Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Вопросы по литературе.docx
Скачиваний:
209
Добавлен:
21.03.2015
Размер:
370.5 Кб
Скачать
  1. Баллада как жанр. Романтическая баллада. Баллады в.Жуковского.

Баллада (от франц. ballade – танцевальная песня) – жанр лиро-эпической поэзии: повествовательная песня или стихотворение относительного небольшого объёма, с динамичным развитием сюжета, основой которого является необычайный случай. Часто в б. присутствует элемент загадочного, фантастического, необъяснимого, недоговорённого, даже трагически неразрешимого. По происхождению б. связаны с преданиями, народными легендами, соединяют черты рассказа и песни. Лиро-эпический жанр – жанр, в котором сочетаются черты эпического и лирического родов литературы: лиро-эпическое произведение – сюжетное произведение, повествование о событиях, поступках и переживаниях героев, написанное в стихотворной форме. Л.-э. ж. – исторически сложившийся тип художественного произведения, для которого характерны отчётливо выраженные мысли и чувства автора-повествователя, вызванные картинами жизни, характерами и поведением действующих лиц. Баллада – малая лиро-эпическая форма. Любимый жанр романтиков – баллады с поэтикой ужасного в основе. Жанр был переведён из периферии в центр. Это лиро-эпический жанр (сюжетность, повышенный лиризм, субъективность, психологические мотивы). Внешние законы бытия: судьба, рок. Двоемерие: противопоставление мира реального и мира мистического (потустороннего). Древний жанр. Часто используются фольклорные сюжеты. Всего Жуковский написал 39 баллад. Основная тема – тема любви, безнадёжная тоска по счастью, грусть, религиозные настроения. У В. Жуковского три типа баллад:

1. «Русские» - «Людмила», «Светлана» (гадание под Крещение, сюжет немецкой баллады Ленора (немецкий фольклор)).

2. «Античные» - «Ахилл», «Кассандра», «Ивиковы журавли» и др. Античная мифология в балладе – нововведение.

3. «Средневековые» - «Поликратов перстень», «Замок Смальгольм», «Иванов вечер».

Характерная черта баллады – разомкнуть время до вечности (подать его как циклическое). События перед лицом вечности и лирического пространства, с другой стороны – конкретная эпоха. Первые баллады Жуковский создал в 1808 году (начало профессиональной деятельности Жуковского-писателя, становится соредактором «Вестника Европы») – переводная «Людмила» и замысел оригинальной «Светланы» (начало «личного» жанра). Баллада появляется в творчестве Жуковского на фоне предшествующих поэтических находок. «Сельское кладбище» и «Вечер» обозначали направление развития русской элегии. В 1806 году лирический репертуар Жуковского включил также комплекс ролевой лирики – с определяющей любовной темой. Таким образом возникает авторский контекст для разработки нового жанра. Если в начале 1800-х фоном элегических текстов являлась моралистическая поэзия, наследующая традиции XVIII века, то теперь фоном баллады стали элегия и любовная лирика. Новый тип лирического повествования (суггестивный, элегический) в конце 1800-х годов перестал быть новаторским, поэтому Жуковский использует его как основу для новой баллады, непохожей на предшествующие жанровые образцы (баллады Карамзина, Муравьёва и др.). Сопоставление шло на контрастной основе: балладный мир противопоставлен лирическому как мир антитез, дисгармонии, этических конфликтов. «Театр страстей» (А. С. Янушкевич). По Янушкевичу, основная черта раннего (1808 - 1814) балладного мира Жуковского – изменившийся характер мироощущения персонажей: «Герои баллад Жуковского – люди с пробудившимся чувством личности. Поэтому неслучайно в центре «маленьких драм» (Шевырев) оказывается столкновение человека с судьбой, своеобразный бунт против судьбы». Конфликт героя с собой и с миропорядком реализовывался в разрушении тривиальных связей внутри балладного мира. Фантастика проникала в «нормальное» бытие; позиция обыденного сознания подверглась отрицанию. Герои баллад отчётливо соотносились с лирическим героем Жуковского. Обращение к балладе означало обращение к иному типу лирического повествования. Эпический потенциал баллады расширял поэтические возможности Жуковского. Но, с другой стороны, баллада может быть в определённом отношении сближена с «ролевой лирикой» (через особенности сюжетного репертуара и персонажной организации). Ранние баллады – преимущественно лирические. Эстетика баллад та же, что и эстетика «Вечера»; в них те же мотивы, то же мировоззрение, тот же стиль, тот же слог, та же семантика, та же мелодия стиха, те же «пейзажи души». Правда, в них есть сюжет, которого нет в лирике, но и в них сюжет самое второстепенное дело, а лирикой являются и они. Весь Жуковский – лирик, и в этом отношении «Эолова арфа» мало чем отличается от «Сельского кладбища». Как чаще всего бывало у Жуковского, новый жанр для него начинается с перевода – с бюргеровой «Lenore», затем – «Светлана» (имя искусственное, его фонетический облик «рифмуется» со святками). Баллада была задумана в том же 1808 году, что и «Людмила», следовательно, русификация баллады Жуковского начинается практически сразу. Баллада движения от общей фольклорно-сказочной окраски в «Людмиле» к смягчённым, но этнографически точным описаниям святочных обрядов в «Светлане». Почти в то же время, в 1809 году, Жуковский пишет и неожиданную по сюжету балладу «Кассандра» - до неё античная тема редко встречается в его поэзии. Сюжет Жуковский заимствует из Шиллера, однако, причины обращения к античному сюжету следует искать не в немецкой литературе, а в русской (интерес к трагедии Озерова «Поликсена» - новаторская – предромантическая – линия русской драмы). Ещё одна «античная» баллада – «Ахилл» - была окрашена в патриотические тона (ср., «Кассандра» прочитывалась в элегическом ключе). Сближение русского и античного сюжетов можно провести по линии поэтического изображения «наивного сознания». В этом отношении Жуковский находится в русле художественных тенденций своего времени. Жуковский воспринимает балладу как жанр, обладающий высоким потенциалом развития. Так, Жуковский использует приём «смягчения» («Светлана»): балладные ужасы оказываются сном. Снятие драматизма можно рассматривать как игру с читательским ожиданием, в которую входит элемент иронии по отношению к жанру и к автору.