Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Кроль Л.М., Пуртова Е.А. - Методы современной психотерапии

.pdf
Скачиваний:
107
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.31 Mб
Скачать

кретный, а непрерывный характер, т.е. между предложенными К.Г. Юнгом четырьмя чистыми или абстрактными функциями существует целый ряд переходных, “промежуточных” состояний. Они могут играть важную роль в приспособлении индивида к внешней и внутренней реальности, определяя сферу его интересов, род занятий, образ жизни.

1—6. Самость (архетип)

1—7. Формирование типа в онтогенезе (на примере чувствующего интроверта)

Âчеловеке изначально заложена возможность развития по любому из юнгианских психологических типов. Центральный для психики архетип — Самость — содержит в нерасчлененном, “потенциальном” состоянии все возможные типологические установки (табл. 1—6). То, какие из этих установок будут спроецированы в плоскость сознания и станут определять структуру Эго-комплекса, становится ясным в ходе онтогенеза.

Процесс формирования типа в онтогенезе на примере чувствующего интроверта иллюстрирует табл. 1—7. Мы видим, что на ранних этапах развития все функции в равной степени начинают проявляться в сознании. Согласно А. Спото до 5—6 лет трудно определить, какая из функций является ведущей у данного ребенка. К этому возрасту, а во многих случаях и гораздо раньше, можно с достаточной долей уверенности судить лишь об общей установке сознания, т.е. о том, к какому аттитьюдному типу принадлежит ребенок. По наблюдениям самого К.Г. Юнга, экстраверсия и интроверсия уже достаточно ясно проявляются у некоторых детей в возрасте двух лет.

Â6—7 лет одна из функций утверждается в качестве ведущей и начинает определять ход развития Эго. К двенадцати годам окон- чательно формируется биполярная структура “ведущая-подчинен- ная функция”.

Âподростковый период, когда задачи социализации требуют от индивида овладения все новыми психологическими ресурсами, начинается дифференциация одной из вспомогательных функций.

Ê20-òè годам складывается устойчивый паттерн Эго, включающий в достаточно дифференцированном виде ведущую и вспомогательную функции и определяющий типологические особенности индивида. Этот паттерн существует в практически неизменном виде до 35—40 лет. Во второй половине жизни, согласно представлениям

151

К.Г. Юнга, паттерн Эго начинает постепенно трансформироваться по мере обращения индивида к неиспользованным и не осознававшимся ранее возможностям и ресурсам, в первую очередь связанным с подчиненной функцией.

Комментарии к раздаточным материалам лекции 2 “Клинические аспекты типологии К.Г. Юнга”

В данной лекции подробно рассматривается роль типологических факторов в возникновении различных психических расстройств, прежде всего патологий характера, и использование типологии в индивидуальной аналитической терапии, а также семейной терапии и консультировании. В ходе изложения теоретической части лекции слушатели получают раздаточный материал — четыре таблицы. В них обобщены взгляды К.Г. Юнга на зависимость между психологическими типами и отдельными симптомами, синдромами и конкретными расстройствами невротического спектра. Другая часть таблиц отражает представления современных авторов о взаимозависимости между типологическими особенностями индивида и личностными расстройствами, классифицированными по DSM-III. Во второй части лекции, посвященной вопросам использования юнгианской типологии в анализе и консультировании, приводятся примеры конкретных терапевтических случаев. Ниже представлены тезисы теоретической части лекции, обобщенные в раздаточном материале.

2—1. Соотношение психологических типов и свойственных им психических расстройств по К.Г. Юнгу

Юнговская концепция психологических типов используется целым рядом авторов, для того чтобы объяснить происхождение и особенности протекания различных психических и психосоматических заболеваний.

К.Г. Юнг связывал экстраверсию с истерией, а интроверсию с шизофренией, рассматривая эти виды психопатологии как крайние формы проявления соответствующих установок. Принимая во внимание научные данные, накопленные в этом столетии, вряд ли можно всерьез обсуждать однофакторную модель возникновения

152

“больших” психозов, например, шизофрении как результата патологического развития по интровертированному типу.

Более продуктивной и обоснованной представляется идея К.Г. Юнга о том, что причины патологических проявлений связаны с преувеличенным, гипертрофированным развитием ведущей функции индивида, которая, как раз и определяет психологический тип. К.Г. Юнг ставил в прямую зависимость психологический тип, вернее его крайние, гипертрофированные проявления, и различные симптомы, синдромы и неврозы. К.Г. Юнг и некоторые его последователи также высказывали идеи о связи типологических особенностей индивида и психосоматических расстройств.

2—2. Расстройства личности (Г. Каплан, Б. Сэдок)

Наиболее детальную и основательную проработку взаимосвязи экстраверсии/интроверсии и функциональных типов с конкретными нозологическими единицами можно найти в исследованиях патологий характера (расстройств личности). Целый ряд авторов предпринимали попытку рассмотрения тех или иных форм акцентуаций и патологий характера как продолжения развития по определенному психологическому типу или преувеличенного проявления типологических особенностей индивида.

Г.И. Каплан и Б.Дж. Сэдок, комментируя DSM-III-R, соотносят второй кластер расстройств личности (истерические, нарциси- ческие, антисоциальные, пограничные личностные расстройства) с экстраверсией, а третий кластер (обсессивные-компульсивные, пассивно-агрессивные личностные расстройства, расстройства в виде избегания, зависимости) — с интроверсией.

Согласно DSM-III-R, у больных с расстройствами личности имеют место глубоко укоренившиеся, негибкие, дезадаптационные паттерны как в отношениях, так и в восприятии окружающей обстановки и самих себя. Расстройства личности становятся отчетливыми к подростковому возрасту или ранее и продолжаются всю жизнь. Если нарушения при неврозах эго-дистонны (неприемлемы для самой личности), а симптомы при неврозах — аутопластичны (т.е. процесс адаптации происходит за счет изменения своего “я”); то при личностных расстройствах нарушения являются эго-синтон- ными (приемлемыми для Эго) и аллопластическими (относятся к адаптации за счет изменения окружающей среды) (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия, т.1, с. 628—671). Эти положения во многом совпадают с описаниями крайних форм проявле-

153

ния типологических особенностей в характере индивида, данными К.Г. Юнгом.

2—3. Соотношение психологического типа по К.Г. Юнгу

èрасстройства личности по DSM-III 2—4. Сравнение черт характера по К.Г. Юнгу

èописаний расстройств личности по DSM-III

С.Р. Экстром сделал еще один шаг вперед, установив взаимосвязь всех восьми основных психологических типов К.Г. Юнга с конкретными видами расстройств личности по DSM-III (табл. 2— 3). Основанием для его выводов послужил подробный анализ описания психологических типов в работах К.Г. Юнга и описания расстройств личности в DSM-III. В результате он обнаружил явные параллели между дезадаптивными чертами, присущими определенному психологическому типу, и приведенными в DSM-III признаками того или иного расстройства личности (табл. 2—4).

Комментарии к раздаточным материалам лекции 3 “Современные концепции юнгианских типов”

Цель заключительной лекции цикла — познакомить слушателей с теми новациями, которые были внесены в учение о психологических типах как последователями К.Г. Юнга, так и психологами других школ, заинтересовавшимися юнгианской типологией. Все эти новации так или иначе связаны с разработкой тестов-опросников для определения психологического типа респондентов. Поэтому данное лекционное занятие разбито на две части — теоретическую и практическую. В теоретической части рассказывается об истории создания различных психометрических инструментов и проективных методик, предназначенных для определения психологического типа человека. Вторая часть — практикум — дает возможность слушателям поработать с двумя опросниками — Д. Кейрси и Дж. Сингер — М. Лумис и освоить методы интерпретации данных, полученных по итогам тестирования. Слушателям предоставляется раздаточный материал — в общей сложности восемь таблиц и схем, снабженных необходимыми ссылками на источники. Комментарии к этим материалам вы найдете ниже.

154

3—1. Предпочтения по И. Бриггс-Майерс и К. Бриггс 3—2. 16 типов И. Бриггс-Майерс и К. Бриггс 3—3. Типы как комбинации установок

Типология Майерс-Бриггс и соответствующий ей личностный опросник (индикатор типов Майерс-Бриггс, Myers-Briggs Type Indicator — MBTI) были разработаны в конце 50-х годов Катариной Бриггс и Изабель Майерс (матерью и дочерью) на основе идей К.Г. Юнга. Толчком к созданию типологии и опросника MBTI послужила проблема трудоустройства солдат, демобилизованных из армии после Второй мировой войны. Занимавшаяся этой проблемой Изабель Майерс заинтересовалась созданием теста-опросника, позволяющего определять индивидуальные особенности человека, существенные для удачного выбора “мирной” профессии. Волею случая мать Изабель, Катарина Бриггс, активно интересовалась работами К. Юнга, посещала его лекции и некоторое время переписывалась с ним. (Говорят, интерес Катарины Бриггс к типологии также имел вполне прикладной характер — подыскать “оптимального” жениха для дочери.)

Так или иначе, после десятилетних совместных исследований в области типологии был создан опросник Майерс-Бриггс и соответствующая методика интерпретации результатов, впервые опубликованные в 1959 году. Принципиальным отличием типологии Май- ерс-Бриггс от типологии К. Юнга стало введение двух новых установок — рациональности и иррациональности или, в терминах авторов, “суждения” и “восприятия”. Напомним, что К. Юнг относил мышление и чувство к рациональным, а ощущение и интуицию — к иррациональным функциям, но никогда не говорил о ра- циональности-иррациональности как о самостоятельных установках.

Введя в типологию две новые установки, И. Майерс и К. Бриггс не только стали говорить о рациональных и иррациональных (или перцептивных) типах, но получили, по их мнению, надежный инструмент для выявления ведущей и подчиненной функций индивида. Сложный тип по И .Майерс и К. Бриггс определяется комбинацией четырех установок или, в терминах авторов, “предпочтений”, каждая из которых имеет противоположную себе пару. Таким образом, становится возможным выделить 16 типов, которые, согласно И. Майерс и К. Бриггс, различаются по тому, на что индивид, принадлежащий к тому или иному психологическому типу, обычно направляет свое внимание (на внешний или внутренний мир), как он получает информацию, как принимает решения

155

и каким образом взаимодействует с окружающей действительностью (табл. 3—1).

Ключевое “ноу-хау” типологической модели и теста-опросника Майерс-Бриггс — способ определения того, какая из двух наиболее развитых функций индивида является ведущей, а какая — вспомогательной. И. Майерс и К. Бриггс утверждают, что экстраверты используют свою ведущую функцию для “общения” с внешним миром, а интроверты — для “общения” с миром внутренним. Таким образом, у экстравертов ведущей будет функция, соответствующая установке, “предпочтению” из четвертой пары (“суждениевосприятие”, “рациональность-иррациональность”), а у интровертов — не соответствующая ей, поскольку именно четвертая характеристика типа по Майерс-Бриггс определяет способ взаимодействия индивида с внешним миром (табл. 3—2).

Существуют детальные описания, отражающие темпераментальные и характерологические, когнитивные и поведенческие особенности, присущие каждому из 16 типов Майерс-Бриггс, выполненные как самими авторами методики, так и их многочисленными последователями. Человеку, специально не занимающемуся типологией, запомнить такой объем информации сложно, да и не нужно. Хорошее базовое представление об особенностях 16-ти типов дает рассмотрение типа как суммы “вкладов”, формирующих данный тип установок, с учетом того, какая из функций сознания является ведущей, а какая — вспомогательной (табл. 3—3).

3—4. Д. Кейрси: теория четырех темпераментов 3—5. От И. Бриггс-Майерс к Д. Кейрси 3—6. Четыре темперамента по Д. Кейрси

Дэвид Кейрси, профессор Калифорнийского университета, длительное время занимался изучением темперамента, отталкиваясь главным образом от идей Э. Кречмера. В итоге Д. Кейрси создал собственную классификацию типов темперамента, которая, однако, принесла автору известность не сама по себе, а лишь как удач- ное дополнение концепции И. Майерс и К. Бриггс. Познакомившись в начале 50-х годов с идеями И. Майерс и К. Бриггс, Д. Кейрси обнаружил поразившее его сходство базовых психологи- ческих и психофизиологических особенностей некоторых типов по классификации Майерс-Бриггс как между собой, так и с выделенными им четырьмя темпераментами. Более детальный анализ привел Д. Кейрси к выводу о том, что, исходя из идентичности ядерных черт, типы Майерс-Бриггс можно разбить на четыре четверки,

156

в основе каждой из которых лежит один из открытых им типов темперамента (табл. 3—4).

Дав, наряду с собственными, также и “юнгианские” названия открытым им темпераментам — интуитивный чувствующий (NF), интуитивный мыслительный (NT), сенсорный рациональный (SJ) и сенсорный иррациональный (SP), — Д. Кейрси установил соответствие между типами по Майерс-Бриггс и четырьмя темпераментами (табл. 3—5), а в описании ключевых черт совместил когнитивный по сути подход И. Майерс и К. Бриггс с отражением особенностей мотивационной сферы, присущих каждому из темпераментов (табл. 3—6).

Д. Кейрси также адаптировал опросник Майерс-Бриггс (MBTI) для целей определения темперамента. Он значительно сократил число вопросов, оставив наиболее существенные с точки зрения собственной теории, но сохранил неизменной саму конструкцию опросника (набор шкал), что позволяет использовать опросник Кейрси и для определения психологического типа по И. Майерс и К. Бриггс.

3—7. Информационная модель сознания по К.Г. Юнгу. Соотношение юнговских типов и структурных элементов индивидуальности

Ставя целью обучение использованию юнгианской типологии и разработанных на ее основе психометрических методик для психодиагностики, стоит ответить на вопрос о соотношении юнговских психологических типов с существующими в современной отече- ственной психологии представлениями о структуре индивидуальности. Принято считать, что психодиагностическая методика должна содержать указание на уровень диагностируемых ею черт или типологических характеристик, т.е. различать темпераментальные, характерологические, личностные (мотивационные) свойства индивидуальности. Что касается юнгианской типологии, то в учебных и психодиагностических пособиях можно найти самый широкий спектр мнений на этот счет. Наиболее традиционным является отнесение юнговских типов к типам характера. Другие авторы под- черкивают двойственность экстраверсии/интроверсии как характерологической черты и, одновременно, свойства темперамента. Наконец, дихотомия экстраверсия/интроверсия рассматривается как одно из типологических измерений личности.

Согласно воззрениям самого К.Г. Юнга, “привычная установка всегда есть результат всех факторов, способных существенно

157

влиять на психическое, а именно: врожденного предрасположения, влияния среды, жизненного опыта, прозрений и убеждений, приобретенных путем дифференциации, коллективных представлений

èдр.” (Юнг К.Г., 1995, с. 569). Иными словами, юнговский тип, понимаемый как “единая общая установка”, пронизывает все уровни индивидуальности — врожденные темпераментальные особенности, характер как общую стилистику в привычках, паттернах реагирования, тактиках поведения, сформировавшихся в соответствии с индивидуально приобретенным опытом, личность как психологический “носитель” социальных свойств индивида. При этом не существует однозначного соответствия между типом или установкой и каким-либо из уровней индивидуальности, в частности характером. Вместе с тем, на каждом из уровней в структуре индивидуальности юнговский тип, в зависимости от вида установки, захватывает только некоторые, более или менее четко очерченные области.

К.Г. Юнг противопоставлял открытые им психологические типы

èтипы темперамента, которые он понимал как классификацию индивидов, основанную на воспринимаемых различиях эмоциональности или аффективности (Юнг К.Г., 1995, с. 608—609). Современные представления о природе, свойствах и структуре темперамента включают в это понятие гораздо более широкий круг феноменов, связанных с динамическими характеристиками психи- ческой деятельности и имеющими органическую основу. Широкая трактовка темперамента позволяет рассматривать две из шести юнговских установок (экстраверсию и интроверсию — аттитьюдные типы) прежде всего как проявления темпераментального уровня индивидуальности.

Âпользу такого вывода свидетельствуют и некоторые положения работ К.Г. Юнга. Во-первых, К.Г. Юнг, говоря о либидо, связывал экстраверсию и интроверсию с направленностью и интенсивностью психических процессов, т.е. с их динамическими характеристиками. Во-вторых, К.Г. Юнг считал экстраверсию/интроверсию врожденным свойством психики, имеющим физиологическую основу (Юнг К.Г., 1995, с. 404, 630). Третьим важным доводом в пользу принадлежности экстраверсии/интроверсии к числу свойств темперамента служат идеи К.Г Юнга о тотальности влияния экстраверсии/интроверсии на все психические и поведенческие проявления индивида и об опосредованности экстраверсии/интроверсии этими проявлениями. К.Г. Юнг подчеркивал, что нельзя быть

158

экстравертом или интровертом, не будучи им во всех отношениях (К.Г. Юнг, 1995, с. 635)

Если аттитьюдные типы отражают особенности темперамента, то основанием для выделения функциональных типов служат виды когнитивных процессов. Каждому функциональному типу К.Г. Юнг ставит в соответствие определенный когнитивный процесс или, в терминах К.Г. Юнга, психическую функцию: ощущение, мышление, чувство, интуицию.

Создавая свою теорию функциональных типов, К.Г. Юнг факти- чески использовал подход, который сегодня мы назвали бы информационным, а юнговская модель сознания является разновидностью информационных моделей, широко применяемых в современной когнитивной психологии. Похожие выводы можно найти у И. Майерс и К. Бриггс, которые относят юнговские ощущение

èинтуицию к блоку сбора данных, а мышление и чувство — к блоку принятия решений, не разрабатывая, однако, эти идеи детальнее.

Если переформулировать юнговскую концепцию функциональных типов в терминах современной когнитивной психологии, то юнговскому “ощущению” будут соответствовать ощущение и восприятие, “мышлению” — понятийное и формально-логическое мышление, а “интуицию” можно соотнести с творчеством как одним из видов мышления (хотя эти два понятия не являются строго тождественными).

Сложнее обстоят дела с юнговским “чувством”, поскольку эмоциональная сфера не является предметом когнитивной психологии

èразграничивается, по крайней мере в теории, с когнитивной сферой. Однако “чувство” в юнгианской теории типов — лишь часть эмоциональной сферы, причем та часть, которая связана с оценоч- ной функцией эмоций и противопоставлена их аффективной составляющей. По К.Г. Юнгу чувство есть прежде всего процесс, происходящий между Эго и каким-нибудь содержанием, придающий содержанию известную ценность в смысле его принятия или отвержения (Юнг К.Г., 1995, с. 579). Таким образом, чувствующая функция в юнгианской теории типов, понимаемая как функция субъективной оценки, имеет прямое отношение к процессам принятия решений, изучаемых когнитивной психологией, и в этом смысле включает в себя те способы принятия решений, которые не подпадают под определение формально-логических или интуитивных.

Âцентр “модели сознания” К.Г. Юнг поместил волю, направляющую выделенные им основные психические функции. Он от-

159

носил волю к “вторичным психическим явлениям”, т.е., в современной терминологии, к личностному уровню в структуре индивидуальности. (Юнг К.Г., 1995, с. 578). К.Г. Юнг разграничивал четыре “первичные” психические функции, положенные в основу его типологии, и мотивационно-личностную сферу индивида, ядром которой он считал волю как психологический феномен, обязанный своим существованием культуре и нравственному воспитанию (там же, с. 506).

Таким образом, если аттитьюдные типы (экстраверсия и интроверсия) относятся преимущественно к темпераментальному уровню индивидуальности, то функциональные типы, формирующиеся в результате дифференциации функций под влиянием индивидуального опыта, отражают характерологические особенности индивида. Функциональные типы специфическим образом окрашивают все личностные проявления, но не определяют их.

Соотношение основных уровней в структуре индивидуальности (темперамент, характер, личность) и юнговских функциональных и аттитьюдных типов графически представлено в табл. 3—7.

3—8. Когнитивный стиль (профиль)

по опроснику Дж. Сингер — М. Лумис

Одним из перспективных направлений в современных исследованиях юнгианской типологии является интерпретация и изучение юнговских психологических типов как элементов когнитивного стиля индивида.

Наиболее детальное воплощение идея о взаимосвязи между юнговскими психологическими типами и когнитивными стилями нашла в работах М. Лумис и Дж. Сингер, а также в разработанном ими личностном опроснике (The Singer-Loomis Inventory of Personality (SLIP)).

Когнитивный стиль в самом общем определении — это набор стратегий или подходов, используемый индивидом для понимания внешних ситуаций и поиска решений по эффективной адаптации к ним. Существуют различные основания для выделения когнитивных стилей. М. Лумис и Дж. Сингер в качестве элементов когнитивного стиля человека предложили использовать восемь базовых психологических типов, описанных К.Г. Юнгом и представляющих собой комбинации аттитюдных установок (экстраверсии и интроверсии) с одним из четырех функциональных типов. Эти восемь элементов получили у М. Лумис и Дж. Сингер название когнитивных модусов или способов.

160