Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Кроль Л.М., Пуртова Е.А. - Методы современной психотерапии

.pdf
Скачиваний:
107
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.31 Mб
Скачать

включиться в достаточно интенсивную работу. Для некоторых в такой беседе проще прояснить волнующие вопросы и сомнения.

Пробная сессия позволяет и ведущему, и участнику оценить, насколько ему подходит такая форма работы и данная группа. Ведь именно с этими людьми ему предстоит провести в тесном контакте три года, поэтому важно, насколько члены группы окажутся симпатичны, интересны, значимы для участника.

Динамика учебной группы

Жизнь и развитие группы в течение трех лет обучения — особенно важный процесс. Опыт пяти завершенных курсов позволяет предполагать наличие определенных этапов в жизни группы и специфи- ческих задач для каждого из них. Пожалуй, сейчас я не готова достаточно четко сформулировать их, но очевидно, что они не сводятся к традиционным описаниям групповой динамики, которые приложимы скорее к пониманию динамики во время конкретной сессии. Причем эти фазы: параллельная, включения, взаимности, завершения (по классификации К. Левина) группа проходит независимо от длительности сессии (один, два, три, пять дней). С увеличением времени сессии фаза взаимности становится более длительной.

Динамику длительно работающей группы можно сравнить с двумя процессами. Один больше всего напоминает развитие ребенка от младенчества к взрослому состоянию. И это путь, который мы в течение жизни повторяем вновь и вновь, когда сталкиваемся с чем-то новым, независимо от нашего реального биологического возраста. В данном случае новое — гештальт-терапия.

Второй процесс напоминает создание семьи и циклы ее развития. И этот процесс отражает развитие отношений привязанности между участниками группы.

Эти два процесса очень причудливо и каждый раз по-своему переплетаются. И хотя есть ощущение повторяемости определенных фаз развития группы, каждая группа очень индивидуальна и посвоему проходит этот путь. Своеобразие связано с личными особенностями участников и тем, что В. Бион называет работающей группой и группой базовых установок.

Работающая группа отражает зрелые проявления ее участников, готовность работать с болезненными и неприятными проблемами.

201

Группа базовых установок отражает существующую в группе тревогу и использует все виды защиты, чтобы избежать работы с конфликтами и неприятным опытом.

Каждая из фаз развития группы актуализирует у участников незавершенные ситуации (гештальты) раннего детского опыта и актуальные жизненные ситуации. Это находит выражение в проблемах взаимоотношений в группе или в темах, проблемах, предъявляемых на “горячем стуле”.

Если в группе больше возбуждения, волнения, желания двигаться к разрешению проблем, то проблема открыто обсуждается или предъявляется на “горячем стуле”. Очень часто тема индивидуальной сессии является выражением основной темы группы. А многие участники группы получают возможность продвинуться в решении своих проблем через сопереживание, оставаясь в круге. Очень часто следующий “горячий стул” продолжает и углубляет тему.

Когда ситуация в группе тревожна и страшна для большинства участников (группа базовых установок), это проявляется в умолча- нии, “забалтывании”, отвлекающих действиях. В. Бион выделяет три типа отвлекающих действий:

зависимость — группа все возлагает на ведущего и, соответственно, отрицает то, что знает и умеет сама, избегая самостоятельных решений;

спаривание — два человека из группы вступают контакт и общаются, в то время как остальная группа не участвует;

синдром áåé-áåãè — группа стремится уйти от выполнения групповой задачи, порождая борьбу между двумя своими членами или между одним членом и ведущим.

Задача ведущего — создавать и обеспечивать условия, в которых участники могут делать открытия, т.е. поддерживать работающую группу и фрустрировать (выявлять, анализировать) группу базовых установок.

Создание условий

Способность ребенка исследовать окружающий мир, получать новый опыт связана с привязанностью к матери. Она обеспечивает ребенку чувство базовой безопасности. Ведущий в группе является прообразом “достаточно хорошей матери”. Чем выше безопасность в группе, тем выше способность исследовать прошлое,

202

внутренние переживания и отношения в настоящем, креативность в поисках нового. Для безопасности группы, так же как для безопасности ребенка, важны надежность, доступность, предсказуемость.

Надежность обеспечивается постоянством времени, места, состава группы. Ведущий защищает границы группы. Он заранее предупреждает о желании нового человека присоединиться к группе, решение о возможности участия в группе нового человека принимается совместно. Естественно, что за три года некоторые уча- стники покидают группу. Обычно обговаривается правило, что участник, решивший уйти из программы, сообщает об этом на сессии, чтобы были понятны причины его ухода, оставалась возможность попрощаться и завершить отношения. Условно можно выделить два типа уходов из группы. Первый — когда уход является лучшим для участника выбором в его жизненных обстоятельствах. Второй связан с работой сопротивления, когда человек подходит к самым болезненным переживаниям и его тревога настолько высока, что он предпочитает сбежать. Такой уход часто воспроизводит свойственный данному человеку способ поведения в трудной, волнующей ситуации. Ведущий должен быть внимательным к тому, как уходит участник. Конечно, невозможно, да и не нужно мешать человеку покинуть группу, но ведущему стоит открыто высказать свои чувства и соображения, а в некоторых случаях — аргументировать предложение остаться.

В реальности часто участник просто не приходит на занятия. В этом случае ведущему не следует уподобляться “гордой девушке”, а позвонить участнику и узнать о его обстоятельствах. Это очень деликатный разговор. Проявляя полное уважение к решению уча- стника, необходимо объяснить, как важно для него самого и других членов группы обсудить этот вопрос. Когда причины ухода остаются неясными, это размывает границы, невротизирует и ведущего и участников, затрудняя установление близких и глубоких отношений. Даже самые негативные, но открыто высказанные оценки лучше для развития группы и безопасности в ней.

Размывание границ связано и с таким типом поведения, когда участник все время решает вопрос, уйти или остаться. Как и для развития отношений в семье, в группе важна определенность. Понятно, что такой человек чаще всего как раз и продолжает оставаться в программе, а его неспособность принять решение является выражением его проблем — страха упустить другие возможности,

203

потерять себя, трудности в выражении желаний, стремления контролировать и проявлять власть через угрозу бросить и т.д. Для ведущего важно привлечь внимание участника к этой стратегии, а также к осознанию остальных своих переживаний и того, как это влияет на отношения в группе.

Доступность предполагает физическое присутствие и эмоциональную открытость ведущего. Он сопереживает, проявляет ответные реакции. Если ведущий поглощен своими страхами и тревогами, он не может дать достаточно тепла и внимания группе.

Предсказуемость. Каждый участник получает программу курса и может ориентироваться, когда и что будет происходить. Ведущий предлагает и организует обсуждение норм жизни и работы группы. Обычно это конфиденциальность, физическая неприкосновенность, запрет на обсуждение вне группы внутригрупповых отношений, сообщение на сессии о проблемах, возникающих в группе, и намерениях ее покинуть. Требования ведущего к участникам прозрачны и постоянны.

Поддержание условий

Поддержание условий, благоприятных для работы группы на той или иной фазе развития, — отдельный и сложный вопрос. В данном методическом пособии я хочу рассмотреть лишь несколько типичных ситуаций, когда в группе сильны тревога и сопротивление работе, и описать возможные стратегии ведущего.

Начало группы. Фаза “романтических” отношений. Много волнения, желания быть принятым и страха, тревоги, неопределенности. Много ожиданий от терапии — вполне реалистичных и самых сказочных — и опасения, что они не оправдаются. Ведущий наделяется почти “магической” силой, а группа пребывает в “младенчестве”. Как правило, участники группы на “горячем стуле” подробно и почти с детской доверчивостью рассказывают о своей проблеме, боли. Вопрос терапевта о том, что участник ожидает от терапии, вызывает искреннее удивление: “Я рассказал, что со мной происходит, и думал, ты знаешь, что лучше делать, как будет луч- ше для меня”. Как младенец доверяет матери, так участник группы предоставляет ведущему (терапевту) угадать потребность и наилучшим образом позаботиться о нем. Для терапевта это большой соблазн стать “идеальной матерью”, соответствовать ожиданиям, угадывать и удовлетворять желания участников и опасения оказаться бесполезным и отвергнутым.

204

Одна из моих любимых книг по выращиванию цветов начинается словами: “Если Вы собираетесь выращивать домашние цветы, Вы должны примириться с тем, что некоторые растения погибнут. Если Вы не можете это пережить, лучше и не начинать этим заниматься”. Точно так же если терапевт не способен пережить своей беспомощности, разочарования участников, то лучше ему не заниматься терапией. Важно позволить себе быть “достаточно хорошим терапевтом”, открыто говорить о своих возможностях и о том, чего ты ждешь от участников. Это важный шаг в установлении реальных отношений, в продвижении участников к осознанию своих желаний, ответственности за их осуществление.

Фаза “разочарования” или установления реальных отношений. Во многих группах этот процесс проходит плавно. Романтические надежды рушатся, становятся ясными реальные возможности психотерапии, ведущего, членов группы. Этому способствует поддержка ведущим открытого обсуждения этой темы в группе.

Когда у участников эта тема и необходимость отказаться от завышенных ожиданий вызывает серьезные трудности и тревогу, группа избегает ее обсуждения. Даже наоборот: появляется много рассказов о “чудесных” изменениях, много рассуждений, советов друг другу. И дело не в том, что ожидания слишком идеалистичны, просто это надежда с помощью терапии избежать того, что И. Ялом назвал “данностями” или болью существования: “неизбежность смерти каждого из нас и тех, кого мы любим; свобода сделать нашу жизнь такой, какой мы хотим; наше экзистенциальное одиночество; и, наконец, отсутствие какого-либо безусловного и самоочевидного смысла жизни”*. Задача ведущего — помочь в безопасной ситуации группы пережить экзистенциальные проблемы человеческого существования не как личную несостоятельность, а как данность жизни.

Уход из группы. Очень часто уходят именно те участники, которые больше всего выражали восторг и с которыми происходили самые “чудесные” изменения, или те, которые были недовольны, но никак не выразили этого. Группа нередко игнорирует этот уход. В ответ на мягкую попытку привлечь внимание к этому чаще всего можно услышать: “Ну что же, это его выбор”. Это вполне справедливо, но именно так проявляется и избегание собственных чувств. Возможно, для этого человека уход является лучшим выбором, но для нас он может быть потерей, отвержением, обесцениванием, болью, а иногда — избавлением от тягостных отноше-

*И. Ялом. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы. М.: Класс, 1997, с. 11.

205

ний. Он подталкивает нас осознанию рискованности близких отношений. Когда в группе такие чувства замалчиваются, это является показателем сильной тревоги и болезненности для участников их осознавания. Ведущему следует привлечь внимание участников к их чувствам прямым вопросом, или специально выбранной геш- тальт-игрой, или упражнением. Как писал Шекспир: “Дайте слово печали. Горе, которое не говорит, шепчет сердцу и просит его разорваться”.

“Скелет в шкафу”. Эта ситуация довольно часто складывается к последней сессии первого года. Обычно группа уже осознает себя как целое, и эта целостность ценна для участников. Такая группа напоминает внешне бесконфликтную, благопристойную семью со “скелетом в шкафу”. Этот “скелет” — конфликтующие желания, негативные чувства друг к другу, которые не выражаются, чтобы сохранить целостность, близость отношений. Но именно близость

èисчезает из них. Это только кажется парадоксальным, но на самом деле закономерно, так как из отношений исчезает именно то, что волнует, затрагивает, — сама жизнь.

Участники — “опытные клиенты” терапевтической группы, они знают, как все происходит, и используют это для того, чтобы избежать острых и волнующих взаимодействий. Группа охотно подхватывает все структурирующие действия ведущего. Но упражнение выполняется формально, работа на “горячем стуле” остается почти без эмоционального отклика.

Важная задача этого этапа группы, как и семьи, — научиться жить

èразвиваться в ситуации несогласия, противоречащих друг другу желаний. По моему опыту, в такой ситуации лучше всего помогает отказ от структурирования. Ее разрешению способствует неструктурированная игра, например “Сумасшедший дом” Д. Хломова, или выделение времени для свободного взаимодействия в круге: без темы и структуры.

Бегство в теорию. Ситуация, которая возникает, когда начинаются тематические сессии. Группа напоминает семью после рождения ребенка, когда мама так поглощена им, что эмоциональный контакт между супругами становится напряженным. Такой “ребенок” группы — гештальт-теория.

Этот период несет много радостных волнений, открытий, находок для практической работы участников, но также и понимания, как организованы собственные трудности. Часто это увеличивает тревогу и страх оказаться “неправильным”. От тревоги участники уходят, задавая очень много псевдотеоретических вопросов, пуска-

206

ясь в общие рассуждения вместо прямого обсуждения волнующей проблемы. На “горячем стуле” можно услышать: “У меня проблемы с ответственностью” или “Я не знаю, что делать с собственным эготизмом”.

Âтакой ситуации надо быть внимательным к общим, туманным вопросам, просить человека конкретизировать и, если за ними стоит реальная ситуация, предложить работу на “горячем стуле” или разбор случая из его практики.

Âходе терапевтической сессии следует внимательно выяснять,

âкакой ситуации и каким образом проявляется, к примеру, эготизм, чему и как именно он мешает. Необходимо помнить, что задача терапии — не сделать человека “правильным” с точки зрения гештальт-теории и во что бы то ни стало избавить его от “эготизма”, а помочь в выживании, восстановлении способности твор- чески решать жизненную ситуацию.

Завершение программы. Совсем немного времени осталось до того момента, когда отношения ведущий-участник поменяются на отношения коллег гештальт-терапевтов. Это время профессионального самоутверждения и признания, которое напоминает подростковую фазу в развитии ребенка. Как и подросток, участник нуждается одновременно в самоутверждении и поддержке. В группе, где двое ведущих: мужчина и женщина, — участники-мужчины конкурируют и конфронтируют с ведущим-мужчиной и ищут поддержки у ведущей-женщины — и наоборот. В группе, где один ведущий, эта ситуация более опасная и тревожная для участников. Ведущему приходится быть очень гибким, одновременно конкурируя и поддерживая участника.

Парадокс заключается в том, что ведущий может “победить” в этой конкуренции, только если “победит” участник программы, став зрелым профессионалом, имеющим свою точку зрения, умеющим ее отстаивать и одновременно слышать и рассматривать несовпадающие мнения.

Раздаточные материалы

Курс гештальт-терапии не предполагает большого количества раздаточных материалов, что связано с особенностями самого курса, который не следует жестко той или иной технологии. Для изу- чения этой программы достаточно двух раздаточных материалов —

207

руководства по обсуждению случая в группе и дневника участника группы.

Руководство по обсуждению случая в группе. Начиная со второго года обучения, группа делится на две супервизорские группы. Обычно занятия провожу я сама или приглашенный ведущий, а отдельные занятия проводят сами обучающиеся, чтобы получить опыт организации и проведения групповой супервизии. Предлагаемое руководство служит ориентиром для структурирования самостоятельной супервизорской работы.

Дневник участника группы отражает выполнение участником всех пунктов программы.

Раздаточные материалы к курсу гештальт-терапии

1.РУКОВОДСТВО ПО ОБСУЖДЕНИЮ СЛУЧАЯ

ÂГРУППЕ И КОММЕНТАРИЙ К НЕМУ

(Предложено В. Шлеу и С. Папе на основе работ Х. Петцольда)

Первая фаза. Сообщение случая (спонтанное, неподготовленное, ассоциативное).

Задача группы: активно слушать, внимательно наблюдать, регистрировать собственные реакции.

Что является случаем? Важно, чтобы с понятием “случай” не связывалось представление о том, что это должно быть нечто особенно драматичное и проблемное, наоборот, под случаем понимается сцена из нормальной повседневной жизни. Содержательно случай может касаться любой проблемы или любого человека, с которым мы сталкиваемся в повседневности.

Пример: Б. рассказывает об одной сцене, которую он пережил вчера и которая оставила неприятный осадок. Он входит в класс на урок, и ему постоянно мешают. Он рассказывает о том, что в нем происходит, когда ученики бесстыдно кладут ноги на стол, играют в карты и на его осторожные призывы к дисциплине отве- чают, что только он такой зануда, остальные учителя на это не обращают внимания. Речь заходит о его страхе оказаться аутсайдером, прослыть реакционером в своем, по всей видимости, либеральном коллективе.

Рассказчик сообщает то, что ему вспоминается, не структурированно, описывая не столько объективные события, сколько субъективные переживания. Противоречия, неясности, пропуски могут указывать на бессознательные части переживания, которые вытесняются, “забываются”.

Вторая фаза. “Вспышка”. Участники по кругу отвечают на вопрос: какие чувства вызвал во мне этот случай, что я чувствую сейчас?

Рекомендуется не задавать вопросы рассказчику, выражать только чувства, субъективно оставаться в рамках собственного состояния,

209

давать очень короткие комментарии. Представляющий случай уча- стник выражает свое лаконичное мнение в конце круга.

Вслед за сообщением случая легко может последовать буря вопросов и советов, которые на данном этапе неуместны. Ситуация, напоминающая допрос, не способствует ощущению, что тебя поняли. Может быть даже, что эта ажитированность наигранна и является защитой от подлинной вовлеченности в случай.

Во время “вспышки” важно, чтобы каждый участник очень коротко в одном предложении или 2—3 словах сказал о своих чувствах в настоящий момент. Таким образом достигается подлинная эмоциональная вовлеченность, предотвращается потребительское поведение и вуайеризм. Участники часто чувствуют то, что рассказывающий в себе подавляет, не замечая этого.

Если участники обсуждения испытывают скуку, это может быть сигналом того, что чувства в сообщаемой ситуации вытесняются, рационализируются, что в этой ситуации срабатывает тайная стратегия “неучастия”.

Очень увлекательно выяснять, с помощью каких методов человек может заставить других скучать. Конечно, эти чувства могут быть результатом проекций участников. Поэтому необходимо, чтобы в конце круга сообщающий случай коротко сказал, какие высказывания для него важны, неожиданны, новы.

Третья фаза. Внешнее восприятие и наблюдения по поводу сообщения случая. Участники отвечают на вопрос: что мне бросилось в глаза при представлении случая? Рекомендуется не давать советы и толкования.

Здесь важно, чтобы участники поделились своими наблюдениями о том, как рассказывался этот случай: какие акценты, пропуски, неясности, бессознательные телесные сигналы, противоречия они заметили (например, противоречие между содержанием и формой: с улыбкой говорилось о ярости). Каковы были тон, темп речи? Представление случая не должно оцениваться или толковаться. Многим трудно различить наблюдение и оценку. Эта фаза помогает сообщающему случай точнее себя воспринимать.

Четвертая фаза. Внутренние восприятия. Случай в зеркале реакций группы, темы, звучащие при этом. Участники сообщают

210