Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Учебник по прикладной социологии.doc
Скачиваний:
20
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.57 Mб
Скачать

§ 3. Конкретизация общих определений — условие их применения в прикладных исследованиях

Движение от общего к особенному и единичному завершается возвращением к общему, но уже как конкретно-общему, обогащенному знанием особенного и единичного. Соответственно общее должно быть оценено с точки зрения того, как оно реализуется в развитии отдель­ного, т. е. поднимается ли последнее до уровня всеобщности. Если, например, имеется в виду отдельный человек, то важно знать, в какой мере развито в нем общечеловеческое. До сих пор нами подчеркива­лась значимость общих принципов в анализе единичного. Теперь не­обходимо должным образом оценить роль особенных и единичных форм в утверждении и конкретизации общих принципов. Так, решая вопрос о развитии личности (единичного) и общества (общего), мы обязаны сказать, что именно свободное развитие каждого члена об­щества является условием и предпосылкой развития всех, всего обще­ства Развитие способностей особой части общества, того или иного класса за счет большинства индивидов в конце концов совпадает с развитием каждого отдельного индивида.92

С этой точки зрения общественная (общая) история людей пред­ставляет собой историю их индивидуального развития, и общие усло­вия должны быть отнесены к индивидуальности людей, а не к чему-либо внешнему от нее. Общество не должно противопоставляться отдельному человеку. Наоборот, в результате своего развития инди­видуальность доводится до своей истинной всеобщности. Проблема, следовательно, решается не главенством общего в единичном, а тем, что единичное возводится на уровень всеобщности, которая теперь сама предстает свойством отдельного. Лишь тогда, когда действитель­ный индивидуальный в своей эмпирической жизни, в своем труде, в своих отношениях человек воспримет в себя человека как такового, станет родовым существом, когда он свои собственные особенные силы организует как общественные силы, не отделяя их от себя, лишь тогда совершится эмансипация человека.93

Покажем эту роль единичного на примере труда. В определенных условиях частный вид труда приобретает смысл лишь как форма реализации абстрактно-всеобщего труда, т. е. последний делает част­ный труд формой своего проявления. Если же абстрактно-общий труд становится свойством данного, особенного труда, то общее уже будет исходить из особенного. Это особенное тогда с самого начала предстает как общее. Таковой, однако, каждая единичная форма труда может стать лишь при господстве общей собственности на условия труда, т. е. при общественной собственности. Труд отдельного человека будет уже не итоговым особенным проявлением общего труда, а с самого начала непосредственно-общественным, общим трудом на всех. Он не опосредуется всеобщим абстрактным трудом, а сам опосредует труд всех как общий труд. Если человек работает на всех, то и все работают на него.

Высоко оценивая движение мышления от единичного, частного, нельзя забывать, что оно имеет своей предпосылкой общее и в конеч­ном результате вновь приходит к общему, ставшему конкретным бла­годаря познанию единичного. Восхождение от абстрактного к конкрет­ное, стало быть, содержит в себе форму движения от частного к об­щему, но уже как конкретно-общему. В этом качестве фундаменталь­ные принципы становятся основой практических приложений. Соци­ологу, занятому в прикладной области исследований, нужно строго раз­личать эти два вида общих определений. Он обязан знать, какие из предлагаемых многочисленных определений (иногда они исчисляются десятками) пригодны для практического приложения, какие — нет.

В современной социологической литературе распространено, на­пример, отрицательное отношение к возможности приложения таких социальных понятий, как «общество», «общественно-экономическая формация», «способ производства», «производительные силы»;, «про­изводственные отношения», «базис», «надстройка», «класс» и др. Оно основывается на утверждении, что в процессе анализа общества, от­раженного в этих понятиях, якобы должны быть еще «отсеяны» некие простые элементы, которые и могут быть в дальнейшем превращены в операциональные, а потому и приложимые определения. «Мыслен­ный образ изучаемого объекта, — сказано в "Рабочей книге социоло­га", — при помощи многочисленных средств расчленяется на множе­ство частей, элементов и связей. В результате этого расчленения со­циолог должен получить такие мысленные абстракции, которые можно подвергнуть эмпирической интерпретации, или, говоря иначе, перевес­ам ти в эмпирические показатели».94 Иллюстрируют этот процесс при­мерно так. Сначала общество предстает перед нами как определенная целостность, затем оно (целое) расчленяется на две крупные сферы — общественное бытие и общественное сознание, устанавливается опре­деленное отношение между ними — первичность общественного бытия по отношению к общественному сознанию. Дальнейшее разви­тие и «конкретизацию» этот принцип находит в определении общества как общественно-экономической формации. В качестве важнейших элементов общества выделяются производительные силы, базис и над­стройка. Еще более «конкретное» и развернутое представление об обществе возникает благодаря дальнейшему его анализу — дифферен­циации на различные сферы; экономическую, социальную, политичес­кую и духовную и показу места и роди каждой из них. После деталь­ного анализа и дифференциации каждой из этих сфер выделяются некие общие для них элементы: субъект, его деятельность, его созна­ние. его отношения, окружающие его исторические условия. И вот эти последние элементы общества и образуют, согласно этому представ­лению, то, что можно подвергнуть эмпирической интерпретации.

На самом деле здесь совершается возврат к первым полученным на базе созерцания абстракциям, ибо названные первоначальные эле­менты образуют самые «тощие» и простейшие абстрактные определе­ния, которые никак не подходят под действительно конкретные опре­деления, т. е. под конкретное, являющееся единством многих опреде­лений. От понятия человека как элемента общества, определяемого просто как совокупность людей (население), на пути его конкретиза­ции следует сначала переходить к особенному индивиду, который в классовом обществе является классовым индивидом. Данное понятие человека соответствует более глубокому пониманию самого общества, т. е. его определению как классового общества. И лишь в итоге синтеза многообразных аспектов (особенного и единичного) человек опреде­ляется как совокупность всех общественных отношений, его понятие из абстрактного превращается в конкретное. Оно и будет пригодным для приложения к изучению тех или иных областей человеческой жизни и для решения ее практических проблем.

Неверно представлять движение к конкретному возвращением к исходным абстракциям, отражающим отдельные стороны действитель­ного живого целого. Получение абстракций посредством анализа этого целого является результатом перехода познания от изучения целого, каким оно дается в созерцании и представлении, к абстрактным опре­делениям его моментов. Аналогичным был, например, путь полити­ческой экономии в начале ее возникновения, который не мог еще считаться научным. Экономисты XVII столетия начинали с живого целого, с населения, нации, государства и заканчивали тем, что путем анализа выделяли некоторые абстрактные отношения — разделение труда, стоимость, деньги и др. В этом случае от целого — путем детальных его определений на основе анализа — переходили к более простым понятиям: от конкретного, данного в представлении, ко все более «тощим» абстракциям и в итоге — к простейшим определениям.

Последние не могли быть «мостом» ни к правильному пониманию действительности, ни к практике. Чтобы получить конкретные определения, готовые для применения на практике и соответствующие конкретному в действительности, надо от указанных простых положе­ний переходить к конкретным определениям, т.е. от них нужно было пуститься в обратный (к действительности) путь, пока исследователь снова не пришел бы к целому, но на этот раз не как к хаотическому представлению о нем, а как к некоторой богатой совокупности много­численных определений и отношений. Что же касается названных простых элементов, т. е. когда они как простейшие определения ус­тановлены, то от них надо еще восходить к конкретному, а не низво­дить конкретное до простейших определений.

Конкретизированными будут не определения общества через его исходные элементы (человек, деятельность, объект, сознание), а его определения как общественно-экономической формации, единства ба­зиса и надстройки, производительных сил и производственных отно­шений и т. д.

Вывод из сказанного будет таким: для готовности к применению на практике общее, пройдя путь от абстрактного к конкретному, во­плотившееся в особенную форму и в свои другие единичные формы, воспроизводит себя в обогащенном виде. Без «приобретений» из осо­бенных форм оно не может быть успешно приложено при решении конкретных и практических вопросов. Если обходить особенные и единичные формы общих, фундаментальных положений, то неизбежно возникнут ошибки в процессе их применения, и прежде всего погреш­ности, вызываемые простым, механическим распространением общего на данное конкретное явление,.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.