Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
2626303.doc
Скачиваний:
29
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
1.83 Mб
Скачать

1.2 Первый период развития. Европейской экономической и валютной интеграции

Началу процесса Европейское экономической и валютной интеграции предшествовало событие чрезвычайной важности. Первым плодом послевоенного процесса Европейской интеграции и предвестником Европейского Экономического Сообщества явилось создание в 1951 году шестью Европейскими государствами, а именно: Бельгией, Италией,

Люксембургом, Нидерландами, Федеративной Республикой Германией и Францией - Европейского Объединения Угля и Стали (ЕОУС).

Для стабильного функционирования этой международной организации потребовалось формирование собственного бюджета и установление его расчетной единицы. Это нашло отражение в Решении Высшего Руководящего Органа ЕОУС от 13 декабря 1952 года13по проблеме взимания сборов14, которые рассматривались как «собственный ресурс» бюджета ЕОУС. Орган признал целесообразным не создавать собственной расчетной единицы, а использовать расчетную единицу15Европейского Платежного Союза, учрежденного в 1950 году. В 1958 году Европейский Платежный Союз был заменен Европейским Валютным Соглашением, и идентичная расчетная единица Европейского Валютного Соглашения стала использоваться как расчетная единица Европейского Экономического Сообщества.

1.2.1 Римский Договор 1957 года

Важнейшим событием, открывшим новую эпоху Европейской экономической и валютной интеграции, явилось подписание 25 марта 1957 года в Риме вышеназванными шестью государствами Договора, Учреждающего Европейское Экономическое Сообщество. Определив, что основной целью усилий государств-членов ЕЭС является «непрерывное улучшение условий жизни и труда их народов»16, Римский Договор более подробно устанавливает меры, которые необходимо было применять для достижения этой цели. В частности, виды деятельности, которые Сообщество должно было осуществлять, включали, среди прочих, устранение между государствами-членами ЕС препятствий, мешавших свободному движению товаров, лиц, услуг и капитала17, а также применение процедур, при помощи которых согласовывались экономические политики и выравнивались платежные балансы государств-членов ЕС18.

Римский Договор содержал положения19о либерализации движения капитала. Их реализация осуществлялась Советом ЕС по предложению Европейской Комиссии и после согласования с Валютным Комитетом20, который был создан как консультативный орган, призванный своей деятельностью способствовать координации валютных политик государств- членов ЕС. Государства-члены ЕС должны были постепенно устранить все существовавшие между ними ограничения движения капитала, принадлежащего лицам, постоянно проживающим в государствах-членах ЕС, и любую дискриминацию, основанную на национальной принадлежности или месте постоянного проживания сторон или месте, куда инвестирован этот капитал21. В то же время внезапный отток капитала мог дестабилизировать рынки капитала в государствах-членах ЕС, поэтому заинтересованное государство могло в случае кризисной ситуации вводить защитные меры, в том числе односторонние22.

Положения23Римского Договора устанавливали принципы регулирования платежных балансов государств-членов ЕС. Последние брали на себя обязательство проводить экономические политики, направленные на выравнивание их платежных балансов и поддержание стоимости национальных валют. Выполнение этих задач должно способствовать сохранению стабильности цен. Для этого государства-члены ЕС должны были координировать свои экономические политики, а Европейская Комиссия - разрабатывать соответствующие рекомендации24. Если государство-член ЕС испытывало трудности с платежным балансом, оно могло обратиться в Европейскую Комиссию с просьбой изучить эту проблему и рекомендовать предоставление ему помощи в форме кредита или других мер25.

Статьи Договора ЕЭС, посвященные движению капитала и платежным балансам, содержали бланкетные нормы, определявшие лишь цели или программы действий государств-членов ЕС в этой области. Из этого следовало, что граждане государств-членов ЕС, считавшие, что их право на свободное движение капитала нарушается, в своих обращениях в Суд ЕС не могли ссылаться на данные положения26. Одно из таких положений27было посвящено отмене ограничений на движение капитала между государствами- членами ЕС. В нем говорилось, что государства-члены ЕС взяли на себя обязательство либерализовать движение капитала «в той мере, какая необходима для нормального функционирования общего рынка». Иное положение28Договора ЕЭС обязывало государства-члены ЕС «придерживаться, насколько это возможно, либерального подхода, давая разрешения на валютные операции, насколько это еще необходимо после вступления в силу [Римского - Примеч. авт.] Договора». Формулировки таких статей были слишком неопределенными и оставляли за государствами-членами ЕС большую степень усмотрения.

Серьезный пробел в праве Сообщества - положения, регулирующие движение капитала и платежей, как они были сформулированы Римским Договором, не обеспечивали свободного движения капитала и свободы платежей в Сообществе - был подтвержден практикой Суда ЕС. Суд ЕС констатировал, что положения Римского Договора, регулировавшие движение платежей в Сообществе, не имели прямого действия в национальном праве государств-членов ЕС. И действительно, статьи об обменной и валютной политике были предназначены для применения на межправительственном уровне и не порождали прав для частных лиц.

Примером, раскрывающим практику Суда ЕС, может служить дело Компания «Карл Шлютер» против Хауптцолламт Аоррахкоторое заключалось в следующем. В связи с тем, что Компания «Карл Шлютер» в марте 1972 года импортировала из Швейцарии в ФРГ эмментальский и грюерский сыр, Компания была вынуждена заплатить при ввозе в Германию дополнительную сумму в немецких марках. Владелец Компании обжаловал это действие таможенных властей Германии в Финансовом Суде земли Баден- Вюртемберг. У данного судебного органа возникли вопросы относительно толкования одного из Регламентов29Совета ЕС, и он обратился в Суд ЕС с запросом о принятии по нему преюдициального решения.

В своем решении от 24 октября 1973 года по этому делу Суд ЕС постановил, что «ни положения Договора ЕС, ни один из актов30Совета ЕС не могут быть истолкованы как налагающие запрет на принятие государствами- членами ЕС мер, которые заинтересованные частные лица могли бы обжаловать в суде»31. Иными словами, положения Договора ЕС, по мнению Суда ЕС, не препятствовали введению государствами-членами ограничений на движение платежей между ними и не позволяли опротестовывать такие заградительные меры в суде.

Только в 1981 году Суд ЕС впервые рассмотрел дело, связанное с проблемой свободного движения капитала в Сообществе. Обстоятельства дела Уголовное разбирательство против Геррино Касати32 были следующими. Г-н Касати, гражданин Италии, постоянно проживавший в ФРГ, предстал перед судом города Больцано по обвинению в попытке экспортировать значительные суммы в итальянских лирах и немецких марках из Италии, не имея на то разрешения, требуемого итальянским законодательством, регулирующим вопросы валютного контроля. Эти средства были обнаружены у него, когда он намеревался выехать из Италии, на границе с Австрией. Г-н Касати объяснял наличие этих сумм тем, что он планировал приобрести во время своего отпуска в Италии оборудование, необходимое для его производства в Германии. С этой целью он ввез в Италию, не декларируя, указанную сумму в немецких марках. Но поскольку завод, на котором он предполагал закупить оборудование, был закрыт, г-н Касати был вынужден везти с собой обратно большую часть денег.

В связи с тем, что у судей итальянского суда возник ряд вопросов, связанных с толкованием права Сообщества, Трибунал города Больцано обратился в Суд ЕС с просьбой принять решение в преюдициальном порядке. В своем решении от 11 ноября 1981 года по делу Касати Суд ЕС постановил, что «Статья 67 (1) Договора ЕЭС отличается от положений о свободном движении товаров, лиц и услуг в том смысле, что она содержит обязательство государств-членов ЕС либерализовать движение капитала только *в степени, необходимой для обеспечения надлежащего функционирования общего рынка'» Сообщества33. С точки зрения Суда ЕС, размер допустимого ограничения зависит от определения потребностей общего рынка и оценки как преимуществ, так и рисков, к которым может привести либерализация движения капитала.

Изучив обстоятельства дела, Суд ЕС постановил, что, поскольку у государств-членов ЕС нет обязательств по либерализации движения капитала и переводов валюты, «эти положения [Римского Договора - Примеч. авт.] не ограничивают полномочия государств-членов ЕС принимать контрольные меры и требовать их соблюдения, прибегая к мерам уголовного права». Суд ЕС также пришел к выводу, что «положения34Договора ЕЭС не налагают на государства-члены ЕС безусловного обязательства, на которое частные лица могли бы ссылаться в Суде ЕС».

Решение Суда ЕС по делу Касати выявило две проблемы, которые следуют одна из другой. Римский Договор содержал такие положения, регулирующие движение капитала и платежей, которые не гарантировали свободного движения капитала и свободы платежей в Сообществе и не порождали прав граждан государств-членов ЕС.

Регулирование в области движения капитала и платежей развивалось в законодательной сфере, а не в сфере толкования Судом ЕС права Сообщества. Директивы издавались в целях устранения ограничений обменных операций, поскольку это негативно отражалось на движении товаров и услуг. В директивах определялись меры, которые государствам-членам ЕС предлагалось принять для преодоления несбалансированности потоков капиталов35. Однако Суд ЕС толковал эти директивы ограничительно.

Примером ограничительного толкования Судом ЕС положений права Сообщества является его преюдициальное решение по делу Джон Ричард Алан Ист и другие (Маргеттс и Адденбрук) против Томаса Кадди и Винифред Кадди36. Данное решение было принято по запросу окружного суда Северного Округа графства Каван (Ирландия). Потребность в толковании норм права Сообщества возникла у этого окружного суда в связи с иском владельцев брокерской компании «Маргеттс и Адденбрук»37. Эта Компания, действуя по инструкции супругов Томаса и Винифред Кадди, граждан Ирландии, постоянно в ней проживавших, приобрела для них и затем продала с убытком акции ирландских компаний на Лондонской Фондовой Бирже. Супруги Кадди остались должны Компании значительную сумму в фунтах стерлингов, которую отказывались заплатить, ссылаясь на то, что покупка и продажа иностранных ценных бумаг на этой бирже лицами, постоянно проживавшими в Ирландии, без соответствующего разрешения ее валютных властей, являлось нарушением ирландских правил обменного контроля. Они утверждали, что при таких обстоятельствах их договоренность с Компанией была незаконной и не имела правовой силы.

Истцы по основному делу опротестовывали такое объяснение, обосновывая свою позицию тем, что Статья 67 .Римского Договора и акты38Совета ЕС запрещали введение ограничений, которые следовали из ирландских правил обменного контроля. Однако Суд ЕС в своем решении от 4 февраля 1988 года по делу Ист против Кадди постановил, что «акты вторичного законодательства, имплементировавшие Статью 67 Римского Договора, должны быть истолкованы таким образом, что объем их действия, освобождавшего движение капитала и платежей между государствами- членами ЕС, не охватывал сделок по покупке резидентами на иностранных фондовых рынках ценных бумаг компаний государства их постоянного проживания»39.

Из решений Суда ЕС следовало, что положения Римского Договора и акты Совета ЕС, принятые в ее развитие, не могли служить основанием для полной либерализации движения капитала и платежей в государствах-членах ЕС. Однако в 1985 и 1988 годах, были приняты две директивы Совета ЕС40, которые сыграли особую роль в либерализации этой сферы деятельности Сообщества. Эти директивы обязывали государства-члены ЕС ввести в свои национальные законодательства нормы, во-первых, необходимые для свободного предоставления кредитов и совершения других сделок на рынках капитала, во-вторых, запрещающие ограничение движения капитала и платежей между государствами-членами ЕС и, в-третьих, обеспечивающие проведение операций, связанных с капиталом, по одинаковым обменным курсам. Государства-члены ЕС, тем не менее, получили возможность вводить ограничения на движение капитала в экстренных ситуациях, но только в соответствии с установленными процедурами и на срок не более 6 месяцев.

1.2.2 План Барра 1969 года и Доклад Вернера 1971 года

Важной вехой в процессе формирования концептуальных основ Европейской экономической и валютной интеграции стали План Барра и Доклад Вернера. Появление этих документов было обусловлено тем, что в конце 1960-х годов стало очевидным отсутствие совместимости экономических политик государств-членов ЕС. Причиной был экономический кризис в ФРГ, вызвавший напряженность в отношениях между ней и Францией, двумя самыми крупными экономическими партнерами по Сообществу. В феврале 1969 года Европейская Комиссия представила Совету ЕС Меморандум о координации экономических политик государств-членов ЕС. Меморандум, известный под названием План Р. Барра, в то время заместителя председателя Европейской Комиссии по экономическим вопросам, содержал ряд рекомендаций, согласно которым координация экономических политик между государствами-членами ЕС должна сочетаться с мерами валютной поддержки их экономик. Совет ЕС, изучив рекомендации Европейской Комиссии, 17 июля 1969 года принял решение, требовавшее, чтобы государства-члены ЕС до принятия ими решений о внесении краткосрочных изменениях в экономические политики, которые могли повлиять на экономики других государств-членов ЕС, предварительно согласовывали этот шаг со своими партнерами по Сообществу. В тот же день Советом ЕС была принята резолюция об учреждении Сообществом системы краткосрочной валютной поддержки.

В декабре 1969 года на совещании глав государств и правительств государств-членов ЕС, в настоящее время известном как Европейский Совет, было принято решение41о подготовке проекта плана создания экономического и валютного союза. В марте 1970 года был создан комитет под председательством премьер-министра Люксембурга М. Вернера. Документ, известный под названием Доклад Вернера42, был представлен Совету ЕС в марте 1971 года. Он содержал положения, которые позднее, в 1989 году, были повторены в Докладе Делора43. В нем говорилось, что экономический и валютный союз позволит Сообществу создать пространство, в котором товары и услуги, люди и капитал будут обращаться свободно, не нанося вред конкуренции и не нарушая структурного и регионального равновесия. В нем также устанавливалось, что валютный союз обязательно приведет к полной и необратимой конвертируемости валют, устранению колебания обменных курсов или, желательно, к замене национальных валют государств-членов ЕС единой валютой Сообщества.

Доклад Вернера был компромиссом между двумя противоборствующими школами, монетаристов, с одной стороны, среди которых были представители Франции, Бельгии и Люксембурга, и, с другой - экономистов, представленных экспертами из ФРГ и Нидерландов. Монетаристы считали, что в основе экономического союза должна лежать сильная валютная институциональная структура со строго фиксированными паритетами валют, которая способствовала бы конвергенции экономических политик. А экономисты утверждали, что валютный союз может быть образован в результате постепенной гармонизации экономических политик государств-членов ЕС. План Вернера примирил эти две точки зрения таким образом, что в нем говорилось о «параллельном прогрессе» в направлении экономического и валютного союза.

В Докладе Вернера признавалось, что создание валютного союза повлечет за собой передачу ряда суверенных прав от государств-членов ЕС новым наднациональным институтам. Авторы доклада считали, что координация и сближение экономических политик было обязательным предварительным условием создания валютного союза, и рекомендовали в этой связи двусторонний подход. Интеграционный процесс, по их мнению, должен происходить путем координации экономических политик в соответствии с разработанной Сообществом стратегией развития при постепенном ограничении компетенций в этой области властных органов государств-членов ЕС.

В Докладе указывалось на то, что валютная и кредитная политики должны быть включены в компетенцию Сообщества и что необходимы центральный орган, принимающий решения в области экономической политики, и интегрированная система центральных банков государств-членов ЕС. В нем также говорилось, что основные параметры государственных бюджетов должны определяться на уровне Сообщества, региональные и структурные политики более не должны относиться к исключительной компетенции национальных властей, необходимы регулярные консультации между социальными партнерами и что в долгосрочной перспективе экономический и валютный союз не сможет существовать без параллельного развития политического союза.

В марте 1971 года Совет ЕС одобрил Резолюцию44о поэтапном достижении в Сообществе экономического и валютного союза. В ней говорилось, что

Сообщество превратится «в пространство, в пределах которого частные лица, товары, услуги и капитал смогут пользоваться свободой передвижения, не нарушая при этом конкуренции». Эта формулировка очень близка к той, которая была введена Статьей 8а Единого Европейского Акта, ставшей Статьей 7а Маастрихтского Договора о завершении создания внутреннего рынка. В данной резолюции также определялось, что в итоге этого процесса Сообщество станет пространством с единой валютой.

К сожалению, Сообщество не смогло реализовать содержавшийся в Докладе Вернера план действий из-за разразившегося в августе 1971 года валютного кризиса, который привел к краху Бреттон-Вудской системы. Первоначально, благодаря строго фиксированным ' обменным курсам валют участвующих государств, Бреттон-Вудская система оказала благотворное влияние на мировую торговлю и процесс инвестирования, которые способствовали восстановлению западноевропейских государств. Но к концу 1960-х годов все более проявлялась неравномерность развития экономик Европейских государств, которая выражалась в том, что некоторые из них столкнулись с высокой инфляцией и проблемами платежных балансов. Так, Великобритания, Италия и Франция были вынуждены девальвировать свои валюты, в то время как Германия, Нидерланды и Швейцария, напротив, - ревальвировать свои валюты.

15 августа 1971 года президент США Р. Никсон объявил о прекращении обмена доллара на золото и об отмене фиксированных обменных курсов. Иными словами, было объявлено о введении плавающих обменных курсов, что отрицательно сказалось на стоимости Европейских валют, которые стали испытывать на себе сильное давление доллара США. Последовавшая валютная дестабилизация вызвала серьезные экономические и социальные проблемы. В декабре 1971 года было подписано Смитсонианское Соглашение, официально утвердившее систему плавающих обменных курсов. Вследствие введения этой системы долгосрочные финансовые и коммерческие отношения стали непредсказуемыми и нестабильными45.

В марте 1972 года Совет ЕС принял Резолюцию46о применении Резолюции 1971 года о поэтапном создании в Сообществе экономического и валютного союза. Эта резолюция учредила Фонд Регионального Развития, а также установила принцип, согласно которому колебания обменных курсов валют каждых двух государств-членов ЕС не должны были превышать 2,25 процентов, а колебания валют в отношении доллара - 4,5 процента. Такая система обменных курсов известна под названием «валютной змеи». Однако спустя год, в марте 1973 года, Совет ЕС принял заявление47, согласно которому государства-члены ЕС далее уже не поддерживали на определенном уровне обменные курсы своих валют в отношении доллара. Неразрешимой проблемой в этот период для Сообщества было отсутствие такого независимого критерия стоимости, каким до кризиса был доллар США. По мнению Дж. Коффей, к тому времени, когда «змею» заменила Европейская Валютная Система, пространство Сообщества превратилось в зону немецкой марки48.

Одобрение Советом ЕС Доклада Вернера имело для Сообщества институциональное последствие, воплотившееся в учреждении в 1973 году Европейского Фонда Валютного Сотрудничества49. Совет ЕС принял также Решение50о достижении высокой степени конвергенции экономических политик государств-членов ЕС, Директиву51об экономической стабильности, развитии и полной занятости и Резолюцию52о краткосрочной валютной поддержке государств-членов ЕС, испытывающих временный дефицит своих платежных балансов.

К 1977 году стало очевидным, что «валютную змею» необходимо заменить более эффективным механизмом валютного обмена. По инициативе канцлера ФРГ Г. Шмидта и президента Франции В. Жискар д'Эстена на Брюссельском саммите в декабре 1978 года было принято решение об учреждении в январе 1979 года Европейской Валютной Системы. Эта договоренность нашла свое отражение в резолюции Европейского Совета53, решении Совета ЕС и соглашении между центральными банками участвующих в этой системе государств54. Европейская Валютная Система начала функционировать в марте 1979 года и предусматривала создание в Сообществе зоны валютной стабильности, которая достигалась сокращением колебаний между валютами участвующих государств-членов ЕС.

Важнейшим элементом Европейской Валютной Системы становится ЭКЮ55- Европейская валютная единица. ЭКЮ представляла собой корзину валют, состоявшую из компонентов - валют участвующих в системе государств- членов ЕС. Размер компонента исчислялся путем умножения веса валюты на

А

ее обменный курс относительно ЭКЮ. Вес валюты определялся по доле данной страны в общем ВВП и ее доле во внутренней торговле Сообщества. ЭКЮ являлась расчетной единицей, в которой выражался бюджет Сообщества. Первоначально ЭКЮ не была платежным средством, но постепенно она стала применяться и в частном секторе, а также при эмиссии международных облигаций институтами Сообщества и правительствами государств-членов ЕС. ЭКЮ превратилась в важный международный финансовый инструмент. Появились выраженные в ЭКЮ межбанковский клиринг и банковские депозиты. Можно сказать, что Европейская Валютная Система и ЭКЮ подготовили условия для введения единой валюты Сообщества.

1.2.3 Единый Европейский Акт 1987 года и Доклад Делора 1989 года

По инициативе Европейского Совета в 1985 году Европейская Комиссия подготовила Белую Книгу о необходимости завершения создания единого рынка Сообщества. Проблема заключалась в том, что государствами-членами ЕС не удалось выполнить своего обязательства по Статье 8 Договора ЕЭС о поэтапном создании общего рынка в течение переходного 12-летнего периода в три этапа, то есть к 1970 году. В решении от 5 мая 1982 года по делу Гастон Шул Дуан Экспедитер БВ против Инспектора дер Инвоеррехтен ен

Ассийнзен, Роозендаал56 Суд ЕС постановил, что при "толковании права Сообщества он в первую очередь исходит из того, что одной из главных целей Сообщества является формирование общего рынка". В понимании Суда ЕС, "концепция общего рынка включает устранение всех препятствий во внутренней торговле Сообщества в целях слияния национальных рынков в единый рынок, предоставляющий условия, как можно более близкие к тем, которые присущи настоящему внутреннему рынку".

Исследователи Европейского права П.И.Г. Каптейн и В. Ван Темаат в работе Введение в право Европейских Сообществ?57 сформулировали определение единого рынка, как «рынка, в котором каждый его участник в пределах Сообщества свободен делать инвестиции, производить, работать, покупать и продавать, предоставлять или пользоваться услугами... там, где экономические условия более благоприятны». По мнению этих авторов, единый рынок не может существовать без обслуживающей его единой денежной единицы, поскольку «внутренний рынок без единой валюты с точки зрения экономики является соМгасИсИо т Ьепттз (противоречием по смыслу)». По замыслу вдохновителей создания единого рынка, он должен венчаться короной единой валюты.

Важнейшим шагом к переходу Европейской экономической и валютной интеграции в следующую фазу и, в частности, к созданию Экономического и Валютного Союза и введению единой валюты явилось подписание в феврале 1986 года Единого Европейского Акта. Заключение учредительного акта, вносящего поправки в Римский Договор, было вызвано потребностью законодательно закрепить задачи, которые Сообществу было необходимо решить для достижения поставленной перед ним новой цели.

Во-первых, для эффективного функционирования Сообщества государствам-членам ЕС следовало завершить создание внутреннего рынка. В Статье 13 ЕЕА58говорилось, что Сообщество должно принять меры для постепенного создания единого внутреннего рынка в течение периода времени, истекающего 31 декабря 1992 года. Такой внутренний рынок должен представлять пространство без внутренних границ, в котором свободное движение товаров, лиц, услуг и капитала обеспечивается в соответствии с положениями Договора ЕЭС. Во-вторых, существовала необходимость проведения институциональных реформ59, назревших в связи с потребностью более тесного взаимодействия государств-членов ЕС в области экономической и валютной политик.

Римский Договор не мог быть сохранен в неизменном виде по двум причинам. С одной стороны, институциональные изменения не могли быть осуществлены без внесения изменений в Статью 107 Договора ЕЭС, в которой говорилось о национальном валютном суверенитете государств-членов ЕС, что исключало возможность появления единого валютного органа Сообщества. С другой стороны, институциональная структура Сообщества не может развиваться самостоятельно, наднационально, поскольку ни один институт или орган Сообщества не имеет полномочия на учреждение нового института или органа Сообщества. Эта норма права Сообщества была установлена в решении Суда ЕС от 13 июня 1958 года по делу Мерони и Ко. против Высшего Руководящего Органа Европейского Объединения Угля и Стали, в котором он постановил, что «делегирование дискреционных полномочий иным органам, нежели те, которые Договор учредил для осуществления и контроля над исполнением полномочий, каждьш в пределах своей собственной компетенции, ослабит эффективность гарантии, вытекающей из равновесия властных полномочий, установленных Статьей З»60[Римского Договора -Примеч. авт.]. Это положение права Сообщества было подтверждено введением в ЕЕА Статьи 102а. Она обусловила проведение институциональной реформы на основе применения не Статьи 235, а Статьи 23661Римского Договора, требовавшей созыва межправительственной конференции для определения с общего согласия тех дополнений и изменений, которые следовало внести в учредительный договор, и последующей ратификации нового учредительного договора государствами-членами ЕС.

Европейский Парламент возражал против принятия Статьи 102а ЕЕА в действующей формулировке, настаивая на предоставлении ему права давать согласие на внесение изменений в учредительный договор. Однако государства-члены ЕС отклонили это требование, сохранив право принятия такого решения за собой. Этим был подтвержден и сохранен статус Сообщества как международно-правового объединения62.

В июне 1988 года, через год после вступления в силу ЕЕА63, по решению Европейского Совета в Ганно.вере был учрежден комитет под председательством Ж. Делора, в то время председателя Европейской Комиссии. В Докладе Комитета Делора, представленном в апреле 1989 года Совету ЕС, говорилось о том, что развитие единого рынка требовало более эффективной координации экономической политики между государствами- членами ЕС. В Докладе высказывалось мнение комитета о том, что ЭВС предполагает, во-первых, полную свободу движения товаров, лиц, услуг и капитала, во-вторых, фиксированные обменные курсы и, в-третьих, единую валюту64. Доклад также указывал на необходимость передачи властных полномочий в области валютной политики и управления экономикой65от государств-членов ЕС Сообществу.

Доклад Делора сформулировал концепцию экономического союза, которая включала четыре основных элемента: единый рынок; политику конкуренции; общие экономические политики, направленные на структурные изменения и региональное развитие; координацию макроэкономической политики66. Анализируя институциональные перспективы строительства Экономического и Валютного Союза, члены комитета пришли к выводу о том, что непременным условием его создания должно быть учреждение центрального валютного органа Сообщества, который будет необходим для проведения единой валютной политики, а также рекомендовали создание Европейской системы центральных банков67.

Доклад Делора предлагал план формирования экономического и валютного союза в три этапа. Для осуществления первого этапа ЭВС не требовалось внесения изменений в учредительный договор Сообщества. На заседании Европейского Совета в июне 1989 года в Мадриде68участники встречи пришли к соглашению о том, что первый этап ЭВС должен начаться 1 июля 1990 года. Что касается формирования экономического союза, то на первом этапе предлагалось завершить создание единого внутреннего рынка и увеличить вдвое объем структурных фондов Сообщества. Также рекомендовалось заменить план экономической конвергенции Сообщества согласно Решению69Совета ЕС от 18 февраля 1974 года на систему многостороннего наблюдения Сообщества за экономическим развитием и экономическими политиками государств-членов ЕС. Эта рекомендация была реализована в Решении70Совета ЕС от 12 марта 1990 года о постепенной конвергенции экономических политик на первом этапе экономического и валютного союза. Совету ЕС поручалось по предложению Европейской Комиссии давать рекомендации71относительно экономической политики государств-членов ЕС.

В валютной сфере, согласно Докладу Делора, предполагалось, что на первом этапе ЭВС будет воплощаться план создания единого финансового пространства. Также подчеркивалась необходимость включения валют всех государств-членов ЕС в обменный механизм Европейской Валютной Системы.

Основной рекомендацией относительно второго этапа ЭВС было внесение изменений в институциональную структуру Сообщества, а относительно третьего этапа - замена национальных валют государств-членов ЕС единой валютой Сообщества. Введение единой валюты считалось не обязательным, а

РОССИЙСКАЯ

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]