Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Проблемы историко-философской науки. М., «Мысль», 1969. - Ойзерман Т. И

..pdf
Скачиваний:
44
Добавлен:
24.05.2014
Размер:
1.81 Mб
Скачать

ную основу жизни общества, тем в большей мере оно само создает условия, которые определяют его общест­

венное бытие, тем более свободно

созидает

оно

свое

настоящее и будущее.

 

 

 

 

 

Таким образом, положение

«люди

сами

творят

свою историю» становится подлинно научным

лишь

благодаря материалистическому

пониманию

истории,

которое наполняет его конкретным

и

многообразным

историческим содержанием. Следовательно, существует огромная дистанция между марксистской интерпрета­ цией этого положения и тем, как его толковали домарк­ совские материалисты, которые оставались на позициях натуралистически-идеалистического понимания ис­ тории.

Маркс говорил: философы лишь различным обра­ зом интерпретировали мир, но задача заключается

в том, чтобы изменить его. Это знаменитое положение,

содной стороны, констатирует то, что интерпретация представляла собой основную форму развития фило­ софского знания, а с другой — осуждает ту философию, которая ограничивает свою задачу одним лишь истол­ кованием существующего.

Критики марксизма совершенно неправильно истол­ ковывают это положение Маркса как требование отка­ заться от интерпретации действительности и тем самым упразднить философию, поставив на ее место револю­ ционное действие*. Это явное непонимание Маркса, ко­ торый всем своим учением доказывал необходимость единства революционной практики с революционной теорией, т. е. с таким объяснением социальной действи­ тельности, которое обосновывает пути и средства ее ре­ волюционного преобразования.

Конечно, приведенное положение Маркса представ­ ляет собой лишь тезис, который может быть правильно понят только в связи со всем учением Маркса. Маркс

* Так, например, Г. Д. Айкен пишет: «Философская проблема, говорит Маркс, состоит не в том, чтобы понять мир, а в том, чтобы его изменить» (130, 185). Как мы видим, Марксу приписывается совершеннейшая нелепость: отрицание необходимости понима­ ния мира для его изменения. Между тем Маркс занимал ради­ кально противоположную позицию и критиковал тех горе-револю­ ционеров, которые не хотели считаться с данными науки об обществе.

5

Т. И. Ойзерман

129

противопоставлял консервативной интерпретации дей­ ствительности ее революционную интерпретацию. Осу­ ждая философов, которые лишь истолковывали то, что есть, Маркс осуждал тем самым определенную партий­ ную позицию в философии.

Г. В. Плеханов называл исторический материализм материалистическим объяснением истории (см. 86, 508. Курсив наш. — Т. О.). Сущность этого объяснения состоит в том, что оно раскрывает закономерности из­ менения, развития общества, отрицания старого новым.

Революционный переворот Б философии, осуществ­ ленный Марксом и Энгельсом, представляет собой не отрицание интерпретации как характерной для филосо­ фии формы исследования, а отрицание ее идеалистиче­ ских и метафизических разновидностей, которым осно­ воположники марксизма противопоставили диалекти­ ко-материалистическую концепцию интерпретации.

5 ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ

МНОГООБРАЗНОГО СОДЕРЖАНИЯ

Каждая наука осуществляет теоретический синтез, и притом не только в кругу вопросов, образующих ее предмет, но и за пределами этого круга. Благодаря это­ му стало возможные не только возникновение наук типа биохимии, химической физики, но и применение математических методов в науках, которые веками раз­ вивались независимо от математики. Однако, отмечая наличие в частных науках прогрессивной тенденции к выходу за пределы их специальной области исследо­ вания, мы хотим вместе с тем подчеркнуть, что част­ ные науки именно потому и называются частными, что они занимаются исследованием, синтезом идей в рам­ ках своей, сознательно ограничиваемой области. Спе­ цифика философского синтеза заключается в том, что он не может быть сведен к синтезу лишь философских

идей.

Философов часто упрекают в том, что они зани­ маются не своим делом, т. е. обсуждают не только фи­ лософские вопросы, но также вопросы математики, фи­ зики, биологии, истории, лингвистики, литературы.

130

Упрек этот справедлив в том случае, если философ пре­ тендует на решение специальных, нефилософских во­ просов. Но совершенно очевидно; что философ не может решать философские вопросы, игнорируя достижения специальных наук.

Одним из основных недостатков грандиозной исто­ рико-философской концепции Гегеля является сведение развития философии к одному лишь диалектическому синтезу философских идей. Своей историей философии Гегель, бесспорно, доказал первостепенное значение синтеза философских идей в развитии философии и тем самым опроверг метафизическое противопоставление одних философских учений другим. Но Гегель по суще­ ству выпустил из виду то, что философия синтезирует, интерпретирует, осмысливает научные открытия сво­ его времени и методы, с помощью которых они были сделаны. Значение этих философских обобщений, сра­ внительно небольшое в античную и средневековую эпохи, гигантски возросло в новое время и особенно в наши дни, когда философии иной раз приходится, по­ просту говоря, идти на выучку в математику, теорети­ ческую физику, теоретическую биологию и т. д.

Следует, однако, сразу же подчеркнуть своеобразие философского синтеза научных достижений: он опре­ деляется прежде всего исходными философскими по­ сылками — материалистическими или идеалистически­ ми. При этом нельзя, конечно, не учитывать многооб­ разия форм материализма и идеализма, их отношение к диалектике, метафизике, рационализму, иррациона­ лизму, сенсуализму и т. д. Не трудно понять, что воз­ можности философского обобщения научных открытий весьма ограничены для идеалистических и метафизиче­ ских учений. Но и в этом случае, несмотря на извраще­ ние действительного смысла научных открытий, по­ стоянно имеет место стремление так или иначе учесть, осмыслить эти открытия, выразить к ним свое отноше­ ние, оценить их, хотя бы даже негативно.

Философия не может существовать без этого крити­ чески осмысливающего и по-своему подытоживающего отношения не только к предшествующей философии, но и к науке своего времени. В наше время, когда наука вошла в повседневный обиход человеческой жизни, проникла в обыденное сознание, произвела переворот

*

131

в производстве и потреблении, не только материаль­ ном, но и духовном, это особенно очевидно. Достаточно вспомнить, какое влияние на развитие философской мысли оказали теория относительности, квантовая ме­ ханика, изобретение атомной бомбы, кибернетика, со­ временная научно-техническая революция. Современ­ ный философский иррационализм, который противопо­ ставляет себя науке и третирует ее как систему безличных знаний, значение которых якобы независи­ мо от их истинности, тем не менее постоянно занимает­ ся рассмотрением достижений естествознания, истолко­ вывая их в субъективистском духе*.

Но философия теоретически осмысливает, обобщает не только научные знания: не менее существенно для ее самоопределения ее отношение к историческому опыту человечества и повседневному опыту отдельного человеческого индивида (одним из них является и сам философ). Это не значит, что философия обязательно включает в себя философию истории: последняя, стро­ го говоря, возникла лишь в новое время. Речь идет о другом: исторические события, в особенности события переживаемой философом эпохи, формируют его миро­ ощущение, умонастроение, определяют его отношение к философской традиции, а также к проблемам, кото­ рые сами по себе не являются философскими, но возбу­ ждают философские интересы, подсказывают новые философские идеи или ведут к возрождению и перера­ ботке старых философских идей, которые, казалось, со­ всем канули в прошлое.

* Ортега-и-Гассет в книге «Что такое философия» характери­ зует последние шестьдесят лет XIX в. как самые неблагоприятные для философии. «Это была резко выраженная антифилософская эпоха» (153, 28). Причиной упадка философии в этот период Ор­ тега считает «империализм физики», «террор лабораторий», короче говоря, выдающиеся достижения естествознания. Однако, как утверждает Ортега, дальнейший ход событий показал, что есте­ ственнонаучное знание является символическим, конвенциональ­ ным, постоянно удаляющимся от познания сокровенной сущности универсума и человеческой жизни. Физика не смогла стать мета­ физикой, и метафизическая потребность осталась неудовлетворен­ ной. Разочарование в мировоззренческих результатах естествозна­ ния и вызвало, по мнению Ортеги, возрождение философии в XX в. (153, 62—63). Эта концепция, которую разделяют не одни лишь философы-иррационалисты, — типичный пример идеалисти­ ческой интерпретации новейших достижений естествознания.

132

В дальнейшем мы специально рассмотрим филосо­ фию как общественное сознание исторически опреде­ ленной эпохи. Такого рода исследования, которые можно было бы назвать социологией философии, обычно игра­ ют вспомогательную роль в историко-философских работах. На наш взгляд, они заслуживают гораздо боль­ шего внимания, так как дают возможность конкретноисторически оценить роль философии, выявить измене­ ние ее проблематики, ее социальный пафос, партийную позицию. Пока же мы ограничимся указанием на то, что анализ определенного исторического опыта позво­ ляет в ряде случаев вскрыть генезис философских кон­ цепций, которые на первый взгляд представляются лишь дальнейшим имманентным развитием предшест­ вующих учений.

Диалектика Гегеля, конечно, не может быть понята вне истории диалектики от Гераклита до Канта, Фихте, Шеллинга. Но чем объяснить этот скачок в развитии диалектического миропонимания, который знаменует собой гегелевская философия? Достижениями естество­ знания конца XVIII — начала XIX в.? В них, конечно, уже обнаруживались гениальные диалектические до­ гадки, но Гегель, судя по его оценке естествознания, повидимому, их просто недооценивал или даже не заме­ чал. Мы полагаем, что диалектика Гегеля, поскольку она не может быть сведена к одному лишь исследова­ нию взаимосвязи категорий, была вдохновлена эпохой буржуазных революций, которые разрушали веками устоявшиеся в Европе феодальные отношения и тот ка­ завшийся искони неизменным и, возможно, даже есте­ ственным образ жизни, в котором романтики узрели первоначальное и утерянное затем единство личности и бытия.

Выше уже говорилось о том, что философия крити­ чески осмысливает, анализирует, синтезирует повсе­ дневный опыт человека. Эта тема, как свидетельствует история философии, не вытесняется развитием частных наук, которые, создавая непривычную для обыденного сознания картину мира, вынуждают философию по-но­ вому оценивать данные повседневного опыта.

Судьба человеческого индивида, его переживания и устремления — короче, его жизнь и смерть всегда со­ ставляют одну из важнейших философских тем. Забве-

133

ние этой гуманистической проблематики, характерное для неопозитизизма, справедливо оценивается как од­ носторонний сайентизм. Философская несостоятель­ ность сайентизма заключается не в ориентации на про­ блемы, порождаемые развитием наук, а в игнорирова­ нии проблемы человека, которая в новое время, и особенно в современную эпоху, стала центральной фи­ лософской проблемой.

Первые древнегреческие философы занимались, правда, преимущественно космологическими проблема­ ми. Однако существеннейшим для характеристики этой древнейшей формы философствования является то, что они, как уже подчеркивалось выше, непосредственно исходя из повседневного человеческого опыта, критиче­ ски оценивали обыденные представления, разрабатыва­ ли отличные от них воззрения. Эти философы ссыла­ лись на те элементы повседневного опыта, которые мог­ ли быть истолкованы как подтверждение их воззрений:

кчему-либо другому они апеллировать не могли.

Вновое время, когда не непосредственный жизнен­ ный опыт, а достижения математики и небесной меха­ ники стали отправным пунктом философских размыш­ лений об окружающем мире, вопросы о сущности чело­ века, его положении в мире, его назначении и т. д. по­ стоянно завершают, казалось бы, весьма далекие от них абстрактные построения создателей метафизических си­ стем. Эти вопросы в значительной мере определяют не только содержание, но и специфическую форму фило­ софского знания* .

Таким образом, поскольку философия синтезирует, критически анализирует, интерпретирует многообраз­ ные типы человеческого знания и опыта, постольку не

только способ постановки философских проблем, но и

* Экзистенциализм, как известно, претендует на то, что лишь он один является «философией человека». Неосновательность этой претензии очевидна для всякого, кто изучал историю философии. Не потому ли К. Ясперс утверждает, что философия всегда была экзистенциалистской? Но и это, конечно, не согласуется с исто­ рико-философскими фактами. «Проблема человека, — справедливо замечает М. Б. Митин, — старая и вечно новая проблема. Начи­ ная с древних времен человек, его сущность, цели и действия, его прошлое и будущее были предметом философского исследова­ ния» (74, 41).

134

способы их решения также характеризуются синтетич­ ностью. Качественно различные типы знания, которые не могут быть сведены к одному лишь научному отра­ жению действительности, сливаются в философии в единое целое, причем на разных этапах ее развития превалирует то один, то другой тип знания. При этом, однако, философия всегда остается теоретическим зна­ нием. В этой связи необходимо еще раз подчеркнуть, что теоретическое знание далеко не всегда носит науч­ ный характер, т. е. теория и наука отнюдь не одно и то же. Научное знание может носить теоретический или эмпирический характер, философское знание в прин­ ципе не может быть эмпирическим. Но не это, конечно, главное в нем: философия, развиваясь как теоретиче­ ское знание, может быть ненаучной и даже антинауч­ ной.

Таким образом, разграничение теоретического и научно-теоретического знания, которого мы, как прави­ ло, не находим у буржуазных историков философии, приближает нас к уяснению специфики философии да­ же тогда, когда она, как, например, в средние века, в значительной мере сливается с теологией, которая хотя

иназывалась наукой, конечно, не была ею.

В.Дильтей в статье «Сущность философии», указы­ вая на несводимость к единству многообразных фило­ софских учений, подчеркивает, что общим им всем яв­ ляется принцип научности, требование общеобязатель­

ности знания. «Философия, — пишет он, — означает стремление к знанию — знанию в его строжайшей фор­ ме — науке» (132, 348). Основной признак научности состоит, согласно Дильтею, в сведении всех допущений к законным логическим основаниям. Дильтей не прово­ дит различия между наукой и теорией, т. е. всякая тео­ рия, поскольку она находится в согласии с требования­ ми логики, представляется ему научной. Отсюда сле­ дует явно необоснованный вывод: все философские учения стремятся реализовать идеал научного знания. Между тем история философии говорит совсем о другом: все философские учения стремятся теоретически дока­ зать, обосновать, вывести свои положения из опреде­ ленных посылок, все они пытаются последовательно провести принятый ими принцип. Что же касается иде­ ала научного знания, то он, конечно, существовал не во

135

все времена, не говоря уже о том, что он исторически изменялся.

В. Дильтей стремился примирить рационализм с ир­ рационализмом. Однако иррационализм, как известно, находится в открытой оппозиции к науке (в особенно­ сти к естествознанию) и, следовательно, принципиаль­ но отвергает идеал научного знания. Дильтей противо­ поставлял естествознанию иррационалистически тол­ куемые «науки о духе». Современный иррационализм обосновывает свое отрицание мировоззренческого зна­ чения наук о природе системой продуманных, утончен­ ных теоретических, однако же явно ненаучных аргу­ ментов. Таким образом, проведение демаркационной линии между теоретическим синтезом и научным син­ тезом, который, конечно, также носит теоретический характер, имеет принципиальное значение. Теоретиче­ ское знание, как свидетельствует вся история домарк­ систской философии, существовало в двух основных формах: философской и научной. Это обстоятельство игнорируется теми философами и историками филосо­ фии, которые не видят, что идеализм, как бы ни была совершенна его теоретическая форма, органически враждебен материалистической в своей основе науке.

В. Виндельбанд в еще более резкой форме, чем Дильтей, стремился доказать, что значение философии, ее культурно-историческая роль на протяжении всей истории человечества заключается в постоянно одушев­ ляющем ее пафосе научности, важнейшим признаком которого, по его мнению, является стремление к зна­ нию ради знания. Когда Виндельбанд утверждает, что история греческой философии есть история зарождения науки, то это не вызывает возражений. Но Виндельбанд явно ошибается, распространяя этот вывод на всю по­ следующую историю философии. «История названия «философия», — пишет он, — есть история культурного значения науки. Когда научная мысль утверждает себя в качестве самостоятельного стремления к познанию ради самого знания, она получает название филосо­ фии; когда затем единая наука разделяется на свои ветви, философия есть последнее, заключительное, обобщающее познание мира. Когда научная мысль опять низводится на степень средства к этическому воспитанию или религиозному созерцанию, философия

136

превращается в науку о жизни или в формулировку ре­ лигиозных убеждений. Но как только научная жизнь снова освобождается, философия также приобретает вновь характер самостоятельного познания мира, и, когда она начинает отказываться от разрешения этой задачи, она преобразует самое себя в теорию науки» (25, 16—17).

Мы далеки от того, чтобы недооценивать роль фи­ лософии в развитии наук, так же как и роль наук в раз­ витии философии. И Виндельбанд правильно подме­ чает известное соответствие, обнаруживающееся в из­ менениях, которые претерпевают и философия, и наука в ходе всемирной истории. Но он как типичный пред­ ставитель идеалистической историографии совершенно не замечает той громадной роли, которую играют в ис­ тории философии и науки нефилософские факторы: развитие общественного производства, изменение обще­ ственных отношений. Для него единственной движущей силой и философии, и науки оказывается одно лишь стремление к знанию. Так же как и Дильтей, В. Вин­ дельбанд крайне расширительно толкует понятие нау­ ки, считая, например, что в средние века она была сред­ ством этического воспитания и религиозного созерца­ ния. Предпосылкой такого рода интерпретации науки является отмеченный выше отказ от принципиального разграничения теории и науки. Между тем понятие тео­ рии несравненно шире по своему объему, чем понятие науки. Именно поэтому не всякая теория — научная теория. Научность теории определяется не столько ее формой, сколько содержанием. И это весьма важно иметь в виду при изучении бесчисленных философских теорий, сменявших друг друга на протяжении веков.

Идеализм по природе своей не может быть научной теорией, так как ему в лучшем случае доступна лишь форма научности, но не ее предметное содержание.

Может показаться, что разграничение теоретическо­ го и научно-теоретического знания, несомненно сущест­ венное для понимания домарксистской (в особенности же идеалистической) философии, теряет свой смысл в применении к диалектическому и историческому ма­ териализму, который, покончив с противополаганием философии положительным наукам и практике, пред­ ставляет собой научную философию, полностью прием-

137

лющую и применяющую на деле исторически сложив­ шиеся в науке принципы научности. Однако, поскольку сохраняется различие между научной философией и частными науками, вышеуказанное разграничение трансформируется в различие между научно-философ­ ским и научным знанием.

Выше уже говорилось, что всякая наука предпо­ лагает сознательное вычленение определенного круга объектов из бесконечного многообразия явлений при­ роды или общества. Прогрессирующее ограничение предмета исследования — характерная тенденция раз­ вития наук, которые постоянно осуществляют разделе­ ние предмета своего исследования на части, что проис­ ходит благодаря новым научным открытиям, порожда­ ет новые научные дисциплины и поэтому становится одним из условий научного прогресса. И хотя круг объ­ ектов научного познания непрерывно расширяется, на­ учные исследования становятся все более специализи­ рованными, несмотря на непрерывно совершающуюся интеграцию научных знаний, являющуюся следствием взимодействия, взаимопроникновения наук.

Философия марксизма может ограничить предмет своего исследования лишь путем исключения из него тех вопросов, которые, собственно, не являются фило­ софскими. Такое ограничение носит в основном мето­ дологический и гносеологический характер, так как ди­ алектический и исторический материализм, в отличие от частных наук, не может ограничить себя какой-ли­ бо частью природы, общества или процесса познания*. Это наглядно проявляется в марксистском философ­ ском исследовании любой проблемы, например, мате­ рии (как объективной реальности, существующей вне и независимо от сознания) или познания как ее отраже­ ния.

Принцип предельного ограничения предмета фило­ софии, провозглашаемый некоторыми, по преимуще-

* «Дело не в том, — справедливо указывает Л. Ф. Ильичев, — что философия должна претендовать на звание науки всех наук. Но уже сам предмет ее исследования придает философии весьма определенный характер. Философия, имеется в виду научная, выделяется среди прочих наук широтой своего предмета, все­ общностью исследуемых законов, способностью к универсальному синтезу всего человеческого знания и практики» (45, 125).

138

Соседние файлы в предмете Философия