Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Курсовая работа - Концепция риска в задачах системного анализа.doc
Скачиваний:
36
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
294.91 Кб
Скачать

Коллективный или групповой выбор

В ходе решения задач системного анализа единоличное принятие решения является скорее исключением, чем правилом. Более реальна ситуация, когда решение принимается группой лиц. Причем интересы отдельных личностей в данной группе могут полностью совпадать (ко­оперативный выбор), быть противоположными (конфликтная ситуация), и могут иметь место промежуточные случаи, создаваться коалиции, достигаться компромиссы в процессе переговоров и т.п. При группо­вом выборе решений определяющую роль играет проблема согласова­ния индивидуальных предпочтений лиц, участвующих в процессе их при­нятия. В данной ситуации ставится задача выработки некоторого ре­шения, которое согласует индивидуальные выборы, выражает в каком-то смысле общее мнение и принимается за групповой выбор. Вполне естественно, что данное решение должно быть функцией индивидуаль­ных выборов. Причем различным принципам согласования будут соот­ветствовать совершенно различные функции. Теоретически данные функции могут быть произвольными, учитывать не только индивидуаль­ные выборы, но и другие факторы, в том числе и случайные события. Главный вопрос состоит в том, чтобы правильно отобразить в данной функции особенности конкретного варианта реального группового вы­бора.

При принятии решения коллективом участников, особенно в ситуа­ции переговоров и посредничества, лица, принимающие решение, редко обладают одинаковой исходной информацией, придерживаются одних и тех же ценностных концепций. Однако даже самая разнородная груп­па может прийти к соглашению, если ее члены с уважением относятся к многообразию точек зрения, склонны учиться друг у друга, обмени­ваться информацией. Важным условием успешного принятия консоли­дированного решения является согласованное принятие некоторых про­цедур переговоров и условий посредничества. Остановимся на основ­ных принципах выработки и принятия решений в условиях коллективно­го выбора.

В первую очередь следует остановиться на таком аспекте как роль системы ценностей в анализе решений. Известно, что системы ценно­стей могут быть различными. Наиболее известными и имеющими широкое распространение в практической деятельности являются две крайние системы, называемые технократическая и гуманистическая. В зависимости от того, какого из ценностных критериев придерживает­ся лицо, принимающее решение, будут сформированы гипотезы и кон­цепции, закладываемые в основу процедур принятия решений. С другой стороны, существуют ценности, универсальные для всего человечества: глобальная ответственность, терпимость, стремление к истине и позна­нию и т.д. Поэтому при принятии коллективного решения следует по­стараться воспринять возможные неоднозначные представления о ра­циональности, уметь выслушать противоположную сторону, а не под­вергать позицию оппонента критике и сравнительному анализу. Таким образом, во главу угла ставится проблема рациональности принимае­мого решения.

Рассмотрим некоторые модели рациональности. При классифика­ции различных подходов к рациональному принятию решений необходимо, прежде всего, различать целостный и аналитический подходы. Целос­тная схема принятия решений использует умение воспринимать явле­ние в целом, не выделяя составные части или информацию. Даже если для дальнейшего анализа такое выделение необходимо, оно производится только после того, как явление распознано целиком. Рациональность таких решений может быть подвергнута сомнению, поскольку различ­ные эвристики и интуиция играют здесь определяющую роль. Это ста­вит вопрос о том, как надо понимать саму концепцию рациональности. Любая общая концепция может быть сначала сужена и в этом урезан­ном виде значительно усовершенствована с помощью абстрактных построений и математической теории, исследующей лишь определен­ные аспекты концепции. Однако такое сужение и частичное развитие концепций может нанести значительный ущерб прикладным исследо­ваниям, поэтому предпочтительнее использовать термин «рациональность» в его первоначальном, более широком смысле. Рациональное решение вовсе не должно использовать всю имеющуюся информацию, оно не обязано быть оптимальным, оно должно только учитывать воз­можные последствия и не причинять ущерба интересам лица, принима­ющего решение, хотя реальные результаты в коллективе могут быть и нежелательными. В качестве разумного компромисса можно говорить о различных степенях рациональности: о суперрациональности(или воз­можности разрешить известные парадоксы рациональности), об опти­мизационной рациональности, о приемлемой рациональности, процедур­ной рациональности и т.д. Если следовать такому широкому пониманию вопроса, то адаптивно формируемое решающее правило может приво­дить к вполне рациональным решениям, а изучение эффективности раз­личных решающих правил и выбор одного из них представляют собой весьма перспективную задачу. Более того, можно утверждать, что боль­шинство повседневно принимаемых решений связано именно с целост­ным подходом, и он часто оказывается предпочтительным при долго­срочной перспективе.

Однако решения, принимаемые при недостатке информации и изме­няющихся условиях, часто требуют аналитического подхода, т.е. сис­тематической оценки возможных альтернатив и соответствующих ис­ходов, а затем выбора одной из них. Известен целый ряд аналитичес­ких моделей принятия решений. Наиболее широко употребимой явля­ется модель максимизации полезности. Заслуживает упоминания так­же программно-целевой подход, разработанный В.М. Глушковым, Г.С. Поспеловым, В.А. Ириковым и др. и опирающийся на реальные про­цессы принятия плановых решений.

Модель максимизации полезности наиболее сильно развита теоре­тически, имеет подробное математическое обоснование и поэтому вос­принимается повсюду как разумная схема аналитического принятия решений. Однако как в теоретическом, так и в эмпирическом плане эта схема приводит к парадоксам.

Некоторые из них означают, что стратегия максимизации полезно­сти не гарантирует рационального поведения в игровых моделях с не­нулевой суммой. Следует также отметить, что одна из основополагаю­щих аксиом теории полезности - аксиома независимости от непричас­тных альтернатив - не подтверждается экспериментальными данны­ми и опровергается более глубоким анализом.

Модель приемлемых решений возникла в результате критики опти­мизационного подхода. Реальная практика принятия решений такова: руководители больших организаций, различных институтов, инженеры, проектирующие новые технические устройства, и даже обычные потребители на рынках никогда не прибегают к полной оптимизации из-за нехватки информации и времени. Вместо этого они адаптивно, в про­цессе обучения, формируют уровни достижимости, которые должны обеспечиваться удовлетворительными, приемлемыми решениями.

В качестве более подходящего описания процесса принятия реше­ний можно принять модель квазиприемлемого поведения, в которой лицо, принимающее решение, проявляет тенденцию к оптимизации, но может в силу ряда причин отказаться от оптимизации, обеспечив себе адап­тивно формируемые уровни достижимости.

В программно-целевой модели предполагается, что некоторые цели или программы (фактически уровни достижимости) имеют больший приоритет и должны быть реализованы, а задача состоит в том, чтобы распределить или увеличить ресурсы, преодолеть возможные препят­ствия и изменить другие уровни достижимости, с тем, чтобы обеспе­чить реализацию приоритетных программ. Соответствующая матема­тическая модель используется многими исследовательскими группа­ми в разных странах в качестве схемы для описания рационального, целенаправленного поведения. С формальной точки зрения эта схема не противоречит идее максимизации полезности, поскольку приоритет­ные цели всегда можно использовать в качестве ограничений и макси­мизировать полезность на множестве допустимых распределений ре­сурсов. Но по существу данная модель представляет принципиально отличную методологию, которая ближе к модели приемлемых решений. Например, соответствующая модификация целевого программирования может удовлетворительно моделировать программно-целевые действия. Но эта же схема может описываться и моделью квазиприемлемого поведения: достаточно предположить, что некоторые уровни достижи­мости могут быть более приоритетными и менее изменяемыми.

Рассмотрим постулаты многосторонней рациональности. Если даже формальные схемы принятия решений отражают различные методоло­гические представления о рациональности, то как можно объяснять достижение соглашений при принятии решений в условиях конфликта интересов? Очевидно, должны быть веские причины для согласования интересов. Сформулируем их в виде постулатов многосторонней раци­ональности, которые следует учитывать при построении интерактивных систем принятия решения.

1. Постулат ограниченной неосведомленности и взаимного обуче­ния. При анализе или обсуждении решений не следует предполагать наличие полной информации или рациональных прогнозов; напротив, необходимо признать собственную (возможно, ограниченную) неосве­домленность и быть готовым к взаимному обучению, чтобы установить общую, приемлемую для всех информационную основу. Любая фор­мализация процессов принятия решений при наличии многосторонней ра­циональности должна учитывать аспект взаимного обучения.

  1. Постулат уважения к чужому мнению. Обучение при многосто­ронней рациональности должно базироваться на уважении к культурным ценностям и представлениям о рациональности, существующим у дру­гих участников процесса. В частности, формализация процессов приня­тия решений в этих ситуациях должна допускать параллельную интерпретацию, предусматривающую наличие разных представлений о рациональности. Не следует принимать свое представление о рациональности как единственно правильное.

  2. Постулат законного протокола. При наличии многосторонней рациональности необходимым условием получения взаимно приемлемых решений является соглашение о правилах поведения в данной ситуации. Если, например, одна из сторон в двусторонних переговорах настаивает на сохранении за ней ведущей позиции, а вторая сторона с этим не соглашается, то шансов на принятие взаимно приемлемых решений нет. Таким образом, организационную структуру процесса коллективного принятия решений не следует принимать как данную: ее необходимо предварительно обсуждать и согласовывать.

4. Постулат справедливого посредничества. Если при наличии многосторонней рациональности имеется посредник или же используется какой-либо механизм посредничества, то следует тщательно обсудить и согласовать принципы и условия такого посредничества.

Рассмотрим теперь способы формирования функции, принимаемой за групповой выбор. Один из наиболее распространенных принципов согласования - правило большинства: принятой всеми считается альтернатива, получившая наибольшее число голосов. Правило большинства привлекательно своей простотой и демократичностью, но имеет особенности, требующие осторожного обращения с ним. Прежде всего, он лишь обобщает индивидуальные предпочтения, и его результат не является критерием истины. Только дальнейшая практика показывает, правильным или ошибочным было решение, принятое большинством голосов; само голосование - лишь форма согласования дальнейших действий. Во-вторых, даже в простейшем случае выбора одной из двух альтернатив может возникнуть ситуация, когда правило большинства не срабатывает, например, происходит разделение голосов поровну при четном числе голосующих. Это порождает варианты: «председатель имеет два голоса», «большинство простое (51%)», «подавляющее большинство(около 3/4)», «абсолютное большинство (близкое к 100%)», наконец, «принцип единогласия (консенсус, право вето)».

При любом из этих вариантов подразумевается отказ от принятия решения, если ни одна из альтернатив не получила необходимого про­цента голосов. Поскольку в реальной жизни отказ от дальнейших дей­ствий, следующих за решением, бывает недопустим, а переход к при­нятию за групповой выбор выбора отдельного лица (диктатора) неже­лательным, разрабатываются различные приемы, сокращающие чис­ло ситуаций, приводящих к отказу от дальнейших действий.