Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
2626303.doc
Скачиваний:
29
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
1.83 Mб
Скачать

3.3.5.2 Иски против нц Банков. Принцип независимости есцб. Защита ец Банком права Сообщества

ЕЦ Банк наделен полномочием возбуждать в Суде ЕС иски против НЦ Банков в связи с предполагаемым нарушением ими права Сообщества. Ранее, до подписания Маастрихтского Договора, государства-члены ЕС всецело несли ответственность за деятельность своих центральных банков. В решении Суда ЕС от 26 февраля 1976 года по делу Комиссия Европейских Сообществ против Итальянской Республики530 говорится, что «согласно Статье 169 Договора ЕС государства-члены ЕС несут ответственность независимо от того, какой орган государства-члена ЕС совершил нарушение». Такое толкование нормы Европейского права также нашло отражение в решении Суда ЕС от 15 мая 1986 года по делу Маргерит Джонстон против Главного Констебля Королевской Ольстерской Полиции5.531. В нем говорится, что обязательства государств-членов ЕС по учредительным договорам распространяются на все его органы власти, включая «автономных сообществ».

В развитие этого положения, Суд ЕС в своем решении от 5 марта 1996 года по делу Брассери дю Пешер СА против Федеративной Республики Германия и Королева против Государственного Секретаря по Транспорту, ex parte Фактортейм Лтд и другие?532 постановил, что «каким бы ни был орган государства», которым было совершено нарушение права Сообщества, ответственность за это несет государство-член ЕС. Это было также установлено в решении от 1 октября 1998 года по делу Комиссия Европейских Сообществ против Королевства Испания533.

Маастрихтский Договор534наделил Суд ЕС юрисдикцией по разрешению споров, связанных с выполнением НЦ Банками государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе ЭВС, обязательств по Договору и Уставу ЕСЦБ. При этом полномочия ЕЦ Банка в отношении НЦ Банков участвующих государств-членов ЕС являются такими же, как и полномочия, которыми

Европейская Комиссия наделяется в отношении государств-членов ЕС535. ЕЦ Банк имеет право обращаться в Суд ЕС с исками о неисполнении НЦ Банками своих обязательств по Маастрихтскому Договору и Уставу ЕСЦБ. Решение о том, должен ли ЕЦ Банк подавать иск против НЦ Банка в Суд ЕС, принимается Советом Управляющих ЕЦ Банка536. Начиная с 1 января 1999 года, даты учреждения ЕСЦБ, единый принцип судебной ответственности государства-члена ЕС за нарушения права Сообщества, совершенные любым его национальным органом, включая НЦ Банк, утратил универсальный характер.

Принцип независимости ЕСЦБ

В основу деятельности ЕСЦБ заложен принцип независимости537составляющих ее ЕЦ Банка и НЦ Банков. Подписав Маастрихтский Договор, государства-члены ЕС приняли на себя обязательство, наравне с институтами и органами Сообщества, уважать этот принцип. Именно независимость ЕСЦБ от любой формы политического, экономического и валютного контроля или влияния со стороны Европейской Комиссии или других институтов и органов Сообщества и государств-членов ЕС обеспечивает достижение целей ЕСЦБ, главной из которых является сохранение ценовой стабильности.

Необходимость наделения ЕЦ Банка и НЦ Банков независимостью от национальных властных органов объясняется пониманием объективной реальности, которая заключается' в том, что обычно национальным правительствам выгодно использовать инфляцию как средство осуществления своих политических замыслов. По мнению Ф. Хайека, которое он высказал в монографии Денационализация денег: Анализ теории и практики современных валют538, действительность - это «история создаваемых правительствами и выгодных для них инфляций». Однако в конечном итоге применение инфляционных мер оказывает негативное воздействие на развитие государства в целом, поскольку инфляция вызывает дестабилизацию цен, что влечет за собой расслоение общества, которое приводит к подрыву единства государства. А. Гормли и Я. де Хаан в статье Дефицит демократичности Европейского Центрального Банка539 пишут, что «по общему убеждению... деловая активность и частная жизнь страдает в условиях высокой и непредсказуемой инфляции». А. Мизес в работе Человеческая деятельность: Трактат по экономике540 объясняет инфляцию таким образом, что правительства «всегда отдают предпочтение интересам одних лиц за счет других и никогда не служат общему благу». В этом явлении отражается противоречие между интересами государства в целом и интересам сменяющих друг друга составов правительств.

Изучению независимого положения ЕЦ Банка и НЦ Банков отводится особое место в работах исследователей Европейского права. П. Крейг и Г. де Бурка в монографии Право ЕС. Договор, судебные решения и акты541 пишут, что при формулировании положений Маастрихтского Договора, касающихся ЕСЦБ, «считалось особенно важным сделать так, чтобы ЕЦ Банк не мог оказаться подчиненным краткосрочным интересам каких-либо государств- членов ЕС или даже самих институтов Сообщества». Л. Гормли и Я. де Хаан542выражают общее мнение о том, что «независимый НЦ Банк не подвержен... стимулам, которые побуждают непредсказуемую инфляцию». В монографииЦентральный Банк Европейского Союза. Европейский Валютный Институт. Европейская Система Центральных Банков. Европейский Центральный Банк. Структуры, задачи и функции Р. Мёнерт-Меланд543еще в 1995 году написал, что «в свете будущей валютной политики и управления новым центральным банком независимость является самым важным положением», регулирующим деятельность ЕСЦБ. П. Крэйг и Г. де Бурка в своей монографии отмечают, что в итоге был создан, «ЕЦ Банк, обладающий высокой степенью независимости»544. В учебнике Европейское право?545 академик Топорнин Б.Н. подчеркивает, что ЕЦ Банк «сконструирован как автономный, независимый орган».

Независимость ЕЦ Банка подчеркивается, по мнению П. Крэйга и Г. де Бурка546, тем обстоятельством, что, поскольку Устав ЕСЦБ является Протоколом к Маастрихтскому Договору, положение о независимости ЕСЦБ может быть изменено только подписанием государствами-членами ЕС нового учредительного договора. Независимость ЕЦ Банка обусловлена и тем обстоятельством, что в положениях о ЕСЦБ отсутствует упоминание о праве «других институтов Сообщества отклонять решения ЕЦ Банка» и о его обязанности «согласовывать с институтами Сообщества пути достижения им ценовой стабильности при определенных экономических обстоятельствах»547

В независимом положении ЕЦ Банка многие ученые видят его сходство с НЦ Банком Германии. П. Крэйг и Г. де Бурка, а также С. Визерил и П. Бомон убеждены в том, что такая степень независимости ЕЦ Банка была установлена под влиянием Германии, чтобы полномочия и статус ЕЦ Банка точно повторяли те, какими наделен Бундесбанк548. С. Визерил и П. Бомон пишут в книге Право ЕС. Главный путеводитель по правовым, исследованиям Европейского Сообщества549, что «ЕЦ Банк должен быть независимым, таким же как и Бундесбанк ФРГ, по образцу которого он создан».

Исследователи Европейского права выделяют ряд наиболее важных аспектов независимости ЕЦ Банка и НЦ Банков. А. Гормли и Я. де Хаан550устанавливают пять критериев, по которым определяется порядок «взаимоотношений между национальными правительствами и их НЦ Банками»: установление конечной цели валютной политики; порядок определения целевых инфляционных показателей; правовое закрепление независимости НЦ Банка; возможность отклонения решения НЦ Банка;

порядок назначения должностных лиц НЦ Банка и степень участия в этом правительства. В работе Денежная политика Федерального Банка551называются три таких аспекта, как функциональная (институциональная) независимость, которая выражается в независимом положении НЦ Банка в отношении других национальных властных органов; экономическая (инструментальная) независимость, которая выражается в наделении НЦ Банка средствами выполнения поставленных перед ним задач; кадровая независимость выражается в определенных методах отбора и назначения должностных лиц НЦ Банка.

Профессор Кашкин552С.Ю. в работе Центральный банк в системе власти выявляет пять аспектов независимости НЦ Банка: участие государства в капитале и распределении прибыли НЦ Банка; порядок формирования состава руководящих органов НЦ Банка; правовое урегулирование цели, задач и функций НЦ Банка; степень самостоятельности НЦ Банка от правительственных органов при принятии им решений; дозволенность финансирования НЦ Банком государственных расходов. Доцент Чегринец Е.А. в учебнике Право Европейского Союза553 под редакцией профессора Кашкина С.Ю. исходит из пяти критериев независимости центральных банков, которыми являются «целевая автономия, функциональная автономия, институционально-финансовая автономия, личная автономия, юридическая автономия».

Профессор Тосунян Г.А. и Викулин А.Ю. в монографии Деньги и власть. Теория разделения властей и современность554, определяют семь аспектов независимости НЦ Банка: институциональная независимость, то есть независимое положение НЦ Банка в системе национальных государственных органов; функциональная независимость, то есть возможность самостоятельного принятия НЦ Банком решений; имущественная независимость, то есть владение, пользование и распоряжение имуществом НЦ Банка; инструментальная независимость, то есть свободное проведение НЦ Банком активных и пассивных операций; бюджетная независимость, то есть запрет на финансирование дефицита государственного бюджета, установление порядка перечисления части прибыли НЦ Банка в государственный бюджет и размер участия государства в капитале НЦ Банка; финансовая независимость, то есть право НЦ Банка самостоятельно устанавливать свой бюджет; кадровая независимость, то есть порядок назначения и отстранения от должности должностных лиц НЦ Банка.

Профессор Поляков В.П. и Московкина Л.А. в монографии Структура и функции Центральных Банков. Зарубежный опыт555 пишут, что признаками независимости НЦ Банка являются: наличие у него обособленного имущества; независимость от правительственных органов; личная независимость официальных лиц НЦ Банка, выражающаяся в сроке их пребывания в должности; степень неизменности правового статуса НЦ Банка, под которой понимается наличие усложненного порядка внесения изменений в его устав.

М. Кроуфорд в работе Одна валюта для Европы? Экономика и политика Маастрихта556 полагает, что существует восемь аспектов независимости НЦ Банка, таких как правовые гарантии невмешательства правительственных органов в процесс принятия решения НЦ Банком; способ назначения высших должностных лиц НЦ Банка; срок пребывания в должности членов руководящих органов НЦ Банка; невозможность отстранения этих лиц от должности органами законодательной и исполнительной власти; неучастие должностных лиц правительства в руководящих органах НЦ Банка; урегулированность целей функционирования НЦ Банка; наличие права на установление ставки рефинансирования; усложненный порядок внесения изменений в устав НЦ Банка.

По мнению Р. Ластра, изложенному в работе Европейский валютный союз и независимость центрального банка557, независимость центрального банка может быть органической, функциональной и профессиональной. Органическая форма независимости НЦ Банка выражается в относительной независимости банка от органов исполнительной власти государства. Функциональная, или оперативная, форма независимости выражается в определенной обособленности НЦ Банка от иных финансовых учреждений страны в виде закрепленного за ним определенного объема полномочий. Профессиональная независимость является выражением независимости de facto, которая определяется персоналиями управляющего центральным банком и министра финансов, политическим и экономическим положением государства, его историей и национальными приоритетами, глубиной и качеством валютного анализа и степенью сменяемости управляющих.

Существует и еще одна классификация критериев независимости центральных банков. Европейская Комиссия и Совет ЕС разработали и применяют свой собственный метод анализа независимости этих органов. Он нашел отражение в положениях Маастрихтского Договора и Протоколах к нему, а также применялся при анализе степени готовности государств-членов ЕС к вступлению в третий этап ЭВС. Этот метод включает анализ институциональной, персональной и финансовой независимости ЕЦ Банка и НЦ Банков. Автор, признавая всю полезность вышеприведенных классификаций критериев независимости центральных банков, в данном исследовании использует метод, принятый в Сообществе.

Институциональная независимость ЕСЦБ

Под институциональной независимостью558ЕЦ Банка и НЦ Банков понимается такой их статус, при котором их политики и решения свободны от влияния государств-членов ЕС или институтов и органов Сообщества. Это подразумевает, что при исполнении ЕЦ Банком и НЦ Банками своих функций в рамках ЕСЦБ институты или органы Сообщества и национальные властные органы не имеют полномочий: давать им инструкции; одобрять, приостанавливать, аннулировать или отклонять решения ЕЦ Банка и НЦ Банков; подвергать надзору решения ЕЦ Банка и НЦ Банков не по правовым основаниям; участвовать в руководящих органах НЦ Банков с правом голоса; консультировать ЕЦ Банк и НЦ Банки перед принятием ими решений.

Маастрихтский Договор наделяет ЕЦ Банк такой степенью независимости559, при которой его деятельность подлежит контролю только со стороны Суда ЕС. Обычно высказывается положительная оценка принципа независимости ЕСЦБ. Тем не менее, нельзя не указать на озабоченность некоторых исследователей, отражающую позицию как основных институтов Сообщества, так и государств-членов ЕС560по поводу отсутствия демократического контроля над деятельностью ЕЦ Банка и НЦ Банков.

Правовое регулирование ЕЦ Банка в значительной степени повторяет то, которое действовало в отношении Бундесбанка Германии до его включения в ЕСЦБ. Однако ни один из институтов и органов Сообщества не имеет права даже на отлагательное вето решений ЕЦ Банка561, каким обладало правительство Германии в отношений решений Бундесбанка562. При подготовке Германского законодательства к введению единой валюты евро положение о двухнедельном отлагательном вето Германского правительства на решения Бундесбанка было отменено.

Ввиду того, что соблюдение принципа независимости НЦ Банка было одним из условий допуска государств-членов ЕС к участию в третьем этапе ЭВС563, в преддверии этого события государства-претенденты внесли соответствующие изменения в национальные законодательства, посвященные центральным банкам.

Поскольку не все государства-члены ЕС пожелали присоединиться к единой валюте евро, они не были связаны этим обязательством564. Великобритания в Акте о Банке Англии 1998 года определила степень независимости своего НЦ Банка. Актом учреждается Комитет Валютной Политики565, который несет полную ответственность за определение валютной политики Великобритании. Однако этот Комитет не является полностью независимым органом, поскольку, несмотря на то, что главной целью Банка Англии является сохранение ценовой стабильности566, инфляционные рычаги продолжают находиться в компетенции правительства567. Кроме того, правительство Великобритании сохраняет право пересмотра решений в области валютной политики, исходя из государственных интересов или в условиях чрезвычайной экономической ситуации568.

Нормотворческое полномочие ЕЦ Банка делает его по сравнению с другими институтами и органами Сообщества особо независимым от государств-членов ЕС. Маастрихтский Договор наделяет ЕЦ Банк правом принимать только такие обязывающие правовые акты569, которые не нуждаются в их имплементации в национальные законодательства участвующих государств- членов ЕС.

ЕСЦБ предоставлено право не только определять, но и проводить валютную политику570, что еще раз подтверждает институциональную независимость ЕСЦБ. В этом заключается уникальность ЕСЦБ, поскольку она функционирует совершенно независимо от любого другого института и органа Сообщества. Маастрихтский Договор не содержит положений, которые уполномочивали бы иные институты Сообщества отменять решения ЕЦ Банка, приостанавливать их действие или иным образом вмешиваться в функционирование ЕЦ Банка. Акты ЕЦ Банка подлежат рассмотрению Судом ЕС с точки зрения соблюдения права Сообщества, однако, негативные экономические и финансовые последствия этих актов не могут быть объектом обжалования со стороны Сообщества и государств-членов ЕС.

Независимая позиция ЕЦ Банка и ЕСЦБ усиливается и тем фактом, что они были учреждены на основе международно-правовых актов, а не в соответствии с актами вторичного права Сообщества. Они были созданы в соответствии с Маастрихтским Договором и Протоколом № 3 к нему, в котором закреплен Устав ЕСЦБ. В то время как Устав ЕСЦБ предусматривает упрощенную процедуру внесения в него изменений571, это положение применяется только к ряду статей Устава ЕСЦБ и не распространяется на положения, касающиеся независимости ЕСЦБ. Право Сообщества предусматривает усложненную процедуру внесения любых изменений в положения, гарантирующие независимость ЕЦ Банка и ЕСЦБ, которая требует проведения переговоров и последующего заключения и ратификации пересмотренных текстов договоров всеми государствами-членами ЕС.

Таким образом, институциональная независимость ЕЦ Банка и ЕСЦБ тщательно охраняется существующими положениями Маастрихтского Договора, которые создают все условия для того, чтобы ЕЦ Банк и ЕСЦБ могли осуществлять свои полномочия, не получая одобрения ни Сообщества, ни любого государства-члена ЕС.

Персональная независимость

Институциональная независимость ЕСЦБ является важным аспектом ее правового положения. Однако она не имела бы практической ценности, если бы лица, на которые возложена ответственность за управление ЕЦ Банком и ЕСЦБ, не были свободны в принятии решений и их осуществлении.

Персональный аспект независимости572НЦ Банков определен Уставом ЕСЦБ. В нем говорится, что срок службы управляющего НЦ Банком должен составлять минимум пять лет, что управляющий может быть освобожден от должности, лишь если он более не удовлетворяет требованиям выполнения своих служебных обязанностей или если он виновен в серьезном проступке.

Согласно Уставу ЕСЦБ заинтересованный управляющий НЦ Банком и Совет Управляющих ЕЦ Банка могут обжаловать573в Суде ЕС решение правительства участвующего государства-члена ЕС об отставке управляющего НЦ Банком. Этим положением право Сообщества впервые позволило национальному должностному лицу опротестовывать решения национальных органов власти непосредственно в Суде ЕС.

Назначение членов руководящих органов НЦ Банков на срок менее пяти лет может быть обоснованно в двух случаях: если при замещении вакансии и в целях соблюдения предусмотренного ритма замещения должностей назначается новый член на оставшуюся часть срока предшественника и если при первоначальном назначении один или несколько членов назначаются на срок менее пяти лет в связи с необходимостью соблюдения требования непрерывности управления центральным банком.

Продолжительность пребывания в должности управляющих НЦ Банками имеет большое значение. Если этот срок превышает тот, который установлен в национальной избирательной системе, то управляющий не заинтересован в подчинении себя влиянию со стороны правительства в начале срока своих полномочий, поскольку к концу этого срока к власти может прийти конкурирующая политическая партия. В определенном смысле несогласованным остается вопрос о применении государствами-членами ЕС, участвующими в третьем этапе ЭВС, различных правил в отношении повторного назначения и продолжительности срока полномочий управляющих НЦ Банками. Именно эти члены Совета Управляющих по сравнению с членами Дирекции ЕЦ Банка в большей степени подвержены воздействию своих национальных правительств.

Принцип персональной независимости распространяется на официальные лица НЦ Банков и ЕЦ Банка, поскольку ни одно из этих лиц при исполнении служебных обязанностей не может испрашивать или получать указания от институтов и органов Сообщества или государств-членов ЕС. Необходимо также отметить, что персональная независимость может быть скомпрометирована не только правительством, но и частными лицами. В этой связи вызывает сожаление то, что не установлены ограничения относительно сфер деятельности, которыми может заниматься бывший член Совета Управляющих после прекращения его должностных полномочий.

Еще одним аспектом персональной независимости ЕЦ Банка является то, что в отношении его сотрудников действуют не регламенты о персонале, применяемые к официальным лицам и персоналу всех институтов и органов Сообщества574, а Условия найма персонала ЕЦ Банка575. Это является еще одним свидетельством того, что вопросы, связанные с деятельностью персонала ЕСЦБ, регулируются самим ЕЦ Банком.

Финансовая независимость

Предусмотрена финансовая независимость576ЕЦ Банка и НЦ Банков. В отношении НЦ Банков существует запрет на финансирование ими правительств своих государств-членов ЕС. Это положение в первую очередь направлено на укрепление бюджетной дисциплины государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе ЭВС, и усиливает независимость НЦ Банков. При таком условии НЦ Банк не может влиять на деятельность правительства своего государства и не может оказаться в зависимости от задолженности ему со стороны своего правительства.

Для обеспечения финансовой независимости ЕСЦБ ЕЦ Банк наделен уставным капиталом577, единственными подписчиками которого являются НЦ Банки участвующих государств-членов ЕС. Они предоставили ЕЦ Банку капитал на общую сумму в 5 млрд. евро в соответствии с установленными квотами578. Квоты для каждого государства-члена ЕС, включая не участвующих в третьем этапе ЭВС, исчисляются в зависимости от численности населения и валового внутреннего продукта данного государства-члена ЕС. Действующие квоты были определены Советом Управляющих ЕЦ Банка 9 июня 1998 года.

По решению Совета Управляющих ЕЦ Банка участвующие НЦ Банки перевели ЕЦ Банку согласно своим квотам официальные резервы в иностранной валюте на общую сумму в 50 млрд. евро. Эти средства могут быть использованы в только целях, соответствующих положениям Маастрихтского Договора и Устава ЕСЦБ579. НЦ Банки сохраняют за собой официальные резервы в иностранной валюте свыше этого уровня. Однако операции, связанные с этими активами, обычно нуждаются в предварительном одобрении ЕЦ Банком для обеспечения последовательности обменной и валютной политик Сообщества580.

Передача этих средств необходима ЕЦ Банку для его функционирования. В то же время Устав ЕСЦБ содержит положения о распределении прибыли и убытков самого ЕЦ Банка и валютного дохода участвующих НЦ Банков581в той степени, в которой этот доход является результатом проведения валютной политики ЕСЦБ582.

В настоящее время государства-члены ЕС, участвующие в третьем этапе ЭВС, в силу действия принципа независимости583НЦ Банков, выведены из- под ответственности перед Судом ЕС за деятельность своих НЦ Банков. Отныне участвующие государства-члены ЕС более не несут ответственности за нарушения своими НЦ Банками права Сообщества в той степени, в какой их деятельность связана с функционированием в рамках ЕСЦБ. Подчиненных отношений НЦ Банков с соответствзоощими национальными органами власти более не существует, и теперь их заменила наднациональная связь с ЕЦ Банком.

Согласно установленной процедуре, если, по мнению ЕЦ Банка, НЦ Банк не выполнил своего обязательства, ЕЦ Банк представляет НЦ Банку обоснованное заключение по этому вопросу после того, как заинтересованному НЦ Банку была дана возможность представить свои замечания. Если в течение установленного времени заинтересованный НЦ Банк не выполнил требования, изложенного в обоснованном заключении ЕЦ Банка, последний может предъявить иск в Суд ЕС584. Если Суд ЕС устанавливает, что НЦ Банк не исполняет обязательства по праву Сообщества, то этот НЦ Банк должен принять необходимые меры для приведения своей деятельности в соответствие с решением Суда ЕС. Следует подчеркнуть, что за несоблюдение права Сообщества НЦ Банки несут ответственность в объеме и пределах, установленных соответствующими национальными законодательствами585, на основании которых они были учреждены.

Независимое положение НЦ Банков в своих государствах-членах ЕС, участвующих в третьем этапе ЭВС, породило проблему неурегулированности того, какой субъект международного' права несет судебную ответственность за нарушение ими права Сообщества. НЦ Банки государств-членов ЕС, являясь составными частями ЕСЦБ, не являются составными частями институциональной системы Сообщества и поэтому не могут нести ответственность сами за себя как это принято в судебных спорах между институтами Сообщества. Поскольку НЦ Банки выведены Маастрихтским Договором из-под ответственности своих государств в той степени, в какой их деятельность связана с функционированием в рамках ЕСЦБ, было бы логично, если бы судебная ответственность за НЦ Банки была возложена на Сообщество в лице ЕЦ Банка. Однако ЕЦ Банк не может быть представлен в суде одновременно и истцом, и ответчиком.

3.3. б Функция внешних связей ЕЦ Банка

Деятельность ЕЦ Банка во внешней сфере прямо урегулирована положениями Устава ЕСЦБ. Функция внешних сношений ЕЦ Банка является производной от его полномочий на проведение обменных586и внешних587операций, на внешнее представительство588и на осуществление международного сотрудничества589.

На ЕЦ Банк также распространяются положения международных договоров в сфере его компетенции. Среди таких международных договоров есть как те, которые были заключены государствами-членами ЕС до их вступления в Сообщество и Сообществом до создания ЕЦ Банка, так и те, при подготовке к заключению которых с ЕЦ Банком проводились консультации. Эти международные договоры, являясь частью права Сообщества, обязательны для соблюдения ЕЦ Банком при исполнении поставленных перед ним задач. Согласно практике Суда ЕС положения таких международных договоров имеют обязательную силу для всех субъектов права Сообщества, включая ЕЦ Банк. Это следует из решения Суда ЕС от 12 декабря 1972 года по делу Интернэшнл Фрут Компани 'НВ и другие против Продуктчап фоор Гроентен ен Фрут590, в котором он постановил, что поскольку в силу действия «Договора ЕЭС Сообщество приняло на себя полномочия, ранее осуществлявшиеся государствами-членами в области заключенного ими международного соглашения, положения этого соглашения имеют для Сообщества обязательную силу». Ввиду того, что решения Суда ЕС имеют прецедентный характер, действие вышеуказанного решения Суда ЕС распространяется на ЕЦ Банк при осуществлении им внешней функции в отношении соглашений, заключенных государствами-членами ЕС до их вступления в Сообщество, а также тех, которые были заключены Сообществом до учреждения ЕЦ Банка.

Полномочие на проведение обменных и внешних операций характеризует ЕЦ Банк как квази-национальный центральный банк, а не только центральный банк системы, функционирующей в рамках наднационального Экономического и Валютного Союза. Полномочие на внешнее представительство неразрывно связано с полномочием на осуществление международного сотрудничества, поскольку реализовать последнее полномочие невозможно без наличия предыдущего.

Представительское полномочие ЕЦ Банка устанавливается двумя положениями Устава ЕСЦБ. Первое положение591устанавливает, что в области международного сотрудничества ЕЦ Банк уполномочен определять, каким образом ЕСЦБ должна быть представлена во внешней сфере. Решения по этого вопросу принимаются Советом Управляющих592. Второе положение593определяет, что представительским полномочием наделяется председатель ЕЦ Банка или лицо, его замещающее.

Следует отметить, что решения о позиции Сообщества на международном уровне по вопросам, относящимся к ЭВС, и представительстве Сообщества594уполномочен принимать Совет ЕС. Ниццский Договор внес изменения в процедуру принятия таких решений, и теперь голосование проводится квалифицированным большинством голосов595. В то же время Декларация по Статье 111 Ниццского Договора указывает на то, что процедура принятия решений должна позволять государствам-членам ЕС пространства евро быть наиболее полно вовлеченными в каждый этап подготовки позиции Сообщества на международном уровне по вопросам, относящимся к ЭВС.

Из всех внешних полномочий ЕЦ Банка самым емким и с правовой точки зрения сложным является полномочие на осуществление международного сотрудничества. Международное сотрудничество центральных банков обычно облекается в форму их участия в международных валютных организациях. Регулирование взаимоотношений ЕЦ Банка и НЦ Банков по поводу их участия в международных организациях имеет двойственный характер. С одной стороны, во исполнение полномочия596на осуществление международного сотрудничества ЕЦ Банк наделяется правом принимать решения о представительстве ЕСЦБ, а также разрешать НЦ Банкам государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе ЭВС, участвовать в международных валютных институтах. С другой стороны, Устав ЕСЦБ наделяет НЦ Банки государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе ЭВС, правом597, наряду с

ЕЦ Банком, устанавливать отношения с НЦ Банками и финансовыми институтами других стран и с международными организациями, то есть для этого НЦ Банкам не требуется разрешения ЕЦ Банка.

Эти положения Устава ЕСЦБ содержат в себе очевидное противоречие, согласно которому одно положение передает полномочия государств-членов ЕС ЕЦ Банку, а другое - сохраняет его за НЦ Банками. В то же время, принимая во внимание, что участвующие государства-члены ЕС передали свои валютные полномочия ЕЦ Банку, с правовой точки зрения является неясным, на основании каких правомочий НЦ Банки могут участвовать в международных валютных институтах и международных организациях. Европейский Конвент признает существование данной проблемы. В своем выступлении в декабре 2002 года В. Жискар д'Эстен заявил, что «произошел сдвиг в пользу единого представительства пространства евро в валютных и финансовых институтах. Этот вопрос нуждается в тщательном изучении, и Конвент сделает по нему предложение»598.

Проект Конституции Европейского Союза в целях обеспечения положения евро в международной валютной системе предусматривает, что государства- члены ЕС, являющиеся участниками пространства евро, «координируют между собой и с Европейской Комиссией свою деятельность для принятия общих позиций в компетентных международных финансовых институтах и на конференциях. Они отстаивают и содействуют этим общим позициям. ЕЦ Банк, без ущерба для своей независимости, полностью ассоциирован с этой координацией»599.

Наиболее важным является сотрудничество ЕЦ Банка с такими международными валютными организациями, как Банк Международных Расчетов (БМР) и Международный Валютный Фонд (МВФ). БМР был учрежден как международный институт600в 1930 году для осуществления платежей Германии по репарациям после первой мировой войны. Целью его создания было формирование благоприятных условий для сотрудничества центральных банков наиболее развитых государств. Управляющие центральными банками Бельгии, Великобритании, Германии, Франции и США являются членами Дирекции ex officio. Тесная взаимосвязь между НЦ Банками государств-членов ЕС с Банком Международных Расчетов существовала и до учреждения Европейского Валютного Института и ЕЦ Банка. Тогда заседания Комитета Управляющих Центральными Банками проводились в том же месте601и в те же дни, что и заседания Дирекции БМР. Должностные лица Комитета Управляющих Центральными Банками назначались из числа должностных лиц БМР, являвшихся гражданами государств-членов ЕЭС.

В 1999 году ЕЦ Банк подписался.на акции уставного капитала БМР и стал членом этой международной организации602. Предварительно в Устав БМР было внесено изменение603, и теперь определение «страна» включает также «валютную зону», которая распространяется на более чем одно суверенное государство604.

Еще одной важной ареной международного сотрудничества для ЕЦ Банка является МВФ, в работе которого участвуют все государства-члены ЕС. Согласно положениям605Соглашения о МВФ ЕЦ Банк получил в нем статус наблюдателя.

Перспективной формой международного сотрудничества ЕЦ Банка является взаимодействие с неформальными международными валютными институтами606, которые существуют в виде переговорного процесса. Такими международными переговорными институтами являются, например, G-10, G-7 и другие. В Группу G-10 входят США, Япония и Канада и ряд государств- членов ЕС: Бельгия, Великобритания, Германия, Италия, Нидерланды, Франция и Швеция. Швейцария принимает участие в качестве одиннадцатого члена этой группы. На их встречах обсуждаются экономические проблемы и координируются позиции, связанные с резервами центральных банков этих стран. Регулярные встречи Управляющих Центральными Банками группы G-10 являются примером внешней валютной деятельности ЕСЦБ.

Также естественным является сотрудничество ЕЦ Банка в рамках группы G-8. Со времени ее создания в 1975 году группа G-8 включает США, Японию и Канаду, а также Великобританию, Германию, Италию и Францию. Россия входит в группу G-8 с 1992 году - неофициально, и с 1997 года - на равноправной основе607. Этот международный институт представляет собой неформальный клуб, в котором проводятся регулярные встречи министров финансов и управляющих центральными банками указанных стран. Один раз в год созываются совещания на уровне глав государств или правительств, в которых, начиная с 1977 года, принимают участие председатель Европейской Комиссии и представитель председателя Совета ЕС. Проблемы, обсуждаемые на встречах группы G-8, касаются «координации действий ведущих индустриальных демократических государств мира в финансово- экономической и международно-политической сферах, а также в сфере глобальных проблем»608.

Особой формой международного сотрудничества являются отношения ЕЦ Банка с Соединенными Штатами Америки. Со времени создания Европейского Сообщества США придавали особое значение формированию выгодных для себя взаимоотношений с этим объединением Западно-Европейских государств. Первым дипломатом, аккредитованным при ЕЭС, стал в 1958 году посол США. После учреждения ЕЦ Банка США, следуя установившейся традиции, пожелали открыть дипломатическую миссию при ЕЦ Банке во Франкфурте. Согласно Акту о Суверенных Иммунитетах6091976 года ЕЦ Банк обладает в Соединенных Штатах Америки иностранным суверенным иммунитетом, он освобожден от уплаты налогов.

  1. Статистическая (информационная) функция ЕЦ Банка

Статистическая функция ЕЦ Банка связана с исполнением им в

сотрудничестве с НЦ Банками полномочия на получение необходимой статистической информации610от компетентных национальных органов власти или непосредственно от экономических агентов. В Маастрихтском Договоре об этой функции ЕЦ Банка ничего не говорится - соответствующее положение611содержится только в Уставе ЕСЦБ. Во исполнение этой задачи ЕЦ Банк должен сотрудничать с институтами и органами Сообщества, с компетентными властными органами государств-членов ЕС, а также с компетентными властными органами третьих стран и международными организациями. В свою очередь на НЦ Банки возлагается обязанность612всецело содействовать осуществлению ЕЦ Банком этого вида деятельности.

При исполнении функции сбора статистической информации ЕЦ Банк должен способствовать гармонизации правил и практик613, согласно которым проводится сбор, обработка и распространение статистической информации в Сообществе в сфере его компетенции. В свою очередь Совет ЕС в соответствии с установленной процедурой614утверждает круг физических и юридических лиц, которые обязаны предоставлять статистическую информацию, режим конфиденциальности и соответствующие положения о принудительном исполнении обязательств в случае их нарушения615.

  1. Исполнительная функция ЕЦ Банка

Исполнительная функция ЕЦ Банка завершает, обобщает и суммирует все вышеперечисленные функции. По вопросам в сфере его компетенции ЕЦ Банк уполномочен реализовывать все решения, принятые государствами-членами ЕС на заседаниях Европейского Совета, Советом ЕС и им самим, а также решения Суда ЕС. Эта функция исполняется ЕЦ Банком в процессе осуществления им всех видов деятельности.

Заключение

1. Европейская экономическая и валютная интеграция является фундаментом всего Европейского интеграционного процесса. Концептуально-правовые основы Европейской экономической и валютной интеграции определены совокупностью актов Европейского Союза, которыми являются: учредительные договоры, документы вторичного права и имеющие особое значение доклады Совету Европейских Сообществ. Благодаря их воплощению в жизнь государства-члены ЕС достигли боле высокого уровня развития, и их народы - благосостояния.

В процессе Европейской экономической и валютной интеграции можно выделить два периода. Главным критерием этой периодизации является отличие целей, которые устанавливались Европейским Сообществом в разное время под воздействием внутренних и внешних формирующих факторов. Самым значительным фактором являлась экономическая и валютная ситуация в мире. Вслед за ее изменением происходило реформирование цели Европейской экономической и валютной интеграции.

Целью Европейской экономической и валютной интеграции в начальный период было создание общего рынка. В первый период Европейской экономической и валютной интеграции, длившийся от заключения Римского Договора до Маастрихтского Договора, приоритетным было сотрудничество в экономической сфере, в то время как сотрудничество в валютной сфере считалось сопутствующим. В связи со сменой приоритетов, объясняемой тем, что цель первого периода была практически достигнута, Европейское Сообщество сформулировало цель второго периода Европейской экономической и валютной интеграции - введение единой валюты евро в рамках Экономического и Валютного Союза, создание которого происходило в три этапа. Второй период начался с заключения Маастрихтского Договора и продолжается по настоящее время. Ныне приоритетным является сотрудничество в валютной сфере, тргда как сотрудничество в экономической сфере не претерпело значительных качественных изменений и уступает первому по уровню развития.

    1. Участие не всех государств-членов ЕС в третьем этапе Экономического и Валютного Союза породило целый ряд проблем правового характера. В длительной перспективе существование валютного союза, объединяющего не все государства-члены ЕС, несовместимо с концепцией единого для всего Европейского Сообщества правового. Возникло противоречие между тем, что право Европейского Союза распространяется на все пространство Европейского Союза, а положения ряда актов Совета Европейского Союза и Совета Управляющих Европейского Центрального Банка - только на государства-члены ЕС, участвующие в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, то есть только на часть пространства Европейского Союза. Учредительные договоры и акты вторичного права Европейского Союза содержат требование соблюдения единообразия правоприменительной практики. Суд Европейских Сообществ в своих решениях, наряду с ответами на конкретные вопросы, дает толкование по самому широкому спектру правовых положений, предназначенное для всеобщего применения на всем пространстве Европейского Союза в течение неограниченного периода времени. Уже сегодня можно предвосхитить будущие сложности, с которыми столкнется Суд Европейских Сообществ. Разделение государств-членов ЕС на две категории: участвующих и не участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза - создает кризисные проблемы, которые не только подрывают сложившиеся устои права Европейского Союза, но и осложнят работу Суда Европейских Сообществ.

    2. Участие не всех государств-членов ЕС в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, по мнению ряда ученых, является формой продвинутого сотрудничества двенадцати государств-членов ЕС. Однако существует основание, а именно, противоречие ряду положений Амстердамского Договора, Ниццского Договора и проекта Конституции Европейского Союза, которое подвергает сомнению это заключение. Продвинутое сотрудничество не может осуществляться в областях, которые находятся в исключительной компетенции Европейского Сообщества, а Экономический и Валютный Союз относится именно к такой области. Помимо этого, участие не всех государств- членов ЕС в третьем этапе Экономического и Валютного Союза рассматривается учредительными договорами как временное явление, а это значит, что в третьем этапе ЭВС должны участвовать все государства-члены ЕС, в то время как продвинутое сотрудничество не ограничивается временными рамками. В то же время фактор участия в третьем этапе Экономического и Валютного Союза одних государств-членов ЕС и неучастия в нем других оказывает негативное воздействие на торговлю между государствами-членами ЕС и нарушает условия конкуренции. 4. Какими бы высокими ни были цели и как бы точно ни были сформулированы задачи, любые -виды деятельности, направленные на достижение целей и решение задач, не могут быть плодотворными в отсутствие надлежащей институциональной структуры. По мнению идеолога современной Европейской интеграции, Жана Монне, «ничто не возможно без людей, ничто не долговечно без институтов".

План создания Экономического и Валютного Союза включает положения о его институционализации. Экономический и Валютный Союз включает два компонента - экономический союз и валютный союз. Начиная с третьего этапа Экономического и Валютного Союза, установилась диспропорция в уровне институционального развития двух союзов, составляющих Экономический и Валютный Союз.

Институциональная несбалансированность Экономического и Валютного Союза характеризуется следующим. Валютный союз имеет центральный валютный орган, наделенный исключительными полномочиями на определение и проведение валютной политики Европейского Сообщества и санкционирование эмиссии единой валюты евро. Экономический союз не имеет центрального экономического органа и ограничивает свою деятельность координацией экономических политик государств-членов ЕС, полномочия которых в этой области сохраняются неизменными.

Экономическое сотрудничество государств-членов ЕС остается в ведении ранее созданных институтов: Европейского Совета, Совета Европейского Союза на уровне министров экономики и финансов (Совета Экофин),

Европейской Комиссии, а также вновь созданного неформального органа - Еврогруппы. Это обусловлено тем, что Маастрихтский Договор не предусматривает учреждения единого для всех государств-членов ЕС центрального экономического органа Сообщества. Такое положение оказывает неблагоприятное влияние на деятельность Экономического и Валютного Союза в целом, поскольку Экономический и Валютный Союз может эффективно функционировать при условии проведения участвующими в нем государствами-членами ЕС единых валютной, экономической и финансовой политик.

5. Существует естественная потребности в учреждении единого экономического органа Экономического и Валютного Союза, который бы разрабатывал и проводил единую экономическую политику, способствующую процветанию единого экономического пространства. Иная причина, которая настоятельно требует появления такого органа, вызвана тем, что в институциональной структуре Сообщества отсутствует экономический орган Экономического и Валютного Союза, который бы уравновешивал Европейский Центральный Банк.

Сложность проблемы институциональной неуравновешенности Экономического и Валютного Союза объясняется тем, что существует и центробежная тенденция. Два неравнозначных компонента, составляющих Экономический и Валютный Союз, зависимы друг от друга, но действуют неодинаково. Валютная политика используется как «кнут и пряник» для оказания заданного влияния на экономику. Общепризнанно, что валютная политика - это самый эффективный рычаг, который национальные правительства используют для улучшения экономического положения в стране. Сегодня в Европейском Сообществе сложилась парадоксальная ситуация, когда, с одной стороны, Европейский Центральный Банк определяет и проводит валютную политику, единую для двенадцати государств-членов ЕС, а, с другой стороны, в государствах-членах ЕС сложились совершенно различные экономические ситуации, которые требуют проведения различных не только экономических, но и валютных политик.

Поскольку экономики государств-членов ЕС реально не достигли конвергенции, невозможно эффективное проведение как единой экономической, так и единой валютной политики. Выходом из сложившейся ситуации могло бы стать иное понимание единой валютной политики Сообщества - как совокупности различных, адресных и целенаправленных валютных политик, определяемых и проводимых Европейским Центральным Банком в государствах-членах ЕС, участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, в зависимости от складывающейся в каждом из них экономической ситуации.

Против институционализации экономического союза свидетельствует и то, что учреждение центрального экономического органа Европейского Сообщества подчинит ему бюджетную и налоговую политику государств- членов ЕС. Вследствие этого в ведении данного органа окажутся государственные доходы, а также ассигнования на содержание и развитие всех сфер деятельности государств-членов ЕС, включая самые важные, такие как национальная оборона, энергетика и инфраструктура. Это будет означать передачу государствами-членами ЕС данного элемента своего национального суверенитета на уровень Европейского Сообщества.

Существование центрального экономического органа Сообщества не может не затронуть основ конституционного строения государств-членов ЕС. Это объясняется тем, что при создании наднационального экономического органа Европейского Сообщества государства-члены ЕС должны будут передать Европейскому Сообществу свое суверенное право контроля над национальным бюджетом, которое входит в компетенцию национальных парламентов. Передача полномочия по контролю над бюджетом от национальных парламентов на уровень Европейского Сообщества повлечет за собой нарушение структурного баланса высших органов власти государств-членов ЕС, поскольку вследствие этого сократится объем властных полномочий парламента по сравнению с другими высшими органами государственной власти. Помимо этого, парламенты лишатся важного средства контроля над деятельностью исполнительной власти.

Имеется и иного рода проблема, связанная со сложностью урегулирования на международно-правовом уровне вопроса об учреждении нового института или органа Европейского Сообщества. Поскольку в недрах институциональной структуры Европейского Сообщества новый институт или орган не может быть учрежден, для его учреждения требуется внесение изменений и дополнений в Договор о Европейском Союзе, что связано со сложной процедурой подписания нового учредительного договора и его дальнейшей ратификации каждым государством-членом ЕС.

  1. Основными целями Европейской Системы Центральных Банков являются сохранение ценовой стабильности, а также поддержание главных экономических политик Европейского Сообщества. Задачи Европейской Системы Центральных Банков формулируются как определение и проведение валютной политики Европейского Сообщества, проведение обменных операций с иностранной валютой, владение и управление официальными резервами в иностранной валюте, наблюдение за платежными системами.

  2. Поскольку Европейская Система Центральных Банков не является юридическим лицом и не наделена полномочиями, ее единственная функция заключается в совместном согласованном функционировании Европейского Центрального Банка и Национальных Центральных Банков для достижения установленных целей и выполнения поставленных перед ней задач. Иными словами, функцией Европейской Системы Центральных Банков является взаимодействие Европейского Центрального Банка и Национальных Центральных Банков во исполнение их взаимных обязательств по учредительным договорам и другим актам права Европейского Союза. Функция взаимодействия Европейской Системы Центральных Банков воплощается в конкретных функциях Европейского Центрального Банка, которые определяются наличием у него ряда установленных полномочий. Исследование полномочий Европейского Центрального Банка приводит к выводу о наличии у Европейского Центрального Банка определенных функций. К числу важнейших функций Европейского Центрального Банка относятся нормотворческая, консультативная, эмиссионная, контрольная квазисудебная, надзорная.

8. Характеризуя положение Европейской Системы Центральных Банков, необходимо подчеркнуть ее независимость от любой формы институционального, персонального и финансового контроля, как со стороны институтов Европейского Сообщества, так и администраций государств- членов ЕС. В процессе изучения надзорной функции Европейского Центрального Банка, в частности, его полномочия возбуждать в Суде Европейских Сообществ иски против Национальных Центральных Банков в связи с предполагаемым нарушением ими права Европейского Союза, было установлено следующее. Независимое положение Национальных Центральных Банков в своих государствах-членах ЕС, участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, порождает проблему неурегулированности того, какой субъект международного права несет судебную ответственность за нарушение ими права Европейского Союза.

До учреждения Европейской Системы Центральных Банков ответственность за возможные нарушения Национальными Центральными Банками права Европейского Союза всецело лежала на государствах-членах ЕС. Начиная с 1 января 1999 года, единый принцип судебной ответственности государства-члена ЕС за нарушения права Европейского Союза, совершенные любым его национальным органом, утратил универсальный характер. В настоящее время государства-члены ЕС, участвующие в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, в силу соблюдения принципа независимости Национальных Центральных Банков, выведены из-под ответственности перед Судом Европейских Сообществ за деятельность своих Национальных Центральных Банков. Отныне государства-члены ЕС, участвующие в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, более не несут ответственности за нарушения их Национальными Центральными Банками права Европейского Союза в той степени, в какой деятельность этих банков связана с функционированием в рамках Европейской Системы Центральных Банков.

Маастрихтский Договор наделил Суд Европейских Сообществ юрисдикцией по разрешению споров, связанных с выполнением Национальными Центральными Банками государств.-членов ЕС обязательств по Договору и

Уставу Европейской Системы Центральных Банков. При этом полномочия Европейского Центрального Банка в отношении Национальных Центральных Банков государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, являются такими же, как и полномочия, которыми Европейская Комиссия наделяется в отношении государств-членов ЕС в случае возможного нарушения ими права Европейского Союза. В настоящее время, в случае возможного нарушения Национальными Центральными Банками права Европейского Союза, орган Европейского Сообщества в лице Европейского Центрального Банка предъявляет иск не государству-члену ЕС, а непосредственно Национальному Центральному Банку.

Национальные Центральные Банки государств-членов ЕС, являясь составными частями Европейской Системы Центральных Банков, не являются составными частями институциональной системы Европейского Сообщества и поэтому не могут нести ответственность сами за себя, как это принято в судебных спорах между институтами и органами Европейского Сообщества. Поскольку Национальные Центральные Банки, не являющиеся субъектами международного права, выведены Маастрихтским Договором из-под ответственности своих государств, было бы логично, если бы судебная ответственность за Национальные Центральные Банки была возложена на Европейское Сообщество в лице Европейского Центрального Банка. Однако Европейский Центральный Банк не может быть представлен в суде одновременно и истцом, и ответчиком.

9. Исследование нормотворческой функции Европейского Центрального Банка включает рассмотрение вопроса о контроле Суда Европейских Сообществ над нормотворческой деятельностью Европейского Центрального Банка. Контроль Суда Европейских Сообществ над Европейским Центральным Банком не ограничивается проверкой действительности принимаемых им актов, а также бездействия, которое может выражаться в непринятии акта или неучастии в процедуре консультирования проекта акта института или органа Европейского Сообщества, а также Национальных Центральных Банков государств-членов ЕС. Вследствие реализации Европейским Центральным Банком своего нормотворческого полномочия . может возникнуть внедоговорная ответственность Европейского Сообщества в отношении ущерба, причиненного Европейским Центральным Банком или его служащими при исполнении ими служебных обязанностей.

Это положение о возникновении внедоговорной ответственности Европейского Сообщества, а не Европейского Центрального Банка, в отношении причиненного Европейским Центральным Банком или его служащими ущерба третьим лицам не сочетается с двумя положениями Маастрихтского Договора и Устава Европейской Системы Центральных Банков. Первое положение наделяет Европейский Центральный Банк статусом юридического лица, а второе - собственным капиталом. Это влечет за собой появление ряда вопросов. Почему Европейский Центральный Банк, будучи юридическим лицом, сам не несет внедоговорной ответственности за причиненный им или его служащими ущерб? Из каких средств - бюджета Европейское Сообщества или капитала Европейского Центрального Банка - Европейское Сообщество компенсирует ущерб, нанесенный Европейским Центральным Банком или его служащими?

10. В процессе изучения функции внешних связей Европейского Центрального Банка была выявлена проблема неразрешенности вопроса о внешнем представительстве и участии Европейского Центрального Банка и Национальных Центральных Банков в международных организациях. Европейский Центральный Банк имеет полномочие принимать решения о представительстве Европейской Системы Центральных Банков, а также разрешать Национальным Центральным Банкам государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, иметь сношения с международными валютными институтами. В тот же время Национальные Центральные Банки государств-членов ЕС, участвующих в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, имеют полномочие, наряду с Европейским Центральным Банком, устанавливать отношения с центральными банкам и финансовыми институтами других стран и с международными организациями.

Очевидно противоречие: одно положение Устава Европейской Системы Центральных Банков наделяет полномочием на внешние связи Европейский

Центральный Банк, а другое - сохраняет его за Национальными Центральными Банками. Принимая во внимание то, что государства-члены ЕС, участвующие в третьем этапе Экономического и Валютного Союза, передали свои валютные полномочия Европейскому Сообществу в лице Европейского Центрального Банка, остается неясным, на основании каких правомочий Национальные Центральные Банки могут участвовать в международных организациях. Европейский Конвент признает существование данной проблемы и высказывается в пользу единого представительства пространства евро в валютных и финансовых институтах

.Список сокращений и обозначений

Право Европейского Союза (European Union Law), или Европейское право (European Law), автор называет правом Сообщества (Community Law), по примеру того, как это делает Суд Европейских Сообществ.

Государства-члены ЕС - государства-члены Европейского Сообщества; до Маастрихтского Договора - государства-члены Европейского Экономического Сообщества (государства-члены ЕЭС), ЕВИ- Европейский Валютный Институт, Европейская Комиссия - Комиссия Европейских Сообществ, ЕЕА - Единый Европейский Акт,

ЕС, ЕЭС, Сообщество - Европейское Сообщество; в 1993 году в результате подписания Маастрихтского Договора в Римский Договор были внесены изменения и дополнения, в соответствии с которыми Европейское Экономическое Сообщество было переименовано в Европейское Сообщество, ЕСЦБ - Европейская Система Центральных Банков, ЕЦ Банк - Европейский Центральный Банк,

Маастрихтский Договор - Договор о Европейском Союзе и Договор,

Учреждающий Европейское Сообщество ^Договор ЕС), НЦ Банки - Национальные Центральные Банки государств-членов ЕС, Римский Договор - Договор, Учреждающий Европейское Экономическое

Сообщество СДоговор ЕЭС); Совет ЕС - Совет Европейского Союза; до Маастрихтского Договора - Совет

Европейских Сообществ; Совет Экофин - Совет ЕС на уровне министров экономики и финансов

государств-членов ЕС, Суд ЕС - Суд Европейских Сообществ,

Устав ЕСЦБ - Устав Европейской Системы Центральных Банков и Европейского Центрального Банка,

ЭВС - Экономически и Валютный Союз,

Экономические политики - в отличие от валютной политики, единой для двенадцати государств-членов ЕС, перешедших к третьему этапу Экономического и Валютного Союза, каждое государство-член ЕС проводит свою национальную экономическую политику

.Список дел Суда Европейских Сообществ

  1. Case 9/56, Meroni and Co., Industrie Metallurgich SpA v High Authority of the European Coal and Steel Community, (1958) ECR 134.

  2. Case 6/64, Flaminio Costa vENEL, (1964) ECR 594.

  3. Case 22/70, Commission of the European Communities v Council of the European Communities, (1971) ECR 264.

  4. Case 21 to 24/72, International Fruit Compamy NV, Kooy Rotterdam NV, Velleman en Tas NV and Jan Van den Brink's Im- en Exporthandel NV v Produktschap voor Groenten en Fruit, (1972) ECR 1219.

  5. Joined Cases 63 to 69/72, Wilhelm Werhahn Hansamuhle and others v Council of the European Communities, (1973) ECR 1229.

  6. Case 9/73, Carl Schlüter v Hauptzollamt Lörrach (preliminary ruling requested by the Finanzgericht Baden-Wurttemberg), (1973) ECR 1136.

  7. Case 74/74, Comptoir National Technique Agricole (CNTA) S.A. v Commission of the European Communities, (1975) ECR 533.

  8. Case 52/75, Commission of the European Communities v Italian Republic, (1976) ECR 277.

  9. Case 7/78, Regina v Ernest George Thompson, Brian Albert Johnson and Colin Alex Norman Woodiwiss, (1978) ECR 2275.

  10. Case 203/80, Criminal proceedings against Guerrino Casati (reference for a preliminary ruling from the Tribunale, Bolzano), (1981) ECR 2596.

  11. Case 15/81, Gaston Schul Douane Expediteur BV v Inspecteur der Invoerrechten en Accijnzen, Roosendaal (reference for a preliminary ruling from the Gerechtshof, 's-Hertogenbosch), (1982) ECR 1431-1432.

  12. Case 60/81, International Business Machines Corporation v Commission of the European Communities, (1981) ECR 2639.

  13. Case 294/83, Parti écologiste 'Les Verts' v European Parliament, (1986) ECR 1340.

  14. Case 175/84, Krohn & Co. Import-Export (GmbH & Co.KG) v Commission of the European Communities, (1986) ECR 753.

  15. Case 222/84, Marguerite Johnston v Chief Constable of the Royal Ulster Constabulary, (1986) ECR 1653.

  16. Case 45/86, Commission of the European Communities v Council of the European Communities, (1987) ECR 1494.

  17. Case 143/86, John Richard Alan East and Others (Margetts and Addenbrooke) v Thomas Cuddy and Winifred Cuddy, (1988) ECR 626.

  18. Case C-70/88, European Parliament v Council of the European Communities (Chernobyl), (1990) ECR 1-2041, 2042.

  19. Case C-322/88, Salvatore Grimaldi v Fonds des maladies professionnelles, (1989) ECR 4407.

  20. Opinion 1/91, Opinion delivered pursuant to the second subparagraph of Article 228 (1) of the Treaty, (1991) ECR 1-6080.

  21. Case C-390/92, Kingdom of Spain v Council of the European Union, (ECR) 1-1987.

  22. Joined Cases C-46/93 and C-48/93, Brasserie du Pêcheur SA v Federal Republic of Germany and The Queen v Secretary of State for Transport, ex parte Factortame Ltd and Others, (1996) ECR 1-1031, 1145.

  23. Case T-246/93, Gunther Buhring v Council of the European Union and Commission of the European Communities, (1998) ECR 11-182, para 26.

  24. Case C-271/94, European Parliament v Council of the European Union, (1996) ECR 1-1690.

Case C-71/97, Commission of the European Communities v Kingdom of Spain, (1998) ECR 1-5991

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]