Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Античная философия.doc
Скачиваний:
358
Добавлен:
14.02.2015
Размер:
530.94 Кб
Скачать

3) Скептицизм

В конце IV в. до н. э. в греческой философии формируется еще одно философское направление - скептицизм. Оно было меньше распространенно по сравнению с предшествующими (стоицизм, эпикуреизм). Основателем скептицизма был Пиррон из Элиды (ок. 360-270 до н. э.). Наиболее выдающимися представителями этого направления были, кроме Пиррона, Аркесилай, Энесидем, Карнеад.

Главные концепции скептицизма сводились к требованию воздержания от суждений в рассуждениях и к невозмутимости в жизни. Скептицизм возник на основе идей, которые высказывались предшествующими философами о текучести вещей, явлений, о недостаточности оснований для выбора одного из противоречащих друг другу положений. Эти и подобные им идеи развивались в учениях элеатов, софистов и др. Однако считается, что непосредственным источником скептицизма выступала софистика.

а) Пиррон родился в Элиде (Пелпоннес). Он излагал свои идеи в устной форме, поэтому важнейшими источниками его взглядов являются "Пирроновы положения" Секста Эмпирика, в значительной степени основанные на записях ученика Пиррона — Тимона (320—230 до н.э.). Не оставив после себя сочинений, он создал школу. Диоген Лаэртийский называет многих его учеников: уже упоминавшегося Тимона из Флиунта, Энезидема с острова Крит, систематизатора скептицизма Наузифана, учителя Эпикура и др. Школа Пиррона вскоре прекратила свое существование, но скептицизм был усвоен академией.

Вначале Пиррон был живописцем – безвестным и бедным, потом учеником Брисона, затем учеником атомиста Анаксарха из Абдер. Вместе с Анасархом, он принял участие в походе Александра Македонского на Восток. Там он познакомился с гимнософистами, от которых он воспринял идею о суетности всего. Один из гимнософистов по имени Калан добровольно принял смерть через самосожжение, оставаясь бесстрастным среди языков пламени. Этот поступок произвел большое впечатление на Пиррона.

По дошедшим до нас характеристикам современников Пиррона, он был человеком тяжеловесным и упрямым, нелюдимым и необщительным. Он легко переносил неудобства, любил все дикое и сумрачное и отказывался повиноваться законам. Он часто жил в уединении, уходя без предупреждения и «бродил с кем попало» (Антигон), редко показываясь даже родным.

Держался он всегда ровно, и когда от него отходили, недослушав, он продолжал говорить для себя одного. Когда однажды Анаксарх попал в болото, Пиррон прошел мимо, не подав руки. Многие его осуждали за этот поступок, но Анаксарх восхвалял - за безразличие и безлюбие. В другой раз его застигли, когда он разговаривал сам с собой, и спросили, в чем дело, он ответил: "Учусь быть добрым".

Несмотря на все это Пиррон снискал любовь и уважение сограждан и был избран верховным жрецом. Образом жизни Пиррона восхищался Эпикур, а Тимон называл Пиррона "подобным богам".

Воздерживаясь от суждений в философии, как говорил Энесидем, в частных случаях он не был неосмотрителен и прожил до девяноста лет (Гарин И. И. Пророки и поэты. Т. 7. - М.: ТЕРРА, 1995. - 688 с).

Пиррон был первым мыслителем, который провозгласил принцип "воздержания от суждений" (эпохэ) в качестве основного метода философии, философствования. Предметом философии в скептицизме становятся вопросы этические. Проблемы прежней философии, связанные с натурфилософией, космологией и прочим, отходят на второй план. Философы больше ставят вопросы о том, как жить в этом неустойчивом мире, чем о том, как он произошел. Философ считает, что философия должна помогать в жизни бороться с опасностями, освобождать человека от всяких волнений, помогать преодолевать трудности. В этом смысле философ становится не теоретиком, а мудрецом, способным давать мудрые ответы на любые жизненные вопросы.

По Пиррону, философ - это человек, стремящийся к счастью, которое состоит в невозмутимости и отсутствии страданий (достижение атараксии). Для того чтобы достичь этого состояния, необходимо ответить на ряд вопросов. Первый: "Из чего состоят вещи?" На него невозможно ответить потому что ничто не есть в большей степени одно, чем другое. Существование всего различного и разнообразного обусловливается произвольными чело­веческими обычаями и установлениями. Таким образом вещи недоступны нашему познанию. Из этого положения вытекает и ответ на другой вопрос: "Как мы должны относиться к этим вещам?" На основе предыдущего ответа единственным достойным отношением к вещам считалось "воздержание от каких-либо суждений". Воздержание от суждений не означает, однако, отрицания существа их истины или правоты. Но для Пиррона это не означает, что не существует ничего достоверного. Он полагает, что чувственные впечатления конкретного человека не могут вызывать сомнения. Если человек считает, что то-то и то-то кажется ему горьким или сладким, то так оно и есть, но из этого нельзя делать вывода, что это существует в действительности. Отсюда и возникает невозмутимость человека, в которой состоит его высшее счастье. По мнению Пиррона, "в силу примесей на­ши чувства не воспринимают точной сущности внеш­них предметов. Но не воспринимает их также и разум, главным образом потому, что ошибаются его руководи­тели — чувства; кроме того, может быть, и сам он про­изводит какую-нибудь присущую ему примесь к тому, что ему сообщают чувства". Согласно Пирону, «мудрость и знание не являются делом человеческим, и искать их на­до только у богов».

Третий вопрос: "Какую пользу мы получим из такого отношения к вещам?" Ответ Пиррона вытекает из предыдущих положений и направлен на этические последствия этой проблематики. По мнению Пиррона, о вещах нельзя сказать ничего определенного: ни того, что они прекрасны, ни того, что они безобразны, ни того и другого вместе. О каждой вещи можно высказать любое утверждение, даже противоречивое. Пиррон потому и отрицал бытие и принципы бытия, что все представляется видимостью. Как писал Тимон: "Тотально господствует видимость". Эта видимость последующими скептиками была названа "феноменом" , т.е. являемостью того, что находится за ее пределами ("вещи в себе").

Таким образом, если мы воздержимся от всяких суждений о вещах, то мы достигнем устойчивого и невозмутимого покоя. Именно в этом скептики и видят высшую ступень возможного блаженства.

б) Аркесилай (315-240 до н.э.), руководитель Академии. который ввел в нее скептицизм. Он был младшим ровесником Тимона и учеником перипатетика Теофраста. Академия и Ликей боролись за талантливого философа друг с другом. Академия перетянула его на свою сторону, но затем Аркесилай перетянул Академию на сторону Пиррона. Он представлял иной тип личности, чем уважаемый Пиррон и саркастический Тимон; он был типом скептика — светского человека, и в силу этого изящество должно было быть доминирующей чертой его мышления. Аркесилай был человеком, который умел устроить свою жизнь, был любителем прекрасного, искусства и поэзии, был известен независимым и рыцарским характером.

Проповедовал воздержание от суждения (эпохе): только вероятное находится в пределах достижимого, и его достаточно для жизни.

в) Карнеад был руководителем Академии примерно на сто лет позже Аркесилая (214—129 гг. до н. э.). После Пиррона он больше всех сделал для развития скептицизма. Многие из наиболее сильных скептических аргументов восходят к нему, и, в частности, критика религиозного догматизма. Он представлял собой еще один тип личности: этот скептик был занят борьбой с догматизмом и, в соответствии с античными обычаями, не имел времени на то, чтобы стричь бороду и ногти. Карнеад, подобно Пиррону и Аркесилаю, не писал. Но как Пиррон имел Тимона, Аркесилай — Лакида, так и он имел своего Клейтомаха, который писал за него. Карнеад обладал незаурядными способностями к диалектике и риторике.

Что касается критерия истины, то, возражая сразу всем, он говорил, что абсолютного критерия вообще нет: ни в мышлении, ни в ощущении, ни в представлении, ни в чем-либо еще: все вещи обманывают. Исчезает сама возможность найти какую бы то ни было истину, но не исчезает необходимость действовать. Отсюда известная доктрина "возможного".

1) Представление относительно объекта, есть или истинно, или ложно; относительно же субъекта, - кажется истинным или ложным. Поскольку объективная истина скрывается от человека, ничего не остается как довольствоваться "похожим на истинное", т.е. "pithanon", вероятным.

2) Поскольку представления всегда между собой связаны, то большей степенью вероятности обладают те из них, которые связаны непротиворечивым образом.

3) Наконец, еще большим уровнем вероятности обладает представление непротиворечивое и апробированное во всех своих частях.

Такая доктрина получила название "карнеадовского пробабилизма". Это дорога посредине между скептицизмом и догматизмом. Опрокидывая догматизм стоиков, Карнеад показал, что, как и все люди, стоик может и должен принять регулятивный принцип поведения вероятного, хотя и не объективный, но единственно осознанный.

г) Энесидем (I век до н.э.)

К сожалению, ни о жизни Энесидема, ни даже о его основных хронологических данных ничего твердого и определенного до нас не дошло.

Выдвигают сомнение в качестве принципа мышления, особенно сомнение в надежности истины.

Энесидем указывает 10 принципов скептицизма: первые шесть - это различие живых существ, людей, органов чувств, состояний индивида, положений, расстояний, мест, явлений по их связям; последнии четыре принципа - это смешанное бытие воспринимаего объекта с другими объектами, относительность вообще, зависимость от количества восприятий, зависимость от уровня образования, нравов, законов, философских и религиозных взглядов.

Доводы против правильности как чувственных восприятии, так и "познаний мысли", т. е. доводы, объясняющие, почему нужно удерживаться от суждений скептики объединили в десять тезисов-тропов. Вероятно, их автором является Энесидем. В первом из этих тезисов подвергаются сомнению положения о действительности различия физиологической структуры видов животных, в частности их чувственных органов. Во втором подчеркиваются индивидуальные различия людей с точки зрения физиологии и психики. В третьем говорится о различии чувственных органов, в которых одни и те же вещи вызывают разные ощущения (например, вино зрению представляется красным, вкусу-терпким и т. д.). Четвертый обращает внимание на факт, что на познание влияют различные состояния (телесные и душевные) воспринимающего субъекта (болезнь, здоровье, сон, бодрствование, радость, грусть и т. д.). Пятый тезис отражает влияние расстояния, положений и пространственных отношений на восприятие (то, что издалека кажется малым, вблизи оказывается большим). В шестом говорится, что ни одно восприятие не относится изолированно к нашим чувствам без примеси других факторов. Следующий (седьмой) троп указывает на различные воздействия разного количества одного и того же вещества или материи (что в малом количестве полезно, а в большом может быть вредно). Восьмой опирается на тот факт, что определение взаимоотношений между вещами является релятивным (например, что является относительно одной вещи "вправо", может быть по отношению к другой "влево"). Девятый троп отражает тот факт, что "привычные и непривычные вещи" вызывают различные чувства (яапример, затмение солнца как необычное явление, закат солнца- как привычное). Десятый троп поддерживает убеждение в том, что ничего нельзя утверждать позитивно - ни существование различных прав, ни привычек, ни воззрений, ни проявлений веры и т. д.

Однако изложенный способ рассуждений и отношения к жизни не означает, что философ должен быть бездеятельным, нет, он должен жить так же, как и другие люди в данной стране. Но он не должен считать образ жизни данной страны истинным.

Исходя из принципа "ничего не утверждать", подкрепленного тропами, скептики отвергали любые попытки познания причин и отбрасывали любые доказательства. В отличие от эпикурейской и стоической философии, в которых достижение счастья необходимо предполагало познание явлений и законов природы то есть познание вещей, философия скептицизма в прямом смысле слова отказывается от этого познания. Поэтому "цель свою скептики полагали в опровержении догматов всех школ, но сами... они ничего не определяли, не определяли и того, что они делали", отвергая в конце концов, как свидетельствует Диоген Лаэртский, и само утверждение "ничего не утверждать". Принятие этого утверждения в качестве принципа философии также значило бы "нечто утверждать". Гегель в "Истории философии" оценивает эту позицию как завершение субъективизации всего познания.

Хотя скептицизм во многом критически постигает реальную проблематику сложности развития познания, его основной чертой были, однако, безнадежность и отказ, ведущие к агностицизму.

Скептицизм как философское направление внес большой вклад в развитие философской мысли. В этом отношении античный скептицизм имел преимущество перед последующим скептицизмом, так как носил более глубокий характер. По словам Гегеля, античные скептики искали истину, и их философия была направлена против рассудочного мышления. Гегель также подчеркивал, что утверждение скептицизма о кажимости всего сущего не является субъективным идеализмом, так как оно, указывая на противоречия в одном и том же предмете, подчеркивает объективность его, а это - характерный момент самой философии.

Выводы:

Скептики считали, что

* Искусство жить – единственно ценное для человека знание, но ему нельзя научиться.

* Знание не приносит видимой пользы для счастья людей, поэтому самое целесообразное - это возможно большее ограничение знания и его роли в жизни (в отличие от стоиков и эпикурейцев).

* Ни чувствами, ни разумом невозможно определить сущность вещей, поэтому знание – это принадлежность не людей, а богов.

* Все вещи одинаковы, неразличимы и непостоянны

* К вещам нельзя питать ни малейшего доверия, но нужно жить без мнений, ни склоняясь к чему-то, ни отвращаясь ни от чего, ибо любая вещь "есть не больше, чем не есть", или "есть и не есть", или "не есть, но и не не есть"

* Поэтому нужно воздерживаться от суждений в рассуждениях, быть невозмутимым в жизни. Уместны лишь апатия и непоколебимость.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.