Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гарбовский Н.К. - Теория перевода, 2007.doc
Скачиваний:
321
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
4.23 Mб
Скачать

§ 5. Междисциплинарный подход к изучению перевода

Еще в начале 70-х гг. А.Д. Швейцер, определяя статус общей теории перевода, писал: «По сути речь идет о приложении (выде­лено мною. — Н.Г.) лингвистической теории к конкретному виду речевой деятельности — переводу. Поэтому можно охарактеризо­вать общую лингвистическую теорию перевода как отрасль при­кладного языкознания, если под последним понимать не только вычислительную лингвистику (computational linguistics), но и лю­бую область применения языковедческой теории к решению кон­кретных задач»1.

Но узость рамок лингвистики для всеобъемлющего изучения перевода ощущалась уже в тот период. Социальный статус пере­вода как общественно значимой деятельности требовал изучения с привлечением научного аппарата социологии. Особенности по-

1 Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М., 1973. С. 16.

201

ведения и психического состояния устных переводчиков, работаю­щих, как правило, в условиях жестокого стресса, привлекли внима­ние психологов. Необходимость разработки специальных методов обучения переводу, направленных на формирование специфиче­ского переводческого билингвизма, сделали перевод объектом пе­дагогики и методики.

Как мы уже отмечали, современная теория перевода является молодой и стремительно развивающейся отраслью знаний. Ее ис­тория укладывается в период творческой жизни одного поколе­ния. Это неизбежно приводит к эволюции взглядов исследователей на одно и то же явление. Изменяется положение теории перевода среди других наук, изменяются и взгляды ученых на ее статус.

Если еще в 70-е гг. Швейцер был склонен рассматривать тео­рию перевода как прикладную отрасль науки о языке, то уже в конце 90-х он утверждал, что теория перевода является, безуслов­но, наукой междисциплинарной, что она смогла преодолеть линг­вистический и литературоведческий «изоляционизм», что в ней развиваются тенденции к выработке интегрированного и много­мерного подхода к анализу перевода. Стимулом для такой мето­дологической ориентации, справедливо отмечал исследователь, послужили «расширение горизонтов самого языкознания, его от­каз от "сепаратистских" традиций, установление тесных связей с другими науками и появление новых "дефисных" (hyphenated) направлений, способствующих взаимообогащению языкознания и ряда смежных дисциплин»1. Как ни парадоксально, но в этом ут­верждении о междисциплинарном характере теории перевода от­четливо прослеживается лингвистический подход. В самом деле, Швейцер видит причину междисциплинарное™ теории перево­да в расширении горизонтов науки о языке. Не теория перевода преодолела рамки лингвистики, а сама лингвистика расширила свои границы, вышла за пределы изучения системных явлений в языке, обратилась к речи, порождение и восприятие которой обусловлены не только собственно лингвистическими, но и куль­турными, социальными, психологическими, эстетическими и др. факторами. Иначе говоря, те явления, что ранее находились в сфере компетенции разных наук, вошли в круг интересов совре­менной науки о языке.

Сегодня достаточно оснований для того, чтобы рассматривать теорию перевода как самостоятельную научную дисциплину, не ограничивая ее только областью лингвистической науки. Такое ограничение неизбежно привело бы к обеднению этой отрасли

1 Швейцер А.Д. Междисциплинарный статус теории перевода // Тетради переводчика. М, 1999. С. 21.

202

знаний, к сужению ее предмета. Более того, нет никакой уверен-ности, что теория перевода, опирающаяся исключительно на категории лингвистической науки и следующая в фарватере линг-вистических течений, не окажется односторонней и будет обла­дать достаточной объяснительной силой, а следовательно, и боль-шей ценностью для переводческой практики.

Всякое новое знание при условии, что оно научно обосновано, позволяет полнее понять сущность объекта научного исследова­ния. Поэтому пренебрежение ими нерационально. Вместе с тем не исключено, что подобные знания войдут в науку о переводе после очередного сочинительного союза «и», свидетельствующего о новом приращении научных данных, но не выведут ее на но-вый уровень научного обобщения. А именно в таком обобщении и нуждается современная наука о переводе или по крайней мере та ее часть, которая называется общей теорией перевода.

Некоторые исследователи ставят под сомнение возможность создания некой «монистической» теории перевода, т.е. теории, предполагающей рассмотрение многообразия проявлений перево­да в свете одного начала, единой основы. М.Я. Цвиллинг полага­ет, что в связи «с отсутствием единой теории языка и мышления (и человеческого сознания как такового)... и с обнаружившейся иллюзорностью попыток методологической унификации языко­ведения-филологии, да и общественных наук в целом»1 создание такой теории вряд ли возможно. В самом деле, построение мони­стической теории столь сложного объекта, имеющего бесконеч­ное число проявлений, затруднительно. Очевидно и то, что мно­жество моделей, теорий перевода, отражающих и объясняющих тот или иной аспект этого сложнейшего явления, разрозненные, часто даже очень интересные эмпирические наблюдения, полез­ные для развития переводческой практики, нуждаются в опреде­ленном обобщении. Обобщение непременно предполагает единую основу, единые «начала». И если теория языка не предоставляет теории перевода необходимых оснований для теоретических обобщений, то это еще не свидетельствует о невозможности по­строения монистической теории перевода на иных основаниях. Проблема состоит в том, чтобы эти основания были выбраны до­статочно точно, т.е. чтобы предмет теории перевода имел четкие очертания. Иначе говоря, невозможность построения «монисти­ческой» лингвистической теории перевода не предполагает невоз­можности построения такой теории на иных основаниях, выходя­щих за пределы лингвистики. Теория перевода должна иметь

1 Цвиллинг М.Я. Переводоведение как синтез знания // Тетради переводчи­ка- М., 1999. С. 35.

203

свой предмет, отличный от предмета лингвистической науки, а не подчиненный ему как часть целому. В противном случае тео­рия перевода, оставшись в русле лингвистики, будет подстраивать свой предмет к предмету науки о языке, то расширяя, то сужая его, либо вновь сместится в область литературоведения и литера­турной критики, «выхватывая» фрагментарные знания, полученные другими научными дисциплинами, и объединяя их союзом «и».

Р.К. Миньяр-Белоручев, констатировав в конце 90-х гг. с известной долей пессимизма, что теория перевода (или переводо-ведение), все еще «остается областью лингвистики, а рассматрива­емые проблемы перевода обычно не выходят за рамки сопостави­тельного изучения двух языков»1, предпринял попытку построить теорию перевода как самостоятельную научную дисциплину на более широкой, нежели собственно лингвистическая, платформе. Эта попытка уже свидетельствовала о том, что наука о переводе выходит за пределы лингвистики. Современная теория перевода вряд ли ассоциируется сегодня только с сопоставительной линг­вистикой. Сопоставительная лингвистика, разумеется, остается одной из основ формирования переводческого билингвизма, а со­ответственно одним из путей познания механизма перехода от языка А к языку В в переводе. Но она не покрывает собой всю проблематику современной науки о переводе.

Идея междисциплинарного подхода к переводу, по мнению Швейцера, впервые высказана и аргументирована Ю. Найдой в 1986 г. Найда признавал, что все известные подходы к переводу — филологический, лингвистический, коммуникативный, социосе-миотический — в равной степени приемлемы в изучении перевода, так как освещают разные аспекты этого объекта2.

На самом деле о разностороннем подходе к переводу говори­ли значительно раньше, еще в начале 50-х гг., когда лингвисти­ческая теория перевода делала первые шаги. Ведь о возможностях изучения перевода разными науками писал еще A.B. Федоров, а для A.A. Реформатского в тот же период необходимость изучения перевода разными науками служила аргументом для отрицания самой возможности построения самостоятельной теории перевода. Попытки преодоления «лингвистической узости» теории перевода обнаруживаются и в «сопоставительных стилистиках» Мальблана, Вине и Дарбельне, вышедших в свет в конце 50-х — начале 60-х гг. XX столетия.

1Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. С. 5.

2 Швейцер ссылается на работу: De Waard J., Nida E.A. From one language to another. Functional Equivalence in Bible Translating. Nashville, 1986. См.: Швей­ цер А.Д. Междисциплинарный статус... С. 22.

204

В то же время нельзя отрицать того факта, что перевод явля­ется речевой деятельностью, одной из ее форм, пусть своеобраз­ной и наиболее сложной, но тем не менее возможной главным образом на основе языка. Поэтому многие категории лингвисти­ки, безусловно, приемлемы и в теории перевода. Однако извест­но, что помимо так называемого «межъязыкового» перевода, т.е. собственно перевода, которому и посвящено большинство теоре­тических исследований, существуют также «межсемиотический» и «внутриязыковой» переводы. Р. Якобсон определял внутриязыко­вой перевод как переименование, а межсемиотический — как трансмутацию1. Уже само наличие этих разновидностей перевода ставит под сомнение правомерность включения теории перевода в качестве составной части в лингвистику. Ведь, как справедливо отмечал Якобсон, и межъязыковой, и межсемиотический переводы имеют в своей основе одни и те же закономерности.

Таким образом, общая теория перевода оказывается научной дисциплиной, изучающей функционирование и взаимодействие семиотических систем, возможности и закономерности передачи смыслов знаками, принадлежащими разным языковым системам как вариантам единой семиотической системы, которой является естественный человеческий язык. Основное внимание этой науч­ной дисциплины сосредоточено на межъязыковом переводе. По­этому категория лингвистики в широком смысле слова как науки о речевой коммуникации занимает в общей теории перевода ве­дущее место. В то же время для познания процесса перевода «важно исследовать не только лингвистическую часть объекта на­уки о переводе, а весь объект науки о переводе в целом»2.

Теория перевода пользуется данными, полученными лингви­стической наукой, приспосабливает ее методы для решения соб­ственных задач, подобно тому как пользуется, например, данными лингвистики теория психоанализа, интерпретирующая поведение человека через факты речи. Теория перевода далеко выходит за рамки лингвистики, так как специфика изучаемого объекта тре­бует привлечения данных и методов других научных дисциплин, а именно логики, культурологии, антропологии, этнографии, психологии, социологии и др. Свидетельствует ли это о междис­циплинарном статусе теории перевода, о том, что она является одним из так называемых «дефисных» научных направлений? Пожалуй, нет. Это свидетельствует лишь о том, что перевод как объект может изучаться с разных сторон, разными научными дис­циплинами. Теория перевода как самостоятельная научная дис-

1Якобсон Р. Указ. соч. С. 362.

2 Миньяр-Белоручев Р.К. Указ. соч. С. 7.

205

циплина не может быть ни междисциплинарной, ни дефисной. В последнем случае она напоминала бы ежа с множеством торча­щих из него дефисов. Признание междисциплинарного статуса теории перевода удобно лишь для того, чтобы уйти от решения весьма сложного вопроса о том, что же является собственным предметом этой науки, ведь междисциплинарность — это не что иное, как рассмотрение объекта сквозь призму предметов разных наук. Разумеется, изучение перевода требует междисциплинарно­го подхода, но междисциплинарый подход к изучению объекта и междисциплинарный статус того или иного научного направле­ния суть вещи разные. Междисциплинарный статус характеризует некую научную область, определившую уже свой объект, но не сформулировавшую свой предмет.

Следует уточнить, что под объектом как конкретного научного исследования, так и научной дисциплины в целом понимается не­кая реальная сущность, подвергающаяся научному анализу. В на­шем случае этой сущностью оказывается перевод как обществен­ное явление. Предмет же отличается в общегносеологическом плане от объекта тем, что включает в себя лишь основные, наи­более существенные для данного исследования или научной дис­циплины стороны объекта. Поэтому один и тот же объект пред­стает как предмет разного вида исследований, предмет разных наук. Если говорить о переводе как об объекте, то в этой научной области оказываются такие аспекты, как «лингвистика перевода», «философия перевода», «социология перевода», «психология пе­ревода», «сравнительное литературоведение» и др., которые, стро­го говоря, являются предметами соответствующих научных дис­циплин.

Состояние междисциплинарности характерно, видимо, для научного направления, покинувшего лоно какой-либо научной дисциплины в связи с тем, что ее границы стали слишком узкими, но еще не определившего своего отношения к другим научным дисциплинам, не нашедшего своего места среди них.

На современном этапе теория перевода только начинает оформ­ляться в самостоятельную научную дисциплину. Самостоятель­ность же любой науки определяется тем, имеет ли она четкие объект и предмет исследования. «Свои объект, предмет и терми­нологию должна иметь и наука о переводе, если она претендует на самостоятельность»1, — справедливо утверждал Миньяр-Бело-ручев.

1 Мжьяр-Белоручев Р.К. Указ. соч. С. 5. 206