Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Germaniya.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
08.11.2019
Размер:
559.1 Кб
Скачать

Объединенная и неуверенная

Салют над берлинским рейхстагом, тысячи развевающихся флагов и знамен, политики с гордо поднятыми головами и толпы людей со слезами радости на глазах, не верящие своему счастью, - вот такие замечательные, трогательные картины показывали по всему миру 3 октября 1990 г. Казалось, что наконец-то все возвращается на круги своя. "Холодная война" окончена, исчезла и угроза настоящей войны, немцы вновь стали единой нацией, а те немногочисленные проблемы, что еще существовали, будут легко и быстро разрешены. По крайней мере так думали большинство людей тогда, осенью 1990 г.

Однако очень скоро реалии экономической действительности притушили первоначальный энтузиазм. "Половина Германии сидит теперь на диване и дуется",-заметил по этому поводу один журналист. Никто не предполагал, что путь к единству окажется столь тяжелым, потребует таких жертв и огромных затрат. Иностранцы озадаченно и с некоторой долей подозрения наблюдали за настроениями немцев, которые вдруг утратили бодрость духа. В конце концов Германия - страна с 80-миллионным населением,

третья экономическая держава в мире, влиятельный член ООН, вносящий в бюджет этой организации один из самых крупных взносов, - по праву могла надеяться на то, что займет место в качестве постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Однако у самих немцев не было ясности в отношении их будущей роли на международной политической арене. Следует ли теперь федеральной армии принимать участие в урегулировании международных кризисов, как нужно действовать, чтобы осуществить интеграцию восточноевропейских государстве Европейским союзом - эти важнейшие вопросы были столь же полемичны, как и вопрос о выделении финансовых средств на переустройство Восточной Германии. Разброд и шатания характеризовали политическую атмосферу страны, перед которой стояла задача определить свою роль на международной арене и разобраться в своих внутренних делах.

Угроза банкротства. Крупные преобразования начались сразу же после падения Берлинской стены в ноябре 1989 г. Балансовый отчет ГДР тогда не предвещал ничего хорошего. Экономика "меньшего брата" находилась на грани краха, которого удавалось избегать на протяжении многих лет благодаря неоднократно выделявшимся Западом кредитам. Последним толчком к неминуемому банкротству явился развал ССС Р - главного рынка сбыта восточногерманских товаров. В условиях нависшей угрозы экономического краха для ГДР, похоже, существовал только один выход: согласиться на скорейшее поглощение "старшим братом".

Первым шагом на пути спасения Восточной Германии стало введение единой валюты, о чем было объявлено 1 июля 1990 г. Восточные немцы от всей души возрадовались этой мере, несмотря на то что деньги обменивались отнюдь не по "братскому" курсу: две восточногерманские марки на одну западногерманскую. Но что покупать на новые деньги в Восточной Германии? Очень скоро выяснилось - производители бывшей ГДР, как это ни прискорбно, одним махом лишились всех прежних рынков сбыта. Кому охота ждать 12 лет поступления в продажу унылых "трабантов", когда вот они,

64

сверкающие лимузины, только сошедшие с конвейеров западных заводов? Не лучше обстояло дело и с другими товарами. Все продукты производства ГДР лежали на полках магазинов мертвым грузом, в то время как западные товары, появившиеся на территории Восточной Германии, расхватывались просто на ура. Огромный внутренний спрос на западногерманские товары в течение нескольких лет маскировал наступление экономического кризиса в стране в целом. Создавалась иллюзия, что рынок сам как-то отрегулирует экономику Но рынок не помог.

Государственным властям в лице знаменитого (или бесславного) ведомства Тройханд пришлось заняться пренеприятнейшим делом - приватизацией хилых восточногерманских предприятий. Они взяли на себя ответственность за 12 тыс. бывших госпредприятий, которые практически все были распроданы. Но 1700 фирм обанкротилось.

Распространение "капитализма" в Восточной Германии сопровождалось изменениями в лексике: она перестала называться

Предыдущие страницы: торжества у берлинского рейхстага 3 октября 1990 г., в День объединения Германии. Слева: не каждый способен привыкнуть к переменам. Вверху: в век экологии и старенькому "трабанту" нашлось применение, правда, в новом качестве

"Востоком" и превратилась в "новые федеральные земли" или "Восточную Эльбу". Однако бывшая ГДР, какие бы названия ни давали этому региону, оказалась не в состоянии наладить рыночную экономику, поскольку отсутствовала одна из главных предпосылок - капитал, что, разумеется, не было виной граждан, ведь за годы правления Эриха Хонеккера и его сподвижников мало кому удалось скопить крупное состояние. После объединения жителям Восточной Германии досталось всего лишь 1500 предприятий, причем главным образом мелких, вроде аптек и овощных лавок.

У большинства восточных немцев не было особых причин радоваться процессу приватизации. Каждый второй гражданин бывшей ГДР потерял работу; в промышленности две трети рабочих мест были просто упразднены. Но, несмотря на все крутые экономические и социальные преобразования, процесс приспособления к новым условиям жизни проходил довольно мирно.

Это тем более примечательно, если принять во внимание, что на восточных немцев свалилась не только безработица, - менялся полностью их быт и вообще все, с чем они имели дело в повседневной жизни. Действовали новые законы, были введены новые паспорта, новые страховые полисы, новые пенсионные пособия, улицы переименова-

Германия сегодня 65

ли, одно время даже поговаривали о том, чтобы устроить восточным немцам переэкзаменовку для получения водительских прав. "Братские" споры из-за земли и собственности накаляли обстановку в стране. Немцы, когда-то покинувшие ГДР, стали вдруг требовать, чтобы им вернули бывшую собственность на территории Восточной Германии. Эти непростые вопросы решались на основе принципа возврата собственности, а не выплаты компенсаций за нее.

Кто же законный владелец? Многие жители Восточной Германии были обескуражены нелепыми обвинениями в свой адрес по поводу того, что им будто бы удалось приобрести собственность только благодаря своим тесным связям с правительством ГДР. Случай с местечком Кляйнмахнов (к югу от Берлина), где на 80% всей собственности нашлись законные владельцы, требовавшие ее возвращения, свидетельствует о том, что эта проблема была весьма острой. Но по крайней мере не произошло, как того опасались, массового выселения восточных немцев из домов, которые они занимали. Вместо этого начался процесс так называемой реституции. Под этим довольно замысловатым термином подразумевается следующее: вследствие постоянного роста арендной платы людям перестает хватать средств на жизнь и они вынуждены покидать свое жилье.

Трудные времена на Западе. Население старых федеральных земель поначалу думало, что объединение никак не повлияет на привычный уклад жизни. Несмотря на то что жителям многих западногерманских городов, особенно бывших приграничных, приходилось мириться с набегами (в прямом смысле этого слова) полчищ покупателей из Восточной Германии, радостное будущее ставилось под сомнение только тогда, когда перемены затрагивали непосредственно интересы граждан или били по их карману.

Экономический спад, которого, как казалось многим, все-таки удалось избежать, тем не менее не обошел стороной Западную Германию. Прекратилась выплата дотаций бывшим приграничным районам, была отменена дотация и Западному Берлину, и безработица по всей Германии достигла беспрецедентных масштабов. Впервые с тех пор, как экономика ФРГ начала развиваться бешеными темпами, уровень благосостояния рядового немца не повысился ни на йоту Для западных немцев это стало настоящим потрясением, поскольку десятилетиями народ жил в условиях стабильного роста благосостояния. Отсутствие твердого внутриполитического курса усугубляло трудности. Был введен специальный налог для оказания помощи восточным землям, его затем отменили и вновь ввели вместе со сбором соци-

66

ального страхования на нужды больниц, домов для престарелых и т.п. В результате общая сумма налогов, которую должен был платить немецкий рабочий, выросла до болезненных размеров. Когда дефицит государственного бюджета впервые перевалил за отметку 1 млрд немецких марок, западные немцы, уже не скрывая страха, стали смотреть на Восточную Германию как на бездонную яму, способную поглотить не только благосостояние рядовых граждан Западной Германии, но и всю Федеративную Республику, подорвав ее экономику.

Однако немецкая марка до сих пор остается одной из наиболее стабильных валют в мире, и экономика страны все же не разваливается оттого, что Запад ежегодно выделяет Востоку 150 млн марок. К тому же налог на оказание помощи восточным землям платят как западные немцы, так и жители бывшей ГДР, и, следовательно, тяжесть груза распределена между двумя частями нации более или менее поровну.

Непростые отношения. Что же касается убеждений, то в силу огромных всевозможных трудностей, с которыми столкнулся немецкий народ в процессе воссоединения, отказаться от штампов и предрассудков трудно обеим сторонам. Вы услышите и о Besser- Wessi (западный немец, всегда знающий, что делает), и о Jammer-Ossi (восточный немец, умеющий только стонать и ныть). Эти два стереотипа выражают сложившиеся за столько лет раздельного развития представления о характере каждой половины нации. И в том, и в другом из нарисованных портретов есть зерно правды, оба типа легко узнаваемы в реальной жизни. Wessi привык набивать себе цену, у него на все есть свое мнение, и он во все вмешивается, иногда даже в такие дела, для осуществления которых ему не хватает ни знаний, ни моральных сил. Ossi, напротив, твердо знает свое место в обществе и перекладывает на него большую часть ответственности за свою жизнь. Он избегает открыто выражать несогласие, предпочитая жаловаться или, что еще лучше, нудно ворчать, дабы "выпустить пар".

Слева: новый завод компании "Опель", которая вкладывает крупные средства в экономику Восточной Германии. Справа:

строительный бум - подъемные краны исчертили небо многих городов

Между так называемыми Wessi и Оssi выросла взаимная подозрительность. В представлении большинства жителей Рейнской области вся восточная окраина страны кишит агентами "штази" и народ там льнет к Партии демократического социализма (ПДС), преемнице коммунистов ГДР. С другой стороны, в глазах мекленбуржцев, за многие годы уставших от навязчивой "опеки" представителей страховых компаний и мошенников-коммерсантов, все западные' немцы - это общество коварных Abzocker.

И те и другие зачастую видят, как в кривом зеркале, реальную картину результатов объединения и не замечают бесспорных достижений общества в целом. А жизнь тем не менее в новых федеральных землях обрела более яркие цвета. Тысячи зданий, находившихся на грани разрушения, были отреставрированы. В самый последний момент удалось спасти от гибели такие уникальные исторические памятники, как старинные кварталы в Виттенберге или часть центра старого города в Штральзунде. Биттерфельд, который всего несколько лет назад считался самым грязным городом во всей Европе, в скором времени обещает стать образцом экологической чистоты. Инфраструктура на всем протяжении от острова Рюген до Тюрингенского Леса, где люди десятилетиями ждали, пока им установят телефон, ныне бы-

Германия сегодня 67

стрыми темпами приводится в соответствие с современными требованиями жизни.

В сфере обслуживания инвалидов и престарелых достигнуты большие успехи. Многие пенсионеры из Восточной Германии, некогда перебивавшиеся на 300 марок в месяц, впервые вздохнули свободнее. Однако следует признать, что в области пенсионного обеспечения есть заметное неравенство - не в пользу восточных немцев. Впрочем, зарплата у них тоже гораздо ниже, чем у западных немцев. Лишь в Берлине служащие госучреждений достигли примерно того же уровня жизни, что и западные немцы.

Таким образом, процесс объединения Германии развивается с большими сложностями, чем это предполагалось в 1990 г. И препятствием во многом служат психологические факторы. Согласно данным опроса общественного мнения, около 60% восточных немцев считают, что после объединения они стали жить богаче, хотя примерно столько же людей утверждают, что ни их опыт, ни сами они особенно не нужны новой Федеративной Республике. Многие жители восточных земель чувствуют себя отверженными и оттого испытывают глубокое разочарование.

Кроме того, граждане новых федеральных земель читают другие книги, чем западные немцы. Существует целый ряд весьма популярных на Востоке ежедневных газет, но в западногерманских областях о них мало кто слышал. И наоборот, издающиеся на Западе известные еженедельные журналы на Востоке покупают не очень охотно.

Супермаркеты одной и той же сети все больше вынуждены торговать разными товарами в зависимости оттого, где находится тот или иной магазин. В Саксонии и Бранденбурге в супермаркетах часто можно слышать сердитые комментарии по поводу отсутствия в продаже товаров производства Восточной Германии, хотя не так давно те же самые покупатели эти товары бранили. Даже рекламные кампании проводятся с разных позиций. Для восточных немцев важны прежде всего умеренные цены, возможность приобрести запчасти и наличие гарантий на изделия.

Отношения между восточными и западными немцами до сих пор определенно непростые. Словно родственники, поселившиеся под одной крышей после долгой разлуки, они, безусловно, признают друг друга, но не очень ладят. Такое случается даже в самых лучших семьях. Однако каждый понимает, что для будущего благополучия необходима добрая воля обеих сторон.

На международной арене Германия остается главным двигателем европейской интеграции. Гельмут Коль убежден: такая интеграция жизненно необходима, дабы избежать повторения катастроф первой половины XX в. Его энтузиазм разделяют далеко не все партнеры Германии, тем не менее абсолютно все из них согласны - Германии принадлежит ведущая роль в расширении Европейского союза. Геополитический центр тяжести Европы явно сместился к востоку Некоторые воспринимают как само собой разумеющееся тот факт, что в рамках этого процесса в стране должны произойти большие перемены, другие же отказываются признавать неминуемое даже по прошествии нескольких лет после объединения,

По крайней мере хоть одно опасение не оправдалось: вопреки многочисленным мрачным пророчествам девять немцев из десяти отвергают политику правого радикализма. Одно из важнейших качеств демократии - это способность сохранять самообладание в период больших перемен. Немецкий народ проходит испытание.

Конец эпохи - демонтаж памятника Ленину в Берлине

68

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]