Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Методические указания к лаб.занятиям по дисциплине Б3.ДВ.1 Этология животных для 111100 Зоотехния.doc
Скачиваний:
24
Добавлен:
25.03.2016
Размер:
561.66 Кб
Скачать

Лабораторная работа № 7 Изучение частной этологии птиц

Цель занятия: уяснить основные особенности поведения птиц: 1. Наблюдение и описание жизненных проявлений (поведения) у цыплят, гусят, утят. 2. Определение и описание основных жизненных проявлений (поведения) у птиц в условиях группового содержания в птичниках.

1 Общие положения

У птиц хорошо развито зрение, в том числе цветное, однако они плохо различают голубой, синий и фиолетовый цвета. Считают, что для сельскохозяйственных птиц большее значение имеет степень яркости, чем спектр цвета, причем наиболее ярким для них оказывается желто-красный цвет (он для них оказывается светлее в 3-4 раза по сравнению с восприятием его человеком), менее ярким для птиц является желтый цвет.

Острота зрения у них ограничивается сравнительно небольшими расстояниями: для кур — 30-60 м, уток — 70-80 м, гусей — 120 м; кучку зерен пшеницы и кукурузы они видят с расстояния 2-8 м, отдельное зерно указанных культур — с 0,7-5,0 м.

Восприятие зависит от контрастности цветов предмета и фона, на котором он находится: отдельное зерно кукурузы, например, лежащее на бетонном сером полу, курица видит с расстояния 5 м, это же зерно, положенное на темный пол, становится для нее невидимым.

Сельскохозяйственные птицы не видят в сумерках и в темноте.

Вкусовой анализатор у птиц развит значительно слабее, чем у других классов животных.

У курицы, например, имеется всего 24 вкусовые луковицы и нет вкусовых сосочков, имеющихся у млекопитающих.

Однако птицы всех видов различают соленое, кислое, горькое и сладкое. Установлено, что цыплята реагируют на соль, глицерин, хинин, кислоту. Большинство птиц испытывают отвращение к ксилозе (древесному сахару), избегают раствора сахарина, безразличны к декстрозе, мальтозе и сахарозе. Вкусовая чувствительность к поваренной соли у кур, гусей и уток колеблется от 0,06 до 0,5 молей, к соляной кислоте — от 0,009 до 0,1 моля.

Обоняние у птиц развито слабо.

Органы чувств у птиц. Хорошо развиты у птиц тактильная, температурная, болевая чувствительность и слух. Они воспринимают звуки с частотой колебаний от 200 до 20 000 Гц в секунду (абсолютные пороги у кур находятся в пределах 90-9000 Гц), сила звука не должна превышать 70-85 дБ, хотя они могут адаптироваться и к силе звука до 90 дБ (более сильные звуки отрицательно влияют на состояние центральной нервной системы и продуктивность).

Звуковая сигнализация. У кур описано 25 звуков, которые они издают «при общении». Это больше, чем у кошек и поросят. Только сигналов об опасности у них обнаружено семь разновидностей.

Установлено, что эмбрионы цыплят общаются между собой «перестукиванием», издавая щелкающие звуки. По примеру лидера, первым подавшего звук, его собратья тоже начинают пробовать голос и переходить на легочное дыхание, что ускоряет их рост и формирование. Звуковая сигнализация в период эмбрионального развития птиц обеспечивает синхронизацию вывода птенцов из яиц, позволяя им дружно покидать скорлупу и в условиях дикой природы всей семьей быстро покидать гнездо, избегая встречи с хищниками. Для лучшей синхронности вывода цыплят с помощью радиоэлектронного устройства озвучивают инкубатор. Аппарат включается на 17-й день инкубации яиц. Он транслирует щелкающие звуки, записанные у эмбрионов, что позволяет свести вывод цыплят из партии яиц, полученных от различных несушек, к одним суткам. Дополнительное подключение имитации голоса наседки, подзывающей цыплят, ускоряет выход их из лотков и стремление двигаться на зов «мамы» — «следовать за мной».

Органы зрения у большинства видов домашней птицы (голубь, гусь, утка, индейка) играют важную роль и поэтому развиты относительно хорошо. Строение глаза несколько отличается от строения глаза млекопитающих. Так, глазное яблоко у птицы имеет не шарообразную форму, а сплюснуто спереди и сзади, а у уток обладает конической формой. Наиболее выпукла роговица у хищников, наименее выпукла у водоплавающей птицы. Роговица и костная пластинки не позволяют глазному яблоку деформироваться под давлением воздуха во время полета, под давлением воды при погружении в нее или под действием глазодвигательных мышц.

Глаз птицы отличается необычайно быстрой и точной аккомодацией, особенно развитой у хищников. Аккомодация осуществляется не только за счет изменения кривизны хрусталика, но и за счет изменения формы роговицы. Следующей особенностью глаза является гребень. Это неправильной четырехугольной формы пластинка, располагающаяся в толще стекловидного тела в месте входа глазного нерва. Гребню приписывается функция питания стекловидного тела и сетчатки. Предполагается также, что гребень регулирует внутриглазное давление (которое меняется при быстрой аккомодации) и служит вспомогательным устройством для наблюдения за движущимися предметами. Ему приписывается также функция обогревания глазного яблока, что важно главным образом для птиц, летающих на больших высотах. У птиц, как и у млекопитающих, в зрительной части сетчатки расположен слой колбочек (их особенно много у дневных птиц). Колбочки обеспечивают остроту зрения. В них заключены маслянистые бесцветные, синие, зеленые, оранжевые и красноватые капельки, обусловливающие цветовое восприятие. Зона наилучшего видения в сетчатке глаза млекопитающих только одна, у птиц же этих зон может быть две или три. Это связано с характером расположения глаз, которые у большинства птиц обращены в противоположные стороны. Такое расположение глаз ограничивает область бинокулярного видения весьма малым участком на уровне продолжения клюва, где перекрывается зрительное поле левого и правого глаз. Зрительное поле каждого глаза дает преимущественно плоское изображение. Оно очень велико: птицы могут видеть предметы, находящиеся сзади них. У голубей угол зрения каждого глаза составляет 160°. Отсутствие объемного (бинокулярного) видения птица компенсирует изменением положения глаз при поворотах головы. У птиц хорошо развито третье веко — мигательная перепонка, которая обычно собрана во внутреннем углу глаза, но может перекрывать всю видимую часть глазного яблока.

Разные виды птиц обладают неодинаковой остротой зрения. Гуси узнают особей своего вида на расстоянии до 120 м, утки — до 70-80 м. Чтобы клюнуть зерно повторно, курица должна увеличить расстояние между зерном и глазом не менее чем на 4 см. Птицы всех видов при выборе корма обращают внимание прежде всего на величину его частиц. Они обладают врожденным чувством меры относительно величины частицы, которую в состоянии легко проглотить. Эта мера меняется с возрастом пропорционально увеличению размеров пищевода и клюва. Форма частиц корма для цыплят несущественна. Лишь в течение жизни они учатся распознавать форму кормовых объектов.

Слух. Наружного уха у птиц нет, вместо него у большинства видов имеется кожная складка или пучок тонких перьев, окружающих вход в наружный слуховой проход. У водоплавающей птицы перья у входа в наружный слуховой проход расположены так, что во время пребывания под водой целиком его закрывают. Наружный слуховой проход короткий, широкий и затянут барабанной перепонкой. Соединительнотканная перепонка не имеет собственной костной основы, а прикреплена непосредственно к черепной кости. Звуковые волны воспринимаются барабанной перепонкой и передаются в виде колебаний через столбик (единственную слуховую косточку) пери- лимфе и эндолимфе внутреннего уха. Внутреннее ухо состоит из костного канала и расположенных внутри него перепончатых лабиринтов, разделенных на орган слуха и орган равновесия. Орган слуха образован улиткой, орган равновесия — преддверием и полукружными каналами.

Слух у птицы развит очень хорошо. Хищные птицы слышат писк мыши даже на расстоянии 60 м. Из домашних птиц лучше всего развит слух у кур, предки которых жили в девственных лесах, где в густом кустарнике хороший слух был лучшим средством защиты, чем острое зрение. О хорошем развитии слуха у кур свидетельствует и тот факт, что цыпленок в яйце уже за сутки до вылупления реагирует на изменения во внешней среде испуганным писком, но утихает, когда наседка успокаивает его глубоким квохтанием. Сразу же после вылупления цыплята могут по слуху отыскать свою мать в темноте на расстоянии до 15 м. По характерному квохтанию они индивидуально распознают мать и бегут к ней, не обращая внимания на других наседок, сидящих возле нее. Наседки также могут распознать своих цыплят по писку на таком же расстоянии, если даже в радиусе 1 м вокруг них имеются другие источники шума. Голос матери привлекает цыплят эффективнее, чем ее внешний вид, даже при расстоянии до источника звука около 50 м. Знакомую птичницу, раздающую корм, цыплята узнают лишь с расстояния 25 м. Если звуки доносятся сверху, спереди и сзади, то цыплята и взрослые птицы не в состоянии установить направление источников звука, поскольку звуковые волны доходят от этих источников с одного и того же расстояния.

Если цыпленок потерял свой выводок, он издает пронзительные жалобные звуки, на которые наседка отвечает усиленным частым квохтанием. Цыпленок определяет ее место нахождения, быстро бегая в различных направлениях и прослушивая сигнал наседки с разных точек. Правильное направление он определяет тогда, когда звуковые волны воспринимаются последовательно правым и левым ухом. Отсутствие ушной раковины, которая улучшает локацию звуков, компенсируется, по-видимому, высокой гибкостью и подвижностью шеи, позволяющей быстро поворачивать голову в разных направлениях.

Всем знакомы крики птиц, служащие сигналом тревоги; их записали и даже сумели использовать для охраны посевов от ворон и рыбных промыслов — от чаек. Дозорные своим криком сообщают даже о том, какой именно приближается враг и с земли или с воздуха его надо ждать. После сигнала все птицы замирают в неподвижности и безмолвствуют, особенно птенцы, которые тут же прекращают писк. Детеныши, чувствуя голод или страх, орут вовсю, а иногда (чаще цыплята и утята) издают звук, выражающий как бы удовольствие. Каждому известен призывный крик курицы. С его помощью можно созвать цыплят к динамику, через который он транслируется; следовательно, видеть курицу цыплятам не обязательно. Точно так же и мать можно привлечь призывным звуком цыпленка; но посадите цыпленка под звуконепроницаемый стеклянный колпак — и курица, прекрасно видя его, равнодушно пройдет мимо.

Кожное чувство у птиц осуществляется в основном осязательными тельцами, расположенными на неоперенных частях тела, особенно в восковице клюва. Однако в кожу других частей тела проникают чувствительные нервные окончания, тесно прилегающие к эпителиальным клеткам. Они же способствуют восприятию тепловых и болевых ощущений. Значительно чаще у птиц встречаются органы осязания, залегающие под эпидермисом соединительной ткани (тельца Гербста), под крупными перьями (хвостовыми и маховыми), а также в коже лап и бедра. Им приписывают свойство реагировать на изменения давления. Крупные тельца подобного типа, заложенные в слизистой оболочке языка и по краям клюва, позволяют определять величину, форму, фактуру и степень твердости кормовых объектов.

Птицы постоянно ухаживают за своим перьевым покровом. Особенно это важно для водоплавающих птиц, которые обеспечивают несмачиваемость пера, смазывая его секретом копчиковых желез.

Состав и свойства секрета копчиковой железы. При визуальном исследовании секрет копчиковой железы можно охарактеризовать как густую жидкость светло-желтого цвета со слабым запахом гусиного сала. При биохимическом исследовании оказалось, что содержание сухих веществ в секрете копчиковой железы составляет 37,30-44,2%. Реакция секрета слабощелочная. Большей частью секрет состоит из липидов. Секрет копчиковой железы содержит ряд минеральных веществ. Интересно, что количество некоторых компонентов секрета у селезней и у уток различается. Например, содержание общего белка у уток больше на 16,9 мг/г, а натрия на 0,97 мг/г больше, чем у селезней.

Обнаружено, что при культивировании на агаре золотистого стафилококка и кишечной палочки в зоне нанесения дисков, смоченных секретом копчиковой железы, образуется зона просветления в 15 мм для кишечной палочки и 10 мм для золотистого стафилококка. Это подтверждает бактериостатические свойства секрета копчиковой железы как в отношении грамм-положительной, так и в отношении грамм-отрицательной микрофлоры. Относительная масса копчиковых желез зависит не только от возраста, питания, но и от интенсивности контакта уток с водой. При длительном ограничении доступа к воде для купания относительная масса копчиковых желез у пекинских уток снижается на 0,02-0,03% к массе тела. Экстирпация копчиковых желез у пекинских уток как в раннем возрасте, так и у взрослых особей не вызывает истощения и рахита. После экстирпации копчиковых желез у пекинских уток не происходит изменений количества эритроцитов, лейкоцитов, объема крови, концентрации гемоглобина, величины гематокрита, кислотной емкости крови. Экстирпация копчиковых желез у пекинских уток влечет за собой достоверно выраженные изменения концентрации белков, липидов, глюкозы, неорганического фосфата в крови.

Органы вкуса у птиц развиты слабо. Органы, воспринимающие вкусовые раздражения, представляют собой либо бочкообразные образования (наподобие вкусовых луковиц млекопитающих), либо низкие, сильно вытянутые образования, снабженные относительно мощным слоем опорных клеток (как, например, у пластинчатоклювых). Язык и твердое небо покрыты мощным роговым слоем, в котором едва ли могут располагаться вкусовые рецепторы. Вкусовые тельца заложены в корне языка по его бокам и на дне ротовой полости, в мягком небе и близ гортани. Птицы всех видов различают соленое, кислое, горькое и сладкое, причем чувствительность к горькому у домашних птиц развита лишь незначительно. Водоплавающие птицы, однако, отвергают горькие растворы в той концентрации, которая неприятна и человеку. Чувствительность к сладкому также развита у птицы слабо. Солодовый и молочный сахар для птиц практически не обладает никаким вкусом, а синтетические сладкие вещества, как, например, сахарин, они воспринимают скорее как кислое, чем как сладкое. Вкус глицерина, который человек оценивает как сладкий, воспринимается и птицами, то же можно сказать в отношении слабых солено-горьких растворов. Однако остается открытым вопрос, каким вкусом обладают для птиц эти вещества — сладким или горьким. Чувствительность к горькому у всех видов птиц сходна с таковой у человека. У кур при выборе корма вкус играет весьма малую роль. Хотя куры отдают предпочтение некоторым кормам перед другими, они руководствуются при этом зрительным или осязательным восприятием.

Органы обоняния у птиц развиты очень слабо. Чувствительные клетки бокаловидной формы, усеянные очень короткими волосками, расположены в эпителии слизистой оболочки носовой полости, выстилающей дорсальную раковину и перегородку. У птицы совсем отсутствуют структуры, воспринимающие запах. В многочисленных опытах так и не удалось научить голубя различать запах анисового и розового масел. О слабом развитии обоняния птицы свидетельствует и тот факт, что куры-несушки пьют навозную жижу. Не мешает им и запах испорченных яиц, и они нередко клюют сильно пахнущие вещества, такие как помет, компост и т. д.

Память у птицы развита слабо. Она зависит от вида птиц, возраста, продолжительности и интенсивности действия стимулов и многих других факторов. Чтобы научить курицу склевывать большее из двух зерен кукурузы, требуется около 100 повторений. Для восстановления навыка после семимесячного перерыва требуется 24 повторения, а после следующего четырехмесячного перерыва — 15 повторений. Взрослые куры, если их в течение двух недель не выпускать на выгул, уже не помнят, что привлекательный на вид щавель для них почти несъедобен. С другой стороны, куры в течение многих месяцев отдают предпочтение зернам кукурузы, если они ее получали хотя бы два дня и должны были научиться ее клевать, несмотря на большую величину зерен. Птица очень плохо запоминает знакомые места. Куры запоминают размещение кормушек, в которых они получали свой любимый корм, в течение трех недель; у цыплят это время короче — до 10-недельного возраста цыплята, как правило, вообще не помнят свое любимое место на выгуле. Они быстро находят другие такие же места и столь же быстро их забывают. Молодки помнят свое прежнее помещение или выгул примерно три недели, а спустя четыре недели относятся к ним как к незнакомым. Взрослая курица находит свое место в прежнем окружении спустя 30 дней, через 50 дней она делает это с трудом, а через 60 дней для нее все здесь уже ново.

Изучалась продолжительность периода, по истечении которого члены стаи еще узнают временно удаленную особь после ее возвращения. Оказалось, что если молодых петушков, выросших вместе в стаде с установленной социальной иерархией, возвратить туда после их двухнедельного отсутствия, то этих особей члены группы воспринимают уже как чужих, так как социальный порядок в стаде за это время изменился. Период привыкания взрослых птиц друг к другу составляет в среднем 3-4 недели. Продолжительность периода привыкания зависит от породы, телосложения, социального положения и индивидуальных особенностей особи. Петухи легких пород обновляют свои отношения дракой уже через 14 дней, в то время как петухам тяжелых пород для этого требуется месяц и более. Нет ничего удивительного в том, что петух не забывает своего поражения даже по истечении полугода, особенно в тех случаях, если он подвергался преследованию со стороны деспотического индивидуума.

Групповое поведение. Все виды домашней птицы являются социальными, причем на поведение каждой особи влияют ее отношения с прочими членами стаи. У уток в конце зимы усиливается половой инстинкт, что влечет за собой весеннее повышение драчливости как среди селезней, так и среди уток. Слабые особи подчиняются более сильным после повторных поражений. После этого все особи руководствуются в своих отношениях вновь возникшими социальными связями. К концу брачного периода этот порядок сходит на нет, и утки редко вступают во взаимодействие друг с другом. Превосходство более сильных особей не остается прочным из-за частого сопротивления подчиненных. Поэтому особи, доминирующие в основном при кормлении и спаривании, могут часто сменяться.

У гусей вожаком стада является гусак, ему подчиняются все прочие особи. Он и другие высокоранговые индивиды обеспечивают себе определенные преимущества при добывании корма и при конфликтах с другими стадами. Социальной ячейкой является семья, где в природных условиях гусята обычно растут под надзором родителей. По достижении половой зрелости между гусятами формируются новые иерархические связи. Высокоранговые особи используют свое превосходство не только при кормежке, но и во всех других случаях, когда им пытаются противодействовать подчиненные особи.

Стая птиц не является неорганизованным скоплением особей, поведение которых определяется случайными обстоятельствами. Здесь существует строгая иерархия. Вся группа подчиняется вожаку. Особь считается доминирующей, если она агрессивнее других в группе и пользуется преимуществами при размножении, питании и передвижении.

Когда подсчитывали удары клювом, которыми награждают друг друга молодые петушки, выяснили, что среди них имеется «альфа», который клюет всех, тогда как его никто не смеет тронуть, и «омега», которого клюют все и иногда заклевывают насмерть — он даже не пытается защищаться. Первые три дня после вылупления из яйца любой движущийся предмет обращает цыпленка в бегство: он спешит укрыться под крылом матери. Проходит неделя, цыплята начинают носиться по птичьему двору во всех направлениях, растопырив крылышки; со второй недели между ними возникают подобия сражений: два цыпленка наскакивают друг на друга точь-в-точь, как взрослые петухи, однако они при этом еще не пользуются клювом.

Между пятой и шестой неделями драки становятся серьезнее, противники уже пускают в дело клюв, хотя и не слишком усердно; один из дерущихся может отступить, затем возвращается и снова бьет противника клювом.

Схватки, в процессе которых устанавливаются отношения господства и подчинения, начинаются позже. В каком именно возрасте, трудно определить: это в какой-то степени зависит от внешних условий, от признаков группы и т. д.

По-видимому, цыплята узнают птиц своей породы — у леггорнов эта способность проявляется в десятидневном возрасте. Курочки значительно менее агрессивны, чем петушки, которые нападают и на самок; правда, к моменту наступления половой зрелости петухи перестают нападать на кур.

У кур также устанавливается особая иерархия, причем определенный порядок у них окончательно складывается к девятой неделе, тогда как у самцов к седьмой. Порядок этот не так уж незыблем; возможны изменения, связанные с тем, что не все особи развиваются одинаковыми темпами. Такие изменения удается регулировать, временно изолируя отдельных птиц, причем они получают возможность оправиться от ударов клювом.

Курочек можно изолировать со дня рождения, а вновь присоединить к группе лишь после того, когда контрольные особи, растущие в группе, уже установят у себя порядок.

Другое дело петушки: когда их объединяют после содержания в изоляции, они быстро устанавливают новый порядок, доказывая таким образом, что им не обязательно для этого жить вместе с раннего возраста. Изолированные петушки после объединения оказываются даже еще более агрессивными, чем выросшие в группе.

Интересно, что введение мужских половых гормонов молодым петушкам почти не изменяет установившихся отношений подчинения и доминирования, тогда как при введении женских гормонов они, по-видимому, становятся более «флегматичными» — избегают драк и не стремятся отвечать на удары клювом. Аналогичные результаты получены у курочек: те из них, которые получают мужские гормоны, несколько «повышаются в ранге» (впрочем, отличие от контрольных птиц очень невелико); женский гормон действует гораздо сильнее, значительно снижая «ранг» особи. После того как в группе молодых цыплят окончательно установился порядок, можно часть из них перевести в другую группу, а затем через несколько дней вернуть обратно в первую. Одни и те же особи в разных группах могут стоять на разных ступенях иерархии.

Особенно прочные отношения превосходства и подчинения встречаются у кур. Здесь каждая особь имеет свое определенное место и признает его без сопротивления (в отличие от того, что мы видим у уток и голубей). О том, как формируются взаимоотношения в стаде, можно судить на основе наблюдений за поведением растущих цыплят. В первые дни после перевода в птичник у цыплят можно наблюдать проявления социального инстинкта: они бегают среди других цыплят и ищут их общества. При этом их поведение не связано с поведением партнеров: каждый цыпленок делает все сам по себе. Лишь когда он замечает, что остался один, то начинает жалобно пищать, ища партнеров или наседку. По отношению к чужим цыплята равнодушны до тех пор, пока между ними нет слишком резких возрастных различий. В возрасте 2-3 недель старшие начинают клевать младших в голову, в гузку и т. д.

Тенденция к формированию социального ранжирования возникает у цыплят в возрасте 2-3 недель, когда между ними начинают возникать драки пока еще в форме игры. Эти столкновения, в которых участвуют как петушки, так и курочки, дают им возможность узнать и оценить друг друга. Спустя короткое время такие испытания сил прекращаются и происходит формирование свободного союза, который существует до периода полового созревания.

С наступлением половой зрелости начинаются новые, более серьезные, часто кровопролитные драки за доминирующее положение, следствием которых (в возрасте 8-10 недель) является возникновение социальной иерархии. Это весьма прочный порядок, который позволяет особям более высоких рангов отгонять низкоранговых птиц от кормушек, поилок, гнезд, клевать их и т. д. или не допускать низкоранговых петушков к спариванию. Как только социальная иерархия установилась, в стаде обычно снижается число нападений, с помощью которых особи стремились ранее упрочить свое положение. Этот период формирования иерархии продолжается во вновь образованных сообществах или стаях 2-3 недели.

Пока число выращиваемых вместе кур остается в естественных границах (50-100 в группе), птицы способны индивидуально опознавать друг друга, и социальное положение каждой вполне регламентировано. Среди петухов социальное ранжирование имеет более выраженный характер, чем у кур. Если более сильная курица обычно удовлетворяется тем, что отгоняет низшую по рангу от корма клевком или резким движением, петух вообще не терпит своего противника поблизости от себя и изгоняет его из сферы своей активности радиусом около 5 м.

Пищевое поведение птиц. Оценка птицами корма, т. е. предпочтение, оказываемое определенному корму перед другим, есть продукт оптического и осязательного восприятия. Это предпочтение зависит от типа предлагаемого корма и от того времени, которым располагает птица для его поедания. Индейкам и курам при поедании мучнистых кормов требуется для насыщения значительно больше времени, чем при поедании зерна или гранул (индейкам, например, для насыщении гранулами требуется 16 мин, мучнистыми кормами — 136 мин).

На поедаемость корма в значительной мере влияет строение клюва. Небольшой и заостренный клюв кур и голубей приспособлен для захватывания относительно мелких твердых зерен. Гуси своим твердым и плоским клювом одинаково легко щиплют траву и захватывают зерна. Широкий и длинный клюв уток приспособлен для захватывания мягкого влажного корма, состоящего преимущественно из водяных растений и животных организмов. Поэтому уткам трудно подбирать отдельные мелкие зернышки величиной 3-4 мм, в то время как куры и голуби могут склевывать зернышки гравия величиной 0,5-1 мм. Если им предоставлена возможность выбора, они предпочитают зернышки размером 1,5-2 мм. Оптимальная величина частиц корма для птицы определяется прежде всего величиной клюва и шириной пищевода.

У кур и гусей этим параметрам удовлетворяют зерна пшеницы, у голубей — конопли, у уток — кукурузы.

Гранулированный корм соответствующей величины птица обычно потребляет сразу; при отсутствии корма с частицами необходимой величины предпочтение отдается более мелким частицам. К поеданию крупных зерен птицу необходимо приучить, для чего ей обычно требуется поголодать. Если птица преодолеет начальную неприязнь, то впоследствии уже всегда выбирает из корма прежде всего наиболее крупные зерна. Только с наступлением насыщения она начинает поедать больше мелких зерен, которые ей легче проглотить.

Большую роль играет также состояние окружающей среды. При повышении окружающей температуры поедаемость кормов быстро уменьшается. Если же при этом температура тела поднимается свыше 42°С, куры прекращают клевать корм, беспокоятся и возбужденно перебегают с места на место. Представляют интерес наблюдения за скоростью поедания корма при разных способах раздачи в условиях клеточного содержания кур. Клеточные батареи с цепным кормораздатчиком в большинстве случаев включаются автоматически через определенные интервалы. Куры настолько привыкают к этим интервалам, что уже за несколько минут до включения кормораздатчика высовывают голову из клетки и редко берут корм, находящийся в кормушке. Как только цепь приходит в движение, все куры одновременно начинают клевать, хотя до момента включения цепи в кормушке был такой же корм. Нечто подобное происходит и при раздаче корма портальными автопогрузчиками. Куры начинают клевать корм преимущественно после проезда погрузчика даже в тех случаях, когда проходит пустая тележка, которая не подает в кормушки никакого корма.

Скорость приема корма зависит также от того, имеет ли птица свободный доступ к корму или этот доступ ограничен временем. Изменение формы корма (сыпучая смесь, гранулы, зерна) тоже вызывало его повышенное потребление, если птица привыкала к новому типу рациона. Так, когда птице, получавшей постоянно гранулированный корм, гранулы заменяют сыпучей смесью, поедаемость последней снижается и повышается вновь лишь после привыкания к ней (через несколько дней). При размещении кормушек и поилок в птичнике необходимо помнить о склонности птиц к образованию групп, для чего нужно предусмотреть участки размером около 12-15 м. Чтобы не вынуждать кур покидать свой участок, в нем размещают кормушку, поилку и гнезда для яйцекладки. Поэтому расстояние между этими точками не должно превышать 3-5 м.

Отношения социального превосходства четко проявляются при недостатке фронтов кормления и поения. Так, интересные результаты дали наблюдения за несушками, размещенными на решетчатом полу. Для раздачи корма применялись два ленточных транспортера, включавшиеся 4 раза в день, и таким образом на одну несушку приходилось 7,62 см фронта кормления. При раздаче влажной смеси куры скучивались у кормушек, и здесь сильнейшие оттесняли слабейших, которые позднее, уже после насыщения сильнейших не решались, как правило, подходить к кормушкам. При таком способе кормления средняя яйценоскость за последнюю неделю составила 2460 яиц. После того как частота кормления повысилась до 7 раз в день, куры уже не скучивались у кормушек, к корму подходили и более слабые особи. В результате этого яйценоскость постепенно повысилась. Спустя 3 недели, когда частота кормления вновь сократилась до 4 раз в день, яйценоскость начала снижаться, достигнув уровня ниже исходного.

Наряду с привыканием частота кормления имеет важное значение и в тех случаях, когда куры не имеют постоянного доступа к корму. Когда несушек кормили с помощью цепного кормораздатчика 6 раз в день, среднемесячная яйценоскость составляла 22,8 яйца при потреблении корма 122 г на голову в сутки. Так как при этом значительная часть корма возвращалась обратно в бункер, частота кормления была сокращена до 2 раз в день. В этом случае часть корма тоже возвращалась в бункер. Тем не менее движение цепи кормораздатчика побуждало птицу к повышенному потреблению корма, и среднее потребление корма в течение месяца составило 103 г на голову в сутки. Из-за снижения потребления корма яйценоскость снизилась до 19,4 яйца в месяц. При повторном увеличении частоты кормления она возросла до 21,9 яйца, что сопровождалось повышенным потреблением корма.

Для цыплят и взрослой птицы характерен определенный ритм в потреблении корма, который зависит от интенсивности обмена веществ, времени опорожнения зоба и желудка. Цыплята едят лучше при постоянном доступе к кормушкам; это создает равные возможности для особей, поедающих корм быстро, и для тех, которые едят медленно. Важное значение имеет и то, подходят ли цыплята к корму поодиночке или группами. У взрослой птицы при естественных условиях можно наблюдать особый ритм чередования периодов повышенной активности и покоя.

У молодок наибольшая активность отмечается в периоды между 04:45 и 06:45,10:45 и 12:45,16:45 и 18:45 часами.

Курочки старше 12 недель значительно ограничивают свою активность и подходят к корму реже, чем к поилкам. В свободное время они отыскивают насесты и спят на них.

После установления социальной иерархии курочки низших рангов остаются сидеть на насестах и начинают поиски корма позднее, когда на насесты возвращаются особи высших рангов.