Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гарбовский Н.К. - Теория перевода, 2007.doc
Скачиваний:
320
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
4.23 Mб
Скачать

§ 5. Конструирование имен собственых

В романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» есть такая фраза: «Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный».

В переводе на чешский язык читаем: «Ivan Nikolajevic Potapka, pisiici pod pseudonymem Bezprizorny»1.

В чешском переводе две замены: Понырев — Potapka и Без­домный — Bezprizorny. Первая замена представляет особый инте­рес, так как чешский переводчик явно стремится понять ассоциа­ции, связанные с фамилией Понырев. Не найдя в современном русском языке слова, которое могло бы послужить основой для фамилии, он обратился, видимо, к структуре слова (префикс no­vi корень -ныр-). С корнем -ныр- в русском языке есть слово, обо­значающее человека с определенными свойствами: проныра, т.е. ловкач, проникающий всюду благодаря ловкости и хитрости. Слова, обозначающие людей с определенными свойствами, часто ложатся в основу фамильных имен (Добродеев, Доброхотов и т.п.). Переводчик устанавливает, таким образом, ассоциативную связь между именем Понырев и словом проныра, наделяя фамилию от­рицательной оценочной коннотацией. В переводе возникает имя, также начинающееся на согласный [п] и наделенное отрицатель­ной коннотацией — Potapka означающее поганка, стиляга. Но вряд ли действия переводчика можно назвать правомерными. Вряд ли Булгаков хотел установить ассоциативную связь между именем персонажа и словом проныра. Для того чтобы попытаться понять, чем обусловлен выбор автора, нужно рассматривать имя

Выделено мною. —Н.Г.

477

персонажа Понырев вместе с псевдонимом Бездомный. Булгаков долго выбирал имя для этого персонажа. В ранних версиях рома­на он именовал его Антошей Безродным, Иванушкой Поповым, Иванушкой Безродным, прежде чем прийти к окончательному ва­рианту.

В имени и псевдониме персонажа содержится откровенная аллюзия на известного советского поэта Демьяна Бедного, посвя­тившего немало своих произведений антирелигиозной пропаган­де. Настоящее имя Демьяна Бедного Ефим Придворов. Значение униженности, угнетенности довольно часто возникало в псевдо­нимах поэтов и писателей 20-х гг. [Демьян Бедный, Голодный (Михаил Эпштейн) и др.], демонстрировавших то, что они под­нялись из самых обездоленных слоев общества. Булгаков выбрал для своего персонажа довольно распространенную фамилию, ко­торая, как и фамилия Д. Бедного, имела приставочную форму и начиналась на согласный [п]. Корневая же основа фамилии, та же, что и у глагола нырять, уже предвещала событие, которое по­служило одним из поводов дальнейших злоключений героя.

Замена псевдонима Бездомный на Беспризорный представляет­ся допустимой, так как в чешском языке существительное с род­ственным корнем besdomovek означает человека без гражданства, а не без дома.

Функция клички Шарик в повести Булгакова особая, ведь из нее вырастает фамилия персонажа — Шариков. Переводчики по-разному решают эту проблему. В английских переводах фамилия последовательно транскрибируется вслед за кличкой. Во фран­цузском и в итальянских переводах переводчики предпочитают передать смысл клички, подобрав адекватные формы, а затем на основе этих форм конструируют фамилию. Так, во французском переводе кличка передается как Boule — шар, а в итальянском — Pallino (Palio — шар, -ino уменьшительный суффикс) — шарик. Затем, когда новый человек требует получить «наследственную фамилию, французский переводчик превращает кличку Boule в фамилию Boulle, уточняя: с двумя //. Итальянский переводчик ру­сифицирует фамилию с помощью суффикса -ov, фактически калькируя русскую оппозицию клички и фамилии: Шарик Ша­риковPallino Pallinov.

§ б. Образность ономастики и перевод

Определенную сложность для перевода представляют имена собственные, входящие в состав фразеологических оборотов. Вклю­чение имен собственных в состав идиом также асимметрично в разных языках. Приведем лишь некоторые примеры. Так, биб­лейское имя Адам иногда используется в образных словосочета-

478

ниях. В русском языке существуют адамово яблоко, костюм Ада­ма и Евы. Во французском языке Анри Ван Ов нашел и описал тринадцать образных словосочетаний с этим именем, а в англий­ском — двадцать. В русском языке таких выражений всего три, из них совпадают с английским и французским и оказываются пол­ными эквивалентами лишь два:

Адамово яблоко — Adam's apple — pomme d'Adam

Костюм Адама и Евы Adam and Eve's togs — costume d'Adam.

В двух языках, английском и французском, из тринадцати возможных совпадают, иногда частично, лишь пять:

Adam's applela pomme d'Adam Адамово яблоко Adam and Eve's togsle costume d'Adam костюм Адама и Евы Adam's figle figuier d'Adam (райское дерево) Not to know from Adam ne connaître ni d'Eve ni d'Adam (не знать совсем ни о чем, ни о ком)

Old Adam le vieil Adam (старый распутник)1.

Остальные словосочетания, а их оказывается большинство, присущи только одному из языков и соответственно не имеют эквивалентов с тем же именем собственным в другом. Встретив­шись с таким идиоматическим выражением в исходном тексте, переводчик окажется перед выбором: либо применять эквивален-цию и заменять фразеологизм фразеологизмом, но уже на другой образной основе, либо калькировать иностранный оборот, сохра­нив оригинальный образ.

Многие имена собственные имеют особую семантику и вы­зывают определенные ассоциации. Так, русская фамилия Попов во французском языке используется как имя нарицательное для обозначения русских les Popoffs, в английском языке имя Попов как обозначение русских не используется. Напротив, американцы и Соединенные Штаты симметрично называются Дядюшкой Сэмом и русским, и французским (oncle Sam), и английским (uncle Sam) языками, равно как фрицами и гансами (Fritz, Hans)2 немцы. Но только по-французски (разумеется, из трех сопоставляемых язы­ков) Мохамеды (Mohamed) — это арабы, только по-английски Май­ки (Mick) и Мики (Mickey) — ирландцы, Тони (Топу) — итальян­цы, а Аби (Abie) — евреи. Далеко не все русские, заходя в Москве в одну из английских пивных «Джон Булль», знают, что это имя собственное давно стало нарицательным не только в английском, но и во французском языках и обозначает британскую нацию и типичного англичанина.

1См.: Van Hoof H. Les prénoms dans la langue imagée // Méta. 1998. Vol. 43. N 2.

2 Сейчас немцы просят не переводить Hans как Ганс, а произносить Ханс, потому что Gans по немецки — это гусь/гусыня или дурочка.

479

Все три языка дружно называют жиголо Альфонсами {Alphon-se). В то же время французский Жак (Jacques) — это крестьянин, а английский Джек (Jack) — чаще моряк, хотя иногда и Жак и Джек обозначают слуг. Французский вор — это Шарль (Charles) а английский — Джон (John Family), французская проститутка — Жюли (Julie), а английская — Анни (anytime Annie) и т.п.1 Для французского и английского языков такая образная «шутливая» ономастика — привычное дело. Так, распространенное англий­ское имя Charley используется более чем в двадцати образных вы-ражениях: Charley Brady шляпа, Charley Coke кокаиноман, Charley Dilk молоко, Charley Freer пиво, Charley Lancaster носовой платок, Charley Pope мыло, Charley Prescott жилет. Charley Randy — бренди2 и др. Вряд ли можно отыскать в «свят­цах» имя, которое не получило бы в этих языках образного пере­осмысления. Русский же язык практически не использует имена собственные для создания образных выражений. Даже те приме­ры, которые мы рассмотрели, скорее являются заимствованиями, нежели собственно русскими образованиями. Поэтому такая об­разная ономастика может доставить немало проблем как на уровне понимания оригинального текста, так и на уровне выбора экви­валента в русском языке, когда он выступает в качестве переводя­щего. Во всяком случае передать образность таких выражений чрезвычайно сложно. Это говорит о том, что имена собственные не всегда дают возможность полностью эквивалентной замены в переводе.