Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гарбовский Н.К. - Теория перевода, 2007.doc
Скачиваний:
320
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
4.23 Mб
Скачать

§ 11. Эквивалентность перевода как нормативная категория

В процессе исторического развития представление об эквива­лентности перевода неоднократно изменялось, иногда на проти­воположное. Извечная дискуссия о преимуществах вольного или буквального переводов является не чем иным, как попыткой ус­тановить надлежащий уровень эквивалентности. Двухполюсная модель эквивалентности Найды, между крайними точками кото­рой (формальная и динамическая эквивалентность) располагают­ся многочисленные промежуточные уровни эквивалентности, от­ражает суть многовековых споров. В известной триаде: АВТОР ОРИГИНАЛА - ПЕРЕВОДЧИК - ЧИТАТЕЛЬ ПЕРЕВОДА, отражаю­щей связь между основными участниками процесса перевода как акта межъязыковой коммуникации, переводчик является неким мобильным элементом, стремящимся приблизиться либо к автору оригинала, либо к своему читателю. Это отношение можно по­пытаться представить следующими схемами:

1. Переводческая стратегия «верного» переводчика. Перевод эквивалентен и адекватен:

Так, французские переводчики школы Перро Д'Абланкура в век «прекрасных неверных» (первая половина XVII в.) перекраи­вали и перелицовывали тексты оригинальных классических про­изведений в угоду вкусам читающей публики. Место переводчи­ка, таким образом, оказывалось рядом с читателем.

2. Переводческая стратегия «прекрасных неверных». Достиг­ нута адекватность, т.е. соответствие новой коммуникативной си­ туации, формальная эквивалентность отсутствует:

Но уже в конце XVII в. можно наблюдать иную тенденцию — точное следование тексту оригинала. Примером могут служить переводы Андре Дасье, считающиеся шедеврами исторической и филологической реконструкции текста оригинала в переводе, ко­торые некоторые называют даже «анатомическими»1. Такой пере-

1 См.: Van Hoof Henri. Histoire de la traduction en Occident. Louvain-Ia-Neuve, 1991. P. 51.

310

вод не предназначен для широкого читателя и не соответствует вкусам публики. Но в нем максимально воспроизведены мысли автора оригинала и формы его высказываний. Переводчик оказы­вается в лагере автора,

3. Переводческая стратегия «буквального» переводчика. Со­блюдена формальная эквивалентность, но перевод не адекватен новой коммуникативной ситуации:

§ 12. Адекватность, эквивалентном и оценка перевода

Категории эквивалентности и адекватности, рассматриваемые •в рамках новой коммуникативной ситуации, неизбежно предпо­лагают реакцию на перевод его получателей, т.е. потребителей нового речевого произведения. Это обусловливает то, что аде­кватность и эквивалентность в известной степени оказываются категориями нормативными. Понятие нормы тесно связано с по­нятием оценки. Оценка же — это категория внешняя по отноше­нию к оцениваемому объекту. Если речь идет о переведенном тексте, то он оценивается как хороший или плохой читателем пе­ревода.

В определенные исторические периоды оценка качества пе­ревода в немалой степени была обусловлена весьма жесткими нормами, диктовавшимися теми или иными литературными на­правлениями. Переводное произведение оценивалось по тем же критериям, что и любое другое литературное произведение, на­писанное на языке перевода. Оно было хорошим, если соответ­ствовало господствовавшим в тот или иной исторический период литературным тенденциям, и плохим, если этим тенденциям не соответствовало.

В настоящее время отсутствие четко выраженных литератур­ных тенденций, а точнее, наличие тенденции к абсолютной сво­боде и вариативности литературного творчества сводит проблему внешней оценки перевода и его нормативности к одному аспек­ту: переведенный текст должен соответствовать нормам переводя­щего языка. В противном случае он останется невостребованным и общественная функция самого акта перевода как акта межъязы­кового посредничества не будет выполнена. Однако внешняя, чи­тательская оценка переводного текста не имеет непосредственного отношения к категории эквивалентности. Текст перевода оцени­вается так, как если бы он был создан изначально на языке пере­вода. Читатель верит тому, что автор оригинального произведе­ния написал все именно так, как написано в переводе.

311

Внешняя оценка именно переводческой эквивалентности ос­тается уделом одного из мало разработанных разделов переводо-ведения — переводческой критики, которая способна не только оценить соответствие текста перевода литературным нормам язы­ка перевода, но и установить степень его эквивалентности тексту оригинала.

В большей степени оценка перевода с точки зрения эквива­лентности между текстом на ИЯ и текстом на ПЯ является катего­рией переводческого самосознания, т.е. внутренней. Переводчик сам устанавливает меру своей ответственности как перед автором оригинала, так и перед читателем, он вырабатывает собственную норму соответствия текста перевода тексту оригинала. Оценка пре-вращается в самооценку, а нормативность предстает как внутрен­нее убеждение переводчика о критериях истинности отношения эквивалентности между текстом оригинала и текстом перевода.

По сути дела, все трактаты о переводе, написанные в разные исторические эпохи, высказывания о переводе и переводческая критика были попытками установления тех или иных норм экви­валентности. Это убеждение основывается на знании характера межъязыковых соответствий и несоответствий как общего уни­версального типа отношений, так и в пределах конкретной пары языков, сталкивающихся в переводе.

Именно поэтому один из первых теоретических взглядов на проблему переводческой эквивалентности был взглядом сугубо лингвистическим, построенным на сравнении системных отно­шений между сопоставляемыми языками. Такой взгляд обна­руживается, в частности, в теории закономерных соответствий Я.И. Рецкера1.