Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Учебник Кислицына.doc
Скачиваний:
75
Добавлен:
12.02.2015
Размер:
1.26 Mб
Скачать

История России в вопросах и ответах. Курс лекций. Учебн. Пособ. Сост. С.А. Кислицын. – Ростов-на-Дону, 1997.

История: концепции учебного курса.

Одной из новых дисциплин социально-гуманитарного цик­ла в высшей школе является история, при построении учеб­ного курса которой возник целый ряд трудностей содержа­тельно-методологического и организационного характера.

Во-первых, существуют различные подходы к определе­нию предметной области этой учебной дисциплины, разное понимание ее целей и средств их достижения.

Во-вторых, изучение 3-летнего опыта преподавания ис­тории в разных вузах, рабочих программ курса, учебно-ме­тодических пособий, опубликованных за это время, показы­вает, что очень часто вместо полноценной истории России читается курс отечественной истории, в основном ХX столе­тия. Что касается содержания, то надо отметить определен­ную его аморфность, материал по темам не связан струк­турно. Некоторые учебные курсы вообще представляют собой простой «ворох» тем или проблем, расположенных в исто­рико-хронологической последовательности.

В-третьих, отказавшись от употребления понятия общес­твенно-экономической формации, историки зачастую не вно­сят ничего нового в содержание «новых курсов». При этом сохраняется сама схема формационно-редукционистской по­дачи материала: экономика — социальные отношения — по­литика — культура.

Новые тенденции проявились в том, что, с одной сторо­ны, наблюдается увлечение схемами Ключевского и Плато­нова (рассматривается влияние географической среды на рус­ский исторический процесс, больше стало политических деталей и меньше материала экономического характера, осо­бое внимание уделяется историческим портретам). С дру­гой стороны, привлекается материал учебников иностран­ных авторов, переведенных на русский язык в последнее время.

И, наконец, самой распространенной новацией является введение в учебный язык понятия цивилизации. Делается это, как правило, без какой-либо предварительной его смыс­ловой интерпретации, что не приводит к существенным из­менениям ни тематики лекций, ни их содержания.

В целом можно сделать вывод о том, что во многих ву­зах еще не сложилась концепция преподавания курса исто­рии как одной из учебных дисциплин социально-гуманитар­ного цикла.

Создание такой концепции определяется следующими факторами: представлениями об истории как научной дис­циплине и состоянием разработок ее научно-исследователь­ских проблем, целями преподавания этой учебной дисцип­лины, обусловленными современными методами обучения, нормативно-государственными стандартами, задающими оп­ределенные параметры содержательного и методического ха­рактера, интегративными связями с другими социально-гума­нитарными курсами, традициями их преподавания, спецификой студенческой аудитории, методологическими и социокультурными ориентациями преподавателей.

В исторической науке можно выделить несколько моделей познавательной деятельности. Наиболее ранняя из них — клас­сическая модель, с жестким разделением субъекта и объек­та познания, предметом которого выступает надындиви­дуальная историческая реальность, из которой выводится (или к которой сводится) деятельность людей прошлого. Эта модель базируется на рационально-сциентистской мето­дологии социологизма, согласно которой историческая ре­альность воспроизводится в сознании исследователя. Раз­личного рода исторические теории выполняют здесь репрессивную функцию по отношению как к ученому, так и к самой исторической реальности.

В основе неклассической (модернистской) модели лежит принцип номинализма, ориентирующий исследователя на изучение прежде всего повседневной жизни человека. В рам­ках этой модели личность, этнос, социум рассматриваются кaк разные исторические реальности, механизм взаимодей­ствия которых включает в себя моменты как адаптации и компенсации, так и моменты конфронтации и трансформа­ции. Жизнь человека при этом также воспроизводится, но не в результате рационального осмысления, а понимания «чужой» жизни путем «вживания» в нее с помощью прин­ципов и методов герменевтического ее истолкования.

Классическая и модернистская модели исторического ис­следования исходят из возможности абсолютного субъекта познания и воспроизводства исторической реальности. Постмодернистская модель такую возможность отвергает. Реали­зуя феноменологический подход и принципы неклассической герменевтики, эта модель абсолютизирует репрессивные функ­ции субъекта исследования который в рамках смыслового поля своей культуры переосмысливает значения «чужих» куль­тур и на этой основе повседневность прошлого производит­ся сознанием субъекта познания. Современное состояние ис­торической науки в нашей стране характеризуется прежде всего следующими чертами. При сохранении традиций клас­сической модели в тематике исследования и методологиче­ских подходах наблюдается переход от монистической интерпретации истории к плюралистической. Это выразилось в осознании того, что не существует универсальных позна­вательных средств, что научная деятельность — это всегда выбор и прежде всего — методологических ориентаций

Историческая наука постепенно обретает человека и все более интерпретирует исторический процесс не как надын­дивидуальную реальность, а как деятельность человека, пе­реходя тем самым к неклассической модели познания.

Все больше внимания наряду с выяснением историчес­ких закономерностей уделяется изучению исторического свое­образия. Изучение исторического процесса и структур до­полняется исследованием социальной повседневности и ментальностей. Особый интерес вызывают проблемы этно­истории. В методологическом плане стремление объяснить историю сопровождается попыткой понять людей прошло­го, вжиться в социокультурное их пространство, иное чем у современного человека.

Этим обусловлено повышенное внимание к такой про­блеме, как история цивилизаций.

При выработке концепции преподавания истории в выс­шей школе надо учитывать также современные подходы и методы обучения. В связи с чем надо учитывать следующий момент: если XIX в. был веком энциклопедизма, а XX — теоретизма, то XXI — станет, по мнению многих историков науки, веком методологизма.

Этим обусловлен тот факт, что все большее внимание уделяется обучению познавательной деятельности, а в об­ласти методики преподавания преимущество отдается тем методам, которые ориентируются не на репродукцию зна­ний, а на активизацию познавательной самостоятельности студентов.

В этом плане можно сформулировать и некоторые цели преподавания истории в высшей школе. Конечно, студент должен уметь описывать исторические события, т. е. знать фактический материал, но факты не должны иметь само­довлеющего значения. Он должен знать алгоритмы объяс­нения исторических событий, используя при этом возмож­ность выбора той или иной системы теоретического знания. И особенно важно, чтобы он понимал людей прошлого.

Студент должен уметь самостоятельно получать истори­ческие знания в смысле мышления и возможностей индиви­дуальной интерпретации истории.

Преподаватель и студент должны руководствоваться так­же нормативно-государственными стандартами. Существу­ющие ныне «Государственные требования к обязательному минимуму, содержания и уровня подготовки бакалавра», при­нятые в 1993 г., содержат по истории следующие блоки зна­ний и умений, которыми должен овладеть студент.

1. Сущность, формы, функции исторического сознания.

2. Типы цивилизаций в древности. Проблема взаимодей­ствия человека и природы в древних обществах. Цивилиза­ция древней Руси.

3. Место средневековья во всемирно-историческом про­цессе. Киевская Русь. Тенденции становления цивилизации в других русских землях.

4. «Осень средневековья» и проблема складывания ос­нов национальных государств в Западной Европе. Склады­вания Московского государства.

5. Европа в начале нового времени и проблема формиро­вания целостности европейской цивилизации, Россия в XV— XVII вв.

6. XVIII век в европейской и североамериканской исто­рии. Проблема перехода в «царство разума». Особенности российской модернизации в XVIII в. Духовный мир чело­века на пороге перехода к индустриальному обществу.

7. Основные тенденции развития всемирной истории в XX веке. Пути развития России.

8. Место XX в. во всемирно-историческом процессе. Но­вый уровень исторического синтеза. Глобальная история.

9. Менталитет человека. Его эволюция и особенности в Западной Европе и России, в других регионах мира.

Таким образом, нормативно-государственные стандарты в целом ориентируются как на классическую, так и на не­классическую (модернистскую) модели исторического по­знания,

В содержательном плане эти стандарты, выделяя основ­ные блоки курса истории, очерчивают лишь самые общие контуры рабочих учебных программ, по которым будет вес­тись преподавание разных курсов. Поэтому более важным является сам подход, заложенный в стандартах. И здесь надо обратить внимание на четыре момента.

Во-первых, требование рассматривать российскую исто­рию в контексте всемирной. Во-вторых, вводится в качест­ве теоретико-базового понятие "цивилизация». В-третьих, существенное внимание уделяется духовному миру и мента­литету человека. В-четвертых, особое значение придается проблеме исторического сознания.

Что означает требование рассматривать российскую ис­торию в контексте всемирной? Совпадают ли понятия все­мирная история и мировая история?

Существует несколько представлений о том, что такое мировая история и есть ли она вообще. Согласно одному из них, мировая история представляет собой ряд последова­тельных ступеней прогрессивного развития человеческого об­щества как единого целого. Другие ученые говорят о миро­вой истории в ином смысле. Единство мирового исторического процесса проявляется, по их мнению, прежде всего в том, что разные народы проходят через одни и те же стадии развития, в котором обнаруживается действие одних и тех же законов.

Некоторые исследовали считают, что история каждого народа, нации настолько уникальна и неповторима, что ни о каком единстве развития человеческого общества и мировой истории говорить нельзя. Существуют лишь локально-исто­рические образования — цивилизации. И, наконец, есть пред­ставление о том, что мировая история как процесс глобаль­ного взаимодействия разных народов, стран, регионов возникает лишь на определенном историческом этапе, т.е. мировая история (или, правильнее будет сказать, всемир­ная история) сама является продуктом исторического раз­вития разнообразных по своей социокультурной организа­ции обществ.

Непонятно, в каком смысле употребляется в нормативно-государственном стандарте понятие «цивилизация», ибо речь идет и о европейской цивилизации, и о типах цивилизаций в древности, и о цивилизации древней Руси, и о цивилизациях в русских землях, а начиная с XVIII в. понятие «цивилизация» вообще больше не употребляется. Можно ли это понимать таким образом, что с эпохи капитализма цивилизации ис­чезли и речь можно вести лишь о переходе к индустриаль­ному обществу или глобальной истории?

Когда мы употребляем понятие «цивилизация», то речь идет о термине, который несет чрезвычайно большую се­мантическую и этимологическую нагрузку.

Однозначной трактовки понятия «цивилизация» нет ни в отечественной, ни в зарубежной науке.

Утвердившиеся во второй половине XVIII — начале XIX в. три подхода к пониманию «цивилизации» продолжают су­ществовать и в настоящее время. Это: 1) унитарный подход (цивилизация как идеал прогрессивного развития челове­чества как единого целого); 2) стадиальный подход (циви­лизации как этапы прогрессивного развития человечества как единого целого); 3) локально-исторический подход (ци­вилизации как качественно различные уникальные этничес­кие или исторические общественные образования.

В частности, в настоящее время наблюдается актуализа­ция вопроса: выйдет ли Россия на «дорогу цивилизации?». Такая постановка вопроса, естественно, предполагает пред­ставление о «цивилизации» как идеале общественного раз­вития, основные параметры которого задаются в первом при­ближении наиболее развитыми странами Запада.

В современной литературе реализуется также стадиаль­ный подход: в прогрессивном развитии человечества выде­ляют «космогенную», «техногенную» и «антропогенную» ци­вилизации.

Далеко не однозначен и смысл, который вкладывается в понятие цивилизации. Цивилизация, считал Гизо, состоит из двух элементов: социального, внешнего по отношению к человеку, а также интеллектуального, внутреннего, опреде­ляющего личную природу человека. Взаимное воздействие этих двух явлений, социального и интеллектуального, явля­ются основой развития цивилизации.

А, Тойнби рассматривает цивилизацию как особый социо­культурный феномен, ограниченный определенными про­странственно-временными рамками, основу которого состав­ляет религия, четко выраженные параметры технологического развития. М. Вебер считал, что в основе цивилизации ле­жит религия. Л. Уайт подходит к цивилизации с точки зре­ния внутренней организованности, обусловленности общес­тва тремя основными компонентами: техникой, социальной организацией и философией, причем техника у него опреде­ляет остальные компоненты.

В отечественной литературе также существует различное понимание того, что лежит в основе цивилизации.

Так, представители географического детерминизма счи­тают, что решающее воздействие на характер цивилизации оказывает географическая среда существования того или иного народа, которая влияет прежде всего на формы коо­перации людей, постепенно изменяющих природу (л. И. Меч­ников). Л. Н. Гумилев связывает понятие цивилизации с особенностями этнической истории.

Однако в целом преобладает культурологический подход к интерпретации понятия «цивилизация». В широком смысле под цивилизацией понимают совокупность материальных и духовных достижений общества в его историческом развитии, уровень общественного развития и материальной культур», в более узком смысле понятием «цивилизация» обозначают только материальную культуру. Правда, есть и иные мнения. Например, цивилизацию определяют как целостное конкретно-историческое образо­вание, отличающееся характером своего отношения к миру природы и внутренними особенностям самобытной культу­ры. Но большинство ученых склоняются к тому, чтобы оп­ределить цивилизацию как социокультурную общность, обладающую качественной спецификой.

Культурологический подход к пониманию цивилизации представляет собой форму гносеологического редукциониз­ма, когда весь мир людей сводится к его культурным характеристикам. Тем самым цивилизационный подход отождест­вляется с культурологическим.

В связи с этим надо отметить, что еще в XIX — начале XX в., особенно в странах немецкого языка, культура про­тивостояла понятию «цивилизация».

Так, уже у Канта намечается различие между понятиями цивилизации и культуры Шпенглер противопоставляет ци­вилизацию, как совокупность технико-механических элемен­тов, культуре, как царству органически-жизненного. Поэтому Шпенглер считал, что цивилизация — это заключительный этап развития какой-либо культуры или какого-либо перио­да общественного развития, для которых характерны высо­кий уровень научных и технических достижений и упадок искусства.

Кроме того, сложился и такой подход, представители ко­торого, независимо от представлений d том, что лежит в основе цивилизации, рассматривают ее как внешний по от­ношению к человеку мир, культура же трактуется как сим­вол ею внутреннего достояния.

В связи с этим термин «цивилизация» употребляется в нормативно-ценностном значении, позволяющем фиксировать то, что П. Сорокин назвал «доминантной формой интегра­ции». Такое понимание цивилизации и отличается от представ­ления о ней как о «конгломерате разнообразных явлений», и не сводит цивилизацию к специфике культуры.

Таким образом, цивилизационный и культурологический подходы представляют собой различные способы научной интерпретации истории. Цивилизационный подход ориенти­рован прежде всего на поиск «единой матрицы», доминант­ной формы социальной интеграции. Культурологический — на изучение культуры как доминанты социальной жизни. В качестве матрицы той или иной цивилизации выступают раз­ные основания.

Кроме того, цивилизации различаются также алгоритмом развития (социальным генотипом) и культурным архетипом.

С проблемой исторического сознания тесно связан во­прос о целях преподавания курса истории в высшей школе.

Преподавание истории, во-первых, преследует цель сфор­мировать у студентов определенную систему эмпирических, теоретических и аксиологических представлений об истори­ческих процессах в мире, о специфике различных цивили­заций, об историческом развитии стран, народов, социумов, человека Во-вторых, ставится задача активизации познава­тельной самостоятельности студентов в плане обучения их алгоритмам познавательной деятельности, методам рацио­нального объяснения исторических феноменов, а также спо­собам их понимания в ходе культурологической интерпре­тации В-третьих, требует инициировать у студентов потребность и способность к рефлексии по поводу выбора личностных ориентации социального поведения и деятель­ности

Выбор этих ориентации зависит от многих факторов как внутреннего, так и внешнего характера Историческое сознание — один из таких факторов В рамках дилеммы «об­щество — человек» историческое сознание является надын­дивидуальной реальностью, т е внешним по отношению к человеку фактором, или, наоборот, внутренней его духов­ной интенцией. Поэтому часто, хотя это не совсем коррект­но, выделяют уровни исторического сознания: «индивиду­альное» — «групповое», в том числе национальное и даже глобальное, если признается существование единой челове­ческой цивилизации.

Преподавание истории создает нормативно-эпистемоло­гическое и нормативно-ценностное пространство, в рамках которого и происходит формирование индивидуального ис­торического пространства.

Поэтому индивидуальное историческое сознание, его фор­мы и структура во многом будут зависеть от того, каким будет это пространство.

Для успешной реализации такого рода системы целей пре­подаватель должен профессионально владеть современны­ми методами активного обучения, знать и использовать в учебном процессе достижения зарубежной и отечественной исторической науки как в области предметных, так и мето­дологических знаний. В зависимости от профиля вуза и по­требностей студентов преподаватель должен определять не только объем исторических знаний, но и уровень освоения их содержания. Обычно выделяют три таких уровня: озна­комительный, репродуктивный и креативный.

Ознакомительный уровень предполагает получение самых общих представлений об основных тенденциях мировой ис­тории и ее особенностях в России. Репродуктивный уровень — умение воспроизвести полученные знания в области ка­тегориального аппарата исторической науки, ее основных теорий и проблем, всемирной истории, специфики развития различных цивилизаций, российской истории. Креативный уровень требует умений самостоятельного изучения и пони­мания исторических феноменов, в том числе и духовных интенций жизнедеятельности людей.

При выборе логики построения учебного курса истории следует исходить не только из тех блоков знаний, которые задаются государственными стандартами или спецификой вуза, но и из того, что существуют две противоположные позиции в решении дилеммы «общество — человек»: социо­логизма и номинализма. Первая предполагает изучение ис­тории прежде всего как надындивидуальной реальности Вто­рая позиция, наоборот, ориентирована на изучение человека в истории, служащего ключом для интерпретации истории общества

Учебный курс может вполне учитывать разные методо­логические ориентации, реализуя как социоцентристский так и антропоцентристский подходы при раскрытии той или иной темы в зависимости от ее содержания и специфических за­дач, которые ставит преподаватель при ее изложений.

Кроме того, преподаватель должен определиться, где и когда у него будет преобладать в курсе истории описание (фактография), объяснение (теоретические конструкты) или понимание (интерпретация) исторических артефактов или духовных интенций их создателей.

Структура содержания курса: последовательность тем, алгоритм расположения в них материала будет во многом зависеть не только от методологических и социокультурных ориентации самого преподавателя, но и от профиля и регио­нального местонахождения вуза, подготовленности студен­ческой аудитории.

Однако независимо от данных обстоятельств студент, изу­чивший дисциплину «История», согласно нормативно-госу­дарственным стандартам должен:

1. Понимать характер истории как науки и ее место в системе гуманитарного знания.

2. Иметь научное представление об основных эпохах в истории человечества и их хронологии.

3. Знать основные исторические факты, даты, события и имена исторических деятелей.

4. Владеть основами исторического мышления, уметь вы­ражать и обосновывать свою позицию по вопросам, касаю­щимся ценностного отношения к историческому прошлому, формам организации и эволюции общественных систем, вкла­ду народов мира, России, крупных исторических деятелей в достижения мировой цивилизации.

5. Уметь работать с научной литературой по истории, иметь навыки проведения сравнительного анализа фактов и явлений общественной жизни на основе исторического мате­риала.

6. Иметь представление об источниках исторического зна­ния и приемах работы с ними.

7. Получить дополнительный стимул к развитию черт интеллигентной личности:

— способность к аналитическому мышлению;

— стремление к расширению своей эрудиции на основе интереса к истории;

— способность понять и объективно оценить достижения культуры на основе знания исторического контекста их со- \ здания;

— способность к диалогу как способу отношения к куль­туре и обществу.

Учебно-методическое пособие по истории, написанное в форме вопросов и ответов, разработано в соответствии с профессионально-образовательными требованиями и дидактическими единицами госстандарта Российской Федерации для высших учебных заведений. Материал отечественной истории дается в контексте всемирной, исторический про­цесс интерпретируется через понятие цивилизации. Каждый «ответ» содержит предварительную справку об имеющихся в современной исторической науке различных подходах к данному «вопросу». Разделы содержат указатель рекомен­дованной литературы для самостоятельной работы студен­тов.

Пособие подготовлено коллективом преподавателей ис­торического факультета РГУ, ИППК при РГУ под руковод­ством кандидата исторических наук, заведующего кафедрой политической истории Я. А. Перехова и доктора историчес­ких наук С. А. Кислицына при содействии и финансовой поддержке Научно-методического центра «Логос» (Генераль­ный директор, доктор философских наук Г. Н. Сердюков).

Материалы пособия даются в авторской редакции.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.