Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Катышева Д.Н. - Литературный монтаж.doc
Скачиваний:
29
Добавлен:
04.06.2015
Размер:
686.08 Кб
Скачать

На лирико-философской волне

«Пушкин» дал своеобразные жанровые ответвления. Тако­вы многомотивные композиции на темы философско-поэтического плана, например, на тему поэта и поэзии, Они часто строятся на определенных мотивах творчества одного или не­скольких поэтов. Их сочетание нередко возникает по принципу параллельного монтажа. В исполнительской же манере неред­ко сосуществуют две позиции — чтецкая и актерская.

Таковы работы В. Яхонтова, где происходит сближение А. Пушкина и В. Маяковского — «Александр Сергеевич и Вла­димир Владимирович», варианты этой же темы — «Поэты», «Поэты путешествуют».

Уже одно то, что Яхонтов сплетает в программе судьбы двух выдающихся художников с их необъятными духовными горизонтами, поэтическими мирами, представляет известную сложность. Сам по себе замысел предполагал использование принципа многомотивности в строении композиции. Яхонтов строит параллельный монтаж аналогичных тем глубоко фило­софского содержания в творчестве двух поэтов. В том, как каждый из них по-своему решает эти темы, проявляется и их своеобразие и родство душ.

Композиция спектакля о Пушкине и Маяковском напоми­нает музыкальное произведение — двухголосую фугу. Один голос не заглушается соседним. Вторя, пересекаясь, контрасти­руя, они создают гармоническое целое.

«Полифоничность, многотемность, как прием, были свойст­венны литературному монтажу и раньше. В последней работе Яхонтова этот полифонизм, в данном случае — двутемность и двуплановость (выделено мною.— Д. К.) — основная сущность всего замысла.

Кинематографический принцип комбинирования контраст­ных кадров насквозь пронизывает новую композицию Яхон­това...»

Так контрастно, на двух поэтических голосах, и в чем-то перекликаясь, звучит, например, философская тема смерти. Она решается путем монтажа заключительной главы поэмы Маяковского «Про это» («Прошение на имя... Вера, Надежда, Любовь») и стансов Пушкина («Брожу ли я вдоль улиц шумных»). Или тема бессмертия — монтаж пушкинского «Па­мятника» с заключительной строфой «Юбилейного» В. Мая­ковского.

Интересен мотив путешествий поэтов. Связующими звенья­ми в сюжетной канве сценария становятся города, земли, по которым путешествовали великие поэты. Строки Пушкина, на­пример, о Черном море отзываются своеобразным резонансом в стихах Маяковского «Разговор на одесском рейде десант­ных судов» «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия». Из сопоставлений рождается третий мотив, принадлежащий Яхон­тову,— о движении времени, изменении лика Земли и о непре­ходящих духовных ценностях, связанных многими незримыми нитями, хотя и разделенных столетием.

Но при всей многоплановости проблематики, свободных ассоциативных связях у Яхонтова всегда можно обнаружить четкие границы, вернее, русло основной темы (часто она обо­значается уже в самом названии вещи). Это и создает ощуще­ние завершенности программ.

Например, его музыкально-поэтическая композиция сугубо лирического плана — «Времена года» (1940 г.). Ее замысел прочитывается в самом названии.

Яхонтов монтирует лирические стихи А. Пушкина, разные по своему настроению, но с указанием времени года, месяца. Каждому месяцу соответствует свой монтажный цикл.

Например, март открывается строчками — «Гонимы веш­ними лучами»; апрель — «Слыхали ль вы...» В мае приводи­лись дневниковые записи Пушкина и строки из «Медного всадника» — «Громады стройные теснятся...» Октябрь слагал­ся из стихов: «Роняет лес багряный свой убор», «Печален я: со мною друга нет», «Дни поздней осени бранят обыкновенно» и так далее.

Только ли внешнее понятие «времена года» явилось объеди­няющим началом всей композиции?.. Нужно оговориться, что в ткань программы органически вплетался музыкальный цикл П. И. Чайковского «Времена года», и музыка еще более це­ментировала целое.

Но, как всегда, у Яхонтова при всех, можно сказать, услов­но-поэтических внешних связях, часто отдаленно ассоциатив­ных, есть важное связующее начало внутреннего порядка. Это яхонтовское миропонимание, обдумывание вместе с поэтом определенного круга тем, явлений, которое всегда можно по­чувствовать при всем их разнообразии, контрастности. Мы ощущаем, что у Яхонтова мотив смены времен года приобре­тает философский характер, символизируя перемены, постоян­ное обновление, движение жизни. И в то же время извечное повторение: март, апрель, май... в каждом новом поколении. Иными словами, в преходящем есть и непреходящее. Это — любовь, дружба, эстетическое чувство к родной природе, чув­ство родины, все то, что составляет неувядающие ценности человеческого существования. Этот «третий смысл», возникав­ший в результате монтажа пушкинских стихов, музыки Чай­ковского принадлежал и великому поэту, и великому компози­тору, и Яхонтову.

Творческое согласие поэта, композитора и исполнителя-драматурга создавало необычайную целостность композиции при всей ее удивительно легкой конструкции, текучей, музы­кальной, неназойливой, естественной, как лирическая исповедь о близком и дорогом.

При всем внешнем изяществе, легкости этот жанр необы­чайно труден и не каждый может добиться в нем творческих результатов. Он требует прежде всего большой эрудиции, дли­тельного изучения поэта или поэтов, мотивов их творчества — в развитии, обогащении. Он требует большой исполнитель­ской культуры, тонкого художественного вкуса. Найти точное сочетание поэзии и музыкального оформления — задача не из легких.

И тем не менее музыкально-лирическая композиция тем и мотивов широкого философского содержания получила рас­пространение на литературной эстраде у многих исполните­лей — профессиональных и самодеятельных.

В г. Рыбинске в ДК «Радуга» работает молодежный кол­лектив, выступающий с литературными спектаклями. Их автор и режиссер Н. М. Смакова. Одна из последних ее работ «Капля росы в зеленой ладошке листа» посвящена твор­честву поэта и писателя В. Солоухина и является результатом шестилетнего изучения его поэзии, прозы, традиций, им разви­ваемых,

В основу сюжетной канвы композиции положен известный гоголевский мотив дороги (лирическое отступление из поэмы «Мертвые души»). Он монтажируется с мотивом дороги, по ко­торой едет Солоухин, автор «Владимирских проселков», «Кап­ли росы», из Москвы в родное село Олепино. Своеобразными «дорожными думами» выступает цикл «Страна детства», по­священный чувству родной земли, поэтическим размышлениям о назначении человека. Стихи поэта сочетаются в программе с его прозаическими отрывками. Автор композиции не пытает­ся исчерпать все мотивы творчества писателя. В самом харак­тере монтажа Н М. Смакова стремится передать характер поэтического мышления Солоухина, истоки зарождения основ­ных тем его творчества. В композиции они, как ручейки, вте­кают в русло главной темы — раскрытия природы националь­ного духа русского человека, того, что его питает, заставляет думать о своем предназначении на земле. Отрывки из поэмы Н Гоголя в композиции не чужеродны. Они помогают прочер­тить мысль о преемственности, развитии ряда мотивов русской классической литературы в творчестве современных писателей, в частности Солоухина.

Автор программы средствами литмонтажа воспроизводит особенности самого процесса творческого мышления Солоухи­на, затрагивая интереснейшую проблему психологии творчест­ва, объясняя молодым слушателям, как возникает тот самый чудесный и таинственный миг, о котором Пушкин писал:

Минута — и стихи свободно потекут...

Рассмотрим некоторые фрагменты из композиции. «Поскорее завернитесь вы снова в тулуп и вполне доверь­тесь кучеру, который, наверное, знает свое дело, да еще не­слышному, странно вдруг замедлившему течение времени... воображение ваше начнет оживлять картины пережитого вами — и лица людей, и их глаза, и их слова. Каждая картина принесет свое настроение. Если вы пусты, то именно теперь вы и поймете и увидите со всей беспощадной очевидностью, что вы совершенно пусты, а если душа полна, то и печаль ваша, |навеянная зимней дорогой, останется светлой... И вот в дороге начинают рождаться стихи:

«Журавли, наверное, вы не знаете, Сколько песен сложено про вас,

...Журавли!

Заваленный работою,

Вдалеке от пасмурных полей,

Я живу со странною заботою —

Увидать бы в небе журавлей!» (В. Солоухин)

Картина летящих журавлей пробуждает в душе поэта зов к красоте, дали, где цветут колдовские травы и существует волшебная страна. Она возникает тогда, когда художник по­этическим глазом в обыкновенном видит необыкновенное. Так возникает стихотворение В. Солоухина «Звезда упала», затем «Яблоня», «Боги» и другие стихи, где за покровом обычных явлений открывается авторскому взору глубинное, поэтичес­кое. Обдумывается смысл пребывания человека на земле.

Или, например, эпизод необычайного утра, которое пере­жил поэт в дороге, когда «...белые свежие цветы водяных ли­лий были, как розы в свете горящего утра; красные капли ро­сы падали с наклонившейся ивы в воду, распространяя крас­ные, с черной тенью круги.

Старик рыболов прошел по лугам, и в руке у него красным огнем полыхала крупная, пойманная рыба.

Тогда-то и вспомнилась мне самая дивная из всех волшеб­ных стран — страна моего детства...»

Фрагменты из произведений В. Солоухина «Капля росы» и «Владимирские проселки», стихи, связанные с воспомина­нием о детстве, о пробуждении самосознания — «Обиженная девочка», «Погибшие песни», «По первой тропе» — все это соз­дает один из лучших эпизодов композиции. Его можно назвать «Волшебная страна детства». Он завершается своеобразным философским итогом (монтаж стихотворения «По первой тро­пе» и фрагментов из двух выше названных повестей В. Солоу­хина):

Проходила весна по завьюженным селам,

По земле ручейки вперегонки текли.

Мы пускали по ним, голубым и веселым,

Из отборной сосновой коры корабли.

Ветерок паруса кумачовые трогал,

Были мачты что надо: прочны и прямы,

Мы же были детьми, и большую дорогу

Кораблю расчищали лопаточкой мы...

...И мне снилась тогда,— что ж поделаешь,— дети!

Мой корабль по волнам в океане летит.

Я тогда научился тому, что на свете

Предстоят человеку большие пути.

«Детство есть детство... Впрочем, в той стране не может быть пустяковой тропинки. Все там полно значения и смысла Человек, позабывший, что было там и как было там, человек позабывший даже про то, что это когда-то было,— самый бедный человек на земле. Игрушек нам не покупали в универсальных магазинах, мы их делали или находили сами. И снопы ржи, и колун, и кнут, и верша и сама река — все это были наши игрушки...

Река втекла в мое детство, чтобы стать едва ли не главной в биографии. Ничто не влияет так сильно и так решительно на формирование детской психологии, как река, протекающая поблизости. Река текла, когда ребятишек еще не было на све­те. И она будет течь, когда их снова не будет. Для них река, как само время, как сама земля, как сам воздух. У нее не мо­жет быть пи конца, ни начала... Первый друг, первая игруш­ка, первая сказка — все эго она, река».

В аналогичном ключе строится Н. Смаковой и другая лирико-философская композиция по стихам современных поэтов «Строки любви», Название говорит о теме.

Стихотворение приводится в сокращении.

В работе используется не только ассоциативный, но и диалогический монтаж. Стихи нередко образуют развернутые реплики диалога двух сердец. Исполняют композицию три пары (девушек и юношей) и двое ведущих.

По рабочему экземпляру с пометками режиссера можно судить о замысле.

Композиция формируется на сочетании поэтических моти­вов, каждому из которых соответствует свой эпизод.

Вот выдержки из записей режиссера: «I часть. Пролог

какой любви мы будем говорить, что такое любовь?).

II часть. Встречи — начало любви, это вечная тайна (зна­комство, любовь и дружба, сватовство).

III часть. Замужество — «Уж видно, чем любовь сильнее, тем за нее страшнее нам» (любовь и быт, ссоры, примирения, разлуки, тоска одиночества).

IV часть. Война — испытания любви («Если бы не война — как бы людям легко дышалось! Как бы людям светло люби­лось!»).

V часть. Мать («И кланяюсь всем матерям я в ноги, когда о матери своей пою»).

VI часть. Бессмертие (малыш, городская улица — улица жизни. «Мы будем жить на земле, пока будем любить»).

Таков план композиции. По нему можно понять содержание и структуру вещи. Ясно, что автор и режиссер стремится к философскому осмыслению темы.

Н. Смакова нередко строит лирико-философские композиции на развитии одного, но важного для творчества конкретно­го поэта, мотива. Этот мотив прослеживается в развитии.

Такова ее получасовая композиция по поэзии Н. А. Некра­сова, «Я лиру посвятил народу своему». Название достаточно красноречиво: из него явствует тема литмонтажного произве­дения.

И. М Смакова вдумчивый художник, ее опыт заслуживает всяческого внимания. Он еще раз подтверждает мысль, что творческие удачи в литмонтажных жанрах приходят тогда, когда у их создателей есть глубокие знания литературы, поэ­зии, точное ощущение законов композиции, художественный вкус.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.