Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Добрынин. Сугубо доверительно.docx
Скачиваний:
25
Добавлен:
07.03.2016
Размер:
27.64 Mб
Скачать

Сугубо доверительно

В целом надо признать, что, несмотря на его зигзаги и политические маневры в определенных сферах наших отношений, Киссинджер сыграл большую роль в общем улучшении советско-американских отношений в период администраций Никсона и Форда, в становлении политики разрядки. В этом его несомненная личная заслуга как крупного политического деятеля

США.

Подводя черту под президентством Форда, хочу высказать свое личное мнение. „Звездным часом" его президентства была договоренность во Владивостоке по ограничению стратегических вооружений. И Форд стоял перед выбором: завершить ли владивостокскую договоренность, несмотря на оппозицию справа, заключением нового соглашения по ОСВ-2 (что было возможно) или отвернуться от этой возможности и от своего наивысшего достижения во внешней политике. Окончательное решение, которое он принял в этой связи под влиянием предвыборной кампании, видимо, стоило ему президентства.

Политбюро об отношениях с новым президентом США

Сразу после выборов в США Политбюро одобрило рекомендации Министерства иностранных дел, которое отмечало, что заблаговременное налаживание диалога с Картером имеет тем большее значение, что с его избранием к руководству в США пришла другая партия. К тому же на формирование линии Картера в отношении СССР может отрицательно сказаться то общее „поправение" в политических настроениях в США, которое происходит там в последнее время и которое в столь резких формах проявилось в ходе предвыборной кампании.

В качестве нашего первого шага в связи с избранием Картера президентом США, указывалось в записке МИД, следует дать указание послу в Вашингтоне установить неофициальный контакт с Картером через его доверенное лицо. Если со стороны Картера будет проявлена взаимная заинтересованность в завязывании делового диалога с нами еще до вступления в должность, передать ему от Брежнева конфиденциальное личное послание, которое будет подготовлено.

Идя на поддержание контактов с Картером до его вступления в должность, нам, естественно, не следует свертывать деловые отношения с администрацией Форда, которая будет действовать еще до 20 января.

Такова была позиция Политбюро, утвержденная на ближайшие два месяца.

4 ноября я получил указание установить неофициальные контакты с Картером.

В тот же день я передал поздравления Гарриману от Брежнева и Громыко в связи с его 85-летием.

Гарриман сказал, что Картер начал исподволь заниматься делами. Он придает большое значение отношениям с СССР. Поэтому уполномочил Гарримана сообщить советскому послу, что Картер считает важным лично встретиться с Брежневым в целях поддержания мира во всем мире. Он вообще считает полезным организацию в последующем таких встреч на регулярной основе, может быть, раз в год.

На вопрос Гарримана, как можно было бы с пользой использовать оставшиеся два с половиной месяца до вступления Картера на пост

д.форд -

Президент сша

президента, я ответил, что в этом случае, видимо, было бы полезно установление неофициального контакта с1 новым президентом через его доверенное лицо.

В середине ноября Гарриман прислал мне с нарочным записку, в которой сообщал, что Картер предложил ему „продолжать действовать в качестве негласного канала для связи между Генеральным секретарем и Картером".

Через несколько дней я вновь встретился с Гарриманом и передал через него Картеру привет и поздравления от Брежнева в связи с избранием его президентом США. Сказал далее, что мне поручено также довести до сведения Картера следующее: „Генеральный секретарь с интересом ознако­мился с высказываниями г-на Картера, переданными через Гарримана. У нас встречает должное понимание заявление г-на Картера в поддержку продолжения усилий, направленных на то, чтобы советско-американские отношения были дружественными. В Москве разделяют точку зрения о том, что в центре этих отношений должны стоять вопросы взаимного ограничения и прекращения гонки вооружений. Мы готовы в полной мере взаимодействовать с г-ном Картером как новым президентом США, руководствуясь принципами равенства и взаимной выгоды сторон. Брежнев положительно оценивает выдвинутую г-ном Картером мысль о возможной личной встрече между ними".

Гарриман обещал все это передать Картеру, с которым он должен встретиться через несколько дней в его штаб-квартире в г. Плейнсе (штат Джорджия).

Когда мы вновь встретились с Гарриманом, он сказал, что довел до сведения Картера соображения, высказанные в послании Брежневу. Картер уполномочил Гарримана сообщить для передачи Брежневу, что признателен за выраженные в нем чувства. Он лично высоко ценит тот факт, что получил изложение взглядов Генерального секретаря. Хотя у него нет возможности вести переговоры до своего вступления в должность, он хотел бы заявить, что разделяет стремление Брежнева улучшить отношения между нашими странами.

Гарриман сказал далее, что, как заявил Картер, когда он станет президентом, то быстро и настойчиво будет действовать в интересах достижения соглашения по ОСВ. Картер, разумеется, не может быть связан предыдущими переговорами. В то же время он полностью учтет работу, проделанную за последние два года, и надеется, что переговоры по ОСВ будут завершены встречей на высшем уровне.

Я тут же обратил внимание Гарримана на то, что мне непонятно высказывание Картера, что он не считает себя связанным предыдущими переговорами по ОСВ, ведь переговоры официально велись от имени США. Гарриман ответил, что он тоже спрашивал об этом Картера. Последний сказал, что он хочет лишь оговорить за собой право высказать некоторые, возможно, новые соображения или коррективы, которые могут у него возникнуть в контексте окончательного соглашения, особенно если они могут способствовать развязке остающихся спорных вопросов.

Вскоре в Вашингтоне был устроен большой обед в честь 85-летия Гарримана (из иностранцев был приглашен лишь я один). Истэблишмент США был представлен на редкость полно. Было много приветственных речей и поздравительных телеграмм.

С ответным словом выступил юбиляр. Он вспоминал наиболее важные моменты из своей долгой политической жизни. Затем неожиданно для

сугубо доверительно

собравшихся произнес эмоциональную речь, в которой подчеркнул необходимость развития хороших советско-американских отношений. Советские руководители, заявил он, также хотят мира с США. Те, кто считает, что они готовятся к первому удару по США, шизофреники. У них есть свои дети, внуки и правнуки, которых они так же любят, как и мы своих, сказал он.

Министр финансов Саймон, который только что вернулся из Москвы, где беседовал с Брежневым, по возвращении в Вашингтон сразу же связался с Картером и передал ему высказанное Брежневым опровержение „недобрых вымыслов", которыми сейчас кое-кто пытается стращать Картера, утверждая, будто после его вступления на пост президента Советский Союз устроит ему „испытание нервов".

Я не знаю, отметил Саймон в беседе со мной, верил ли сам Картер подобным выдумкам или нет, но они действительно были пущены в ход кем-то из окружения самого Картера. Для меня, однако, было ясно одно -Картер с явным облегчением воспринял это сообщение Генерального секретаря.

Сам Картер вскоре в интервью по телевидению заявил, что он получил через министра финансов Саймона сообщение лично от Брежнева о том, что СССР не собирается устраивать ему „испытание" в начальный период его администрации и что СССР желает мира. Картер подчеркнул, что он сам хочет поддерживать мирные отношения с СССР и намерен сдвинуть „с мертвой точки" советско-американские переговоры по ОСВ, которые „топчутся на месте" с января - февраля 1976 года.

Форд как президент США

В ряду послевоенных президентов США Форд не занимает особо заметного места. О нем пишут и говорят как бы скороговоркой. По своим личным качествам Форд - общительный человек без особых претензий. Как президент, он не был колоритной фигурой, как и не был хорошим оратором или интеллектуалом. В этом, впрочем, он не был исключением среди ряда других президентов. Тот факт, что он не был „избранным" президентом, также вредил его репутации. Да и президентом-то он был всего немногим более двух лет.

Вместе с тем справедливость требует подчеркнуть, что администрация Форда-Киссинджера продолжала в общих чертах следовать сформиро­вавшемуся при Никсоне внешнеполитическому курсу, предусматривавшему переход „от эры конфронтации к эре переговоров". Сам Форд не был вдохновителем каких-либо враждебных антисоветских акций. Более того, следует отметить определенные события, связанные с президентством Форда, которые оставили свой позитивный след в наших отношениях и международной обстановке того времени. Прежде всего нужно назвать владивостокскую встречу, продолжившую процесс выработки важного соглашения по ОСВ. Далее, президент Форд от имени США подписал хельсинкский Заключительный акт в числе высших руководителей тридцати пяти государств-участников общеевропейского совещания, что сыграло немалую роль в дальнейшем развитии событий в Европе. Наконец, при администрации Форда завершилась многолетняя война во Вьетнаме.

Д.ФОРД- ПРЕЗИДЕНТ США 365

Однако политический портрет Форда в том, что касается отношений с СССР, был противоречив. Достаточно вспомнить его публичный отказ использовать слово „разрядка", заменив его формулой „мир посредством силы". Он не принял никаких практических мер, чтобы помешать принятию дискриминационного торгового законодательства в отношении СССР, и сам же подписал такой закон. По своим убеждениям он был консерватор, хотя и понимал необходимость политического маневра, правда, лишь в ограни­ченных пределах.

В отношениях с СССР Форд проявлял осторожность и нерешительность. Он хотел договоренности по ОСВ, но избегал ссоры с Пентагоном. Он был доброжелательно настроен в отношении улучшения советско-американских отношений, но не был готов активно бороться за это. Он вообще не смог должным образом ответить на „вызов правых" (как он сам назвал главу о своей предвыборной борьбе в мемуарах). В конце концов, растущая политическая неустойчивость президента Форда в ходе предвыборной кампании привела к тому, что политика разрядки была практически отодвинута им на задний план.

В конце президентства Форда в декабре 1976 года Брежневу исполнилось 70 лет. Будучи уже больным человеком, он уверовал - не без влияния своего ближайшего окружения в Политбюро - в непогрешимость советской внутренней и внешней политики. Он не видел необходимости в какой-либо серьезной корректировке своего курса, хотя жизнь требовала внесения определенных изменений, в том числе и в практическом осуществлении курса разрядки. Стагнация мышления, идеологическая инерция и отсутствие необходимой гибкости неизбежно обрекали советскую политику на крупные промахи и заводили ее в тупик.

В целом это был критический момент для советско-американских отношений. В США на смену Форду пришел президент Картер, новый человек в международном общении с неясной еще политической платформой. В самой Америке продолжалась активная борьба, которая в последующие годы должна была во многом решить кардинальный вопрос: быть или не быть разрядке в отношениях между крупнейшими державами современности. К сожалению, история распорядилась так, что противо­речивое правление Картера ознаменовалось дальнейшим упадком, а затем -после афганских событий - и.окончательным распадом процесса разрядки.

ЧАСТЬ

VI

ДЖЕЙМС КАРТЕР:

КОНЕЦ ПРОЦЕССА

РАЗРЯДКИ,