Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Ответы на госы.docx
Скачиваний:
618
Добавлен:
05.02.2016
Размер:
1.28 Mб
Скачать

Дизайн.

1.Промышленная революция 18-19 вв.

Промы́шленная револю́ция (промы́шленный переворо́т, Вели́кая индустриа́льная револю́ция) — это переход от ручного труда к машинному, от мануфактуры к фабрике. Переход от преимущественно аграрной экономики к индустриальному производству, в результате которого происходит трансформация аграрного общества в индустриальное. Промышленный переворот происходил в разных странах не одновременно, но в целом можно считать, что период, когда происходили эти изменения начинался от второй половины XVIII века и продолжался в течение XIX века. Характерной чертой промышленной революции явился стремительный рост производительных сил на базе крупной машинной индустрии и утверждение капитализма в качестве господствующей мировой системы хозяйства.

Термин «промышленная революция» был введен в научный оборот выдающимся французским экономистом Жеромом Бланки.

Промышленная революция связана не просто с началом массового применения машин, но и с изменением всей структуры общества. Она сопровождалась резким повышением производительности труда, быстрой урбанизацией, началом быстрого экономического роста (до этого экономический рост, как правило, был заметен лишь в масштабах столетий), исторически быстрым увеличением жизненного уровня населения. Промышленная революция позволила на протяжении жизни всего лишь 3-5 поколений перейти от аграрного общества (где большинство населения вело натуральное хозяйство) к индустриальному.

Инновации

Прядильная машина С.Кромптона, 1779 г.

Успех промышленной революции в Великобритании был основан на нескольких инновациях[1], появившихся к концу XVIII в.:

  • Текстильная промышленностьПрядение нити из хлопка на прядильных машинах Р.Аркрайта (1769), Дж. Харгрейвза и С. Кромптона. Впоследствии сходные технологии были применены для прядения нити из шерсти и льна.

  • Паровой двигатель — Изобретенная Дж. Уаттом и запатентованная им в 1775 г. паровая машина первоначально использовалась в шахтах для откачивания воды. Но уже в 1780-х она нашла применение в некоторых других механизмах, заменяя гидроэнергию там, где она была недоступна.

  • Металлургия — В чёрной металлургии кокс пришел на смену древесному углю, так же, как ранее он уже использовался при производстве свинца и меди. Теперь кокс использовали не только при изготовлении передельного чугуна в доменных печах, но и для получения ковкого чугуна, в том числе при пудлинговании, изобретенном Генри Кортом в 1783-1784 годах.

История промышленной революции

Промышленная революция началась в Великобритании в последней трети XVI века и приняла в первой половине XIX века всеобъемлющий характер, охватив затем и другие страны Европы и Америки.

В период XVII века Англия начала обгонять мирового лидера Голландию по темпам роста капиталистических мануфактур, а позже и в мировой торговле и колониальной экономике. К середине XVIII века Англия становится ведущей капиталистической страной. По уровню экономического развития она превзошла остальные европейские страны, располагая всеми необходимыми предпосылками для вступления на новую ступень общественно-экономического развития — крупное машинное производство.

Промышленная революция сопровождалась и тесно с ней связанной производственной революцией в сельском хозяйстве, ведущей к радикальному росту производительности земли и труда в аграрном секторе. Без второй первая просто невозможна в принципе, так как именно производственная революция в сельском хозяйстве обеспечивает возможность перемещения значительных масс населения из аграрного сектора в индустриальный.

Паровой двигатель

Первая паровая машина Томаса Севери

В мировой истории начало промышленной революции связывают с изобретением эффективного парового двигателя в Великобритании во второй половине XVII века. Хотя само по себе подобное изобретение вряд ли бы что-то дало (необходимые технические решения были известны и раньше), но в тот период английское общество было подготовлено к использованию инноваций в широких масштабах. Это было связано с тем, что Англия к тому времени перешла от статичного традиционного общества к обществу с развитыми рыночными отношениями и активным предпринимательским классом. Кроме того, Англия располагала достаточными финансовыми ресурсами (так как была мировым торговым лидером и владела колониями), воспитанным в традициях протестантской трудовой этики населением и либеральной политической системой, в которой государство не подавляло экономическую активность.

Первой попыткой использования парового двигателя в промышленности считается водяной насос Томаса Севери, запатентованный в 1698 г. Но он не был успешным из-за частых взрывов бойлера и ограниченной мощности. Более совершенной была машина Томаса Ньюкомена, разработанная к 1712 г.[2][3] По-видимому, Ньюкомен использовал ранее полученные экспериментальные данные Дени Папена, который изучал давление водяного пара на поршень в цилиндре и поначалу нагревание и охлаждение пара для возвращения поршня в исходное состояние производил вручную.

Схема паровой машины Ньюкомена

Насосы Ньюкомена нашли применение в Англии и других европейских странах для откачивания воды из глубоких затопленных шахт, работы в которых без них производить было бы невозможно. К 1733 г. их было куплено 110, из которых 14 на экспорт. Это были большие и дорогие машины, очень неэффективные по современным стандартам, но они себя окупали там, где добыча угля обходилась сравнительно дешево. С некоторыми усовершенствованиями их до 1800 г. произвели 1454 штуки, и они оставались в употреблении до начала XX века.[4]

Наиболее известная из ранних паровых машин разработка Дж. Уатта была предложена в 1778 г. Уатт существенно усовершенствовал механизм, сделав его работу более стабильной. Одновременно мощность увеличилась примерно в пять раз, что дало 75 % экономию в себестоимости угля. Ещё более важные последствия имел тот факт, что на базе машины Уатта стало возможно преобразование поступательного движения поршня во вращательное, то есть двигатель теперь мог крутить колесо мельницы или фабричного станка. Уже к 1800 г. фирма Уатта и его компаньона Болтона произвела 496 таких механизмов, из которых только 164 использовались как насосы. Ещё 308 нашли применение на мельницах и фабриках, а 24 обслуживали доменные печи.

В 1810 г. в Англии насчитывалось 5 тыс. паровых машин, а в следующие 15 лет число их утроилось.[5]

Паровая машина Дж. Уатта

Появление металлорежущих станков, таких как токарный, позволили упростить процесс изготовления металлических частей паровых машин и в дальнейшем создавать все более совершенные и для разнообразных целей. К началу XIX в. английский инженер Ричард Тревитик и американец Оливер Эванс совместили бойлер и двигатель в одном устройстве, что позволило далее использовать его для движения паровозов и пароходов.

Текстильная промышленность

Модель прядильной машины XVIII в. из музея Вупперталя, Германия

Ткацкая фабрика в городе Реддиш, Великобритания

В начале XVIII в. британская текстильная промышленность ещё была основана на обработке местной шерсти индивидуальными ремесленниками. Эта система называлась «коттеджной индустрией», так как работа выполнялась на дому, в небольших домиках-коттеджах, где проживали ремесленники со своими семьями. Требующее более тонкой обработки изготовление нитей из льна и хлопка в средневековой Англии широкого распространения не получило, поэтому текстиль из хлопка импортировали из Индии.

Изобретение в 1733 г. летучего челнока увеличило спрос на пряжу. В 1738 г. была создана машина, прявшая нить без участия человеческих рук, а в 1741 г. близ Бирмингема открылась фабрика, прядильную машину на которой приводил в движение ослик. Владельцы фабрики, Пол и Вятт, вскоре открыли новую фабрику близ Нортгемптона, оснащенную уже пятью прядильными машинами с полусотней челноков на каждой, которая работала до 1764 г. В 1771 г. в Кромфорде, Дербишир, начала работать прядильная фабрика Аркрайта, который поощрял изобретательство, и его машины были усовершенствованы, теперь они приводилась в движение водяным колесом. Кроме того, теперь кроме шерсти на новых машинах стало возможно обрабатывать и растительное волокно, импортируемое из Америки. К 1780 г. в Англии насчитывалось 20, а ещё через 10 лет — 150 прядильных фабрик и на многих из этих предприятий работало по 700—800 человек.[6]

Затем водяное колесо начали заменять паровой машиной. В период с 1775 по 1800 г. заводы Уатта и Болтона в Сохо выпустили 84 паровые машины для хлопчатобумажных фабрик и 9 машин — для шерстяных фабрик.[7] К середине XIX века ручное ткачество в Великобритании почти совершенно исчезло. В текстильной промышленности большую роль сыграл так называемый сельфактор, обеспечивший механизацию прядильных процессов.

Машиностроение

Токарный станок 1911 г.

В средневековой Европе изготовлением механизмов занимались мастера часовых дел и изготовители навигационных и научных инструментов. Детали часовых механизмов даже использовали при изготовлении первых прядильных станков. Многие детали изготавливали из дерева плотники, поскольку металл был дорог и труден в обработке.

С появлением все возрастающего спроса на металлические детали прядильных станков, паровых машин, а также сеялок и других механизмов введенных в употребление в британском сельском хозяйстве с начала XVIII в.[8], были изобретены токарные станки, а в первой половине XIX в. фрезерный и другие станки для металлообработки.

Среди других ремесел, требовавших высокоточной обработки металла, было изготовление замков. Одним из самых известных механиков, прославившихся в изготовлении замков, был Джозеф Брама. Его ученик Генри Модсли впоследствии работал для королевского флота и сооружал машины для производства шкивов и блоков. Это был один из первых примеров поточного производства со стандартизацией деталей.

Металлургия и транспорт

Увеличение числа машин вызвало повышенную потребность в металле и это потребовало развития металлургии. Главным достижением этой эпохи в металлургии была замена древесного угля, использовавшегося средневековыми кузнецами, на каменноугольный кокс. Его ввел в употребление в XVII в. Клемент Клерк и его мастера кузнечных дел и литья.

С 1709 г. в местечке Коулбрукдэйл Абрахам Дарби, основатель целой династии металлургов и кузнецов, использовал кокс для получения чугуна из руды в доменной печи. Из него поначалу делали лишь кухонную утварь, которая отличалась от работы конкурентов лишь тем, что её стенки были тоньше, а вес меньше. В 1750х годах сын Дарби построил ещё несколько домен, и к этому времени его изделия были ещё и дешевле, чем изготовленные на древесном угле. В 1778 г. внук Дарби, Абрахам Дарби III, из своего литья построил в Шропшире знаменитый Железный мост, первый мост в Европе, полностью состоящий из металлических конструкций.

Железный мост, Шропшир, Великобритания

Для дальнейшего улучшения качества чугуна в 1784 г. Генри Корт разработал процесс пудлингования. Рост производства и улучшение качества английского металла к концу XVIII в. позволило Великобритании полностью отказаться от импорта шведского и русского железа. Развернулось сооружение каналов, позволявших перевозить уголь и металлы.[6]

С 1830 по 1847 г. производство металла в Англии возросло более чем в 3 раза. Применение горячего дутья при плавке руды, начавшееся в 1828 г., втрое сократило расход топлива и позволило использовать в производстве низшие сорта каменного угля, С 1826 по 1846 г. экспорт железа и чугуна из Великобритании увеличился в 7,5 раза.[9]

Огромное значение имело появление железных дорог. Первый паровоз был построен в 1804 году Ричардом Тревитиком. В последующие годы многие инженеры пытались создавать паровозы, но самым удачливым из них оказался Георг Стефенсон, который в 18121829 гг. предложил несколько удачных конструкций паровозов. Его паровоз был использован на первой в мире железной дороге общественного пользования из Дарлингтона к Стоктону, открытой в 1825 г. После 1830 г. в Великобритании началось быстрое строительство железных дорог.

Химикаты

Промышленная революция сделала возможным промышленное производство некоторых наиболее востребованных на рынке химикатов, чем было положено начало развитию химической промышленности. Серная кислота была известна ещё в средние века, но получали её из окислов, образующихся при сжигании минеральной серы, в стеклянных сосудах. В 1746 г. Джон Ребук заменил их на более объемистые свинцовые, чем значительно увеличил производительность процесса.

Другой важной задачей было производство щелочных соединений. Метод промышленного производства карбоната натрия был разработан в 1791 г. французским химиком Никола Лебланом. Он смешивал серную кислоту с поваренной солью и получаемый сульфат натрия нагревал со смесью известняка и угля. Смесь продуктов реакции обрабатывали водой, из раствора получали карбонат натрия, а нерастворимые вещества (известняк, уголь и сульфид кальция) отбрасывали. Хлороводород поначалу также загрязнял атмосферу производственных помещений, но позже его научились использовать для получения соляной кислоты. Метод Леблана был прост, дешев и давал значительно более доступный продукт, чем ранее использовавшийся метод получения соды из золы растений[10].

Туннель под Темзой, первый в Европе туннель под водной преградой, открытый в 1843 г. Для его строительства использовали цемент.

Карбонат натрия использовали во множестве производственных процессов, в том числе для изготовления мыла, стекла, бумаги, а также в текстильной промышленности. Серная кислота кроме производства соды также находила применение для удаления ржавчины с металлических изделий и в качестве отбеливателя для тканей. Лишь к началу XIX в. Чарльз Теннант и Клод Луи Бертолле разработали более эффективный отбеливатель на основе хлорной извести. Фабрика Теннанта по производству нового отбеливателя в течение длительного времени оставалась крупнейшим в мире химическим предприятием.

В 1824 г. британский каменщик Джозеф Аспдин запатентовал химический процесс производства портландцемента. Он заключался в спекании глины с известняком. Далее смесь перемалывали в порошок, смешивали с водой, песком и гравием, в результате чего получался бетон. Через несколько лет инженер Марк Изамбар Брюнель применил бетон для строительства первого в мире водонепроницаемого тоннеля под рекой Темзой[11], а в середине XIX в. его использовали для сооружения современной городской канализации.

Газовые фонари

Основная статья: Искусственные источники света

Ещё одним достижением промышленной революции стало уличное освещение. Его появление в британских городах стало возможным благодаря шотландскому инженеру Уильяму Мердоку. Он изобрел процесс получения светильного газа путем пиролиза каменного угля, а также способы его накопления, транспортировки и использования в газовых фонарях. Первые газовые светильники были установлены в Лондоне в 1812-20 гг. Вскоре большая часть угля, добываемого в Великобритании, шла на нужды освещения, так как оно не только повышало комфорт и безопасность на городских улицах, но и способствовало удлинению рабочего дня на фабриках и заводах, ранее зависевших от освещения сравнительно дорогостоящими свечами и масляными лампами.

Причины промышленного переворота

Существует мнение, что вывоз капитала из зарубежных британских колоний явился одним из источников накопления капиталов в метрополии, способствовавшим промышленной революции в Великобритании и выводу этой страны в лидеры мирового промышленного развития[12]. В то же время, аналогичная ситуация в других странах (например, Испании, Португалии) не привела к ускорению экономического развития. Кроме того, промышленность успешно развивалась в ряде стран, не имевших колоний, например, в Швеции, Пруссии, США.

Как полагает нобелевский лауреат по экономике Джон Хикс, главными факторами промышленной революции в Англии были следующие[13][14]:

  • формирование институтов, защищающих частную собственность и контрактные обязательства, в частности, независимой и эффективной судебной системы;

  • высокий уровень развития торговли;

  • формирование рынка факторов производства, в первую очередь рынка земли (то есть торговля землёй стала свободной и была освобождена от феодальных ограничений);

  • широкое применение наёмного труда и невозможность использования принудительного труда в широких масштабах;

  • развитость финансовых рынков и низкий уровень ссудного процента;

  • развитие науки.

При этом он не переоценивает[15] значение технических изобретений: «Промышленная революция произошла бы и без Кромптона и Аркрайта и была бы, особенно на поздних стадиях, такой же, какая имела место в действительности»[16].

Несколько иной взгляд на причины Промышленной революции был выработан в трудах экономических историков: Иммануила Валлерстайна, Кристофера Хилла, Чарльза Уилсона, Ж.Бержье и др., — которые анализировали ход индустриализации Западной Европы и других стран в XVIII—XIX вв. на базе конкретных фактов, имевшихся в их распоряжении. По их мнению, ключевую роль в ускорении промышленного роста Англии в XVIII веке сыграла система протекционизма, введенная в 1690-е годы и усиленная дополнительными протекционистскими мерами к середине XVIII в. Именно она обеспечила быстрое развитие английской промышленности, несмотря на конкуренцию со стороны более сильной в то время голландской промышленности, а также обеспечила развитие промышленности Пруссии, Австрии и Швеции, где тоже были введены протекционистские системы[17].

Значительно меньшую или совсем незначительную роль в этом процессе, по их мнению, сыграли факторы, связанные с деньгами и наличием капитала. Исследования историков показали, что в подавляющем большинстве промышленные предприятия в период 1700—1850 гг. основывались представителями среднего класса (крестьянами, торговцами, ремесленниками), которые не прибегали ни к каким внешним источникам финансирования, а развивались за счет собственных средств или денег, взятых у родственников/знакомых[18] (см. также статью Первоначальное накопление капитала).

Среди других факторов, выделяемых экономическими историками, способствовать Промышленной революции могли также:

— борьба с монополиями и обеспечение реальной свободы предпринимательства (в Англии особенно активно эти меры проводились в период с 1688 г. по 1724 г. и после 1746 г.[19]);

— заключение негласного общественного договора между бизнесом и обществом, гарантировавшего, что они будут придерживаться определенных правил поведения, уважая права и бизнеса, и общества[20].

Промышленный переворот в России

Во второй четверти XIX века в России начался период подготовки к внедрению машинного производства в ведущих отраслях промышленности и транспорта, что явилось завершающим этапом создания предпосылок промышленной революции в России. Промышленная революция в России в конце первой половины XIX века носила крайне острый и противоречивый характер, что было обусловлено многообразием социально-экономических укладов огромной по территориальным масштабам страны. Развитие капиталистического уклада в России сопровождалось процессом разложения феодальных отношений и тормозящим влиянием господствующего на тот момент в России класса помещиков-крепостников. Промышленный переворот в России начался в 1830—1850-х годах, когда были созданы, практически с нуля, технически передовые для того времени текстильная и сахарная промышленность и началось техническое перевооружение металлургии. Но наиболее интенсивно индустриализация шла в периоды 1891—1900 гг., в 1920—1930-е годы и 1950—1960-е годы.

Cоциальные последствия

Урбанизация и перемены в социальной структуре

Быстро развивающаяся промышленность и обслуживающий сектор предоставляли множество новых рабочих мест. В то же время появление дешевых промышленных товаров вело к разорению мелких производителей и разорившиеся ремесленники становились наемными рабочими. Но главным источником пополнения армии наемных рабочих стали обнищавшие крестьяне, которые переселялись в города. Только с 1880 по 1914 год 60 млн европейцев переселились из деревень в города. Быстрый рост го­родского населения и внутренняя миграция в XIX веке стали практически повсеместно массовым явлением в Европе. Например, население Парижа с 1800 года по 1850 год выросло более чем на 92 %, население Манчестера с 1790 года по 1900 год увеличи­лось в 10 раз. В ряде стран городское население к началу XX века стало преобладающим (в Бельгии по переписи 1910 года оно составляло 54 %, в Ве­ликобритании (1911 год) — 51,5 %). В Германии в 1907 году оно составляло 43,7 %, во Фран­ции в 1911 году — 36,5 % всего населения.

Быстрая урбанизация и рост числа наемных рабочих чрезвычайно обострили со­циальные проблемы. Пока центры фабричного производства были относитель­но небольшими, городской житель мог в дополнение к заработку на фабрике обра­батывать огород, а в случае потери работы наняться на ферму. Но с ростом городов таких возможностей становилось все меньше. Мигрировавшим в города крестьянам приходилось с трудом приспосабливаться к непривычным условиям городского быта. Как заметил Ф. Бродель, «жить в городе, лишиться традиционной поддержки огорода, молока, яиц, пти­цы, работать в огромных помещениях, терпеть малоприятный надзор мастеров, повиноваться, не быть более свободным в своих передвижениях, принять твер­до установленные часы работы — все это в ближайшем будущем станет тяжким испытанием».

На протяжении XIX — начала XX века жилищные условия большинства наемных рабочих не отвечали элементарным санитарно-гигиениче­ским требованиям. В большинстве случаев их жилища были перенаселены. Была также распространена «сдача коек постояльцам», практиковавшаяся семьями, сни­мавшими квартиры. В Лондоне встречались объявления о сдаче части комнаты, причем мужчина, работавший днем, и девушка, работавшая прислугой в гостинице ночью, должны были пользоваться одной постелью. Современники в середине XIX века писали, что в Ливерпуле «от 35 до 40 тысяч насе­ления живёт ниже уровня почвы — в погребах, не имеющих вовсе стока…».

До изобретения газового освещения продолжительность рабочего дня на предприятиях зависела от естественного освещения, но с появлением газо­вых горелок фабрики получили возможность работать в ночное время. Во Франции многие бумагопрядильные фабрики в 1840-х годах установили рабочий день в пределах 13,5-15 часов, из которых на отдых выделялось по получасу три раза за смену. На английских фабриках в 1820—1840-х годах рабочий день за вычетом трех перерывов для приема пищи (1 час на обед и по 20-30 минут на завтрак и ужин) длился 12-13 часов. Распространенной становилась работа по вос­кресным дням.

В промышленности начал массово использоваться женский труд и впервые в истории множество женщин начало трудиться вне дома. При этом на текстильных фабриках мужчины работали надзирателями и квалифициро­ванными механиками, а женщины обслуживали прядильные и ткацкие стан­ки и получали меньшую зарплату, чем мужчины. Внедрение машин позволяло использовать элементарно обученных, малоквалифицированных работников и поэтому по­всеместным явлением также стал дешевый детский труд. В 1839 году 46 % фабричных рабочих Великобритании не достигли 18-летнего возраста. Официально признавалось: «Быва­ют случаи, что дети начинают работать с 4-х лет, иногда с 5, 6, 7 и 8 лет в рудниках».

Социальные протесты, про­снувшееся чувство «социального стыда» за бедствия трудящихся, стремле­ние уменьшить политическую нестабильность заставляли политиков выступать в поддержку разработки социальных программ для неимущих, государственного регулирования отношений между трудом и капиталом.[21]

В целом уровень жизни населения в результате промышленной революции вырос. Улучшение качества питания, санитарных условий, качества и доступности медицинского обслуживания привело к значительному росту продолжительности жизни и падению смертности. Произошел демографический взрыв. За 13 веков (с VI по XIX век) европейской истории население континента никогда не превышало 180 млн человек. За один только XIX век (с 1801 по 1914 годы) число европейцев возросло до 460 млн человек.[22]

По мнению исследователей Н.Розенберга и Л.Бирдцелла, «промышленная революция обозначила начало драматического периода улучшения в материальном положении западноевропейских и американских обществ, которое коснулось всех и каждого», а «романтическое представление о благополучной жизни работников в доиндустриальной Европе можно отвергнуть как чистую фантазию».[23]

Образование

Философ читает лекцию с использованием модели планетной системы. Дж. Райт, ок. 1766 г. Научные знания распространялись в неформальных философских кружках.

Знания об инновациях распространялись разными путями. Работники, получившие квалификацию у одного нанимателя, могли затем перейти к другому. Такой способ повышения квалификации был весьма распространенным, в некоторых странах, таких как Франция и Швеция, отправлять работников на стажировку за границу даже было государственной политикой. Стажеры, как и сейчас, обычно вели записи о своих работах, дошедшие до наших дней как памятники эпохи.

Другим способом распространения знаний были философские общества и кружки, члены которых, в частности, изучали «натуральную философию», как тогда называли естественные науки и её практические приложения[24]. Некоторые общества публиковали отчеты о своей деятельности, на основе которых позже возникли научные журналы и прочие периодические издания, в том числе энциклопедии.

Средневековые университеты в ходе промышленной революции также изменились, а их образовательные стандарты приблизились к современным. Кроме того, появились новые высшие учебные заведения, в частности, политехнические и специализированные институты и академии

ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ (industrial revolution) – революционные изменения в орудиях и в организации производства, которые привели к переходу от доиндустриального к индустриальному обществу. Классическим и наиболее ранним примером промышленной революции считается Англия конца 18 – начала 19 вв.

Современная историко-экономическая наука выделяет в истории человечества три крупных качественных скачка – три революции в производительных силах общества и в структурах самого общества. Неолитическая революция создала производящую экономику; промышленная революция привела к переходу от аграрного общества к промышленному; продолжающаяся научно-техническая революция ведет к переходу от промышленного общества к сервисному. Все эти процессы происходили асинхронно в разных странах и регионах, однако имели глобальный характер.

Термин «промышленная революция» (или «промышленный переворот») подчеркивает быстрый и взрывообразный характер изменений, который произошли на рубеже 18–19 вв. сначала в Англии, а затем и в других странах европейской цивилизации. Впервые это понятие начал использовать в 1830-е французский экономист Адольф Бланки. С 1840-х оно стало широко использоваться марксистами: в первом томе Капитала Карл Маркс дал развернутый анализ революционных изменений средств производства, которые стали фундаментом капиталистического строя. Среди историков-немарксистов понятие «промышленная революция» получило всеобщее признание в конце 19 в. под влиянием Лекций о промышленной революции известного английского историка Арнольда Тойнби.

Наряду с узкой трактовкой промышленной революции как события, связанного только с генезисом капитализма, среди обществоведов распространены и более широкие ее трактовки, когда промышленной революцией называют любые глубокие качественные сдвиги в промышленной сфере. Сторонники такого подхода выделяют не одну промышленную революцию, а три (Табл. 1) или еще больше. Однако такое более широкое толкование не считается общепринятой.

Таблица 1. ПЕРИОДЫ ТЕХНИЧЕСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ и их основная характеристика

Элементы технического прогресса

Периоды наибольшей концентрации качественных сдвигов

Конец 18 – начало 19 вв. (первая промышленная революция)

Последняя треть 19 – начало 20 вв. (вторая промышленная революция)

Середина 20 в. (третья промышленная революция – научно-техническая революция)

Орудия и средства труда

Возникновение машинного производства

Охват машинным производством основных рабочих процессов; массовое производство машин

Формирование систем машин, комплексная механизация, автоматизация производства

Двигательная сила и энергия

Паровая машина

Производство электроэнергии, электродвигатель, двигатель внутреннего сгорания

Электрификация производства, атомный реактор, реактивный двигатель

Предметы труда

Массовое производство железа, чугуна

Массовое производство стали

Качественная металлургия, массовое производство алюминия и пластмасс

Транспорт

Железнодорожный транспорт на паровозной тяге, пароход

Дизельные суда, автомобильный и авиационный транспорт

Развитие единых транспортных систем, контейнеризация, реактивный транспорт и ракетная техника

Средства связи

исправления

Почтовая связь

Электросвязь (телеграф, телефон)

Радиосвязь и электроника

Сельское хозяйство

Возникновение научных систем земледелия, селекция растений и животных

Механизация сельского хозяйства, минеральные удобрения

Комплексная механизация и химизация, микробиология, начало регулирования биологических процессов

Строительство и строительные материалы

Господство ручного труда, кирпич и дерево

Первые строительные механизмы; цемент и железобетон

Индустриальные методы строительства, использование новых строительных материалов и легких конструкций

Формы организации науки

Индивидуальная научная деятельность

Возникновение специализированного научного труда

Превращение науки в индустрию знаний, в отрасль народного хозяйства

Образование

Распространение грамотности и возникновение профессионального обучения

Массовое общее и специальное образование

Значительное (в несколько раз) повышение среднего уровня образования, быстрое развитие высшего образования

По: Запарий В.В., Нефедов С.А. История науки и техники. Екатеринбург, 2003

Среди обществоведов и в наши дни продолжаются дискуссии о том, что же именно следует считать главным содержанием промышленной революции 18–19 вв. Важнейшими изменениями эпохи промышленного переворота называют:

появление принципиально новых средств труда – машин (т.е. механизация производства);

формирование нового типа экономического роста – переход от медленного и нестабильного к высокому самоподдерживающемуся росту;

завершение формирования новой социальной структуры – превращение предпринимателей и наемных работников в основные общественные классы.

Промышленная революция как механизация производства. В ходе промышленной революции возникает новый элемент производительных сил общества – машина, которая состоит из трех основных частей: машины-двигателя, передаточного механизма и рабочей машины. Важнейшими из них являются рабочая машина, которая обрабатывает материал труда, заменяя «умелые руки» работника, и двигатель, дающий рабочей машине энергию, намного превосходящую силу человека. Именно в зависимости от того, как происходило формирование этих механических устройств, выделяют три этапа промышленной революции:

1-й этап – появление рабочих машин (первоначально в текстильном производстве, а затем и в других отраслях);

2-й этап – изобретение паровой машины как двигателя для рабочих машин;

3-й этап – создание рабочих машин для производства других рабочих машин.

Изобретение рабочих машин. В эпоху нового времени первым промышленным товаром массового потребления стала одежда. Поэтому промышленный переворот начался в ткацком производстве. Первым центром промышленной революции стала Англия – страна, которая еще в 16–17 вв. была главным центром овцеводства в Европе, чья шерсть шла на изготовление тканей, используемых не только в самой Англии, но и экспортируемых за рубеж.

Началом промышленной революции считают изобретение в 1764–1765 английским ткачом Джеймсом Харгривсом механической прялки, которую он назвал в честь своей дочери «Дженни». Эта прялка резко (примерно в 20 раз) увеличивала производительность труда прядильщика. Несмотря на сопротивление боящихся конкуренции цеховых ткачей, уже через несколько лет «Дженни» стала использоваться прядильщиками Англии практически повсеместно.

Коэффициент полезной деятельности прялки «Дженни» был ограничен тем, что она использовала мускульную силу ткача. Следующий важный шаг сделал в 1769 цирюльник Ричард Аркрайт, запатентовав прядильную машину непрерывного действия, рассчитанную на водяной привод. Наконец, в 1775 ткач Самуэл Кромптон сконструировал прядильную мюль-машину, выпускавшую высококачественную ткань. Если «Дженни» давала тонкую, но некрепкую нить, а ватермашина Аркрайта – крепкую, но грубую, то мюль-машина Кромптона давала пряжу и крепкую, и одновременно тонкую. После этих изобретений текстильная промышленность Англии поставила себя вне конкуренции, снабжая тканями все развитые страны мира.

Машинное производство первоначально возникло на ремесленном базисе – машины производились вручную и приводились в движение силой работника. Однако затем в ходе промышленной революции возникли двигатели для машин и началось производство машин машинами.

Изобретение двигателя для машин. Первые двигатели, используемые для питания рабочих машин, использовали силу известного еще в древности водяного колеса. Однако такие двигатели можно было использовать только около рек. Бурное развитие машинного производства потребовало изобретения универсальных двигателей, которые можно было бы использовать в любой месте.

Если рабочие машины пришли из ткацкой индустрии, то машинные двигатели – из горной промышленности.

При эксплуатации горных шахт всегда одной из основных проблем была откачка воды. Еще в 1711 Томас Ньюкомен изобрел паровой насос с цилиндром и поршнем. Поскольку машины Ньюкомена имели неравномерный ход, то они часто ломались.

В 1763 к работе по усовершенствованию машины Ньюкомена приступил Джеймс Уатт, лаборант университета в Глазго. Разобравшись в недостатках традиционной модели, Уатт разработал проект принципиально новой машины. В 1769, одновременно с изобретением прядильной машины Аркрайта, Уатт взял патент на свой паровой двигатель, но его доработка до массового практического внедрения потребовала еще многих усилий. Лишь в 1775 на заводе в Бирмингеме было налажено производство паровых машин, и только еще через десять лет это производство стало давать ощутимую прибыль. Наконец, в 1784 Уатт запатентовал паровую машину двойного действия, которая стала символом «века пара».

Изобретение нового двигателя не только ускорило развитие старых отраслей промышленности (например, текстильной), но и вызвало появление принципиально новых. В частности, произошел переворот в организации транспорта. Создание и распространение механических транспортных средств историки-экономисты называют транспортной революцией.

Уже в 1802 американец Роберт Фултон построил в Париже опытный образец лодки с паровым двигателем. Вернувшись в Америку, Фултон построил первый в мире пароход «Клермонт». Характерно, что машина для этого парохода была изготовлена на заводе Уатта. В 1807 «Клермонт» совершил первый рейс по Гудзону. Сначала не нашлось ни одного смельчака, который захотел бы стать пассажиром нового судна. Однако уже через четыре года Фултон основал первую в мире пароходную компанию, а еще через десять лет в Америке и Англии число пароходов уже измерялось сотнями. С 1830-х начинает действовать первая регулярная трансатлантическая пароходная линия.

Одновременно с изобретением пароходов делались попытки создания паровой повозки. В 1815 Джордж Стефенсон, английский механик-самоучка, построил свой первый паровоз. В 1830 он завершил строительство первой большой железной дороги между Манчестером (индустриальным центром) и Ливерпулем (морским портом, откуда английские товары развозились по всему миру). Выгоды от этой дороги были настолько велики, что Стефенсону сразу же предложили руководить строительством дороги через всю Англию от Манчестера до Лондона. На протяжении 19 в. протяженность железных дорог в развитых странах росла взрывообразно, пик роста пришелся на 1860–1880-е

Изобретение машин для производства машин. На начальных этапах распространение машин было ограничено тем, что их приходилось производить вручную, поэтому каждая из них сильно зависела от изобретательности мастера, однотипные машины заметно отличались друг от друга. Переворот в производстве завершился тогда, когда осуществилась механизация производства самих машин.

Самым важным открытием машиностроения эпохи промышленной революции стало изобретение токарного станка, на котором можно было бы нарезать винты и осуществлять иные операции. В этом открытии основную роль сыграл английский механик Генри Модсли. В 1798–1800 он изобрел токарный станок с суппортом, на котором стало возможным очень точно нарезать винты и гайки. Понимая необходимость универсализации технических параметров, Модсли стал также основателем технической стандартизации. Только теперь стало возможным массово производить болты и гайки, которые подходили бы друг к другу.

Механизация производства машин позволила наладить поточное производство «машин для убийств» – огнестрельного оружия, винтовок и стальных пушек.

Давно было известно, что ружья с нарезами в канале ствола стреляют дальше и точнее. Однако зарядить такое ружье с дула, подобно гладкоствольному, было трудно, а для создания казнозарядного ружья необходимо изготавливать затвор ружья с высокой точностью. Когда появились высокоточные токарные станки, эта проблема была решена. В 1841 на вооружение прусской армии было принято игольчатое ружье Дрезе, позже нарезное оружие поступило и в другие европейские армии. Крымская война убедительно показала преимущества нарезного оружия союзников перед гладкоствольными ружьями русских.

Позже всего появились стальные пушки. В 1850-х английский изобретатель и предприниматель Генри Бессемер изобрел бессемеровский конвертер, а в 1860-х французский инженер Эмиль Мартен создал мартеновскую печь. После этого началось промышленное производство стали и стальных пушек.

Механизация производства оружия подкрепила высокую экономическую эффективность стран Западной Европы не менее высокой эффективностью их армий. Благодаря этому колониальное подчинение всего мира передовой Европе стало лишь вопросом времени.

«Патентная революция» как предпосылка промышленной революции. Историки отмечают, что машины сами по себе вовсе не были для Западной Европы чем-то совершенно новым. Еще в античную эпоху изобретались многие механические приспособления, вплоть до использования силы пара. В средние века также известно немало попыток использования машин на мануфактурах. Эти факты показывают, что, с точки зрения возможностей чисто технических изобретений, промышленная революция могла бы произойти гораздо раньше нового времени.

Объяснение «запоздалого» массового внедрения технических изобретений кроется в том, что оно требовало осуществить сначала некоторые социальные инновации. Для внедрения машин, в частности, было необходимо сначала ликвидировать средневековую цеховую систему, которая запрещала конкуренцию, и создать систему правовой защиты прав изобретателя. В средние же века технические изобретения оставались уникальными образцами: внедрение техники наталкивалось на противодействие цеховых ремесленников, которые боялись потерять работу, а изобретатели, боясь лишиться дохода от использования своих открытий, всячески их скрывали и часто уносили их тайну с собой в могилу.

Феодальная регламентация создавала для технических новинок не стимулы, а контрстимулы. Известно много примеров репрессий против изобретателей новых технических инноваций. Так, в 1579 в Данциге был казнен механик, создавший лентоткацкий станок. Когда в 1733 английский ткач Джон Кей изобрел «летающий челнок», то он подвергся преследованиям собратьев по профессии – его дом был разгромлен, и он был вынужден бежать во Францию. Последним отголоском средневекового страха перед машинами стало движение луддитов в Великобритании рубежа 18–19 вв., когда восставшие рабочие разбивали машины, «отнимающие хлеб у людей».

Важнейшей предпосылкой изобретения машин стала «патентная революция» середины 18 в., когда в Англии были приняты специальные законы, защищающие (в течение ряда лет) исключительные права изобретателя на использование его открытия. Изобретательство стало приносить не гонения, а доход. В результате многие изобретатели (Аркрайт, Уатт, Фултон, Стефенсон) смогли стать крупными предпринимателями, заработавшими большую прибыль на эксплуатации своих открытий. Без законов о защите интеллектуальных прав собственности изобретательство не могло бы приобрести широкого размаха.

Промышленная революция как переход к самоподдерживающемуся росту. Эпоха промышленной революции качественно изменила темпы экономического роста. В доиндустриальных обществах экономический рост был неустойчив и невысок: периоды экономического роста перемежались с периодами спада, в результате чего средний темп прироста колебался около нуля. Новый взгляд на эпоху промышленной революции, концепцию перехода к самоподдерживающемуся росту, сформулировал в 1956 американский экономист Уолт Ростоу.

У.Ростоу выделил пять стадий роста:

1. традиционное общество (the trаditional society);

2. период создания предпосылок для взлета (the preconditions for take-off);

3. взлет (the take-off);

4. движение к зрелости (the drive to maturity);

5. эпоха высокого массового потребления (the age of high mass consumption).

Критерием выделения стадий в концепции У.Ростоу служили преимущественно технико-экономические характеристики: уровень развития техники, отраслевая структура хозяйства, доля производственного накопления в национальном доходе, структура потребления и т.д.

Для первой стадии, традиционного общества, характерно, что свыше 75% трудоспособного населения занято производством продовольствия. Национальный доход используется главным образом непроизводительно, на потребление, а не на накопление. Это общество структурировано иерархически, политическая власть принадлежит земельным собственникам или центральному правительству. Темпы экономического роста невелики и нестабильны.

Вторая стадия является переходной к взлету. В этот период осуществляются важные изменения в трех непромышленных сферах экономики – сельском хозяйстве, транспорте и внешней торговле.

Третья стадия, «взлет», охватывает, по мнению У.Ростоу, сравнительно небольшой промежуток времени – всего 20–30 лет. В это время резко растут темпы капиталовложений, заметно увеличивается выпуск продукции на душу населения, начинается быстрое внедрение новой техники в промышленность и сельское хозяйство. Развитие первоначально охватывает небольшую группу отраслей («лидирующее звено») и лишь позднее распространяется на всю экономику в целом. Чтобы рост стал автоматическим, самоподдерживающимся, необходимо выполнение нескольких условий:

резкое увеличение доли производственных инвестиций в национальном доходе (с 5% до как минимум 10%);

стремительное развитие одного или нескольких секторов промышленности;

политическая победа сторонников модернизации экономики над защитниками традиционного общества.

Главная идея концепции У.У.Ростоу показана на графике (Рис. 1), где по оси абсцисс отложено время с указанием выделенных Ростоу стадий, а по оси ординат – среднедушевой доход.

Для традиционного общества характерно колебание на одном и том же уровне: среднедушевой доход, то немного увеличивается, то падает под влиянием ухудшения соотношения жизненные средства / население. Во второй стадии, переходной к взлету, ситуация несколько улучшается: растет среднедушевой доход, однако, еще нельзя говорить о необратимых изменениях. Лишь стадия взлета переводит среднедушевой доход на качественно новый жизненный уровень и, главное, создает предпосылки для необратимого роста.

Предложенная У.Ростоу интерпретация промышленной революции предлагает видеть главное не в новых машинах, а в новых высоких темпах роста. Действительно, промышленная революция привела к резкому ускорению темпов ежегодного прироста основных экономических индикаторов (Табл. 3). Однако при таком подходе глубокие социальные, институциональные изменения оказываются как бы в тени, а на передний план выходит соотношение инвестиций и темпов роста валового национального продукта.

Критики концепции самоподдерживающего роста отмечали довольно абстрактный характер количественных критериев, предложенных У.Ростоу для выделения стадий. В его теории большую логическую нагрузку несет тезис об удвоении доли производственных инвестиций в национальном доходе. Между тем, это утверждение не вполне соответствует историческому опыту развитых капиталистических стран. Как справедливо отметил американский экономист Саймон Кузнец, доля внутреннего накопления в национальном доходе перед стадией взлета во многих странах была заметно выше 5% (например, в США в 1840–1850-е она составляла 15–20%) и удвоения ее в ходе взлета вовсе не наблюдалось. Схема У.Ростоу, замечает С.Кузнец, скорее «могла бы соответствовать „коммунистическим взлетам“», поскольку в процессе социалистической индустриализации конца 1920 – начала 1930-х действительно произошло удвоение нормы производственного накопления.

Таким образом, предложенная У.Ростоу интерпретация промышленного переворота как резкого ускорения и качественного изменения темпов роста в наши дни принимается, но в менее жесткой форме. Историки соглашаются, что только после промышленного переворота начался устойчиво высокий экономический рост, связанный не с внешними, а с внутренними стимулами. Однако изменение темпов и качества экономического роста происходит вовсе не «скачком», а в течение длительного промежутка времени. Скачкообразный «взлет» типичен только для стран догоняющего развития (для России, для новых индустриальных стран третьего мира), которые при осуществлении промышленного переворота используют в «готовом виде» многие достижения передовых стран.

Промышленная революция как социальный переворот. Экономисты левой ориентации, последователи идей К.Маркса, видят главное содержание промышленной революции не в изобретении машин и не в экономическом росте, а в качественном изменении социальных характеристик процесса труда и социальной структуры общества.

Орудия труда приобретают такую форму существования, которая обусловливает замену человеческой силы силами природы, а эмпирических рутинных приемов – сознательным применением научных знаний. Именно после промышленного переворота коллективный (кооперативный) характер труда становится технической необходимостью.

В доиндустриальных обществах производство зависело главным образом от индивидуальной квалификации и физической силы. Поэтому процесс труда оставался в основном индивидуализированным: крестьянин со своей семьей самостоятельно обрабатывал свой надел, ремесленник с немногими подмастерьями единолично трудился в мастерской. Когда предприниматели организовывали совместный ручной труд многих работников на мануфактуре (такая форма производства была довольно широко распространена, например, в средневековой Италии), то их производительность труда росла довольно незначительно, а потому такие мануфактуры не могли стать главной формой промышленного производства. Кроме того, мануфактурный наемный работник всегда желал, накопив денег, стать самостоятельным ремесленником, поскольку его трудовые навыки допускали единоличную трудовую деятельность. Наконец, поскольку ручной труд требовал высокой квалификации и немалой физической силы, то активными работниками в докапиталистических обществах могли быть только мужчины, женщинам же оставались лишь второстепенные виды деятельности, не требующие ни особого мастерства, ни физической силы. Такое положение наемного работника называют формальным подчинением труда капиталу: наемный работник сохраняет возможность порвать с наемным трудом.

Массовое внедрение машин внесло принципиальные изменения в организацию труда, а тем самым и в социальную структуру общества.

Фабричное производство, основанное на кооперации машин, формировало работника принципиально нового типа. От него требовалось умение уже не изготавливать своими руками от начала до конца какой-либо товар, а выполнять у машины однообразные операции, постоянно работая бок о бок с другими наемными работниками. В результате, даже накопив денег, такой наемный работник не мог стать самостоятельным производителем, поскольку его навыки делали его «винтиком» единого трудового коллектива, управляемого предпринимателем. Это – реальное подчинение труда капиталу, когда наемный работник уже не может вернуться в число самостоятельно занятых. Именно теперь предприниматели (капиталисты) и наемные работники (пролетарии) становятся главными общественными классами.

Машинное производство, упрощающее трудовые операции, позволило вовлечь в процесс труда не только взрослую мужскую рабочую силу, но также женщин и детей. В конце 18 – начале 19 вв. происходит уменьшение средней зарплаты работников за счет вовлечения женского и детского труда. Негативным побочным следствием этого стал стремительный рост детской смертности (например, в Англии на 100–260%). Вместе с тем, общество осознало необходимость введения начального образования для детей до 14 лет.

На первых порах машина выступала как средство удлинения рабочего дня. К этому предпринимателей подстегивал материальный и моральный износ машин. Однако удлинение рабочего дня входит в противоречие с интенсификацией труда – повышением расхода сил работника за единицу времени. Условием интенсификации труда является сокращение рабочего дня, иначе работник не мог выдержать «фабричной каторги».

Итак, леворадикальные ученые считают главным социальным следствием промышленной революции переход от формального к реальному подчинению труда капиталу. Пожизненная специальность управлять частичным орудием, считают они, превращается в пожизненную специальность – служить частичной машине. Поэтому с их точки зрения машина освобождает не рабочего от труда, а труд от всякого содержания. Происходит отделение интеллектуальных сил процесса производства от физического труда и превращение их во власть капитала над трудом. Техническое подчинение рабочего создает на заре капитализма казарменную дисциплину труда.

Особенности промышленной революции в разных странах. Промышленная революция происходила в различных странах неравномерно. После промышленной революции в Англии промышленный переворот начинается в 1830–1860 во Франции, в 1850–1890-е – в США и Германии, в 1870-е – в скандинавских странах, в 1880-е – в Японии (Рис. 1).

Промышленная революция в странах догоняющего развития, как правило, имеет ряд принципиальных отличий от того, как она протекала в передовых странах.

Во-первых, в отстающих странах промышленная революция вызвана не только и не столько потребностями внутреннего развития, сколько давлением извне – необходимостью давать экономический и военный отпор более передовым странам. Как следствие, промышленный переворот в отстающих странах протекает не спонтанно, а под опекой государства, которое целенаправленно «выращивает» те технические и социальные инновации, которые оно считает наиболее необходимыми.

Во-вторых, хотя сам процесс промышленного переворота при догоняющем развитии протекает более ускоренно, но он, как правило, остается отчасти незавершенным. Ярким примером тому является советская индустриализация: хотя в СССР удалось в 1930–1950-е сделать промышленное производство основой экономического развития, однако даже в наши дни слабы механизмы самоподдерживающегося роста, автоматического обновления производства. Возникнув во многом в результате государственной поддержки, промышленное производство в отстающих странах не приучается расти без помощи правительства.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.