.

Лучше всего отправиться к доктору. Зачастую одна-две беседы, взгляд на проблему с новой точки зрения, с учетом квалифицированной оценки ваших психологических особенностей, могут привести к перелому, к началу выздоровления.

Расстройства адаптации

Согласно DSM-III-R, расстройство адаптации является дезадаптивной реакцией на отчетливо обнаруживаемый психосоциальный стресс или стрессы, проявляющейся через 3 мес после начала действия стресса. Данная патологическая реакция может восприниматься субъектом как личное несчастье, это не обострение психического заболевания, которое отвечает другим критериям. Расстройство, как правило, прекращается вскоре после того, как прекращается действие стресса, или же, если стресс остается, достигается новый уровень адаптации. Реакция является дезадаптивной из-за нарушений в социальной или профессиональной деятельности или из-за проявлений, выходящих за рамки нормальных, обычных, ожидаемых реакций на подобный стресс. Следовательно, данный диагноз не должен ставиться, если больной отвечает критериям более специфического расстройства.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.