Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Lexikologia_sovremennogo_anglyskogo_yazyka_na

.pdf
Скачиваний:
306
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
929.54 Кб
Скачать

Суффикс

Его использование

 

 

в словообразовании

в формообразовании

 

 

 

 

-ed

Суффикс имен прилага-

Суффикс прошедшего вре-

 

тельных, главным образом

мени и причастия II стан-

 

сложных: long-legged, knot-

дартных глаголов: loved

 

ted, black-haired

 

-en

Суффикс прилагательных,

Суффикс причастия II:

 

обозначающих материал:

taken, broken

 

wooden, golden и каузатив-

Суффикс множественного

 

ных глаголов: strengthen,

числа: oxen

 

lengthen

 

 

 

 

§ 14. Иногда случается, что форма, которая сначала была только выразителем грамматического значения, а затем послужила базой возникновения у слова нового грамматически связанного значения, закрепляется в этой новой номинативной функции как отдельное слово, в конце концов как бы отрывается от той системы грамматических форм, в которую входила, и передает уже только лексическое значение. Такие новые значения развились в форме множественного числа некоторых существительных. Например: arm рука, arms оружие; authority авторитет, authorities власти; board доска, boards подмостки, сцена; boot сапог, boots коридорный; class класс, classes занятия; custom обычай, customs таможня; look взгляд, looks внешность; manner способ, manners поведение, нравы; picture картина, pictures кино; work работа, works завод.

"And even the Boots was not up when our alarm went. The shoes stood on parade all down the corridor..." (Gr. Greene) –

«Даже коридорный еще не встал, когда прозвонил наш будильник. Башмаки стояли вдоль всего коридора». Коридорный в - английских гостиницах называется метонимически Boots, потому что на его обязанности лежит чистка сапог постояльцев. Суффикс -s связывается уже не с грамматическим различием в формах одного и того же слова boot, а выражает лексическое значение, создает другое, новое слово, омонимичное форме множественного числа. Одна из словоформ отрывается и обособляется та-

21

ким образом в самостоятельную лексическую единицу т.е. происходит лексикализация словоизменительного суффикса.

В других случаях к размежеванию лексических значений или размежеванию стилистическому приводит наличие двух форм для выражения одного грамматического значения, например: параллельное существование архаической и новой форм множественного числа существительных, как в brothers и brethren.

Две формы множественного числа у слова genius означают: geniuses гениальные люди, genii гении (добрые духи). Antenna (множ. antennae) является естественно-научным термином и означает усики у насекомых, antennas радиоантенны.

§ 15. Связь грамматического строя и словарного состава языка выступает особенно ярко, если рассматривать их в процессе развития.

Каждый язык обладает собственной системой средств для выражения грамматических категорий, и средства эти частично восходят к лексическим единицам. Происходит это потому, что в поисках способов своего выражения новая нарождающаяся грамматическая категория иногда обращается к лексике.

Так, например, именно лексическое значение глаголов sculan (shall) долженствовать и willan (will) хотеть позволило им сделаться вспомогательными глаголами, выражающими будущее время, после чего они в значительной степени утратили свое первоначальное лексическое значение. Чрезвычайная обобщенность лексического значения глагола do позволила ему стать вспомогательным глаголом, участвующим в образовании вопросительной и отрицательной форм простых времен.

Становление в ранненовоанглийский период многих глаголов как связочных, т.е. переход их из разряда знаменательных слов в разряд служебных, также связано с обобщенностью их значений. Такие глаголы, как fall, get, grow, keep и т.п., сочетаясь с прилагательными, причастиями, герундием и инфинитивами, благодаря неопределенности своего лексического значения прочно семантически объединяются со вторым элементом словосочетания, который их уточняет. Естественно при этом,

22

что глаголы, обозначающие перемену места, fall, turn и т.п., становятся выразителями зачинательного вида: to fall to talking –

заговорить, to fall lame захромать, to turn pale побледнеть, а

глаголы, выражающие сохранение какого-то состояния, такие как keep, remain, начинают передавать значение «длительного вида»: to keep coming постоянно приходить; to remain sitting

продолжать сидеть.

В каждом языке встречаются слова, которые используются то для выражения лексических, то для выражения грамматических значений, т.е. то как знаменательные, то как служебные.

Например: "You have no enemies, you say? Alas, my friend, the boast is poor;

He who has mingled in the fray Of Duty,

Must have made foes!" (Charles Mackay)

Ты говоришь, что не имеешь врагов? Увы, мой друг, тут нечем хвастать; Тот, кто боролся, как велит долг, Должен нажить себе врагов.

Здесь глагол have один раз фигурирует в своем лексическом значении иметь и два раза только как вспомогательный глагол для образования перфекта.

§ 16. Связь лексикологии с фонетикой. Без звуков языка не существует. Поэтому фонетика как учение о звуковой системе и звуковых изменениях языка тесно связана с лексикологией. Выражение значения в слове осуществляется с помощью звуковых средств благодаря членораздельности речи, зависит от фонемного состава слова, последовательности фонем и от ударения: ср. ten, name, 'present, и men, mane, pre'sent.

Смыслоразличительный эффект долготы, краткости и качества звука нетрудно показать в следующих фразеологизмах: a sheep among wolves овечка среди волков (о доверчивом человеке, оказавшемся среди опасных людей), и a great ship asks deep waters большой корабль требует глубоких вод, т.е. большому кораблю

23

большое плавание. Легко себе представить, как исказится смысл обоих образных выражений, если в первом случае произнести гласный № 2, а во втором № 1: [∫ip], [∫i:p].

§17. Каждый язык имеет свои особенности выделимости слова по фонетическим признакам. Начало и в особенности конец слова могут характеризоваться определенными чертами, на-

пример, употреблением, или наоборот, неупотреблением какихлибо звуков или звукосочетаний. Так, в английском языке [ŋ] не

может встретиться в начале слова, a [h], [w], [r] в конце. Английское слово не может начинаться сочетаниями: [dl], [tl], [∫l], [θl], [sr] и вообще сочетаниями сонорный плюс шумный1. Поскольку эти особенности имеют прямое отношение к определению границ слова, они не могут не заинтересовать лексиколога.

§18. Связь лексикологии с исторической фонетикой и историей языка. Хотя словарный состав современного языка является продуктом ряда эпох, в то же время, как уже указывалось выше, это наиболее подвижный и изменчивый элемент языка, быстрее всего отражающий изменения, происходящие в истории народа. История словарного состава является одновременно важной частью истории языка и основой лексикологии. Регулярные или закономерные звуковые соответствия между отдельными этапами развития каждого языка позволяют восстановить те элементы или слова, из которых слово исторически возникло, а исследование памятников языка и сопоставление контекстов, в которых исследуемое слово встречается, помогают восстановить историю значений слова.

Из истории языка, например, мы узнаем, что совр. англ. teach учить восходит к др.-англ. tæcan указывать, руководить,

откуда как производное значение возникает обучать2. Истори-

1 См.: Ильиш Б.А. Современный английский язык. М.: Изд-во лит-ры на иноязыках, 1948. С. 12.

2 Этот факт интересен тем, что объясняет различие в употреблении глаголов teach и learn (учить, изучать), которое не всегда осознается русскими учащимися, поскольку в русском глаголе «учить» объединяются оба значения.

24

ческая фонетика подтверждает эту этимологию, указывая, что одним из источников современной английской фонемы [i:] является среднеанглийское долгое открытое [ē], которое также имеет несколько источников и, в частности, долгое открытое древнеанглийское [æ], которое сузилось в [ē] в среднеанглийский период. Именно эти гласные мы и находим в последовательных изменениях слова teach.

Рассматривая эволюцию согласных, необходимо принять во внимание, что шипящие в древнеанглийском языке отсутствовали. Процесс их формирования закончился только в XI в. Шипящая фонема [t∫] возникла из находившегося в определенных позиционных условиях среднеязычного [k']. Новую согласную стали изображать по образцу старофранцузского письма, где фонема [t∫] изображалась диграфом ch. Следовательно: teach < techen < tæcan.

§ 19. Фонетические изменения в словах часто приводят к морфологической их перестройке. Так, например, ряд фонетических процессов вызвал коренные изменения в особенностях структуры английского слова. Фонетические разрушения окончаний привели к тому, что основа и даже корень английского слова совпадают по звуковой форме с самим словом и что слова, образованные от одного корня и принадлежащие к различным частям речи, могут совпадать по звуковой форме. Ср. англ. саrе,

п. care, v. и русск.: забота, заботиться.

Многие явления в словарном составе современного английского языка могут быть разъяснены только с помощью фактов истории языка. Например, изменение корневой гласной при образовании глаголов от прилагательных и существительных: full, а.– fill, v.; food, п.– feed, v.

§ 20. Связь со стилистикой. Лексикология тесно связана со стилистикой. Одна и та же мысль может быть выражена поразному и получить разные оттенки значения в зависимости от условий общения, от отношения говорящего к предмету высказывания и к собеседнику, от того, какую реакцию хотят вы-

25

звать у слушателя. Приподнятое поэтическое farewell, ранее торжественное, а теперь только шутливое adieu, нейтральное good-bye, фамильярно-разговорное ta-ta и разговорное so-long значат одно и то же, т.е. все они являются выражением прощального привета, но они совершенно неравноправны стилистически.

Стилистика как наука о способах и путях отбора и использования выразительных средств языка, которые могут быть лексическими, грамматическими и фонетическими, должна опираться на науки, специально занимающиеся изучением самих этих средств, т.е. на лексикологию, грамматику и фонетику.

Как лексикология, так и стилистика уделяют много внимания переносному употреблению слов (метафоре, метонимии и т.д.). Но лексикология заинтересована в подобных явлениях как в средстве образования новых слов и причине развития многозначности, а стилистика изучает переносные употребления как образные употребления слов при анализе формы художественного произведения.

Раздел лексики издавна занимает в стилистике одно из первых мест и подобно тому, как некоторые части лексикологии составляли раньше часть грамматики, другие ее разделы, в частности учение о синонимах, выделились именно из стилистики.

5. Значение лексикологии в практике преподавания иностранных языков

§ 21. Практическое значение лексикологии для преподавания иностранных языков состоит в том, что она помогает более рационально отобрать запас слов, группировать и систематизировать подлежащий усвоению лексический материал, показывать связи между словами, облегчая тем самым их понимание и запоминание.

Знание лексикологии помогает преподавателю систематически и последовательно раскрывать особенности слов иностран-

26

ного языка по сравнению со словами родного. Например, указывать расхождения в системе значений, различную сочетаемость соответствующих слов, различие в морфологической структуре, показывать особенности употребления синонимов, давать их стилистическую характеристику, показывать сходство и различие в форме и значении интернациональных слов. Все это помогает избежать буквализма в переводе, позволяет реализовать принцип сознательности в обучении.

При чтении и переводе текста преподаватель должен обращать внимание учащихся на многозначность слов и приучать их самостоятельно выбирать нужное значение в зависимости от лексического и грамматического контекста. Для этого учащимся нужно сообщить некоторые сведения о фразеологии, о роли послелогов и предлогов, о грамматически и лексически связанных значениях и т.п. В некоторых случаях бывает полезно вскрыть мотивировку слова, так как это может способствовать его запоминанию.

Лексикология оказывается также необходимой при анализе языка разбираемых литературных произведений. Так, например, для того чтобы донести до студентов юмор Диккенса, нередко построенный на основе несоответствия формы выражения существу выражаемого, преподаватель должен быть знаком со стилистической дифференциацией лексики.

При чтении и толковании поэтических произведений преподаватель указывает, какие слова употреблены в своем прямом значении, какие в переносном, какова стилистическая и эмоциональная окраска выбранных автором слов, как связан выбор слов с идеей произведения или отрывка.

Особенно существенную помощь лексикология может оказать преподавателю в организации, объяснении и закреплении словарного запаса. Очень большое значение имеют при этом упражнения по словообразованию. Хорошее знакомство с принципами словообразования помогает учащимся догадываться о значении новых слов по знакомым элементам, помогает связывать новый материал со старым, усвоенным ранее.

27

Глава вторая. СЛОВО КАК ЕДИНИЦА ЯЗЫКА

1. Проблема определения слова. 2. Отношение между словом и обозначаемым (проблема знаковости). 3. Мотивировка слова. 4. Выделение слова в потоке связной речи (проблема отдельности слова). 5. Выделение слова в языке (проблема тождества слова).

1. Проблема определения слова

§22. Каждая наука выделяет в изучаемом объекте основные единицы и рассматривает их свойства, развитие и взаимодействие. Для науки о словарном составе – лексикологии такими единицами являются слова, части слов или морфемы и эквиваленты слов, т.е. устойчивые словосочетания. Слово и морфема являются не только единицами лексики, но и основными единицами языка вообще, поскольку они, во-первых, сохраняют существенные общие признаки языка, т.е. обладают не только внешней звуковой стороной, но и значением, и, во-вторых, выступают не как явление, созданное в речи, а как нечто уже существующее в языке и лишь воспроизводимое в речи. Что касается устойчивых сочетаний, то они тоже обладают значением и звучанием и не создаются, а только воспроизводятся в речи, но поскольку содержатся они не в каждом высказывании, их следует признать единицами второстепенными.

§23. Основным объектом изучения лексикологии является слово, но общепринятого определения слова, четко отграничивающего его от других лексических единиц, в науке пока нет (хотя попыток дать такое определение в лингвистической литературе было достаточно много). Трудность определения слова так велика, что многие ученые считают эту задачу невыполнимой и определения слова не дают.

28

Определение самых общих понятий вообще представляет большие трудности в любой науке, а задача определения слова оказывается особенно сложной потому, что слово, являясь единством звучания и значения, оказывается своеобразным фокусом, в котором скрещиваются проблемы лингвистические, философские и психологические. Кроме того, слово является основной единицей языка не только для словарного состава, но и для грамматического строя языка и таким образом оказывается сложным соединением грамматического и лексического.

Даже наиболее точное определение слова как «исторически сложившейся единицы звукового языка, являющейся формой существования понятия» не дает четкого критерия для отграничения слова от других единиц языка и неполно отражает всю специфику слова.

Все попытки определить слово на основе какой-нибудь одной стороны неизбежно оказывались малоудачными.

Так, известное определение английского материалиста XVII в. Томаса Гоббса «Слова суть не пустые звуки, а имена материи» касается только философской стороны вопроса.

Предложенное представителем английской группы младограмматиков Генри Суитом определение «Слова – потенциальный минимум предложения» характеризует только синтаксическую сторону слова. В науке о русском языке аналогичные односторонние определения слова давали Ф.И. Буслаев, А.М. Пешковский и Л.В. Щерба.

Несколько более разностороннее определение, частично учитывающее семантическую сторону слова, дает известный американский лингвист Э. Сепир: «Слово есть один из мельчайших, вполне самодовлеющих кусочков изолированного смысла,

ккоторому сводится предложение».

Всовременной американской дескриптивной лингвистике наибольшее распространение получила модифицированная формулировка этого определения; представители этого направления называют слово минимальной свободной формой, т.е.

29

рассматривают слово как наименьшую единицу языка, которая может употребляться изолированно1.

Немецкий лингвист Карл Бюлер подчеркивает фонетическую сторону слова и его знаковую функцию: «Слова – фонетически отчеканенные, общеупотребительные знаки языка».

Каждое из этих определений страдает односторонностью, и потому оказывается неточным. Ни одно из них не позволяет отграничить слово от словосочетания, с одной стороны, и от морфемы, с другой, не упоминает основной, т.е. назывной, функции слова, не ставит вопроса о соотношении разных форм одного слова, не позволяет показать различие и связь между словом и понятием.

В худших случаях определение слова оказывается и методологически порочным, отражая методологически неверную концепцию авторов, как это имеет место у некоторых структуралистов, трактующих слово как произвольный условный знак.

§ 24. Советскими учеными (О.С. Ахмановой, Р.А. Будаговым, В.В. Виноградовым, Е.М. Галкиной-Федорук, А.И. Смирницким и др.) за последние годы написано немало работ с целью возможно более полного и всестороннего исследования теории слова, основанной на марксистско-ленинском учении о неразрывности связи языка и мышления. Основные положения этой теории могут быть сформулированы следующим образом.

Слово – исторически сложившаяся основная единица звукового языка, являющаяся формой существования понятий, которые образуются как обобщенное отражение реальной действительности и закрепляются в значении слова. В этом смысле слова отражают действительность. Звуковая сторона слова не отражает, а называет действительность, и в этом смысле слово является знаком, но знаком не произвольным, а исторически мотивированным и закрепленным в практике общения. Слова

1 «Свободным» формам (boy, girl, play) противопоставляются «связанные» (-s, -ish, -ing в словах boys, girlish, playing), которые самостоятельно в речи не выступают. См.: Nida E.A. Morphology: The Descriptive Analysis of Words. Univ. of Michigan Press, 1946.

30

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]