Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
МЧП все.docx
Скачиваний:
216
Добавлен:
18.03.2016
Размер:
485.08 Кб
Скачать

27. Понятие, признаки, виды и форма м/ународных сделок.

В настоящее время при определении внешнеторговой сделки следует обратиться к ФЗ о гос-военном регулировании внешнеторговой деятельности от 13 октября 1995 г. В нем нет определения сделки, но дается определение внешнеторговой деятельности. Это - «предпринимательская деятельность в области м/ународного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность)». Отсюда, внешнеторговая сделка - это сделка, опосредующая предпринимательскую деятельность в области м/ународного обмена товарами, работами, услугами, информацией, интеллектуальной собственностью.

Внешнеэкономическая (м/ународная) сделка, как и любая гражданско-правовая сделка, может быть односторонней, когда для ее совершения необходимо и достаточно выражения воли одной стороны (напр., доверенность), и двух" или многосторонней, когда для ее совершения необходимо выражение согласованной воли двух или более сторон. Последние являются договорами (контрактами). Примерами двусторонних договоров являются договоры м/ународной купли-продажи, бартера, комиссии и др.; примерами многосторонних могут быть договоры финансового лизинга, факторинга, договоры о совместной деятельности, о кооперации и др.

Центральное место среди м/ународных сделок занимает договор м/ународной купли-продажи. Когда-то он был единственной формой, опосредующей м/ународные хозяйственные связи, которые сводились к торговле. И до сих пор он остается самой распространенной формой. Отсюда до сих пор и в практике, и в доктрине часто термин «М/ународная торговая сделка» применяется в качестве собирательного термина, охватывающего все виды м/ународных коммерческих сделок. В любом случае термин «М/ународная торговая сделка» (в равной мере, как и «Внешнеторговая сделка») не сводится к купле-продаже.

Различные виды м/ународных коммерческих сделок различаются по своему содержанию друг от друга. Содержание договора м/ународной купли-продажи отличается от содержания договора м/ународного бартера или договора м/ународного финансового лизинга и т. д. Как правило, их содержание аналогично содержанию одноименных «внутренних» гражданско-правовых сделок. Поэтому невозможно дать общее определение для всех м/ународных сделок, включающее и их содержательную сторону. Видимо, в этом и нет никакой необходимости. Вместе с тем, все виды м/ународных сделок независимо от их содержания объединяются в одну группу наличием у каждого из них общего классификационного критерия - критерия «м/ународности». Следовательно, определение понятия м/ународной коммерческой сделки в конечном счете сводится к ответу на вопрос, при наличии каких обстоятельств гражданско-правовая сделка приобретает м/ународный характер.

Впервые признак местонахождения коммерческих предприятий сторон в разных гос-вах был применен в Гаагских конвенциях 1964 г. о м/ународной купле-продаже (известно, что проекты этих конвенций разрабатывались более 30 лет и в 338 числе спорных вопросов был вопрос о понятии м/ународной купли-продажи) \ Правда, в них он был сформулирован как основной, наличие которого для признания «м/ународности» купли-продажи является обязательным. Кроме того, требовалось присутствие еще хотя бы одного из трех дополнительных признаков: 1 - пересечение товара через границу, 2 - совершение оферты и акцепта на территории разных гос-во, 3 - передача товара на территории другого гос-ва, чем то, где были совершены оферта и акцепт (ст. 1 обеих конвенций).

Местонахождение коммерческих предприятий на территории разных гос-во означает не только то, что стороны находятся в разных странах, но и то, что они связаны с разными правовыми системами. Это обстоятельство серьезно осложняет процесс заключения и осуществления сделок. В результате, в них появляется целый ряд специальных дополнительных условий, отсутствующих в одноименных гражданско-правовых «внутренних» сделках. Отметим основные:

1. В м/ународных хозяйственных операциях осложняется возможность получения платежей. Продавец не всегда имеет достаточные сведения о покупателе и о порядке получения платежей в соответствии с его национально-правовой системой. Отсюда возникает потребность включения в м/ународные сделки тщательно разработанных условий, связанных с платежом. При этом используются сложившиеся в м/ународной практике обычаи делового оборота. Кроме того, продавец стремится включить в сделку условия по обеспечению платежа, желательно банком собственной страны.

2. С платежами тесно связаны валютные условия. Их включение в м/ународную сделку связаны с тем, что, как правило, либо для всех сторон, либо хотя бы для одной стороны валюта, используемая во взаимных обязательствах, будет иностранной. Отсюда возникает потребность включения в сделку следующих положений: определение валюты цены, то есть валюты, в которой выражена цена товара, услуг и пр.; валюты платежа; условия перевода одной валюты в другую, если валюта цены и валюта платежа не совпадают; меры по предотвращению валютных рисков.

3. Как правило, товар должен быть транспортирован через территорию двух или более гос-во, поэтому условия перевозки занимают важное место в м/ународной коммерческой сделке.

4. С перевозкой связано и страхование. Перевозимый на значительное расстояние и часто перегружаемый с одного вида транспорта на другой товар подвергается повышенной опасности утраты или повреждения. Поэтому стороны путем страхования товаров пытаются оградить себя от наступления убытков. Важно и определить моменты перехода рисков случайной гибели или повреждения товаров с одной стороны на другую.

5. Особенностью м/ународных коммерческих сделок является то, что товары, услуги, как правило, «пересекают» границы двух или более гос-во и, следовательно, для ввоза и вывоза товара требуется выполнение предусмотренных законом 342 каждого гос-ва таможенных правил. Поэтому в содержание сделки входит распределение обязанностей м/у сторонами по выполнению таких правил, а также правил транзита через третьи страны.

6. Для решения этих и других проблем часто основной договор (купли-продажи, выполнения услуг, строительства промышленного объекта и пр.) сопровождается заключением дополнительных контрактов с перевозчиком, банком, страховой компанией. В результате одна коммерческая операция осуществляется с помощью целого комплекса взаимосвязанных контрактов. В каждом - свои стороны, свои условия, свое применимое право. Однако обеспечение эффективности хозяйственной операции требует их согласования.

7. В м/ународных хозяйственных отношениях существует значительный риск невозможности выполнения обязательств из-за наступления непредвиденных событий: политические перевороты, вооруженные конфликты, повышение таможенных ставок, запрещение вывоза валюты и пр. Отсюда важно включить в сделку положения о влиянии подобных событий на распределение ответственности сторон за полное или частичное неисполнение обязательств.

8. Так как м/ународная коммерческая сделка лежит в сфере действия права разных гос-во, важно включить в нее условия о применимом праве.

9. Не менее важно Предусмотреть в сделке условия и порядок рассмотрения споров, которые могут возникнуть м/у сторонами при исполнении обязательств, так называемую «арбитражную оговорку». Отсутствие таких условий могут серьезно осложнить и даже сделать невозможным разрешение спора м/у сторонами.

10. Наконец, существуют особые правила о форме, а иногда и о порядке подписания м/ународных коммерческих сделок. Напр., по росс-ому праву внешнеэкономическая сделка обязательно должна быть заключена в письменной форме, несоблюдение которой влечет ее недействительность (п. Зет. 162).

Для решения коллизионных вопросов формы внешнеэкономических сделок сложились особые коллизионные нормы. В отечественном праве коллизионные вопросы формы сделок решены в п. 1 ст. 165 Основ гражд-ого законод-ва. Он устанавливает: «Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования советского права.

Форма внешнеэкономических сделок, совершаемых советскими юр.и лицами и гражданами, независимо от места совершения этих сделок определяется законод-вом Союза ССР».

Обратим внимание на несколько моментов применения этих правил:

1. Часть первая п. 1 ст. 165 является основной коллизионной нормой, устанавливающей выбор права в отношении формы любых гражданско-правовых сделок с участием иностранного элемента (кроме внешнеэкономических), в том числе если стороной ее является росс-ое юр. лицо или российский гражданин (напр., иностранец заключает в Москве договор найма жилой площади). Она предусматривает применение формулы прикрепления, традиционно используемой для решения вопросов, связанных с формой сделок: locus regit formam actus- закон места совершения акта определяет его форму. Однако, если при совершении сделки за рубежом будут нарушены требования местного права в отношении формы, то такая сделка будет действительной, если ее форма соответствует требованиям росс-ого права. Следовательно, отсылка к росс-ому праву используется в качестве дополнительного (субсидиарного) коллизионного начала;

2. Рассмотренная норма применяется и к внешнеэкономическим сделкам, если они заключены м/у иностранцами -иностр-ыми юр.и и физ.и лицами, т. е. если в них не участвует российский предприниматель;

3. Часть вторая п. 1 ст. 165 является исключением из общей коллизионной нормы, рассмотренной выше. Она применяется только к внешнеэкономическим сделкам с участием российских предпринимателей. В этом случае форма сделки всегда, даже если она заключается за рубежом, должна соответствовать требованиям росс-ого права.

Данное положение следует понимать как оговорку о публичном порядке в позитивной форме (см. главу 5), согласно которой определенные императивные нормы права данного гос-ва в силу их особой, принципиальной значимости для этого гос-ва должны применяться всегда, даже если собственная коллизионная норма отсылает к иностранному правопорядку.

Подчинение формы внешнеэкономической сделки своему праву сложилось в советское время. Советское гос-воо, осуществляя монополию внешней торговли, жестко определяло круг организаций, имевших право выхода на внешний рынок, и условия этого выхода. К условиям относилась, во-первых, письменная форма сделки и, во-вторых, особый порядок ее подписания, который регламентировался специальными правовыми актами (последний по времени - постановление Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 г. «О порядке подписания внешнеторговых сделок»). Эти правила, имеющие принципиальное значение для гос-ва, а именно, охраняющие гос-военную монополию, должны были в обязательном порядке соблюдаться. Подчинение сделки иностранному праву, подписание сделки за рубежом не могли никаким образом их поколебать.

В ст. 165 Основ есть еще две коллизионные нормы в отношении формы сделок: 1 - форма сделки по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняется росс-ому праву (односторонняя императивная норма, требующая применения росс-ого права даже, если сделка заключается за рубежом) - ч. 3 п. 1; 2 - форма и срок действия доверенности определяется по праву страны, где выдана доверенность; однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям росс-ого права п. 3.

Аналогичные коллизионные правила в отношении формы внешнеэкономических сделок содержатся в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, заключенном странами-членами СНГ в 1992 г. Это неудивительно, поскольку рассмотренные правила сложились еще в советский период и сохраняются в настоящее время. Согласно ст. 11 Соглашения «форма сделки определяется по законодательству места ее совершения», «форма сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству места нахождения такого имущества» (п. «г»); «форма и срок действия доверенности определяется по законодательству гос-ва, на территории которого выдана доверенность» (п. «д»).

Нельзя не отметить, что решение вопросов о форме внешнеэкономических сделок, как коллизионно-правовых, так и материально-правовых, предусмотренное в росс-ом праве и в Соглашении 1992 г. м/у странами-членами СНГ, в значительной степени расходится с новыми тенденциями, складывающимися в мировой практике. В континентальном и англо-американском праве нет никаких императивных требований к форме сделок, в том числе и к форме внешнеэкономических сделок - они могут совершаться в любой форме, и в письменной, и в устной (какие-то требования могут устанавливаться только для определенных видов сделок). Эта практика нашла отражение и в Венской конвенции о договорах м/ународной купли-продажи товаров 1980г. Согласно ст. 11 «Не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания».

Одновременно Конвенция предусматривает компромиссный вариант для тех гос-во, которые исходят из обязательности письменной формы. Суть его в том, что гос-воо, законод-во которого требует обязательного соблюдения письменной формы для договора м/ународной купли-продажи, может сделать оговорку о неприменении ст. 11. если хотя бы одна сторона договора имеет коммерческое предприятие в этом гос-вое (ст. 96). Для тех гос-во, которые воспользовались этим правом, вместо ст. 11 действует ст. 12 Конвенции, которая в императивной форме запрещает применение положений о возможности заключения договора не в письменной форме (в ст. 12 подчеркивается, что стороны договора купли-продажи не могут отступить от ее положений или изменить ее действие). СССР, присоединяясь к Конвенции, сделал такую оговорку3. Следовательно, для российских предпринимателей соблюдение письменной формы остается обязательным, в том числе и для внешнеэкономических сделок, лежащих в сфере действия Конвенции 1980 г., если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие на российской территории 1.

При решении коллизионных вопросов формы сделок в праве других гос-во также, как и в нашем праве, используется коллизионная норма, согласно которой форма сделки определяется законом места ее совершения – locus regit formum actus. Это классическая коллизионная норма, сложившаяся еще в средние века. Однако в XX веке в Европе изменилось отношение к этому коллизионному правилу. Считается, что если какой-то правопорядок, установленный с применением соответствующих коллизионных норм (напр., избран сторонами), регулирует обязательство, вытекающее из сделки, то целесообразно, чтобы этот же правопорядок решал и все вопросы, связанные с формой сделки, ибо место заключения сделки может носить случайный характер. Отсюда появилась новая коллизионная норма: форма сделки определяется правом того гос-ва, которое регулирует самое содержание сделки, ее сущность, обязательство, вытекающее из сделки, предмет сделки (формулировки могут быть разные) – lex causae, то есть закон сущности.

Закон сущности не вытеснил полностью традиционный закон места совершения сделки. Они действуют параллельно: в одних странах - как равнозначные альтернативные привязки (форма сделки определяется или по закону места совершения сделки или по закону, регулирующему содержание сделки); в других странах – lex causae выступает в качестве основной, генеральной привязки, а lex loci actus - в качестве дополнительной, субсидиарной привязки.

Подобные коллизионные правила в отношении формы предусмотрены в Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам м/ународной купли-продажи товаров. Конвенция в ст. 11 предусматривает два варианта: первый - когда стороны договора купли-продажи находятся в одном гос-вое, второй - когда стороны находятся в разных гос-вах. Но в обоих вариантах предусмотрена, прежде всего, отсылка к 1ех сайтов. В качестве альтернативной привязки в первом варианте предусматривается применение права гос-ва, где договор заключен, во втором варианте - право одного из гос-во, где находятся стороны. Так же, как и Венская конвенция 1980 г., Конвенция 1986 г. предусматривает, что любое гос-воо, законод-во которого требует обязательной письменной формы для договора купли-продажи, при присоединении к Конвенции вправе сделать оговорку о неприменении рассмотренных коллизионных правил, если в момент заключения договора одна из сторон имеет коммерческое предприятие на его территории (ст.21).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.