Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Особая трудность правки раздела.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
10.07.2019
Размер:
1.04 Mб
Скачать

Особая трудность правки раздела «Причины аварии» состоит в том, что у научно-технического сообщества энергетиков ядерщиков нет консенсуса по данному вопросу (даже когда дело касается признания реальности тех или иных фактов). Предшествующее обсуждение предыдущих разделов статьи наглядно это показало. [1].

1) Отсутствие такого консенсуса при описании реальных событий, произошедших при жизни еще нынешнего поколения, является весьма необычным феноменом. Невозможно делать вид, что этого нет, и об этом должно быть сообщено в самом начале раздела «Причины аварии», прежде чем обрушивать на голову читателя поток всяких сведений и технических подробностей, несущий в себе этот разброд мнений. В версии статьи от 28 июня 2009, 15:19 (до этого практически стабильно просуществовавшей более 2-х лет) раздел начинался с такой фразы: «Существует по крайней мере два различных подхода к объяснению причины чернобыльской аварии, которые можно назвать официальными, а также несколько альтернативных версий разной степени достоверности» . Необходимо вернуть эту фразу на место.

2) Попытка затушевать отсутствие консенсуса привела к сильному раздутию текста за счет излишних технических подробностей и всевозможных малозначащих сведений (только затемняющих суть вопроса). С этой же, видимо, целью изменена структура преамбулы раздела (перемешан порядок следования абзацев). При этом не обошлось без существенных отклонений от принципа нейтральности. Считаю необходимым вернуть преамбулу к состоянию близкому к версии 28 июня 2009 г. Все необходимые технические подробности о причинах аварии изложены дальше в подразделах 3.1, 3.2 и 3.3, в преамбуле следует лишь зафиксировать наличие двух точек зрения на аварию, что проявляется практически во всех текстах разделов 2. и 3. Конкретные предложения по каждому из абзацев (параграфов) даны ниже.

2.1) Абзац 1-й (до слов « В 1993 году INSAG…») можно оставить практически без изменения, лишь заменив в нем слова, характеризующие Легасова (слова который не был реакторщиком заменить на директор ИАЭ им. И.В.Курчатова).

2.2) Абзац 2-й сделать 4-ым, вернув на место два абзаца (2-й и 3-й по версии 28.06.2009) и внести в него следующие правки.

1) Закончить первую фразу словами и уделивший большее внимание серьёзным проблемам в конструкции реактора.

2) Весь дальнейший текст кроме последней фразы заменить на Он основан, главным образом, на данных Госатомнадзора СССР и на докладе «рабочей группы экспертов СССР» (эти два доклада включены в качестве приложений), а также на новых данных, полученных в результате моделирования аварии. В этом отчёте многие выводы, сделанные в 1986 году, были признаны неверными.

3)Закончить этот абзац фразой: Согласно отчёту наиболее вероятной причиной аварии являлись ошибки проекта и конструкции реактора, эти конструктивные особенности оказали основное влияние на ход аварии и её последствия [ссылка]

2.3) Вставить после 1-го абзаца два абзаца (из версии 28.06.2009), конкретизирующие заявленные претензии к эксплуатации и поясняющее причину появления второго доклада INSAG.

Грубые нарушения правил эксплуатации АЭС, совершённые персоналом ЧАЭС, согласно этой точке зрения, заключаются в следующем:

– проведение эксперимента «любой ценой», несмотря на изменение состояния реактора;

– вывод из работы исправных технологических защит, которые просто остановили бы реактор ещё до того как он попал бы в опасный режим;

– замалчивание масштаба аварии в первые дни руководством ЧАЭС. [ссылка]

Однако в 1991 году комиссия Госатомнадзора СССР заново рассмотрела этот вопрос[ссылка] и пришла к заключению, что «начавшаяся из-за действий оперативного персонала Чернобыльская авария приобрела неадекватные им катастрофические масштабы вследствие неудовлетворительной конструкции реактора». Кроме того, комиссия проанализировала действовавшие на момент аварии нормативные документы и не подтвердила некоторые из ранее выдвигавшихся в адрес персонала станции обвинений.

2.4) Опустить три абзаца (3-й, 4-й и 5-й в текущей версии), изложив их содержание позже и в более компактной форме. Абзац 6-ой сделать 5-ым, изменив его редакцию на следующую:

Основными факторами, внесшими вклад в возникновение аварии, INSAG-7 считает следующее [ссылка]:

– реактор не соответствовал нормам безопасности и имел опасные конструктивные особенности;

– низкое качество регламента эксплуатации в части обеспечения безопасности;

– неэффективность режима регулирования и надзора за безопасностью в ядерной энергетике, общая недостаточность культуры безопасности в ядерных вопросах как на национальном, так и на местном уровне;

– отсутствовал эффективный обмен информацией по безопасности как между операторами, так и между операторами и проектировщиками, персонал не обладал достаточным пониманием особенностей станции, влияющих на безопасность;

– персонал допустил ряд ошибок и нарушил существующие инструкции и программу испытаний;

2.5) Абзац 7-ой вместе с удаленными выше абзацами 3, 4, 5 возможно были бы очень хорош как фрагмент wiki-статьи об INSAG-7, но никак не о причинах чернобыльской аварии. Никаких дополнительных конкретных сведений о причинах аварии в интерпретации INSAG-7 в этих абзацах, кроме тех, что изложены выше, не содержится. Единственное, чего там не хватает, это прямого ответа на вопрос, что же явилось исходным событием аварии. Такой ответ есть в INSAG-7, но только в приложении I, а в выводах и в заключении INSAG-7 проявляет по этому вопросу удивительную политкорректность. Абзацы, о которых идет речь, пытаются представить эту политкорректность, как основное содержание доклада INSAG-7, в то время, как она лишь форма, но никак не содержание. Вот это обстоятельство (политкорректность INSAG в изложении материала) и следует отметить в 6-м абзаце предлагаемом ниже вместо удаляемых. Их остальное содержимое в значительно более конкретном и компактном виде уже представлено ранее или будет изложено далее подразделах 3.1, 3.2, 3.3.

2.6) В абзаце 7-ом предлагается оставить только одну последнюю фразу, остальное удалить. Абзац 6-ой предлагается дать в следующей редакции.

В целом INSAG-7 достаточно осторожно сформулировал свои выводы о причинах аварии.

– Так, например, при оценке различных сценариев [ссылка] говорится, что «в большинстве аналитических исследований тяжесть аварии связывается с недостатками конструкции стержней СУЗ в сочетании с физическими проектными характеристиками, сделавшими возможным непреднамеренное возникновение больших положительных значений парового коэффициента.» И в то же время задается риторический вопрос: «имеет ли в действительности значение то, какой именно недостаток явился реальной причиной, если любой из них мог потенциально явиться определяющим фактором? »

– При изложении взглядов на конструкцию реактора [ссылка] INSAG отмечает: «Как сейчас представляется, наиболее вероятным окончательным вызвавшим аварию событием явился ввод стержней СУЗ в критический момент испытаний, который усугубил до разрушительного уровня уже существующие ввиду положительного мощностного коэффициента условия. В этом случае авария явилась бы результатом применения сомнительных регламентов и процедур, которые привели к проявлению и сочетанию двух серьезных проектных дефектов конструкции стержней и положительной обратной связи по реактивности.» И далее говорится: «вряд ли фактически имеет значение то, явился ли положительный выбег реактивности при аварийном останове последним событием, вызвавшим разрушение реактора. Важно лишь то, что такой недостаток существовал и он мог явиться причиной аварии.»

– INSAG вообще предпочитает говорить не о причинах, а о факторах, способствовавших развитию аварии. Так, например, в выводах [ссылка] так формулируется причина аварии. «Достоверно не известно, с чего начался скачок мощности, приведший к разрушению реактора Чернобыльской АЭС. Определенная положительная реактивность, повидимому, была внесена в результате роста паросодержания при падении расхода теплоносителя. Внесение дополнительной положительной реактивности в результате погружения полностью выведенных стержней СУЗ в ходе испытаний явилось, вероятно, решающим приведшим к аварии фактором»

– В то же время в INSAG-7 в приложении I [ссылка] без каких-либо коментариев однозначно говорится следующее. «Таким образом, как следует из изложенного, исходным событием аварии явилось нажатие кнопки АЗ-5 в условиях, которые сложились в реакторе РБМК-1000 при низкой его мощности и извлечении из реактора стержней РР сверх допустимого их количества.»

Если возражений не будет, внесу предложенную правку в статью. -- Vick.dmitriew 20:39, 29 октября 2010 (UTC)

Я пока не прочитал полностью все предложения, сделаю это попозже. Хочу только сказать, что по вопросу о консенсусе нужно сформулировать очень аккуратно. Полагаю, можно утверждать, что в вопросе о технических причинах аварии существует консенсус. Разногласия существуют лишь в вопросе об относительном весе различных причин и о том, почему эти причины не были устранены до аварии. То есть по вопросу о том, кто виноват, а не что случилось. Различные сценарии развития событий лишь выдвигают на передний план разные факты, а другие превращают в "прочие нарушения, выявленные в ходе расследования". --SergV 06:12, 1 ноября 2010 (UTC)

По-моему аккуратней уже некуда. А насчет наличия консенсуса, и к чему относить разногласия Вы неправы. Какой сценарий развития событий аварии наиболее вероятен, какой менее вероятен, или совсем невероятен, это не вопрос чьей-либо вины, а чисто технический вопрос, и консенсуса по нему нет. Консенсус (и то не полный) есть только по одному вопросу: разгонный механизм аварии, созданный положительным мощностным коэффициентом реактивности. Нет консенсуса по главному вопросу для любой аварии – что явилось её исходным событием? Более того, нет консенсуса по фактической стороне дела, что именно зарегистрировано приборами, и какова была последовательность реальных событий. -- Vick.dmitriew 08:37, 2 ноября 2010 (UTC)

Возражений не появилось, поэтому правку общей части раздела «Причины аварии» вношу в статью, снабдив её соответствующими ссылками, и перехожу к обсуждению дальнейших правок.

Я удалил последний пункт в изложении взглядов ИНСАГ - приложение I к ним отношения не имеет. --SergV 14:43, 6 ноября 2010 (UTC)

[править]

Недостатки реактора

Обсуждаемый раздел «Причины аварии» имеет ясную структуру, пожалуй, единственно возможную в той ситуации, в которой находится научно-техническое сообщество при объяснении технических причин чернобыльской аварии.

Сначала дается общая часть (преамбула), излагающая официальную точку зрения на причины аварии и фиксирующая эту ситуацию двойственности, в объяснении одних и тех же фактов. Далее следуют два подраздела соответственно тому, что считать главной причиной аварии: особенности конструкции реактора или неправильные действия эксплуатационного персонала. И вполне логично отдельным разделом выделяется особая роль оперативного запаса реактивности в произошедшей аварии. Весь вопрос в том, чем наполнены все эти разделы.

Казалось бы, в разделе «Недостатки реактора» следовало указать те особенности реактора, которые имеют непосредственное отношение к этой аварии, и могут считаться её причиной. Таких особенностей две «Положительный паровой коэффициент реактивности» и ошибочная конструкция стержней СУЗ, которая может при определенных условиях превратить аварийную защиту реактора в свою противоположность, так называемый «концевой эффект». Каждой из этих двух особенностей посвящен свой подраздел 3.1.1 и 3.1.2, в котором нужно сказать, что это такое и какую опасность в себе несет. Изложение должно быть компактным и удобочитаемым, за подробностями, если они кого-то заинтересуют, следует отправлять по ссылкам на соответствующие wiki-статьи или внешние источники.

В версии статьи от 28 июня 2009г был заложен именно такой принцип представления информации. Однако, затем всё было изменено, и обычному рядовому читателю невозможно понять о чем идет речь в текущей версии . Трудно отделаться от впечатления, что это и было целью внесенных изменений: в потоке многочисленных технических подробностей и всевозможных сведений, большей частью не относящихся к делу, утопить основную мысль и смысл сообщаемой в тексте информации. Предлагаю вернуться к исходному принципу написания раздела «Недостатки реактора».

1) Сократить до минимума общую часть (преамбулу) оставив только главное. Если считается, что подробное перечисление всех недостатков и их устранения необходимо в википедии, то перенести всё это в статью РБМК-1000. Предлагается следующая редакция преамбулы:

Реактор РБМК-1000 обладал рядом конструктивных недостатков, и по состоянию на апрель 1986 г. имел десятки нарушений и отступлений от действующих правил ядерной безопасности [ссылка]. Два из этих недостатков имели непосредственное отношение к причинам аварии. Это положительная обратная связь между мощностью и реактивностью, возникавшая при некоторых режимах эксплуатации реактора, и наличие так называемого концевого эффекта проявлявшегося при определенных условиях эксплуатации. Эти недостатки не были должным образом отражены в проектной и эксплуатационной документации, что во многом способствовало ошибочным действиям эксплуатационного персонала, и созданию условий для аварии.

2) Убрать из подраздела «Положительный паровой коэффициент реактивности» весь текст, касающийся описания расчетных исследований, проводившихся в рамках проектирования реактора, а также послеаварийного анализа, методик и программ по которым эти исследования проводились. Вместо этого кратко изложить сущность предмета обозначенного в названии подраздела и объяснить в чем опасность положительного парового коэффициента. Предлагается вернуться к тексту, который был в версии от 15:19, 28.06.2009 с незначительными поправками (не меняющими сути).

3) Точно такое же, как и предыдущее, замечание по подразделу «Концевой эффект». Очень правильно, что в википедии есть статья с таким названием, и это очень облегчает написание данного подраздела, но очень неправильно само его название делать ссылкой на эту статью. Сведения о проводившихся исследованиях (после аварии) следует здесь оставить только в связи с последней фразой об исходном событии аварии как её разъяснение. Предлагается следующая редакция подраздела, где с первых же слов объявляется, что концевой эффект является ошибкой проекта (из статьи, на которую ссылка, это ясно видно, если нужно, то можно сделать это там еще ясней):

Существование концевого эффекта в реакторе РБМК это ошибка проекта и следствие неудачной конструкции стержней СУЗ. Суть эффекта в том, что при определенных условиях в первые несколько секунд погружения стержня в активную зону может вноситься в реактор положительная реактивность вместо отрицательной. Конструктивно стержень состоит из двух секций: поглотитель (карбид бора) длиной на полную высоту активной зоны и вытеснитель (графит), вытесняющий воду из канала СУЗ при полностью извлеченном поглотителе. Эффект стал возможен только из-за того, что вытеснитель оказался на 1,5 метра короче, чем высота активной зоны, и под стержнем, находящемся в крайнем верхнем положении, в канале СУЗ остаётся столб воды. Его замещение графитом при движении стержня и есть источник положительной реактивности. Для проявления концевого эффекта в полном объёме (внесение достаточно большой положительной реактивности, порядка 1β) необходимо довольно редкое сочетание исходных условий [ссылка].

Такие условия, как показали независимые исследования зарегистрированных данных по чернобыльской аварии, выполненные в различных организациях, в разное время и с использованием разных математических моделей, существовали к моменту нажатия кнопки АЗ-5 в 1:23:39. Таким образом, срабатывание аварийной защиты АЗ-5 могло быть, за счет концевого эффекта, исходным событием аварии на ЧАЭС 26 апреля 1986 года. [ссылка] -- Vick.dmitriew 11:37, 6 ноября 2010 (UTC)

1) Напрасно вы думаете, что нудное перечисление недостатков было вставлено чтобы отвлечь внимание от главных. Это сделал Npatch несмотря на сопротивление некоторых других участников ;). Лично я полагаю, что никуда его переносить не надо, а надо просто выкинуть. 3) Про концевой эффект по-моему и так написано кратко и по делу. Думаю, нужно добавить вначале объяснение того, что такое концевой эффект, не ограничиваясь просто ссылкой, но без подробностей. Предложенное вами объяснение без чтения профильной статьи всё равно не даст читателю представления, чем вызван концевой эффект. Описание исследований до и после нужно оставить. Это имеет непосредственное отношение к вопросу, почему концевой эффект не был устранен до аварии и, значит, к причинам самой аварии. Лишний раз подчёркивать, что это ошибка проекта нет необходимости. Раздел и так называется недостатки реактора. Независимые исследователи в разных организация пришли к разным выводам о том, являлся ли концевой эффект исходным событием, поэтому так однозначно формулировать нельзя. В общем, я бы только добавил в начало раздела второе предложение из того, что вы написали выше. --SergV 14:29, 6 ноября 2010 (UTC)

«Написано кратко и по делу» говорите, и ошибку «лишний раз подчеркивать нет необходимости». Ну что ж, давайте тогда разберемся в этом тексте подробнее.

1) Первая его фраза об обнаружении эффекта – истинная правда, а вот вторая, извиняюсь за грубость, полное враньё. Физ. пуск это никакое не исследование, а одна из многих технологических процедур, обязательно выполняемых на каждом блоке при его вводе в эксплуатацию. В процессе этого делаются различные измерения нейтронно-физических характеристик реактора, и одна из них это дифференциальная эффективность стержней СУЗ (график зависимости введенной отрицательной реактивности от глубины погружения стержня или группы стержней). Во время этого был обнаружен и зафиксирован чисто протокольно (т.е. без какого-либо осмысления и анализа) эффект введения положительной, вместо отрицательной, реактивности. Ввиду случайности этого явления (то оно есть, то его нет) никто не придал ему особого значения. Никто не фиксировал, какое положение в это время занимали остальные стержни, каковы были нейтронные поля, и с чем именно обнаруженное явление коррелирует. Назвать это исследованием невозможно даже с очень большой натяжкой.

2) Третья фраза, как и весь второй абзац, в котором она находится, полностью бессмысленна, всё там верно кроме самого главного. Никаких исследований «концевого эффекта» до чернобыльской аварии никто нигде не проводил и это загадочное явление в упор не замечал (само его название придумано много позже, по-моему, спустя лет 15 после аварии). Хотя его редкие проявления (в слабой форме) в практике эксплуатации встречались. Единственное упоминание о нем (ставшее достаточно широко известным много позже) это физпуск 1-го блока Игналинской АЭС в 1984 г.

3) Третий абзац вводит читателя в заблуждение. Каждая из его двух фраз по отдельности верна, а в целом - полная «липа». Действительно положительная реактивность, вместо отрицательной, вводится тогда, когда поле сильно перекошено вниз, но ему не обязательно быть перекошенным заранее. Это может происходить и в процессе (т.е. в результате) перемещения стержня. Именно это показали послеаварийные исследования, о которых идет речь.

4) Четвертый абзац, состоящий из четырех фраз не могу рассматривать иначе кроме как произведение специфического искусства. Первая фраза на самом деле не несёт никакой информации, а (опять извиняюсь за грубость) простое надувание щек и игра словами. Что за «более тщательное изучение», если не было никакого менее тщательного, и все дальнейшие слова о «факторах влияющих на возможность…» и их «недооценка», это такой же пустой звук. Вторая фраза верна, но не находите ли, что разъяснение таких тонкостей реакторной физики, как М-образность поля не очень здесь уместно, а вот в профильной статье это было бы в самый раз. Верна сама по себе и четвертая фраза, но в данном контексте (вместе с третьей) она производит куда более гнусное впечатление, чем моё упоминание об ошибке конструкции реактора. Третья фраза это прекрасный образец демагогии (не побоюсь этого слова). Всё так и не так одновременно, как хочешь, так и понимай. Что такое «только концевой эффект», если есть эффект обезвоживания 4-5 β, вот если бы был 0β, тогда было бы понятно.

5) «Концевой эффект» это ошибка проекта, независимо от того, что являлось исходным событием аварии (и даже если бы этой аварии не было вообще). Не должна аварийная защита реактора, ни при каких обстоятельствах, вводить вместо отрицательной, положительную реактивность. Это противоречит основным принципам обеспечения ядерной безопасности. -- Vick.dmitriew 21:57, 6 ноября 2010 (UTC)

Вы не правы. Исследования, конечно же, проводили. Насколько качественные не могу сказать, но то, что они были - несомненно. Об этом говорит, хотя бы письмо, разосланное по АЭС. ИНСАГ говорит, что было известно, при каких условиях КЭ может представлять опасность, но считалось, что такие условия не могут сложиться на АЭС. Наконец, из протокола физпуска 4-го блока ясно видно, что эффект не являлся неожиданностью и уже было готово решение. И повторюсь - история обнаружения и исследования важна, не надо её удалять. --SergV 18:38, 7 ноября 2010 (UTC)

К сожалению прав я, а не Вы. Никакие доаварийные исследования эффекта PS (как его назвал в своей последней книге Главный конструктор) не проводились. Я это знаю доподлинно, так как лично участвовал в послеаварийных «разборках». С физпуском на Игналине не знаком, но справку, разосланную Гл. конструктором на все АЭС и отчет по физпуску 4ЧАЭС читал и хорошо помню. Повторю еще раз, ни о каких проведенных или проводимых исследованиях, как и о необходимости проведения их в будущем в этих документах речь не идет. Это были голые констатации фактов.

Теперь о Ваших аргументах. Извините, что так длинно, короче объяснить не смогу.

1) «ИНСАГ говорит, что…». Но Вы сами потребовали от меня четко различать, что говорит ИНСАГ сама от себя, а что в приложении к основному тексту. Так вот, собственно ИНСАГ [стр.16-17] о доаварийных исследованиях эффекта PS не говорит абсолютно ничего, а пересказывает (со ссылкой) то, что написано в докладе ГПАН. А там написано следующее:

На чрезвычайную опасность выявленного эффекта обратила внимание организация Научного руководителя. В частности было отмечено, что « при снижении мощности реактора до 50% (например, при отключении одной турбины) запас реактивности уменьшается за счет отравления и возникают перекосы высотного поля до Kz <= 1,9. Срабатывание A3 в этом случае может привести к выделению положительной реактивности. Видимо, более тщательный анализ позволит выявить и другие опасные ситуации».

Поскольку никаких следов более тщательного анализа мы так и не увидели, то все эти слова означают лишь одно. Научный руководитель, как и Главный конструктор, увидел некое непотребство в результатах физпусков на ЧАЭС и ИАЭС, и они оба, каждый по своему, прокукурекали на всякий случай (не называя прямо чего же они опасаются), а там дальше хоть трава не расти. Вот и все предаварийные исследования.

2) Что же на самом деле «из протокола физпуска 4-го блока ясно видно»? А видно только одно: реальная жизнь (практика эксплуатации) идет сама по себе, а её представление (в научно-технических кругах и в официальной документации) существует само по себе. Из протокола никак не видно, чтобы «готовое решение» как-то увязывалось с обнаруженным «эффектом», а не просто с опытом 3-го блока. Более того, нет в нем никакого указания на то, что обнаруженный эффект это что-то известное, более или менее (как Вы считаете) исследованное и вообще важное.

Официально никакого такого «концевого эффекта», как бы, не существовало, и когда с ним изредка сталкивались в реальной жизни, это воспринималось как некий необъяснимый артефакт (то ли сбой в системе контроля и управления, то ли еще что-то непонятное). Такие артефакты просто игнорировались, что вполне возможно и естественно, но только когда дело касается стержней АЗ и РР,а для стержней АР, управляющих мощностью реактора, всё обстоит иначе, здесь необходимо было что-то делать, и это в реальной жизни делали (без фанфар и кукареканий, и тем более без каких-либо подкрепляющих эти действия исследований).

Если проследить, насколько это возможно, историю стержней АР, то мы увидим следующее. В рабочем проекте реактора РБМК-1000 стержни АР имели графитовые вытеснители, эти вытеснители, судя по всему, и были на 1-ом блоке ЛАЭС во время аварии 1975 г., и видимо, именно они обеспечили ту картину, которую наблюдал В.И.Борец[1]. Очевидно, тогда и встал вопрос, что делать со стержнями АР, и видимо на 2-ом и 3-ем блоках ЛАЭС это уже было проделано (отъединение вытеснителей, о котором Вы прочитали в справке по физпуску 4ЧАЭС). Во всяком случае, в своей первой книге, выпущенной 1980 г. Гл. конструктор пишет, что стержни АР не имеют вытеснителей. Но, увы, на 3-ем блоке ЧАЭС, введенном в эксплуатацию вслед за этим в 1981 г., эти вытеснители были. Когда их там отъединили и вывели за пределы активной зоны, что это было за техническое решение и как оно было оформлено, этого, мы, видимо, никогда не узнаем. Но в официальных проектных документах по реактору РБМК-1000 все эти изменения (туда и обратно) никакого отражения не нашли. В своей второй книге выпущенной в 2006 г., описывая конструкцию стержней СУЗ, Гл. конструктор пишет, что стержни АР имеют вытеснители, и ни слова о том, что за прошедшие 30 лет их конструкция как-то, кем-то менялась.

На четвертом блоке опять вытеснители есть, и их опять предлагается отъединить, ссылаясь при этом вовсе не на какие-то мифические исследования, а просто на опыт третьего блока. Что-то, это совсем не та картина предаварийной ситуации исследований, какая Вам видится.

3) Что касается упоминания об обнаружении эффекта, то я согласен, сказать об этом надо, но только не в начале, а в конце раздела.

4) Ваше замечание по моей редакции «концевого эффекта» о необходимости вставить кое-какую информацию из профильной статьи, предлагаю учесть следующей вставкой между первым и вторым абзацем.

При погружении стержня в активную зону вода вытесняется в её нижней части, но одновременно в верхней части происходит замещение графита (вытеснителя) карбидом бора (поглотителем), а это вносит отрицательную реактивность. Что перевесит, и какого знака будет суммарная реактивность, зависит от формы нейтронного поля и его устойчивости (при перемещении стержня). А это в свою очередь определяется многими факторами исходного состояния реактора.

Vick.dmitriew

Как я уже говорил, мне не известно, насколько подробными были исследования концевого эффекта до аварии. Возможно, вы правы и они были такого уровня, что можно считать, что их и вовсе не было. Но утверждать это в статье без ссылок на источники нельзя. Статья должна быть написана на основании авторитетных источников, как в части, описывающей, что было сделано, так и в той части, в которой говорится о том, чего сделано не было. С другой стороны, известно, что эффект был обнаружен до аварии, было известно, чем он вызван, было примерно известно, в каких условиях он может представлять опасность. Были предложены меры в связи с этим, часть из которых была реализована (отсоединение вытеснителей на АР), а часть не была (ограничение хода стержней РР, изменения в регламенте). По пункту 4) возражений нет. --SergV 17:31, 9 ноября 2010 (UTC)

Вы уже в который раз смешиваете два совершенно разных вопроса: что я говорю в дискуссии (чтобы лично Вас в чем-то убедить), и что я предлагаю записать в статью. Почему Вы это делаете? Нет ни одного авторитетного источника, описывающего какие-либо предаварийные исследования концевого эффекта. И мое предложение состояло в том, чтобы не писать о том, что такие исследования были. Физпуски, на которых эффект себя обнаруживал, были, но я же не возражаю против упоминания об этом. Но физпуски это не исследования, я подробно об этом в дискуссии написал. Против чего Вы возражаете?

Неужели «отсоединение вытеснителей» мельком упомянутое в одном из бесчисленных отчетных документов о проделанной работе (в данном случае о физпуске), дает основание считать это выполнением одного из пунктов целой программы мероприятий, основанной на проведении каких-то более или менее серьёзных исследований, и в таком качестве включить это в Википедию. Где хоть какие-то следы такой программы? После аварии сколько угодно (и кстати, ограничение хода стержней, это оттуда), а до аварии полный молчок. --Vick.dmitriew 21:58, 9 ноября 2010 (UTC)

Если вы просто хотите по-другому сформулировать, то я не возражаю. Но так или иначе должно быть написано, что эффект был известен до аварии, рассматривались различные варианты его устранения, но они не были реализованы до аварии. О предложениях ограничить ход стержней говорится на стр. 54 и 55 Приложения I. --SergV 06:35, 11 ноября 2010 (UTC)

Если писать в Википедии прямым текстом (как это сделано в приложении I), что концевой эффект был известен до аварии, тогда надо обязательно писать и о том кому и как он был известен. Предаварийную ситуацию «этой известности», если её описывать только двумя словами следует характеризовать наоборот как «был неизвестен». Слова ГПАН, это тоже правда, но только в контексте полемики с Главным конструктором, но не wiki-статьи. Всё сказанное, я могу изложить подробно и обосновать, если у Вас есть желание это выслушивать (на Вашей или моей странице обсуждения). --Vick.dmitriew 09:59, 11 ноября 2010 (UTC)

Мне это непонятно. В контексте полемики письмо НИКИЭТ было, а вне контеста - не было? --SergV 08:12, 13 ноября 2010 (UTC)

А чего здесь непонятного? Письмо НИКИЭТ, конечно, было, это факт, а факты сами по себе не зависят ни от каких контекстов. Но вот что было в этом письме и для чего оно было написано? Для чего, это я уже сказал, и опровергнуть меня Вы не сможете, а вот что было, вернее, чего в нем не было, я сейчас скажу.

В этом письме не было такого понятия как концевой эффект ни под каким его видом и названием. Была простая констатация обнаруженного явления, которое при этом никак не увязывалось с опасностью ядерной аварии, и вполне могло бы быть расценено как артефакт. Мероприятия по устранению эффекта, если они там и были, то, скорее всего, носили столь общий характер, что никого ни к чему не обязывали, иначе бы они мне наверняка запомнились при чтении (уже после аварии) этого письма. Во всяком случае никаких последствий это письмо не имело. Рекомендаций по отъединению вытеснителей у АР там не было, а это единственное, что эксплуатация реально делала (уже после аварии 1975 г. на ЛАЭС). Разумеется, это действие не могло происходить без участия Главного Конструктора, и, конечно, кто-то из «высоколобых» в ИАЭ, анализировал артефакт в результатах физпуска и хотя бы смутно, но чувствовал кроящуюся здесь опасность. Отсюда и письмо Научного Руководителя. Это к вопросу о контексте в докладе ГПАН к словам «был известен».

Кроме упомянутых двух писем, никаких следов упоминания концевого эффекта (в любом виде и названии) нет ни в каких письменных документах доаварийного периода ни в проектно эксплуатационной документации, ни в мероприятиях по безопасности (каждый год выпускаемых), ни в научно-технической литературе (учебниках, статьях, монографиях и т.д.). Ни я сам, ни один из моих коллег физиков реакторщиков (будь то расчетчик, конструктор или представитель эксплуатации) ничего не знали о существовании так называемого концевого эффекта. По крайней мере никто ни разу не обмолвился об этом ни единым словом. Более того, не знали этого даже на КуАЭС, где как потом выяснилось, практически использовали этот изредка появляющийся «артефакт» для вывода на мощность реактора, попадающего в иодную яму (но молчу, молчу, регламент нарушать нельзя). Это к вопросу о словах «был неизвестен». --Vick.dmitriew 13:50, 13 ноября 2010 (UTC)

Ну вот давайте так и напишем, как было: что концевой эффект был обнаружен до аварии - во время физпусков блоков на ИАЭС и ЧАЭС, что ИАЭ предупреждал о возможной опасности эффекта, что НИКИЭТ разослал письмо о том, что может понадобиться проведение определённых мероприятий, но эти мероприятия осуществлены не были и оперативный персонал об эффекте не знал. Можно добавить, что кроме упомянутых писем, о каких либо подробных исследованиях концевого эффекта до аварии сведений нет. --SergV 16:05, 13 ноября 2010 (UTC)

Давайте напишем, если Вы считаете это нужным, не возражаю. Но давайте всё-таки,еще прямо скажем, что концевой эффект это ошибка проекта. Слова "ошибки операторов", говорятся многократно и даже вынесены в заголовок, а вот слова "ошибка проекта" не произнесены ни разу. --Vick.dmitriew 18:01, 13 ноября 2010 (UTC)

Согласен. --SergV 07:11, 14 ноября 2010 (UTC)

Вношу согласованную правку подраздела «концевой эффект» в статью. Подраздел «ошибки операторов», раз от Вас нет никаких замечаний, по-видимому, тоже можно считать согласованным, и я его тоже вношу. В крайнем случае, можно уже будет исправлять по месту. Vick.dmitriew

[править]

Ну и в чем причина аварии?

Слушайте, у вас причина аварии размазана на целую книгу, неужели нельзя для простых людей сказать покороче? Я вот прочитал всё, но конкретную причину аварии назвать не могу, хотя я технарь. Вина персонала, недостатки реактора - это вода. Где конкретика? Что именно там взорвалось? Какая цепочка событий привела к взрыву? Нифига не понятно. Выделите жирным шрифтом и напишите ОДНИМ предложением саму суть, что привело к взрыву. 83.167.90.144 14:13, 7 ноября 2010 (UTC)

Ну вот мы и доигрались в политкорректность. Пусть SergV Вам ответит, а у меня уже язык отсох объяснять, что реактор взорвала его же аварийная защита, которая на всех реакторах существует для того чтобы такое наоборот предотвращать. --Vick.dmitriew 16:38, 7 ноября 2010 (UTC)

Проблема в том, что как раз по цепочке событий однозначного ответа нет. Произошёл неуправляемый разгон реактора из-за положительного коэффициента реактивности, которому что-то помогло, потому что расчеты показывают, что одного только положительного ПКР недостаточно. С этим все согласны. А вот по вопросу, что помогало, а также, с чего начался разгон, идут споры. Один из ответов: концевой эффект, то есть, как сказал Vick.dmitriew, аварийная защита. Такой ответ, понятно, не нравится разработчикам реактора. Ими предложены другие объяснения: отключение главных циркуляционных насосов, кипение на дросселирующих клапанах и другие. --SergV 18:18, 7 ноября 2010 (UTC)

Раздел «Недостатки реактора» за исключением подраздела «концевой эффект» можно видимо считать согласованным, и я вношу соответствующие правки в статью. В прошлый раз первый абзац раздела ошибочно попал в общую преамбулу к «Причинам аварии» возвращаю его на место. --Vick.dmitriew 12:53, 9 ноября 2010 (UTC)

Удалил версию о кавитации. Имхо - чушь.

[править]

Недостатки реактора и ошибки операторов

Пора заканчивать обсуждение концевого эффекта, внести правку в статью и двигаться дальше.

По разделу «Ошибки операторов» у меня следующее предложение.

Сократить объем текста, не изменяя практически его содержания, за счет удаления повторов и более компактного изложения.

1) Вводный абзац изложить более кратко. Фактически всё уже было сказано в общей преамбуле ко всему разделу «Причины аварии».

2) По тем же основаниям (повтор) удалить фрагменты текста, относящиеся не к ошибкам и нарушениям операторов, как таковым, а к работе организаций и комиссий, эти нарушения оценивавшим.

3) Для каждого из нарушений и ошибок объединить изложение двух разных точек зрения на одно и то же нарушение и необходимые пояснения к этому в одном абзаце. Конкретно предлагается следующий текст:

В процессе подготовки и проведения эксперимента эксплуатационным персоналом был допущен ряд нарушений и ошибок. Первоначально утверждалось[ссылка], что именно эти действия и стали главной причиной аварии. Однако затем такая точка зрения была пересмотрена и выяснилось [ссылка], что большинство из них нарушениями не являлось, либо не имело последствий для аварии[ссылка].

Длительная работа реактора на мощности ниже 700 МВт не была запрещена действовавшим на тот момент регламентом, как это утверждалось ранее, хотя и являлась ошибкой эксплуатации и фактором, способствовавшим аварии. Кроме того это было отклонением от утвержденной программы испытаний.

Вопреки тем же утверждениям, включение в работу всех 8 главных циркуляционных насосов (ГЦН) не было запрещено эксплуатационной документацией. Нарушением регламента было лишь превышение расхода через ГЦН выше предельного значения, но кавитации (которая рассматривалась как одна из причин аварии) это не вызвало.

Отключение системы аварийного охлаждения реактора (САОР) допускалось, при условии проведения необходимых согласований. Система была заблокирована в соответствии с утверждённой программой испытаний, и необходимое разрешение от Главного инженера станции было получено. Это не повлияло на развитие аварии — к тому моменту, когда САОР могла бы сработать, активная зона уже была разрушена.

Блокировка защиты реактора по сигналу остановки двух турбогенераторов не только допускалась, но наоборот предписывалась при разгрузке энергоблока перед его остановкой[ссылка]. Так что это не было нарушением регламента эксплуатации, и более того, высказываются обоснованные сомнения в том, что это действие как-то влияло на возникновение аварии в тех условиях, которые сложились до него.

«Операции со значениями уставок и отключением технологических защит и блокировок не явились причиной аварии, не влияли на ее масштаб. Эти действия не имели никакого отношения к аварийным защитам собственно реактора (по уровню мощности, по скорости ее роста), которые персоналом не выводились из работы» [ссылка]. При этом нарушением регламента было только непереключение уставки защиты по уровню воды в барабане сепараторе (с -1100 мм на -600 мм), но не изменение уставки по давлению пара (с 55 кгс/см² на 50 кгс/см² ).

Нарушением регламента, существенно повлиявшим на возникновение и протекание аварии была, несомненно, работа реактора с малым оперативным запасом реактивности (ОЗР). В то же время не доказано, что не будь этого нарушения, авария не могла бы произойти [ссылка].

В независимости от того какие именно нарушения регламента допустил эксплуатационный персонал и как они повлияли на возникновение и развитие аварии, персонал поддерживал работу реактора в опасном режиме. Работа на малом уровне мощности с повышенным расходом теплоносителя и при малом ОЗР была ошибкой [ссылка] независимо от того, как эти режимы были представлены в регламенте эксплуатации и независимо от наличия или отсутствия ошибок в конструкции реактора [ссылка].

[править]

Роль оперативного запаса реактивности

По этому коротенькому разделу у меня есть несколько замечаний разного плана.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.