Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
SINTAKSIS_OTVETY_3.docx
Скачиваний:
82
Добавлен:
30.05.2015
Размер:
384.35 Кб
Скачать
  1. Понятие о предмете и объекте синтаксиса.

В языке выделяют словарный состав и грамматический строй. Лексический материал, который используется по законам и правилам грамматики – словарный состав. Грамматика включает в себя морфологию и синтаксис. Морфология изучает внутрисловные компоненты, а синтаксис – законы соединения слов. Синтаксис– это раздел грамматики наряду с морфологией. Синтаксис с греческого обозначает составление, построение, строй.Синтаксис– это раздел грамматики, изучающий строй связной речи, единственный раздел грамматики, который изучает именно связанную речь. Все другие разделы языка представляют его в разобранном виде, а синтаксис имеет дело с готовыми для общения единицами. Т.о. он по своей природе более функционален, чем все остальное. Существует тезис, что синтаксис – это высший ярус языка. В исследованиях языка он понимается как система систем, при том, что существует системный подход, поэтому язык – система систем, где выделяются подсистемы: фонетика, морфология, лексикология, синтаксис. Синтаксис не может существовать без нижних «этажей». Синтаксис является высшим ярусом потому, что определяет коммуникативно-функциональную значимость языка, т.е. основную языковую сущность. Синтаксиснепосредственносвязан с актом коммуникации и внеязыковой действительностью, а все остальные уровни работают на него и обеспечивают всеми необходимыми средствами. Синтаксис изучает правила связывания слов и форм слов, а с другой стороны, те единства, в составе которых эти правила реализуются, а именно синтаксические единицы. Предметом является грамматическая структура связанной речи.

  1. Словосочетание и предложение. Их общие и различающие их свойства.

В разное время вопрос о синтаксических единицах решался по-разному. Представление об основной синтаксической единице менялось в зависимости от представлений о синтаксисе. Традиционно выделяются две основные единицы: словосочетание и простое предложение. Научная парадигма – тот способ видения языка, который существует в определенное время. В наше время существует антропоцентрическая парадигма – все для обслуживания говорящего. Истоки этой традиции можно найти в Российской грамматике Ломоносова, словосочетание и простое предложение как две соотнесенные единицы выделяет А.А. Шахматов, его идею развивает В.В. Виноградов, который утвердил то понимание синтаксических единиц, которое сейчас преобладает в науке.

Для того, чтобы понять, в чем состоит различие между предложением и словосочетанием, необходимо обратиться к определению важнейшего грамматического свойства простого предложения. Таким свойством является понятие предикативности. Виноградов, изучая предложение, выявил факт, что содержание предложения всегда соотнесено с действительностью, оноактуализировано – соотнесено с актом коммуникации.

Строим предложение:

  1. Даем название каждому фрагменту действительности, выбираем имена между участниками ситуации (чашкаупала напол)

  2. Выбираем отношения между ними и, в зависимости от характера отношений, мы строим предложение. (чашка падаетна пол, чашкаупалана пол, чашкаупадетна пол)

  3. Таким образом, мы соотносим предложение с действительностью, это и есть актуализация. Мы формируем отношения при помощи грамматических категорий (время, наклонение). Событие рассматривается как реальное и ирреальное и в определенный момент времени.

Мы выбираем грамматическую форму, чтобы показать, как реально соотносится то, о чем говорится, с действительностью. Каждое употребленное в речи предложение имеет модально-временноезначение – реального или ирреального факта модальность, отнесенность к тому или иному времени. Т.о. Виноградов грамматическую сущность предложения увидел в комплексе грамматических значений, которые соотнесены с актом речи. Этот комплекс значений, всегда имеющий формальное выражение он назвалпредикативностью.

Предикативность = модальности + время.

Словосочетание не обладает предикативностью (по вечерам бабушка рассказывала сказки – рассказывание бабушкой сказок по вечерам). Предложение – это предикативная единица, а словосочетание – не предикативная. Как особая единица может рассматриваться и сложное предложение. В функциональном плане оно имеет много общего с простым предложением, но с точки зрения формальной и смысловой организации – это отдельная единица. Сложное предложение – это сочетание предложений на основе определенной синтаксической связи, при этом его части обладают предикативностью. В сложном предложении больше 1 предикативности.

  1. Понятие о словосочетании. Разное понимание словосочетания в ходе развития синтаксической науки. Учение В.В. Виноградова о словосочетании.

Психологическое направление. Начинается с 50-70ых годов 20 века. Разрушение логической парадигмы. Этот этап связан с именем А.А.Потебни. Логика – это не все, что есть в языке. Грамматическое предложение вовсе не параллельно и не тождественно логическому суждению, хотя бы потому, что логических категорий гораздо меньше, чем грамматических. В основу предложения А.А.Потебня кладет психологическое суждение, и выясняется отношение психологических и грамматических категорий. Язык – это, прежде всего, продукт психической деятельности. Идеи Потебни получили развитие в работах А.А.Шахматова и в различных современных теориях языка. У представителей психологического направления предложение понимается как психологическое суждение и рассматривается как основная синтаксическая единица. Т.о. словосочетание также не рассматривается.

2. Синтаксис предстал как самостоятельная лингвистическая дисциплина. Ф.де Сосюр – представитель структурализма – отказался от подпорок логики и психологии и описал язык как самостоятельную сущность. Он выдвинул лозунг системности языка. Изучение синтаксиса как системы, самостоятельно функционирующей. На русской почве такой подход к языку предложил Ф.Ф. Фортунатов. Язык начинают изучать с формы, внешнего вида системы. Фортунатов утверждал, что в языке есть слова, которые сочетаются в какие-то элементы, и мы должны изучать словосочетание. Но это словосочетание совсем не похоже на то, которое предложил изучать Ломоносов. Это качественно иной уровень осмысления словосочетания. Предложение для Фортунатова – это всего лишь один из видов словосочетаний. М.Н. Петерсон отказывается от изучения предложения. Словосочетание для него – это всякое соединение слов, в том числе и простое предложение любого объема, а сложное предложение – это соединение словосочетаний. Как учение о словосочетании определяет синтаксис и А.М. Пешковский – он не считает возможным совершенно отказаться от теории предложения и делает попытку вывести понятия предложения из понятия словосочетания. Это приводит к парадоксальному утверждению о существовании словосочетаний, состоящих из 1 слова (Морозит. Зима. Пожар и т.д.).

А.А. Шахматов «Синтаксис русского языка» - предложение противопоставляется словосочетанию. Т.к. предложение – это законченное словосочетание, которое соответствует законченной единице мышления. Предложение – не просто разновидность словосочетания, но особая синтаксическая единица, которая может быть представлена и не одним словосочетанием, а одной словоформой. В учение о предложении он за основу берет все-таки словосочетание.

В.В. Виноградов в академ грамматике 54 года исходит из выдвинутого Шахматовым тезисе о существовании 2 синтаксических единиц. Словосочетание, в отличие от предложения, является сложным названием и служит строительным материалом для предложения. Это сложное название, которое образовано по правильному распространению слова. Словосочетание наделяется номинативной функцией. Предложение, в отличие от словосочетания, обладает предикативностью. Не считает словосочетаниями и ряды словоформ, связанных сочинительной связью. Компоненты, вступающие в полупредикативные отношения, тоже не есть словосочетание по Виноградову. Словосочетание – это единство, связанное подчинительной связью. Тезис о номинативности словосочетания вызывает основные возражения у некоторых исследователей, они считают, что назначение словосочетания не в наименовании единого расчлененного понятия, а в выражении определенных отношений между понятиями. Отношение может быть установлено и в словосочетании, и между подлежащим и сказуемым. А между словами, связанными сочинительной связью – сочинительные словосочетания. Предикативные словосочетания – синтаксис предложения, непредикативные – синтаксис словосочетания.

Словосочетание противопоставляется сочетанию слов, причем противопоставляется еще более жестко, чем это делает Виноградов. Н.Ю. Шведова – ученица Ваиноградова – выводит из состава словосочетания конструкции с непредсказующей связью, она называет их детерминантами. (Под вечерон перенес все свечи из всех комнат в гостиную). После того, как Шведова сократила объем определения словосочетания, такие исследователи, как Ю.Ф. Фоменко и И.П. Раскопов, с разной степенью категоричности стали утверждать, что, поскольку словосочетание так трудно узнать, то есть смысл отказаться от понятия словосочетания, оставить слово и сочетание слов. Фоменко утверждает, что словосочетание есть речевая реализация валентных свойств слова, поэтому это проблема лексикологии: есть слово и его сочетаемые возможности.

В.А. Белошапкова говорит, что следует выделять словосочетание, отделять его от сочетания слов, но границу словосочетания она делает шире и считает, что все сочинительные связи – это связи уровня словосочетания.

Словосочетание– это смысловое и грамматическое объединение слова и формы слова, на основе подчинительной связи. Любое словосочетание состоит из зависимого и главного слова и всегда означает нечто более частное и конкретное. Словосочетание вышло из слова, т.е. сочетается слово и то, что к нему относится. Словосочетание может быть описано в трех аспектах: формальный, содержательный, функциональный. Оно строится по определенной структурной схеме.

Структурная схема- это отвлеченный образец словосочетания, по которому строятся многочисленные словосочетания с разным лексическим наполнением главного и зависимого компонента. В схеме учитывается семантическая связь, на основе которой строится сочетание, характеристика компонентов и порядок слов. Словосочетание обладает смысловой устроенностью, определяющим в нем является грамматическое значение словосочетания. (ФОРМА – ОБРАЗЕЦ).

Грамматическое значение словосочетания– это выделяемые синтаксической связью синтаксические отношения между его компонентами, рассмотренные в отвлечении от конкретного лексического наполнения. (Строительство дома – действие и его объект, Крыша дома – целое и его часть, Страна гор – предмет и его характерная деталь).

Словосочетание в языке выполняет несколько функций: служит строительным материалом для предложения, входя в его состав; употребляется в качестве названия; служит составным элементом текста при некоторых видах его сегментированного построения (парцелляция).

Парадигма в словосочетании– это ряд видоизменений формы, при которых семантика не меняется. Парадигма словосочетания совпадает с парадигмой главного слова, но по этому пункту имеются разногласия. При этом позиция наличия парадигмы имеет право на существование. Можно исходить из изоморфности (соответствие языковых уровней).

  1. Традиционное учение о видах подчинительной связи. Сильные и слабые стороны этого учения. Вопрос об именном примыкании. Виды управления, согласования, примыкания, основы выделения разновидностей синтаксической связи.

Проблема словосочетаний издавна привлекала внимание русских языковедов. В первых грамматических трудах основным содержанием синтаксиса считалось учение "о словосочинении", т.е. о соединении слов в предложении. Уже в "Русской грамматике" А.Х. Востокова (1831) дается довольно подробное описание системы словосочетаний русского языка. Однако в работах Н.И. Греча, Г.П. Павского, Ф.И. Буслаева, К.С. Аксакова, Н.П. Некрасова, Н.И. Давыдова проблема словосочетаний отодвигается на задний план, поскольку в середине XIX в. главным предметом синтаксиса стало предложение. Интерес к проблеме словосочетаний возрождается в конце XIX в., и сама проблема становится центральной в лингвистической системе Ф.Ф. Фортунатова и его учеников. Фортунатов считал синтаксис учением о словосочетании, а предложение рассматривал как один из видов словосочетания. Эти взгляды нашли отражение в работе A.M. Пешковского "Русский синтаксис в научном освещении" (1914; 7-е изд., 1956), в книге М.Н. Петерсона "Очерк синтаксиса русского языка" (1923). В ряде учебников и учебных пособий для высшей и средней школы словосочетание стало рассматриваться как пара по смыслу и грамматически связанных слов, выделяемая из предложения. Представляет интерес трактовка словосочетания А.А. Шахматовым ("Синтаксис русского языка", 1941. С. 274): "Словосочетанием называется такое соединение слов, которое образует грамматическое единство, обнаруживаемое зависимостью одних из этих слов от других". По Шахматову, синтаксис словосочетаний занимается главным образом второстепенными членами предложения в их отношении к главным членам или во взаимном отношении друг к другу, тогда как синтаксис предложения занимается главными членами предложения в их отношении к предложению или во взаимном отношении друг к другу. Предложение тоже является словосочетанием, но словосочетанием законченным, а остальные словосочетания характеризуются как незаконченные.  Словосочетания распадаются на два вида: независимые, в которых господствующее слово выступает в независимой форме (подлежащее двусоставного предложения или главный член односоставного предложения плюс грамматически связанное с ними слово), и зависимые, в которых господствующее слово выступает в зависимой форме (все остальные словосочетания). Как показывают эти рассуждения Шахматова, словосочетания выделяются им из предложения. Сочетание подлежащего со сказуемым не включается в число пар, образующих словосочетание, поэтому грамматическая связь между обоими главными членами изучается в синтаксисе предложения. Вопрос о том, считать ли словосочетанием в терминологическом понимании этого слова сочетание подлежащего со сказуемым, является принципиальным, так как с ним связано разграничение понятий предложения и словосочетания: при положительном решении вопроса, т.е. признании существования предикативных словосочетаний, предложение может оказаться частным случаем словосочетания или, что то же самое, словосочетание само по себе может быть предложением; наоборот, при отрицательном решении вопроса, т.е. непризнании существования предикативных словосочетаний, между предложением и словосочетанием устанавливается резкая грань. Спорным является и вопрос о подразделении словосочетаний на подчинительные (общепризнанный тип словосочетаний) и сочинительные (сочетания однородных членов предложения). Признание второго типа находим у многих авторов (например, у A.M. Пешковского), однако другие исследователи отделяют группы однородных членов от словосочетаний (например, В.В. Виноградов). Всех авторов объединяет в трактовке рассматриваемого вопроса понимание словосочетания как синтаксического единства, вычленяемого из предложения; словосочетание существует в составе предложения. Таким образом, принципиальными вопросами теории словосочетаний являются следующие: 1) существует ли словосочетание вне предложения, в которое оно входит как конструктивный элемент наряду с отдельным словом, или же словосочетание вычленяется из готового предложения; 2) существуют ли "предикативные словосочетания", т.е. образует ли словосочетание пара, состоящая из подлежащего и сказуемого; 3) существуют ли "сочинительные словосочетания", т.е. образует ли словосочетание группа однородных членов (так называемые открытые ряды, незамкнутые сочетания). Нетрудно видеть, что решение последних двух вопросов зависит от решения первого, так как и предикативные отношения, и сочетания однородных членов существуют только в составе предложения. Принципиально новое решение рассматриваемой проблемы в целом дает В.В. Виноградов. В книге "Русский язык" (1972, с. 12) он пишет: "Словосочетание - это сложное именование. Оно несет ту же номинативную функцию, что и слово. Оно так же, как и слово, может иметь целую систему форм. В области лексики этому понятию соответствует понятие о фразеологической единице языка". В связи с анализом синтаксической системы A.M. Пешковского акад. Виноградов пишет: "...В корне ошибочна мысль, внушенная A.M. Пешковскому акад. Ф.Ф. Фортунатовым, будто понятие предложения можно вывести из понятия словосочетания. Словосочетание и предложение - понятия разных семантических рядов и разных стилистических плоскостей... Предложение - вовсе не разновидность словосочетания, так как существуют и слова-предложения. Но оно и по внутреннему существу своему, по своим конструктивным признакам непосредственно не выводимо из словосочетания. Словосочетание... так же, как и слово, представляет собой строительный материал, используемый в процессе языкового общения. Предложение же - произведение из этого материала, содержащее сообщение о действительности" (см.: Идеалистические основы синтаксической системы проф. А.М. Пешковского, ее эклектизм и внутренние противоречия // Вопросы синтаксиса современного русского языка, 1950. - С. 38). Как явствует из приведенной цитаты, акад. Виноградов строго разграничивает понятие предложения и понятие словосочетания. Основанием для этого служит наличие у каждого из этих понятий особых признаков: предложение - это единица сообщения, коммуникативная единица, а словосочетание - это единица называния, обозначения. Предложение содержит законченное содержание с соответствующей интонацией, характеризуется наличием категории модальности, тогда как у словосочетания эти признаки отсутствуют. В словосочетании имеются только подчинительные отношения (см. ниже), а в предложении наряду с ними имеются также отношения сочинительные, пояснительные, присоединительные. Что касается соотношения между словосочетанием и словом, то они сближаются выполняемой ими функцией, причем словосочетания, подобно словам, имеют формы словоизменения, выражающие связь данного словосочетания с другими словами или словосочетаниями в предложении, например: книга брата, книги брата, книге брата и т.д. (изменяется стержневое слово); старый дом, старого дома, старому дому и т.д. (оба члена словосочетания имеют одинаковые формы словоизменения). Словосочетания могут и должны изучаться не только в составе предложения как его структурные элементы, но и вне его как лексико-семантические единства, образуемые по законам данного языка. Вместе с тем между словосочетанием и словом имеется существенное различие: элементы словосочетания (слова) оформлены отдельно, а элементы слова (морфемы) слиты воедино (ср.: задержание снега - снегозадержание). Из сказанного вытекает следующее: 1) словосочетания - не результат дробления предложения на части - пары связанных между собою подчинительными отношениями слов, но наряду с отдельными словами они входят в состав предложения в качестве его конструктивных элементов, выполняя лексико-семантическую функцию сложного называния предметов и явлений; значительно реже, в результате взаимодействия между словосочетаниями и предложениями, в составе последних образуются отдельные типы словосочетаний, которые, вычленяясь из предложения, приобретают номинативное значение; 2) к числу словосочетаний не относятся пары, образуемые подлежащим и сказуемым, поскольку здесь налицо отношения, возникающие только в предложении (предикативные отношения); 3) не образуют словосочетания также конструкции, связанные так называемыми полупредикативными отношениями, т.е. обособленный оборот и слово, к которому он относится; 4) группа однородных членов (сочинительное сочетание) не образует словосочетания, так как не является сложным наименованием явлений объективной действительности. Правда, парные сочетания слов типа отец и мать (родители), муж и жена (супруги), день и ночь (сутки) и т.п., образующие так называемые замкнутые сочетания, компоненты которых связаны соединительными (реже противительными) союзами, употребляются в номинативной функции и тем самым входят в разряд словосочетаний.

Синтаксическая связь– это языковое выражение или средство выражения синтаксических отношений. Это форма существования того или иного отношения. Однако нет соответствия между отношением и формой его выражения. Одному виду отношений может соответствовать несколько синтаксических связей. (Ситцевое платье(определ. - согласование), платье из ситца(определ. - управление), мысли в слух(определ. - примыкание)). Связь существует благодаря грамматическим показателям (предложно-падежные формы и т.д.)

В синтаксисе существует связь, основанная на равноправии компонентов (красивый и умный, крупный; но не сладкий) и связь, основанная на отношениях подчинения. Т.о. мы выделяем связи сочинения и подчинения.

Сочинение– это синтаксическая связь, которая существует между однофункциональными по своему синтаксическому положению единицами. Эта связь существует только на уровне предложения. Слова, связанные сочинительной связью, не образуют словосочетания, а образуют сочетания слов. Связь сочинения может существовать и между предикативными единицами (она пишет очень быстро, а я едва поспеваю за ней). Есть такие конструкции, в которых сочинительная связь накладывается на подчинительную (маленькое, но удовольствие).

Сочинительная связь:

  • Открытая – такая связь, которая наблюдается между двумя и более единицами, она всегда может быть продолжена. Она потенциально многочленна. (Я взял с собой и ручку, и тетрадку, и пенал)

  • Закрытая – такая связь, которая всегда двучленна. (Крупный, но не сладкий)

Подчинительная связь– она существует как в словосочетании, так и в сложном предложении. В ней один компонент выступает как главный по отношению к другому, а именно подчинительная связь достаточно разнообразна, поэтому история ее изучения сводится к различным попыткам представить их как систему. В словосочетании традиционно выделяются три типа связи: согласование, управление и примыкание. В основе выделения этих типов связи лежит формальный критерий, который ориентирован на грамматическую форму главного и зависимого слова.

  1. Согласование– такой вид подчинительной связи, при котором главное слово уподобляет зависимое в присущих ему роде, числе и падеже. При изменении формы главного изменяется форма зависимого. Главный компонент при согласовании – это существительное, а зависимый – обязательно принадлежит к грамматическим классам, имеющим формы рода, числа и падежа (или часть этих форм) – морозный день, наблюдаемое явление, что-то необычное, на третьем этаже, путь дорога.

Выделяется полное и неполное согласование:

  • полное (уподобление главному слову в формах рода, числа и падежа: зеленая трава, мой отец и т.д.)

  • неполное (уподобление частичное, не во всех формах: осенние листья, наша врач, на семи ветрах и т.д.).

  • неполное согласование: в числе и падеже (детские годы, женщина-космонавт); только в числе (на озере Байкал); только в падеже (на семи ветрах).

На озере Чины – размытое согласование, которое переходит в примыкание. Особое место занимают словосочетания типа: злодейка-заподня, лиса-проныра, не все относят такую связь к согласованию, ее называют параллелизмом. Формы рода зависимого слова скорее совпадают с родом главного, а не согласуются. Собственно согласованием по роду можно считать только те случаи словосочетаний, в которых имеются коррелятивные пары по роду (при изменении родовой характеристики главного слова изменяется и родовая характеристика зависимого). Кошка-спортсменка – есть согласование по роду, Роща-заповедник – нет согласования по роду.

Управление - это такой вид подчинительной связи, при котором главное слово требует употребления зависимого в определенной форме, отличной от формы главного слова. Выбор зависимой формы определяется лексико-грамматическими свойствами главного слова. При изменении формы главного слова изменяется форма зависимого, при изменении формы главного слова, в управлении форма зависимого не меняется. В качестве главного слова при связи управление может выступать глагол, имя и наречие. По этому признаку различают управление:

  • приглагольное #заказать обед;

  • приименное#страницы книги, пять пальцев, покорный судьбе;

  • принаречное управление #тайком от родителей, легче пуха.

Зависимое же слово – всегда существительное в форме косвенного падежа или его эквивалента.

Если зависимый компонент стоит в В.п. или в Р.П. в значении В.п., то это прямое дополнение, а все остальные падежи – косвенное дополнение.

Виды синтаксических отношений при управлении:

  • Объектные

  • Субъектные

  • Определительные

  • Комплитивные

  • Обстоятельственные

Управление– очень неоднородная связь, она еще более неоднородная, чем согласование. Традиционно выделяют сильное и слабое управление. Такое выделение восходит к исследованиям Потебни А.А., который обратил внимание на два признака подчинительной связи, по-разному проявляющихся в конкретных случаях:

- указывает ли главное слово на падеж зависимого или не указывает.

- является ли связь между ними теснейшей или более отдаленной.

Потебня объединял их в такие комбинациях: главное слово указывает на падеж зависимого и связь теснейшая, а вторая комбинация – не указывает и связь отдаленная. Пешковский выделил сильное и слабое управление. Первая комбинация – сильное, вторая комбинация – слабое. Понятие сильного и слабого управления используют и в более поздних грамматиках, но список конструкций не фиксирован, т.к. комбинации признаков могут быть различными. Сильная связь – главное слово предсказывает форму зависимого, связь наитеснейшая (главное слово требует обязательного наличия зависимого). Слабая связь – главное слово не предсказывает форму зависимого, связь отдаленная (главное слово не требует наличия зависимого).

# работать в саду – слабая, т.к. слово «работать» не предсказывает единственно возможную форму.

# читать книгу – сильная.

#проживать в Томске – слабая, т.к. опять не фиксируется форма, могут быть варианты. Теснейшая, потому, что «проживать»

Безусловно, к сильному управлению относятся такие конструкции:

  • главное слово – переходный глагол, который требует после себя формы В.п. #перелистывать страницы

  • переходный глагол + Р.п., но в значении В.п. # выпить воды, дать хлеба (родительный частичного охвата)

  • глагол + частица «не» + Р.п. # не читал книги, не получил ответа

  • случай соответствия предлогов и приставок пространственного значения – словообразовательный параллелизм # доехать до дома (приставка до – следовательно «до чего-то»), зайти за дом

  • если между компонентами словосочетания устанавливаются комплетивные отношения. #произвести впечатление, стать веселым и т.д.

слабое управление так же неоднородно по силе связи главного с зависимым. Иногда эта связь настолько слаба, что осуществляется не по принципу управления, а по принципу примыкания. Отсюда введение понятия именное примыкание. Т.о., деление связи управления на сильную и слабую достаточно сложная. Управление – неоднородная связь, выделяются сильное и слабое. В слабом понятие управления начинает размываться. Граница управления и примыкания не очень ясна.Все есть управление кроме тех случаев, когда между главным и зависимым словом возникают определительные или обстоятельственные отношения (это уже именное примыкание).

Примыкание – это такой вид подчинительной связи, при котором зависимое слово является неизменяемым и свою зависимость от главного выражает лексически. # езда шагом, бежать быстро, сидеть согнувшись, возможность отдохнуть.

Отношения:

  • Обстоятельственные

  • Определительные

  • Комплетивные

Примыкают наречия, деепричастия и инфинитив, если же зависимое слово существительное, то встает вопрос об именном примыкании. Где граница между управлением и примыканием? Если управление понимать широко, то вопрос об именном примыкании отпадает, потому что по формальному признаку неизм. ЧР примыкает, а существительное уподобляется. А если управление понимать более узко, что отражен в Академ.грамматике 70 (т.е. как связь диктуемая главным словом), то, тогда все предложно-падежные формы вступающие в обстоятельственные или определительные отношения с главным словом выводятся за пределы управления и квалифицируются как примыкание. #жить под горой – слово «жить» никак не влияет на «под горой», поляна в лесу. Т.о., в этих словоформах усматривается не предметное значение, а наречное, но в таком случае граница между управлением и примыкание становится очень зыбкой.

#Гимн труду, управление – памятник Пушкину, примыкание

Валгина предлагает понимать именное примыкание у’же: примыкают не все существительные с наречным значением, но только те, которые оторвались от своей падежной парадигмы и в той или иной степени «онаречились», т.е. они выступают с ослабленным значением падежа. По Валгиной, именно примыкание это:

  • т.н. творительный уподобления #нос картошкой, галстук бабочкой, ползти змеей;

  • родительный датой #приехать пятого августа;

  • винительный количества #съездить два раза;

  • винительный времени # отсутствовать год.

  • Творительный количества времени #ждать часами

  • Выражения полуидиоматического типа #быть на плохом счету, останавливаться на каждом шагу.

  1. Виды подчинительной связи как совокупности дифференциальных признаков (связь обязательная и факультативная, связь предсказующая и непредсказующая).

Из вышесказанного, очевидно, что формальный признак выделения типов связи не является оптимальным. Белошапкова предлагает подход, учитывающий формальные и содержательные характеристики главного слова. Истоки такого подхода лежат в теории сильного и слабого управления, подход этот обозначен так: рассмотрение синтаксической связи по трем дифференциальным признакам.

  1. Предсказуемость – непредсказуемость связи. Главное слово предсказывает обязательную форму зависимого – связь предсказующая #читать книгу, выше гор, зеленая лампа, завернуть за угол, читать на веранде. Т.о., учитывается форма главного и зависимого слова. Согласование – предсказующая, т.к. в согласовании главное слова всегда предсказывает совей формой форму зависимого. Управление – может быть как предсказующей, так и непредсказующей. Примыкание – непредсказующая.

  1. Обязательность – необязательность. В этом признаке учитывается семантический параметр. Чем менее информативным является главное слово, тем более оно требует восполнения зависимым. Если требуется такое восполнение, то связь обязательная, а если нет – необязательная. # «коса» в качестве главного слова будет соединяться по принципу обязательности, т.к. мы не знаем, что именно имеется в виду. Пирог с капустой – необязательная связь.

  1. Синтаксические отношения, которые могут быть собственно-синтаксическими и семантико-синткасическими отношениями. В формировании собственно-синтаксических отношений не участвует лексическое наполнение главного и зависимого, это более абстрактные отношения, которые могут формировать не только реальные словосочетания, но и гипотетические, но грамматически правильные. # глокая куздра… стихи: Пырялись по море и пр. (из Алисы в Стране Чудес) и т.д. Семантико-сентаксические отношение предполагают учет конкретного лексического наполнения компонентов. Они выражаются семантически. #вязать крючком, идти с товарищем, ехать морем.

  1. Виды синтаксических отношений между элементами словосочетания и сочетания слов (определительные, обстоятельственные, объектные, субъектные, комплетивные, предикативные, полупредикативные).

Синтаксические отношения – это абстракция смысловых отношений. Это одно из самых глобальных понятий в синтаксисе. Каждый элемент не сам по себе существует, а обязательно связывается с другими. Синтаксические отношения – это абстракция от смысловых отношений, от тех отношений, которые люди наблюдают в реальной действительности.

Я ем кашу; Ваня изучает синтаксис; Катя собирает цветы. – фрагменты реальности не пересекаются, но в них есть общее: есть объект, субъект и действие. Существует некая модель, по которой мы строим эти предложения, между компонентами этой модели существуют некие отношения. Нет смысловой общности общности, но во всех 3 предложениях идет речь о действии лица и переходе действия на объект. Самые разные смысловые отношения могут быть типизированы на более высоком уровне абстракции.

Все синтаксические отношения делятся на предикативные и непредикативные.

  • Предикативные выступают только на уровне предложения, это отношения, которые восстанавливаются между подлежащим и сказуемым, отношения между предметом речи и его признаком.

  • Непредикативные могут реализоваться как на уровне предложения, так и на уровне словосочетания. На уровне предложения к непредикативным относятся полупредикативные(устанавливаются между обособленным членом предложения и словом, к которому данный член относится по смыслу:внутренностьрощи, влажной от дождя, беспрестанноизменялась) и отношения между словами, связанными сочинительной связью.

  • Непредикативные на основе сочинительной связи выделяются соединительные (и ты и я), разделительные (крупный, но не сладкий) и противительные (не люди, а собаки) отношения.

  • Непредикативные на уровне словосочетаний выделяются определительные, объектные, субъектные, обстоятельственные и комплетивные отношения.

  • Определительные(атрибутивные) – это такой вид синтаксических отношений в словосочетании, при которых зависимое слово обозначает признак предмета, обозначенного главным словом. (Синяя тетрадь, тетрадь товарища, книга поинтереснее, волосы до плеч, дом возле речки, желание учиться) – зависимое слово может быть любой частью речи, главное слово – существительное, не имеющее глагольной семантики. В этом виде отношений главное слово выражается частью речи, несущей идею предмета. А зависимое слово несет идею признака.

  • Обстоятельственные– это такой вид отношений, при которых зависимое слово обозначает признак действия или состояния, названного главным словом (бежать быстро, ходить сгорбившись, забыть по рассеянности, держать на случай, поехать на отдых, встретиться вечером, придти посмотреть) – в приведенных примерах можно выделить более частные значения обстоятельства: образа действия, времени, причины, цели. Главное слово выражает действие, состояние, процессуальность, а зависимое – признак действия.

  • Объектные – это такой вид отношений, при которых зависимое слово обозначает объект, действие или состояние, названное главным словом. (Может обозначать инструмент, орудие, косвенный объект: рисовать карандашом, чтение книги, склонный к полноте, лечиться у хирурга, читать для студентов, поссориться с мужем, подать обедать). Во всех случаях главное слово имеет в своем значении глагольную или процессуальную семантику, а зависимое несет идею предмета, объекта, на которое направляется действие.

  • Субъектные – это такой вид отношений, при которых зависимое слово обозначает производителя действия или носителя состояния, выраженного главным словом (пение соловья, приезд отца, синева неба, нарисованный художником, опрокинутый ветром) – форма выражения субъектных отношений достаточно фиксированная: зависимое слово стоит либо в родительном, либо в творительном падеже иформула этих отношений – сущ. + сущ. в Р.п.; вторая формула – страдательное причастие + сущ. в Тв.п.

  • Комплетивные (восполняющие) – эти отношения возникают в тех случаях, когда главное слово информативно недостаточно и зависимое слово восполняет эту информативную недостаточность (становиться грустным, два дома, быть неграмотным). Эти отношения были выделены недавно и как вторичные.

  • Иногда возникают комплексныеотношения – вид отношений, на которые накладываются комплетивные (пристать к берегу, пристать к девушке; сидеть на крыше, сидеть на диете).

Тип синтаксических отношенийв словосочетании зависит от лексико-грамматических свойств главного и зависимого слова (частеречной принадлежности и семантики)

  1. Типы словосочетаний (понятие о минимальных, простых, сложных и комбинированных словосочетаниях).

Типы словосочетаний выделяются на разных основаниях:

  1. В зависимости от принадлежности главного слова к той или иной части речи (глагольные, именные и наречные). Именные бывают субстантивные (главное слово – существительное), адъективные (прилагательное) и с числительным в роли главного слова.

  2. В зависимости от степени слияния компонентов (свободные и несвободные). Свободные состоят из слов, сохраняющих свое лексическое значение (главное и зависимое слова могут быть заменены в предложении), а несвободные состоят из слов лексически несамостоятельных (бывают синтаксически несвободные – лексически связанные и нечленимые в данном контексте – девушка с голубыми глазами; и фразеологически несвободные – словосочетания, которые обнаруживают лексическую несамостоятельность применительнок любому контексту –бить баклуши, кусать локти и т.д. ).

  3. В зависимости от структуры. Существуют элементарныеили минимальные, состоящие из двух компонентов (главное + зависимое слово) инеэлементарные, которые состоят из более, чем двух компонентов (парень из нашего города, висящее на плечиках платье, читать книги запоем).

  4. Словосочетание может быть по структуре простое, сложное и комбинированное– учитывается и отношений.Простое– все элементарные, состоящие из двух компонентов, и словосочетания, в которых главное слово связано с зависимым обязательной связью (подарить подарок другу, перешить пуговицу с пальто на пиджак).Сложное– словосочетание, состоящее из более, чем двух компонентов, где, на ряду с обязательной связью, между компонентами есть и необязательная. (Подарить подарокна память). Комбинированное– если в словосочетании имеется не одно главное слово, а несколько, и один и тот же компонент выступает как зависимый по отношению к главному и как главный по отношению к зависимому, которое относится непосредственно к нему. (Подаритьудивительныйподароклучшемудругу).

  1. Типы подчинительных словосочетаний по морфологической характеристике главного слова, по характеру связи, по характеру смысловых отношений. Понятие структурной схемы словосочетания.

По структуре словосочетания делятся на простые (двучленные) и сложные (многочленные). В простых словосочетаниях имеет место распространение одного слова другим с различными смысловыми значениями и оттенками, например: высокий дом, книга студента, слушать лекцию, бегло читать и др. Такие словосочетания состоят из двух знаменательных слов, из которых одно является главным, стержневым, а другое - зависимым, определяющим. Простые словосочетания не обязательно бывают двусловными: распространение слова может быть произведено путем цельного синтаксического или фразеологического словосочетания, а также путем аналитической грамматической формы, например: человек высокого роста, юноша двадцати лет, принять участие в состязании, самая интересная книга. Такие словосочетания семантически являются простыми (ср. высокорослый человек, двадцатилетний юноша, участвовать в соревновании, интереснейшая книга), а в синтаксическом отношении они примыкают к сложным. Сложные словосочетания представляют собою распространение слова целым словосочетанием, причем формы и связи составляющих их слов не всегда зависят от главного слова. Например, в словосочетании успех молодого писателя определение молодого ни по смыслу, ни по форме не связано с главным словом всей группы - существительным успех; в словосочетании можно выделить две пары: успех писателя и молодого писателя, но их связывает более расчлененное представление, выражаемое всем словосочетанием. В словосочетании мой старший брат одно слово (мой) определяет целое словосочетание (старший брат). Существуют также трехчленные или многочленные словосочетания, в которых зависимые слова все подчинены главному слову, т.е. определяют его с разных сторон, распространяют в разных направлениях, например: любоваться по вечерам закатом (любоваться по вечерам - любоваться закатом), оклейка комнаты обоями (оклейка комнаты - оклейка обоями) и т.п.

В зависимости от того, какой частью речи выражено главное слово в словосочетании, различают основные лексико-грамматические типы словосочетаний. Классификация по этому признаку имеет следующую схему: Глагольные словосочетания 1. Глагольные словосочетания с именем существительным:    а) беспредложные (например: читать книгу, искать покоя, писать брату, рубить топором)    б) предложные (например: стоять у дороги, подъехать к дому, положить на стол, встретиться с друзьями, говорить об искусстве). 2. Глагольные словосочетания с инфинитивом (например: предложить выучить, просить принести). 3. Глагольные словосочетания с наречием (например: поступать справедливо, заниматься вдвоем). Именные словосочетания I. Словосочетания с именем существительным в роли главного слова: 1. С именами существительными: 1) беспредложные (например: тезисы доклада, письмо родителям, вышивание бисером); 2) предложные (например: вагон для некурящих, прогулка по лесу, вход в театр, дом с колоннами, встреча на Эльбе); 2. С именами прилагательными (полезная книга), местоименными прилагательными (наша страна), порядковыми числительными (вторая аудитория), причастиями (выполненная работа); 3. С наречиями (например: прогулка верхом, судак по-польски); 4. С инфинитивом (например: желание учиться, умение рисовать). II. Словосочетания с именем прилагательным в роли главного слова: 1. С именами существительными: 1) беспредложные (например: достойный похвалы, доступный читателю, довольный ответом); 2) предложные (например: свободный от гнета, способный к музыке, готовый на подвиг, ласковый с детьми, смелый в бою); 2. С наречиями (например: очень интересный, умеренно холодный); 3. С инфинитивом (например: способный работать, готовый услужить). III. Словосочетания с именем числительным в роли главного слова (например: две книги, оба друга, трое в шинелях, третий из спутников). IV. Словосочетания с местоимением в роли главного слова (например: кто-то из студентов, нечто новое). Наречные словосочетания 1. Словосочетания с наречием (например: очень удачно, по-прежнему хорошо). 2. Словосочетания с именами существительными (например: далеко от дома, наедине с сыном, незадолго до экзаменов). Приведенная схема не касается дальнейших деталей. Так, в глагольных словосочетаниях в роли зависимого слова может выступать деепричастие (например: идти оглядываясь, говорить улыбаясь). Не все типы словосочетаний одинаково продуктивны в современном русском языке. Так, весьма продуктивны именные словосочетания с предлогом по и дательным падежом, например: товарищ по работе, родственник по мужу, специалист по рыболовству, инспектор по кадрам, показатели неуспеваемости и т.п. С другой стороны, непродуктивными следует считать в настоящее время словосочетания с дательным падежом без предлога типа корм лошадям (ср.: корм для лошадей), словосочетания с предлогом о и предложным падежом, выражающие атрибутивные отношения, типа стол о трех ножках (ср.: стол с тремя ножками) и некоторые другие.

Слова, входящие в словосочетания, находятся в различных семантико-синтаксических отношениях друг с другом. Обобщенно эти отношения можно свести к основным:    а) атрибутивные (например: тетрадь студента, интересное сочинение);    б) объектные (например: составить тезисы, любоваться закатом, чтение книги),    в) субъектные (например: данный людьми, освобожденный армией),    г) обстоятельственные с различными значениями: определительно-обстоятельственными (говорить с увлечением, рассказывать интересно), временными (вернуться через час, расцветать весной),  пространственными (находиться в комнате, жить неподалеку),  причинными (отсутствовать по болезни, споткнуться сослепу), целевыми (уехать лечиться, сделать назло) и др.;    д) комплетивные (восполняющие) (например: два угла, слыть простаком). В некоторых случаях возможно совмещение в словосочетании различных значений (объектно-обстоятельственных, определительно-объектных, определительно-обстоятельственных, что позволяет говорить о синкретизме. Ср.: хранить в портфеле, бутерброд с ветчиной, флаги на башнях. Нетрудно видеть, что синтаксические отношения между компонентами словосочетаний сопоставимы с отношениями между членами предложения, однако нельзя смешивать одни с другими, так как некоторые отношения получают свое выражение только в предложении. Так, в предложении Мальчиком он работал мальчиком у сапожника второе слово мальчиком входит в состав словосочетания (работал мальчиком), тогда как роль первого слова мальчиком и присущее ему значение времени выявляются только в предложении. Отношения между компонентами словосочетания зависят не только от их принадлежности к той или другой части речи, но и от лексических значений как главного слова, так и подчиненного. Например, сопоставляя словосочетания поразить пулей и лететь пулей, любоваться лесом и идти лесом, мы видим, что при одинаковой лексико-грамматической природе главного слова и при полном совпадении зависимого слова в сопоставляемых словосочетаниях смысловые отношения в них различные: в словосочетаниях поразить пулей, любоваться лесом - отношения объектные, а в словосочетаниях лететь пулей, идти лесом - отношения обстоятельственные. То же самое мы найдем, если в сопоставляемых словосочетаниях сохраним без изменения главное слово, но зависимое слово возьмем с другой семантикой, например: говорить с братом - говорить с увлечением (в первом словосочетании отношения объектные, во втором - обстоятельственные). В связи с этим одинаковые или близкие отношения могут быть в тех словосочетаниях, где главные слова относятся к различным частям речи, но имеют общую семантическую основу: устать с дороги - усталый с дороги (сохраняются обстоятельственно-причинные отношения); читать книгу - чтение книги (объектные отношения) и т.п.; чаще всего это наблюдается в словосочетаниях, где главным словом является существительное, образованное от глагола (встретиться с товарищем - встреча с товарищем, писать другу - письмо другу) или от прилагательного (готовый к услугам - готовность к услугам, верный обещанию - верность обещанию). В других случаях конструкция словосочетания при тех же условиях меняется; это наблюдается, например, в словосочетаниях с переходным глаголом: беспредложный винительный падеж зависимого слова заменяется родительным, если главным словом становится отглагольное существительное того же корня, например: читать книгу - чтение книги, выделать кожу - выделка кожи. Иногда беспредложная конструкция заменяется предложной, например: любить родину - любовь к родине, уважать старших - уважение к старшим. На этом основании могут возникнуть параллельные конструкции, например: письмо отцу (глагольный тип - под влиянием беспредложной конструкции писать отцу и письмо к отцу (именной тип), командование полком (глагольный тип) и командование полка (именной тип). По образцу возникших моделей создаются аналогичные конструкции: ср. именные словосочетания с предлогом к типа жалость к ребенку, интерес к живописи.

  1. Предложение как синтаксическая единица, характеризующаяся предикативностью и интонационным оформлением. Два понимания предикативности.

Предложение– это минимальная единица человеческой речи, представляющая собой грамматически организованное соединение слов (форма), обладающее смысловой и интонационной законченностью (содержание) и являющееся средством формирования и сообщения мысли (функция).

Все имеющиеся определения предложения опирались, как правило, на то, что интересовала исследователя в предложении. История поисков определения предложения приводит к поискам всеобщего признака. Нужно найти то общее функциональное свойство, которое противопоставляет предложение и словосочетание. За Пешковским это свойство окончательно сформулировал Виноградов. Характерным свойством всех предложений является соотношение его содержания с действительностью. Любое предложение – это языковое произведение, при помощи которого человек показывает, как отражается в его сознании тот или иной фрагмент мира. Наше восприятие действительности происходит путем констатации отдельных фактов, оно представляет собой приписывание чему-то какого-то свойства, установления какого-то отношения.

Приписывая свойства или устанавливая отношения между чем-то, мы занимаемся предикацией. Соотношение содержания предложения с действительностью называется предикативностью. Чтобы показать характер этого соотношения имеется масса морфологических форм.Предикативность– это комплекс грамматических значений, при помощи которых возможно показать, как реально соотносится предложение с действительностью. Предикативность тесно сопряжена с категорией модальности.

Модальность– это самое общее отношение с действительностью (реальное и ирреальное). В случае, если модальность нереальная, нельзя говорить про время. В реальной модальности есть указание на время. Модальность зависит от положения субъекта в пространстве. Все модальные оценки являются субъективными, хотя субъективная модальность не исключает ее неоднородности. Можно выделитьобязательнуюсубъективную модальность (обозначение предикативности) инеобязательнуюсубъективную модальность (отношение говорящего к описываемому факту.

  1. Предикативность– это первый и самый существенный признак предложения. Всеохватность этого признака понимается по-разному. Есть широкое понимание предикативности и узкое. Широкое – все предложения обладают предикативностью, не зависимо от наличия в них глагольных форм. Узкое – предикативностью обладают только те предложения, в которых имеется сказуемое.

  2. Интонационная оформленность– универсальное свойство предложения. Это свойство позволяет совокупности словоформ стать предложением. Интонационность – акустическая величина, ряд изменений голоса в высоте, темпе, тембре, вплоть до паузы. Совокупность этих качеств называется просодикой. Интонация характеризуется ударением, мелодикой тона, темпом речи и тембром.

  3. Ударение– различаетсяфразовое(произнесение одного слова более высоким тоном, чем других слов в предложении, в следствии чего, одно предложение отделяется от другого, это своеобразная интонация точки, обычно фразовое ударение находится на второй трети предложения),логическое(это яркое, подчеркнутое выделение голосом того или иного элемента в предложении с целью выражения его значимости, если в предложении имеется логическое ударение, то оно всегда поглощает фразовое) исловесное(реализуется в слове). Также отдельно выделяютэмфатическоеударение, которое выражается в удлинении ударного гласного и подчеркивает эмоциональную сторону информации (часть употребляется в детской речи).

  4. Мелодика тона – повышение или понижение голоса в процессе произнесения предложения. Интонация может быть восходящей, смешанной и нисходящей, в зависимости от характера изменения голоса. Движение тона обеспечивается серией ударений.Ритм– чередование ударных и неударных слогов, на этом свойстве основано восприятие стихов.Темп– убыстрение или замедление речи.Пауза– во многих случаях она определяет истинный смысл.Тембр– это количество призвуков к основному тону, то, что делает голос неповторимым.

Предложение обладает рядом обязательных признаков, и может быть рассмотрено в разных аспектах.

  1. Принципы классификации простых предложений в синтаксической традиции.

 В русском языке простое предложение разобрано по структуре и семантике. Наиболее важны следующие структурные противопопставления: 1) Двусоставные - односоставные предложения. В двусоставных предложениях предикативное ядро представлено двумя главными членами, в односоставном - одним. 2) Нераспространённые - распространённые предложения. Первые представлены только предикативным ядром - главными членами предложения, вторые - главными и второстепенными. 3) Полные - неполные предложения. В первых налицо все требуемые структурой члены предложения, во вторых опущен один или несколько членов. 4) Членимые - нечленимые предложения. Первые имею в своём составе главные члены (два или один), а также содержат или могут содержать второстепенные; вторые не членятся, и не могут быть распространены дополнены новыми членами предложения. Простое предложение может быть утвердительным или отрицательным: В утвердительных предложениях выражается принадлежность признака предмету. Отрицание принадлежности признака предмету, наличия независимого признака или бытия предмета выражается частицами не, ни в составе главного члена отрицательных предложений. 

Простое предложение представляет собой слово или сочетание слов, характеризующееся смысловой и интонационной законченностью и наличием одной грамматической основы.       Классификация простых предложений в современном русском языке может осуществляться по разным основаниям.       В зависимости от цели высказывания предложения делятся на повествовательные, вопросительные и побудительные.       Повествовательные предложения заключают в себе сообщение о каком-либо утверждаемом или отрицаемом факте, явлении, событии и т. д. или описание их. Например: И скучно, и грустно, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды (Лермонтов).       Вопросительные предложения заключают в себе вопрос. Среди них выделяют: а) собственно вопросительные: Что ты тут написал? Что это такое? (Ильф и Петров); б) риторические вопросы (т. е. не требующие ответа): Что же ты, моя старушка, приумолкла у окна?(Пушкин).       Побудительные предложения выражают различные оттенки волеизъявления (побуждения к действию): приказ, просьбу, призыв, мольбу, совет, предостережение, протест, угрозу, согласие, разрешение и т. д. Например: А ну спать! Здесь разговоры взрослые, не твоего ума дело(Тендряков); Скорее! Ну! (Паустовский); Россия! Встань и возвышайся! Греми, восторгов общий глас!.. (Пушкин).       По эмоциональной окраске простые предложения разделяются на восклицательные и невосклицательныеВосклицательнымназывается предложение эмоционально окрашенное, произносящееся с особой интонацией. Например: Нет, ты посмотри, что за луна!.. Ах, какая прелесть! (Л. Толстой).       Восклицательными могут быть все функциональные типы предложений (повествовательные, вопросительные, побудительные).       По характеру грамматической основы членимые предложения делятся на двусоставные, когда в грамматическую основу входят и подлежащее, и сказуемое: Белеет парус одинокий в тумане моря голубом! (Лермонтов), и односоставные, когда грамматическую основу предложений образует один главный член. Например: Сижу за решеткой в темнице сырой (Пушкин).       По наличию или отсутствию второстепенных членов простые предложения могут быть распространенными и нераспространенными.Распространенным называется предложение, имеющее наряду с главными второстепенные члены предложения. Например:  сладкапечаль моя ! (Бунин). Нераспространенным считается предложение, состоящее только из главных членов. Например: Жизнь пуста,безумна и бездонна! (Блок).       В зависимости от полноты грамматического строения предложения могут быть полные и неполные. В полных предложениях словесно представлены все необходимые для данной структуры члены предложения: Труд будит в человеке творческие силы (Л. Толстой), а внеполных отсутствуют те или иные члены предложения (главные или второстепенные), нужные для понимания значения предложения. Отсутствующие члены предложения восстанавливаются из контекста или из ситуации. Например: Готовь летом сани, а зимою телегу(пословица); Чаю? — Мне полчашечки.       Простое предложение может иметь синтаксические элементы, осложняющие его структуру. К таким элементам относятся обособленные члены предложения, однородные члены, вводные и вставные конструкции, обращения. По наличию/отсутствию осложняющих синтаксических элементов простые предложения делятся на осложненные и неосложненные.

  1. Понятие структурной схемы предложения. Два основных толкования этого понятия в современной науке: как грамматически достаточной или как информативно достаточной модели предложения.

Формальный аспект изучения предложения предполагает описание его структуры. Традиционно структура описывается через понятие членов предложения. Современная синтаксическая наука рассматривает структуру предложения через понятие структурной схемы, структурная схема предложения может быть определена как отвлеченный образец, состоящий из минимума компонентов, необходимых для создания предложения. (Я читаю книгу; Грачи прилетели; Травка зеленеет; За садом проходила пыльная проселочная дорога) – построены по следующей схеме: N1 Vf– (N– имя первого падежа,V– глагол изменяемый).

В каждом предложении имеется предикативное ядро (подл.+сказ.), которое составляет предикативный минимум предложения. Но минимум понимается по-разному.

  • Первое понимание минимума обращено к формальной устроенности предложения как предикативной единицы, и учитывается только предикативный минимум. Тогда предложения (Грачи прилетели; Они очутились здесь) – считаются построенными по одной структурной схеме. Но во втором предложении заполнение схемы не дает реального предложения (Они очутились).

  • Второе понимание минимума обращено не только к формальной организации предложения, как предикативной единицы, но и к его смысловой организации. Учитывается как грамматическая достаточность, так и смысловая достаточность. N1 Vf Advloc / N2 (Имя + Сказуемое + Наречие – локальное – места/ Имя любого падежа – очутились дома / у дома и т.д.).

Таким образом, существует два типа структурных схем: минимальная структурная схема, отражающая грамматический уровень, предикативный, включающий подлежащее и сказуемое. И расширенная, отражающая номинативный уровень – подлежащее + сказуемое + компоненты, необходимые для прочтения минимального смысла. Расширение регулируется разными правилами. Все второстепенные члены предложения делятся с этой т.з. на два класса по принципу участия или не участия в расширении минимальной схемы.

  • Конститутивные – те, которые участвуют в расширении, которые необходимы для понимания минимального смысла. Делятся на два класса: предметные имена, обозначающие участников события, ближайший объект, адреса, орудия и пр; непредметные определители предиката – различные падежные формы с локальным и темпоральным значением.

  • Неконститутивные – факультативные. Их наличие или отсутствие не влияет ни на строение предложения, ни на его семантику.

На дворе соседские дети ловко лепят снеговика (дети лепят снеговика – конститутивные члены предложения).

Н.Ю. Шведова описала простое предложение через структурные схемы. Минимальные схемы по Белошапковой (они достаточно универсальны, обобщающий список всех существующих типов). Все структурные схемы представлены тремя блоками:

Первый блок (двухкомпонентный, номинативный):

А) N1Vf (Грачи прилетели, Сад опустел, Все дела делаются людьми).

Б) N1CopAdjf 1/5 (Ночь была тиха, Он ранен, Ночь была тиха – предложения СО связкой).

В) N1 CopN1/5 (Он был студентом, Орел – хищник, Это наше общежитие).

Г) N1 CopN2 /Adv(Этот дом будет без лифта, Платье было в горошек, Она замужем).

Второй блок (двухкомпонентный, инфинитивный):

А) InfVf (Отмалчиваться не следует, Курить воспрещалось, Рекомендуется больше ходить пешком).

Б) InfCopAdj1/5 (Промолчать было разумно, Нужно уехать, Грустно слушать).

В) InfCopN1/5 (Дозвониться было проблемой, Главная цель была – увидеть все своими глазами).

Г) InfCopN2 /Adv(Молчать было не в его правилах, Молчать некстати)

Д) InfCopInf(Отказаться значило бы обидеть).

Третий блок (однокомпонентный):

А) Vf 3s (Свитсело в лесу, Ему не здоровится – безличные предложения).

Б) Vf pl3 (За столом зашумели, Его обидели – неопределенно-личные предложения).

В) Inf(Не догнать тебе, Только детские книги читать – инфинитивное предложение).

Г) Cops3 Adjf s (Было темно, морозно, Душно без счастья и боли).

Д) Coppl3 Adjf pl (Ему были рады, Им довольны – именное предложение).

Е) Coppl3 N2 /Adv(Дома были в слезах, С ним были запросто).

Ж) CopN1 (Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. – назывные предложения).

  1. Понятие парадигмы предложения в современной синтаксической науке.

Грамматическим значением предложения является предикативность, т.е. комплекс модально-временных значений. Частные модально-временные значения выражаются определенными видоизменениями формальной организации предложения. Эти видоизменения называются формами предложения, а вся система форм предложения, выражающая категорию предикативности в целом, называется его парадигмой. Все видоизменения – это парадигма предложения (Ученик, пиши! Ученик будет писать. Ученик писал бы. Ученик пишет).

Границы парадигмы разными учеными понимаются по-разному. То понимание, которое нам предложено, принадлежит Н.Ю. Шведовой, и оно распространено в русистике. В нем учитываются внутрисхемныеизменения (в пределах одной структурной схемы). Есть более широкое понимание: согласна нему, в одну парадигму входятмежсхемныесоответствия. (Я открыл дверь. Дверь открыта мной). И еще более широкое понимание, согласно которому в одной парадигме участвуют единицы разного уровня (Я открыл дверь. Дверь открыта мной. Открывание мною двери. Дверь, которую я открыл).

  1. Традиционное учение о членах предложения, отличие его от современного представления о системе членов предложения.

В современной науке учение о членах предложе­ния не занимает того места, какое оно занимало в прошлом. В свете новых идей реальное предложение понимается как реализация структурной схемы пу­тем наполнения ее лексическим материалом и, если объем предложения превышает объем схемы, путем распространения за счет введения неконститутивных (не прогнозируемых структурной схемой) компонен­тов. Компоненты, входящие в структурную схему предложения, характеризуются по их морфологи­ческой форме, иногда по форме и значению. Неконститутивные компоненты предложения, представ­ленные в речевых предложениях, дифференцирован­ных характеристик не получают. "Русская грамма­тика" среди них различает только два класса:присловные распространители компонентов схемы пред­ложения (и распространители распространителей) и детерминанты, которые трактуются как распространители предложения в целом.

Между тем традиционное учение о членах пред­ложения при всех своих несовершенствах, бывших постоянным предметом критических раздумий и разноречивых поправок, представляет такой аспект информации о компонентах предложения, который в современных синтаксических описаниях отсутствует.

Традиционные категории членов предложения воплощают дистрибутивно-функциональный подход к компонентам предложения. Учение о чле­нах предложения ориентировано на выделение таких классов компонентов предложения, которые одно­родны по своим синтаксическим связям и конструк­тивной роли в предложении; за этим стоит понятие синтаксической позиции, которое не утратило своей значимости и в наши дни.

Однако традиционное учение о членах предложе­ния уже не может быть непосредственно принято в том или ином из своих многочисленных вариантов. Оно не может вписаться в современную науку, пото­му что его фундаментальные основания расходятся с современными научными представлениями. Тради­ционное учение о членах предложения строилось на основе идеи о симметричности формальной и смыс­ловой организации предложения. В соответствии с этим члены предложения выделялись по комплексу формальных и смысловых признаков. Так, подле­жащее характеризовалось как член предложения, имеющий форму именительного падежа существи­тельного, с которым согласуется сказуемое (фор­мальный признак), и как член предложения, обо­значающий носителя признака, выраженного ска­зуемым (смысловой признак). Между тем эти приз­наки далеко не всегда симметричны: с одной сторо­ны, есть случаи, когда выделяемое на формальном основании подлежащее не имеет приписываемого ему смысла: Всех охватило волнение; Им владела тревога; с другой - этот смысл выражается фор­мами косвенных падежей в предложениях, не со­держащих позиции формального подлежащего (весьма разнообразных и частотных в русском язы­ке): У мальчика ангина; На душе у него тоскливо; Нам выходить на следующей остановке; Не сказа­но лишнего слова, наружу не выдано слёз (Н.). За последнее время языкознание обогатилось многими сведениями о строении предложения, которые утвердили как фундаментальное положение об асимметричности формальной и смысловой организации предложения. Следовательно, речь может идти лишь о сохранении того направления синтаксического анализа, которое воплощено в традиционном учении о членах предложения. Задача состоит в том, чтобы на основе традиционной идеи о разнородности ком­понентов предложения в дистрибутивном и функ­циональном аспектах, о синтаксической позиции создать учение о членах предложения, отражающее современный уровень знаний об организации предложения.

Для учения о членах предложения основопола­гающее значение имеет мысль о том, что предложе­ние обладает определенной организацией как преди­кативная единица и как номинативная единица: оно имеет предикативный минимум того или иного состава (минимальную схему) и номинативный минимум (расширенную схему). Члены предложе­ния должны выделяться с учетом их вхождения или невхождения в предикативный и номинативный ми­нимум, а также их роли в составе того и другого. При выделении членов предложения должны также учитываться, как это делалось в традиционном уче­нии о членах предложения (хотя и не вполне логи­чески организованно), синтаксические связи и смы­словые отношения, в которых находятся друг с другом компоненты предложения.

Таким образом, член предложения может быть определен как класс компонентов предложения (форм слов и сочетаний форм слов), характеризую­щихся одинаковыми свойствами трех родов: 1) оди­наковой функцией в создании предикативного ми­нимума предложения; 2) одинаковой функцией в создании номинативного минимума предложения;  3) одинаковыми синтаксическими связями и семанти­ческими отношениями с другими членами предло­жения.

Опираясь на традицию и современные учения о структурной схеме и смысловой организации пред­ложения, можно представить систему членов пред­ложения следующим образом.

Все члены предложения делятся на участвую­щие и не участвующие в создании предикативного минимума предложения. Предика­тивный минимум предложения есть основа его конструкции. Выделение членов предложения, входя­щих в предикативный минимум, и понимание их особой конструктивной значимости составляет тра­дицию синтаксиса, закрепленную удачным терми­ном главные члены предложения.

Члены предложения, входящие в его предика­тивный минимум (главные), по своей функции де­лятся на два класса: 1) несущие в себе предика­тивные категории, составляющие предикативный центр предложения; 2) не несущие предикативных категорий, а определяющие форму предикативного центра по согласовательным категориям числа и рода (лица).

1. К первому классу - носителям предика­тивности - относятся те члены предложения, ко­торые в синтаксической традиции принято называть сказуемым и главным членом односоставного предложения. Они составляют как бы вершину предло­жения.

Общность функции этих членов предложения объясняет общность в их структуре. Являясь носи­телями предикативных категорий, они содержат в своем составе спрягаемую форму глагола или связку, которая и выражает предикативные категории своим морфологическим аппаратом, а также своим значи­мым отсутствием, если она нулевая. Исключение составляют предложения со сказуемым-инфи­нитивом и с главным членом - инфинитивом: Ему уходить; Он уходить, а также со сказуемым - глагольным междометием: Воз бух в канаву. Эти глагольные формы в такой функции обладают спо­собностью, подобно спрягаемым формам, выражать предикативные категории, причем имеют совершен­но специфические модально-временные (и аспектуальные) значения.

У сказуемого и главного члена односоставного предложения одни и те же типы: 1) спрягаемо-глагольный, простой и сложный (с одними и теми же видами осложнения); ср.: Он работает (начал работать, может работать, может начать рабо­тать) иМашину трясёт (начало трясти, может трясти, может начать трясти); 2) инфинитив­ный; ср.: Она плакать и Ей плакать, ему смеяться; 3) именной, всегда составной (и когда это сказуемое, и когда это главный член односоставного предложения); ср.:Он был весел (стал весел) и Ему было весело (стало весело). В составе связок и форм присвязочного имени в сказуемом и главном члене односоставного предложения обнаруживаются лишь незначительные различия.

Различие между главным членом односоставного предложения и сказуемым - в дистрибуции: глав­ный член односоставного предложения - абсолют­ное определяемое предложения, сказуемое же свя­зано с непредикативным главным членом - своим «партнером» по минимальной схеме. Это различие отражается в разном оформлении главного члена односоставного предложения и сказуемого: форма первого невариативна, она жестко определена по числу, роду (лицу); форма второго вариативна и отражает формы числа и рода (лица) непредикативного главного члена (или его неохарактеризованность по этим категориям).

2. Ко второму классу относятся непредика­тивные главные члены, которые входят в предикативный минимум предложения и участвуют в его оформлении (но не являются носителями предика­тивности): они диктуют сказуемому формы числа и рода (лица). Эта характеристика определяет непре­дикативные главные члены по их функции в созда­нии предикативного минимума предложения и одно­временно по их дистрибутивным свойствам (по наличию связи со сказуемым).

По своей морфологической природе непредика­тивные главные члены предложения подразделяются на субстантивный и инфинитивный. Субстантив­ный непредикативный главный член является "партнером" сказуемого в номинативных двухкомпонентных схемах предложения; он имеет форму именительного падежа или эквивалентную ей форму существительного либо словосочетания, включаю­щего существительное: Пришли гости; Пришли со­сед с соседкой; Пришли пять человек; Пришло око­ло ста человек; Не пришло ни одного человека. При употреблении в этой функции словоформ несубстан­тивной природы у них проявляются свойства су­ществительного: В разговорах детей звучит поисковое "почему?" и целеполагающее "зачем?"; Смешное встречается на каждом шагу. Выделение субстан­тивного непредикативного главного члена предложе­ния имеет традицию, которая закрепила за ним на­звание подлежащего. Специфическая черта под­лежащего в его основном виде (форма именительного падежа существительного) в том, что он находится во взаимозависимости со сказуемым: определяет форму сказуемого со стороны согласовательных ка­тегорий и сам по требованию сказуемого имеет фор­му именительного падежа.

Инфинитивный непредикативный главный член является "партнером" сказуемого в инфинитивных двухкомпонентных схемах предложения. Его синтаксическая связь со сказуемым имеет односто­ронний характер; сказуемое отражает его неохарактеризованность по категориям числа и рода (лица), получая служащую для этого форму единственного числа среднего рода или 3-го лица: Следует при­нять срочные меры; Нужно будет торопиться; Нельзя было останавливаться.

Все члены предложения, входящие в его преди­кативный минимум, входят и в номинативный ми­нимум и являются конститутивными, участвуя в смысловой организации предложения. Но их роль в смысловой организации различна: сказуемое и глав­ный член односоставного предложения выполняют специфическую, только им свойственную функцию - являются предикатами, а подлежащее является од­ним из актантов при предикате или, что гораздо ме­нее типично, входит в состав перифрастического вы­ражения предиката; ср.: Войска овладели кре­постью. Им овладело беспокойство (П.). В этом отношении функция подлежащего не отличается от функции других предметных имен, выраженных формами косвенных падежей имени. Специфика подлежащего, выделяющая его из числа всех суб­стантивных компонентов предложения, - в его кон­структивной роли в составе предикативного минимума.

Роль инфинитивного непредикативного главного члена в смысловой организации предложения спе­цифична: он вместе со своими распространителями обозначает ситуацию, в то время как сказуемое выражает ее оценку или квалификацию. В двухкомпонентных инфинитивных предложениях объективное содержание (пропозиция) выражается инфинитив­ным членом с зависящими от него членами, если они есть; сказуемое же в них выражает субъек­тивные (модальные или оценочные) значения:Ему нужно (следует, нельзя, целесообразно, хорошо) уехать (ср.: Он уезжает); Каждому надо (хочется, свойственно) иметь друзей (ср.: Каждый имеет друзей).

Члены предложения, не входящие в его предика­тивный минимум (неглавные), делят по их вхожде­нию или невхождению в номинативный минимум на два класса: 1) члены предложения, участвующие в создании номинативного минимума (конститу­тивные); 2) члены предложения, не участвующие в создании номинативного минимума (неконститу­тивные). Конститутивные члены предложения, в свою очередь, делят на предметные имена (актанты) и конститутивные определители предиката.

  1. Предметные имена (актанты) обознача­ют участников события, называемого в предложении. Они имеют, в отличие от подлежащего, которое семантически с ними однородно, формы косвенных падежей. По значению, т.е. по характеру смысловых отношений с предикатом, актанты могут быть субъ­ектными ("левые" актанты) или объектными ("правые" актанты). Первым свойственны значения носителя состояния (агенса) или другие значения этого рода: Вам не видать таких сражений (Л.); Работа выполнялась мастером высокой квалифи­кации; Ему вспомнилось детство; Вам отсюда всё будет видно; Всем было интересно; У бригады но­вые успехи; С больным обморок. Вторым свойст­венны значения объектов разного рода (ближайшего объекта, адресата, орудия и др.): Все хвалят новый кинофильм; Студенты занимаются спортом; Он рассказал обо всём другу; Задумайтесь над этой притчей; Он покачал головой.

Предметные актанты зависят от предиката - сказуемого либо главного члена односоставного предложения - или (что гораздо менее типично) от перифрастически выраженного предиката, включающего субстантивный компонент той или иной формы: Меня взяла досада; Он бросил взгляд на собеседника.

Падеж субъектного актанта определяется значе­нием и формой выражения предиката, а в отдельных случаях - характером самого субъектного значения; ср.: У неё беда. С ней беда. Падеж объектного актанта определяется предикатом, как правило, в по­рядке предсказующей обязательной связи.

Противопоставленность субъектных и объектных значений предметных имен в некоторых конструк­циях отсутствует, и предметное имя получает не­дифференцированное субъектно-объектное значение, специфическое для данной конструкции. Таково, например, агентивно-орудийное значение формы творительного падежа существительного в предло­жениях типа Зажгло грозоюдерево (Н.); Нас несло течением; Ветром сорвало крышу.

  1. Непредметные конститутивные опре­делители предиката, не обозначая участников события, дают необходимые для информативной достаточности предложения характеристики предика­та. По ориентации их значения на характеристику предиката со стороны агенса или отсутствию такой ориентации они делятся на две группы, которые условно могут быть названы "левыми" и "правыми" определителями предиката.

"Левые" определители предиката, не называя не­посредственно агенса, дают, однако, предикату ха­рактеристику именно с этой стороны. Они имеют место в предложениях, построенных по схемам Vpl3 и Vfs/n. В роли "левых" определителей предиката выступают предложно-падежные формы с локальным или темпоральным значением, а также наречия той же семантики: В газетахписали о полётах в космос; Из райкома позвонили; На охоте, как на войне, не перечат; Вокруг засмеялись; В юности часто стремятся кому-нибудь подражать; Над головой загудело, завыло; В боку колет. "Левые" определители предиката соединены с главным членом предложения необязательной непредсказующей связью.

"Правые" определители предиката дают ему не­обходимые для информативной достаточности предложения характеристики со стороны локальной, темпоральной или квалификативной. Они выражены надежными (предложно-падежными) формами или наречиями: Они поселились за городом; Мы прого­ворили около часа; Он плохо себя чувствовал. "Правые" определители предиката соединены со ска­зуемым или главным членом односоставного предложения обязательной связью.

Неконститутивные члены предложения фа­культативны; их наличие или отсутствие не влияет ни на строение предложения как предика­тивной единицы, ни на его системную организацию как номинативной единицы. Так, в предложении На дворе соседские дети ловко лепят снеговика, смыс­ловая организация которого предполагает соотнесен­ность трех типизированных элементов смысла: целе­направленное действие, его агенс и пациенс, - номинативный минимум образуют словоформы дети, лепят, снеговика. Словоформы на дворе, соседские, ловко не входят в предикативный минимум предло­жения и не имеют значений, являющихся необходи­мыми слагаемыми смысловой организации данного предложения, а потому не входят и в его номинативный минимум, т.е. являются неконститутивны­ми. Для предложения как единицы языка такие компоненты несущественны; их значения лишь обо­гащают содержание предложения, не участвуя в формировании его семантического типа.

Неконститутивные члены предложения могут быть соединены с любым из главных или неглавных конститутивных членов предложения необязательной связью.

Среди неконститутивных членов предложения следует различать члены, относящиеся к предикату (сказуемому или главному члену односоставного предложения) и относящиеся к другим членам пред­ложения.

Неконститутивные определители преди­ката представляют собой падежные (предложно-падежные) формы существительных, наречия либо инфинитивы с различными обстоятельственными значениями: Они допоздна дружно работали в саду; По вечерам,он температурит; Он приехал сю­да отдыхать; Из-за дождя прогулки не было; Для детей соорудили качели. По форме и смысловым отношениям с предикатом они вполне совпадают с рассмотренными выше конститутивными определи­телями предиката. Различаются эти члены предло­жения тем, что конститутивные определители пре­диката входят в номинативный минимум предложе­ния (без них предложение не может выполнить своей номинативной функции и быть содержатель­ным сообщением), неконститутивные же определи­тели факультативны; ср.: Они очутились в саду. Они работали в саду.

Формы и значения неконститутивных не­предикатных определителей более разнообраз­ны. Они зависят от грамматических и семантиче­ских свойств членов предложения, к которым относятся неконститутивные члены. При субстантивных членах предложения возможны неконститутивные члены, присоединяющиеся на основе предсказующей (согласование) или непредсказующей связи; ср.: на­рядная дама дама с собачкой. Во всех других случаях неконститутивные члены присоединяются к членам предложения на основе непредсказующей связи.

Синтаксически значимо противопоставление сре­ди неконститутивных определителей предиката ком­понентов с характеризующим и ситуативным значе­нием; ср.: Работали дружно. Допоздна работали в саду. Характеризующие определители выра­жаются качественными и количественными наре­чиями, наречиями образа действия и соответствующими им по значению падежными (предложно-падежными) формами; ситуативные - обстоя­тельственными наречиями и семантически соотноси­тельными с ними падежными (предложно-падежными) формами. Разница в их синтаксическом поведении состоит в том, что первые более тесно свя­заны со сказуемым или главным членом односостав­ного предложения, примыкают к нему непосред­ственно, определяя само глагольное действие (большинство из них возможны только при глаголь­ных предикатах); вторые связаны со сказуемым или главным членом односоставного предложения менее тесно, определяя его в последнюю очередь, т.е. они относятся ко всему комплексу "предикат + конститутивные и неконститутивные члены, зависящие непосредственно от него"; ср.: У окна отец читает газету; В тот год зима запоздала; Мы простились перед моим домом; В эту минуту за его спиной раздался гудок автомобиля; Вечером здесь бывает шумно.

Широкую популярность получила мысль В.В. Виноградова о том, что члены предложения, названные выше неконститутивными ситуативными определителями предиката, являются "рапространителями предложения". Эта мысль была развита Н.Ю. Шведовой в учении о детерминантах.

В учении о детерминантах нашли выражение верные наблюдения о том, что в предложении су­ществуют члены, связанные с его предикативным центром, которые 1) не обусловлены его граммати­ческой формой или лексическим значением; 2) не непосредственно относятся к нему, а определяют его вместе с непосредственно относящимися к нему чле­нами. Необусловленность грамматической формой или лексическими свойствами предикативного цен­тра предложения проявляется в том, что такие чле­ны могут входить в состав предложений, построен­ных по разным структурным схемам; ср.: Сегодня идёт дождь. -Сегодня потеплело. Сегодня снег. Сегодня ему уезжать. Сегодня холодно; В городе ждут гостей. - В городе шумно. - В городе никого не найти. - В городе праздник. - В городе построено много высотных домов. Возможность или невозможность появления таких компонентов предложе­ния связана лишь с обобщенными семантическими свойствами предикативного центра и смысловой организацией предложения. Так, при сказуемом или главном члене односоставного предложения со зна­чением нецеленаправленного действия или состояния невозможны ситуативные определители с целевым значением.

  1. Подлежащее, способы его выражения, разное понимание его роли в предложении в современной лингвистике.

Подлежащее – это основной центр высказывания, то, о чем говорится в предложении, предмет речи в широком смысле этого слова. Через вопрос «кто? что?» мы определяем семантику, а не ЧР принадлежность. С т.зр. функции, подлежащее формирует предикативное ядро и является необходимым участником создания предикативных отношений. С т.зр. формы, подлежащее может быть выражено одним словом, словосочетанием и даже отдельной предикативной единицей («я сегодня не приду – был ее ответ»). Подлежащее может быть выражено любой частью речи, при чем в ядерной позиции находятся те части речи, которые несут в себе идею предмета. Это прежде всего сущ. в И.п., местоимения (личные, неопределенные, отрицательные, вопросительные и др.), субстантивированные части речи и пр., любая часть речи, но в ядре способов выражения подлежащего лежат морфологизированные члены, т.е. приспособленные для выражения функций подлежащего. А на периферии – неморфологизированные, в числе которых могут быть даже служебные части речи.

Подлежащее, выраженное словосочетанием – в основе таких словосочетаний лежит явление комплитивности. На первое место можно поставить фразеологизмы, обозначение сложных наименований (названия учреждений, заведений, геогр.названия # Римская империя, День конституции, мыс Доброй надежды…), устойчивые крылатые выражения (филькина грамота, геркулесовы столбы). сюда же примыкают словосочетания терминологического характера (красная смородины, железная дорога, глагольная форма).

Коллическвенно-именные словосочетания:обозначающие определенное количество (два человека, четыре угла), неопределенное количество (несколько студентов, много яблок), приблизительное количество (около десяти человек, больше пяти яблок, приблизительно двести грамм), структуры типа «один из многих» (каждый из нас, один из вас), неопределенное количество, где есть существительное количественного значения (пара лошадей, ряд студентов, табун лошадей, стая гусей, куча муравьев) – первая часть указывает на количество, а вторая на количество чего.Т.н., «детективные структуры»- существуют структуры, которые требуют восполнения #нечто странное, некто в черном, кто-то во тьме. Структуры такого типа – им.п. + тв.п., но сказуемое должно быть выражено множественным числом. «На солнышке грелисьПолкан с Барбосом».Метафорические выражения:когда слово употребляется в переносном значении #румянец зари, волна воспоминаний, стены сирени и т.д.Слова, существенные для описания данной конкретной ситуации:# большинство поэтических слов связанно с нашей природой – подлежащее «большинство поэтических слов», поэтических тоже входит это включенный член.

Предложения тождества и оценки – это такие предложения, части которого устанавливают отношения тождества между собой, с другой стороны они включают предмет речи и его оценку. «Потребность упрощать – наша детская болезнь». «Тут главное – уметь вовремя отвернуться». Как разбирать: подлежащее всегда более конкретно, а сказуемое более признаковое и оценочное. Потребность упрощать – наша детская болезнь. Потребность – более конкретна, следовательно это подлежащее. Болезнь более широкое понятие. Уметь отвернуться – подлежащее, главное – более широкое.

Все распространители как подлежащего, так и сказуемого, стремятся войти в состав предикативного ядра, т.е. эти предложения созданы в определенном смысле по афористическому типу, поэтому все стремится войти либо в подлежащее, либо в сказуемого, следовательно, в каждом конкретном случае мы смотрим на смысловую наполненность (без каких элементов предложение состоится, а без каких нет).

  1. Понятие о сказуемом. Виды глагольного сказуемого и принципы его классификации. Роль сказуемого с точки зрения современной лингвистики. 16. Именное сказуемое, его виды. Понятие главного члена односоставного предложения, характер его соотношения с главными членами двусоставного предложения.

Сказуемое – это главный член двусоставного предложения, грамматически зависящий от подлежащего, обозначающий активный или пассивный признак того предмета, который выражен подлежащим. Простое глагольное сказуемое. Составное глагольное сказуемое. Именное составное сказуемое. Сложное сказуемое. Сказуемое второстепенное См. деепричастие.

Вопрос о роли сказуемого в предложении решался многими учеными однозначно: в сказуемом видели основной центр предложения. “Сказуемое есть неограниченный властитель, царь предложения”,— писал Г. Павский. Ту же мысль высказывал Д. Н. Овсянико-Куликовский: “Важнейшая часть предложения — это сказуемое, иначе называемое предикатом. Оно-то и есть носитель и выразитель предикативности (предицирования, сказуемости), без которого предложение невозможно Такой взгляд на роль сказуемого в значительной мере бы.” связан с тем, что глагол как морфологическая категория л сказуемое как категория синтаксическая отождествлялись. “Так как глагол составляет в предложении сказуемое, то учение о синтаксическом употреблении глагола будет вместе с тем и синтаксисом сказуемого” (Ф. И.Буслаев). Иногда при этом указывалось, что в языке есть предложения, состоящие только из глагола-сказуемого, но нет ни одного предложения, которое состояло бы только из подлежащего (о трактовке с этой точки зрения природы номинативных предложений См. глагольность и односоставные предложения). Правомернее, однако, говорить о двух организующих центрах двусоставного предложения — подлежащем и сказуемом, соотносительных между собой. “Для нас предложение немыслимо без подлежащего и сказуемого” (А. А. П о т е б н я).

Сказуемое– это такой члены предложения, который обозначает признак или действие, приписанное подлежащему. Функционально формирует предикативное ядро.

Типология описания сказуемого.

Все сказуемые делятся по нескольким основаниям.

1. Морфологическое основание– учитываются способы выражения сказуемого:

  • глагольные – в зависимости от структурной характеристики делится на простое, составное и сложное. Выражается формой спрягаемого глагола, включая и аналитическую форму будущего времени.

# Утром солнце будет светитьв моё окно

А также глагольное сказуемое может быть выражено фразеологическим оборотом.

# Старик ухом не ведёт.

# Она не сделаланикакогодвижения– потому что Онане пошевелилась.

Она не подала голоса. – Онамолчала.

  • именные – в лингвистической традиции существует понятие только составного именного сказуемого (не делится, как глагольное по структуре)

#Я студент. – составное именное с нулевой связкой.

Структура: глагол-связка + именная часть. Связка выполняет грамматическую роль. Связки бывают 3х видов:

- отвлечённая – это глагол «быть» во всех временных формах. Несёт чисто формальную функцию – просто передаёт категории времени и наклонения.

- полуотвлечённая (полузнаменательная) – глагол с ослабленным лексическим значением, тоже в основном передаёт только глагольные категории. Казаться, становиться, делаться, называться, считаться.

- знаменательная связка – это полнозначный глагол, который обозначает конкретное действие. В таких сказуемых происходит совмещение информации (и глагол, и именная часть речи несут свою информацию). Вместо формального связочного глагола ставится глагол, обозначающий действие во времени и пространстве. Чаще всего это глаголы движения, местоположения. Они заменяют связочный компонент, но при этом они полнозначные. Сложность в том, что эти глаголы могут выступать как самостоятельные простые глагольные сказуемые.

# Он вернулсядомой. Онвернулся усталым.

# Кити возвратиласьдомой в Россиюизлеченная. – потому что смысл в том, что она излечилась.

Луна взошла багроваяихмурая. – Взошла – в смысле стала.

Эти сказуемые различают ещё и по именной части. Типичным для составного именного сказуемого является именная часть, стоящая в именительном, родительном и творительном падеже. Самый распространённый – творительный; его называют творительный предикативный.

# Она была красавицей.

  • смешанные

2. Структурное– по количеству компонентов

  • простое

  • составное – состоит из 2х компонентов – вспомогательный глагол + инфинитив смыслового глагола. Вспомогательный глагол передаёт грамматическое значение, а смысловое заключено в инфинитиве. В качестве вспом. глагола выступает:

- фазовый глагол (начал, закончил, продолжал)

- модальный глагол (желание, возможность говорящего: могу хочу, желаю и тд)

- глаголы психического действия (люблю, страшусь, боюсь)

- краткие предикативные прилагательные (рад, обязан, должен, волен, призван, намерен)

- устойчивые сочетания фразеологического характера, равные по значению модальным глаголам (изъявить согласие = согласиться, прийти к мысли = решить, не имею права = не могу)

  • сложное (многочленное): сложное –глагольное, сложное смешанное (глагольное + именное: он решил стать врачом)

3. По характеру связи с подлежащим:

  • согласованное

  • несогласованное – выражается:

-инфинитивом (мы – бежать, они – кричать, а царица - хохотать)

- глагольным междометием (бабочка крылышками бяк-бяк-бяк)

- повелительным наклонением глагола в сочетании не со 2м лицом

4. По наличию/отсутствию осложняющих элементов

  • осложнённое – такое сказуемое, в котором кроме обязательной структуры присутствуют осложняющие элементы (Читаю, читаю, не начитаюсь. Ну уж сказал, так сказал. Читать-то я не читал, но содержание знаю.)

Как элемент осложнения выступают глаголы с опустошённым лексическим значением (знать, дать, взять)

# Дай погляжу. Как это я возьму и начну с ней разговаривать? (Нельзя просто так взять… :D)

Такие элементы принадлежат к разговорной речи.

  • Неосложнённое

  • Составное глагольное сказуемое - это сказуемое, которое состоит из вспомогательного глагола, выражающего грамматическое значение сказуемого, и неопределенной формы глагола, выражающей его основное лексическое значение, например: Молодой Дубровский хотел заняться делами (А. Пушкин). В роли вспомогательного глагола могут выступать сочетания кратких прилагательных должен, готов, рад и др. и служебного глагола-связки быть в форме одного из наклонений, например:Я готов с вами поспорить (А. Пушкин); Через несколько дней должен я был очутиться посреди моего семейства (А. Пушкин). Также в роли вспомогательного глагола могут выступать слова со значением желательности, необходимости, возможности - надо, нужно, необходимо, можно, нельзя и др., например: Надо учиться языку, надо расширять свой лексикон (М. Горький); а также слова, выражающие эмоциональную оценку действия, названного инфинитивом - грустно, весело, приятно, горько, противно и др., например: В летние знойные дни хорошо бродить в березовой роще (И. Соколов-Микитов).

  • --- Составное именное сказуемое.

  • Составное именное сказуемое - это сказуемое, которое состоит из глагола-связки, выражающего грамматическое значение сказуемого, и именной части, выражающей его основное лексическое значение, например: Метель была страшная.

  • Самой распространенной является глагол-связка быть, которая выражает только грамматические значения. Особенность этого глагола-связки заключается в том, что в настоящем времени он не употребляется, т.е. связка нулевая, например: На нем была серая куртка (прош. вр.) - На нем серая куртка (наст. вр.). Другие глаголы-связки делаться, стать, казаться, являться, считаться, представляться, становиться употребляются в русском языке реже, но они выражают и добавочные лексические значения, например: Дворец казался островом печальнымВсе делается светлее, веселее от первого снега (А. Пушкин).

  • Также в роли связок могут выступать глаголы, которые имеют значения движения, состояния:прийти, приехать, вернуться и др., например: Девушка пришла усталая (Б. Полевой).

  • Именная часть составного сказуемого может быть выражена:

  • 1) именем существительным, например: Все небо было в мелких облаках (Д. Гранин);

  • 2) именем прилагательным, например: Ветер был встречный (Л. Толстой);

  • 3) кратким страдательным причастием, например: Брови ее были сдвинуты, губы сжаты, глаза глядели прямо и строго (И. Тургенев);

  • 4) именем числительным, например: Семь плюс три будет десять;

  • 5) местоимением, например: Комната у нее была именно такая, какой я ее себе представлял (А. Куприн);

  • 6) наречием, например: Ей туфли будут впору;

  • 7) фразеологизмом, например: Он был мастер на все руки (Н. Дубов);

  • 8) синтаксически неделимым словосочетанием, например: Вечером море было черного цвета.

  • главный член односоставного предложения

  • Грамматический центр, структурная основа односоставных предложений. В одних из них (определенно-личных, неопределенно-личных, обобщенно-личных, безличных) главный член по своему морфологическому выражению (глагольной форме) может быть соотнесен со сказуемым двусоставного предложения, в других (номинативных) — с подлежащим или сказуемым. Однако такое сопоставление весьма условно, так как понятия подлежащего и сказуемого соотносительны и при обусловленном природой односоставных предложений наличии только одного главного члена его не с чем соотносить в плане предикативных отношений, присущих двусоставному предложению. “Если членодносоставного предложения определить или как подлежащее, или как сказуемое, то его надо считать неполным” (В. В. Виноградов).

В односоставном предложении только один главный член, и его нельзя назвать ни подлежащим, ни сказуемым. Это главный член предложения.

  1. Дополнения, виды дополнения, выделяемые традиционной и современной лингвистикой.

  2. Определение. Виды определений. Их место в предложении. Соотношение определения с другими членами предложения.

  3. Синтаксические функции инфинитива, способы их описания.

При главных членах имеются распространители, которые называют второстепенными членами предложения: определение, дополнение, обстоятельство.

Деление членов предложения на главные и второстепенные проводится в грамматиках 19в. и сохраняются до сих пор.

Понятие ВЧП появилось не сразу, но появилось оно в период логико-синтаксического направления в синтаксисе, которое базировалось на том, что предложение – логическое суждение.

А.Х. Востоков и Н.И. Греч, представители этого направления, выделили 2 разряда ВЧ:

1. дополнение

2. определение (обстоятельство включалось в разряд определений).

Ф.И. Буслаеввводит обстоятельство и выделяет 3 ВЧП.Он рассматривает их в 2х аспектах:

- как слова, присоединяемые к главным членам посредством согласования, управления и примыкания (грамматический аспект)

- по значению, т.е. на основании логического вопроса

Но сам же и говорит, что такой анализ не всегда может быть последовательным.

А.А. Потебня(психолого-синтаксическое направление) – при изучении языка необходимо исходить из психологических, а не из логических оснований. В связи с этим он детально проанализировал роль каждой части речи в психологическом процессе мышления. Вывод был таков: главное – глагол. Отсюда – зарождениевербоцентрической теории языка.

Потебня строил классификацию ВЧП на их соответствии частям речи. Это учение получило развитие в работах Овсянникова-Куликовского, А.М. Пешковского и А.А. Шахматова. Пешковский считал, что следует говорить не о второстепенных членах предложения, а о согласуемых, управляемых и примыкающих членах (не следует говорить о дополнениях, обстоятельствах и тд). Дело в том, что все ВЧП являются ни чем иным, как тем, что призвало к жизни части речи.Части речи – это памятники членам предложения.

ВЧ, как только появилось это понятие, стали критиковаться с разных позиций. Дискуссия о статусе продолжалась до 1954 г. (выхода Академграмматики Виноградова). В этой Академграмматике очень подробно были описаны ВЧП.

В.В. Виноградов хоть и показал несовершенство учения об ВЧП, но всё же утвердил их в правах. С другой стороны в Академграмматике содержится очень подробное описание словосочетания.

Академграмматика 70 говорит, что это 2 знамени, нести которое одновременно невозможно. И в Академграмматике 70 предложение было описано через понятие структурной схемы предложения, от понятия ВЧП отказались.

Широкую популярность получила мысль о том, что члены предложения, выполняющие второстепенную функцию, являются его распространителями. Так их назвал В.В. Виноградов. Эта мысль была развита Н.Ю. Шведовойв учении одетерминантах.

В.В. Виноградовым было замечено, что в предложении существуют члены, связанные с предикативным центром, но эта связь, во-первых, не обусловлена не грамматической формой, не лексическим значением предикативного центра, а, во-вторых, они относятся не только к предикативному центру, а ко всему предложению в целом.

# Под старость жизнь такая гадость. – «Под старость» не относится ни к чему, а ко всему предложению в целом, оно как бы всю ситуацию обрамляет.

# К рассвету путники вышли к восточному шоссе. – «К рассвету» находится на самой удалённой от центра орбите, это и есть т.н. кулисы предложения. Этот член относится ко всей ситуации в целом, он не связан с каким-то определённым членом предложения, не входит ни в группу подлежащего, ни в группу сказуемого и может участвовать в создании предложений, имеющих разные структурные схемы.

# Сегодня идёт дождь. Сегодня потеплело. Сегодня решено было начинать. – один и тот же член обрамляет ситуацию в предложении.

Т.о. Шведова выделяет особый член предложения – детерминант– то, что детерминирует всю ситуацию.Детерминанты делятся на 2 группы:

  • д. обстоятельственного значения

  • д. объектного значения. Объект склонен относиться не ко всей ситуации, а к действию, которое на него переходит – оно тяготеет к глаголу. Поэтому существование обстоятельственных детерминантов под вопросом, но Шведова их выделяет.

Т.о., появился новый, четвёртый, ВЧП – детерминант. Это уже изменение теории о ВЧП.

Традиционные ВЧП

1. Дополнение – всегда предметный распространитель предиката. Это ВЧП, обозначающий объект действия или состояния и выражающийся именем существительным с предлогом и без, а также словами в значении существительных. Дополнение может выражаться также инфинитивом. Оно относится к тем членам предложения, которые так или иначе связаны с глаголом, т.е. это: глагол и др. части речи, соотносимые с глаголом по образованию или значению.

Если дополнение выражено инфинитивом, оно обозначает действие как объект, на которое направлено другое действие.

В роли дополнения выступает объектный инфинитив. Инфинитив называется объектным, если субъект действия, обозначенного инфинитивом, не совпадает с субъектом действия, обозначенного поясняемым словом.

# Уговаривал уехать. Велел прийти.

Объектный инфинитив всегда выполняет роль дополнения.

Субъектный инфинитив(в котором субъекты совпадают) выполняет роль:

-части составного глагольного сказуемого

# Хотел сказать. Начал читать. Принялся петь.

- обстоятельства, если оно обозначает цель

# Прийти проститься. Развесить сушить.

Дополнения разделяются на прямое и косвенное – если речь идёт о приглагольном дополнении.

Прямое дополнение стоит в В.п. и Р.п. без предлога. Остальные дополнения – косвенгные.

2. Определение – это ВЧП, который обозначает признак предмета. По характеру СС определения и определяемого слова все определения делятся на:

  • согласованные– выражены прилагательными (осенний сад), причастиями (гаснущий день), местоимением (наша служба), порядковым числительным (третья дверь), количественным числительным (двух капитанов) – т.е. всем, что может согласоваться.

  • несогласованные. Могут быть выражены синтаксически нечленимыми словосочетаниями (девушка с голубыми глазами, человек среднего роста).

В зависимости от типа связи с главным словом делятся на:

- управляемые определения – выражаются сущ. (цветы сирени, дело о наследстве, рубашка с карманами)

- примыкающие – выражаются наречием (кофе по-турецки, жизнь взаймы, яйца всмятку), инфинитивом (желание учиться), сравнительной степенью прил. (события поважнее) и личным местоимением (в его глазах)

3. Обстоятельство – ВЧП, обозначающий признак действия. Может быть выражено наречием, деепричастием, существительным, инфинитивом, фразеологическими сочетаниями наречного типа и синтаксически неделимыми словосочетаниями.

# резко встал, стоял приглядываясь, ползти змеёй, бродить по берегу, прийти повеселиться, работать не покладая рук, шёл тяжёлой походкой.

Обстоятельство чаще всего относится к глаголу или др. частям речи, имеющим признаки глагола.

Значения обстоятельств очень разнообразны:

  • времени

  • места

  • причины

  • цели

  • условия

  • образа действия

  • уступки

  • меры и степени

Синкретичность функций ВЧП

У каждого второстепенного члена предложения есть своя ядерная семантика и свои способы выражения. Однако существуют случаи, когда значение второстепенного члена осложняется дополнительным значением.

  1. Определение – дополнение. Определение несет семантику предмета, а дополнение семантику объекта. Значение объекта часто осложняется определительным значением. (Жду весны,ожидание весны– направленность на объект,приход весны– нет направленности на объект,дни весны). Синкритичность в этом случае возникает тогда, когда, с одной стороны, имеется глагольная семантика главного слова, но нет направленности на объект.

  2. Обстоятельства –определение. Проблемы возникают в том случае, когда мы имеем дело со структурой существительное + существительное. (Выходить в море,выходы в море(двойное подчеркивание точка тире и волнистое), волны в море)

  3. Дополнение –обстоятельство. Структура глагол + существительное(идти к морю, обратиться к брату, подойти к приятелю, подойти к дому – двойной подчеркивание).

Выбор синтаксической функции определяется в зависимости от типа синтаксических отношений, возникающих между главным и зависимым словом.

В определении синтаксической функции любого ВЧП учитываются следующие факторы:

  • Семантика второстепенного члена (дополнение – объект, обстоятельство – признак действия, определение – признак предмета).

  • Форма выражения (типичное для каждого вида)

  • К какой части речи относится, и какова семантика этого слова. (Дополнение относится к глаголу, обстоятельство относится к глаголу, определение к существительному).

Синтаксические отношения между главным и зависимым словом.

22. Понятие семантической структуры предложения в современной синтаксической науке (диктумные смыслы).

Изучение семантики предложения активно началось в 70ые годы 20 века. Арутюнова Нина Давидовна написала книгу «Предложение и его смысл» - подходы к семантике. Она называет эти годы «штурмом семантики предложения». В это время исследователи с повышенным вниманием начинают обращаться к речи и ее смысловой стороне, к прагматическому компоненту речи. Широкое изучение лексики с уходом в семантику. В этот момент начинает осознаваться изоморфоность языковых процессов. Нужды прикладных наук (теория машинного перевода).

Семантический синтаксис берет свое начало в далеком прошлом, впервые о содержательной стороне предложения сказал русский исследователь и ученый Дмитрий Евский (1878 год) – предложение – это драма мысли, под сказуемым понималось сквозное или главное действие драмы (Вечером коварный Ролан обманултрепетную Акулину), действующие лица – Ролан и Акулина, «костюмы» - коварный и трепетная» и т.д. Он говорил об этом, пытаясь выявить общий смысл. Работы русского ученого Сланского в эти же годы: предложения могут соотноситься по содержанию, не зависимо от их структуры (Дождь. Идет дождь.), а путем преобразования структуры можно наблюдать смену смыслов.

Более чем через 50 лет мысли Дмитриевского были подхвачены французским ученым Теньером, который рассматривал предложение как драму в миниатюре. В центре этой драмы – сказуемое – это вершина предложения, а окружение сказуемого – актанты – предметные распространители и сирконстанты – непредметные распространители. В настоящее время существует множество способов описания семантики предложения (Н.Ю. Шведова, Ю.Д. Апресиан, В.Г. Гаг, Э.В. Падучева, Н.Д. Арутюнова, В.а. Белошапкова и т.д.).

Учение о содержательной стороне предложения надо начинать с идеи о диктумно-модусном устройстве предложения. Эту идею впервые высказал швейцарский лингвист Шарль Балли – все содержание предложения можно разделить на две части – это диктум и модус.Диктум– это объективное содержание предложения, непосредственно отражающее языковую действительность, это его денотативное содержание (денотат синтаксического уровня, предложения будет ситуация, событие, картинка действительности, существующее положение дел).Модус– это субъективное содержание предложения, это дополнительные смыслы об отношении говорящего к объективному содержанию. Диктум – это мир, Модус – это говорящий.

Существует множество подходов к описанию диктума, все они обращены к одному и тому же объекту – семантике предложения, но они имеют разные точки отсчета. Первая точка отсчета – внеязыковая действительность, вторая – тоже внеязыковая действительность, НО с учетом говорящего. Третья – это форма – описание семантики через форму.

  • Первая позиция связана с Т.П. Ломтевым, который определил содержание предложения как систему с отношениями, центром которой выступает предикат, выразитель отношений, задающий места для предметов, участников ситуации. Данная система с отношениями и есть пропозиция. Эта позиция развернутое продолжение получила в ряде работ других ученых, это наиболее популярная позиция для описания семантики.

  • Вторая позиция связана с Н.Д. Арутюновой, которая также идет от внеязыковой действительности, но опирается на то, каким образом отражается в предложении осмысление мира человеком. В описании семантики предложения Арутюнова опирается на понятие вида суждения. Учитывается, какую мыслительную операцию совершает говорящий, воспринимая тот или иной фрагмент действительности. При опоре на это понятие выделяютсяследующие типы: предложение качественной характеризации (небо ясное); реляционные предложения – устанавливающие отношения (все восхищаются ребенком); бытийные предложения (в этом лесу есть волки); классифицирующее предложение (собака – домашнее животное); идентифицирующее предложение – устанавливающее тождество между понятиями (этим хилым ребенком был я); именующее предложение (этот цветок называется ландыш).

  • Третья позиция идет от формы, с иной стороны. Эта позиция введена Н.Ю. Шведовой. С опорой на форму. Шведова исходит из того положения, что структурная схема имеет свою семантику, схемная семантика – это производная от схемы и лексического наполнения компонентов. Первая схема предполагает наличие субъекта и его действиеN1Vf 3s , во второй схеме нет субъектаVf 3sи т.д. В каждом случае при реализации схемы происходит отбор лексических средств. Т.о. лексическое наполнение схемы оказывается ограниченным этой же схемой, в зависимости от типа схемы можно различать семантические типы предложения. Структурная схема семантична.

Наиболее распространенным является тип разбора с опорой на пропозицию. Пропозиция– это модель объективного содержания, это языковое воплощение некоего положения дел в действительности, она отражает структуру события. Пропозиция выражается, прежде всего, предикатом через глагол, а дальше содержание предложения состоит из предметов, которые находятся в каких-то отношениях, эти отношения и выражает предикат. Предикат же задает определенные места для предметов, участников ситуации (для актантов) и определяет их количество и роли.

Каждая пропозиция имеет свою структуру. Предикат + актанты (1,2, …) + сирконстантны. Предикат задает ситуацию и выбирает количество «помощников». Цветок распустился – предикат + актант (распустился – состояние, цветок – актант – носитель состояния). Он подарил маме духи на День Рождения (подарил – предикат, он – актант 1, духи – актант 2, маме – актант 3, на Д.Р. – сирконстант). Предикат может быть одноместным и многоместным, количество мест при предикате зависит от семантики предиката, он же определяет роли.

Пропозиция содержит в своем составе ряд элементов, которые образуют организованную систему, в ней, во-первых, содержатся собственно пропозитивные смыслы, отражающие структуру пропозиции (предикат и актанты), а, во-вторых, припропозитивныесмыслы – это количественные добавления внешних, по отношению к пропозитивным, смыслов, которые уточняют характер пропозиции. (Я читаю книгу – Я начинаю читать книгу – Я начитался книг – Я читаю не книгу – Я читаю, не начитаюсь книг, и т.д.). Смыслы наслаиваются на основной смысл, собственно пропозитивный, это смыслы фазисности, интенсивности, негации.Пропозиция имеет в языке разные формы воплощения, она может быть представлена как структура предикативная и это первичный способ оформления пропозиции, через предложение; и может быть оформлена как структура не предикативная. (Море, угрюмое и холодное, билось за бортами; Писем его она не читала, складывая их стопкой на столе; Мы пришли на лекцию после звонка; Приезд отца всех нас очень обрадовал; Все просили ее петь). Закон ассиметричного дуализма языкового знака – на уровне лексики очень заметен, а на уровне синтаксиса сложнее.

Все вышеназванные характеристики составляют количественную сторону описания диктума. Вторая группа характеристик предполагает описание смысла пропозиции, т.е. качественной стороны пропозиции. Встает вопрос: какие типы пропозиций мы выделяем по содержанию. Всех смыслов на первый взгляд представляется бесконечное множество. Типология пропозиция на сегодняшний день еще не создана, хотя существует опыт описания или создания.

Первый критерий, который может быть применен в составлении типологии –что отражает пропозиция. Либо это событие действительности, тогда она напоминает кадр из кинофильма, либо пропозиция представляет вид мыслительной деятельности по поводу внеязыковой действительности. В зависимости от этого все пропозиции делятся на:событийные (СП) и логические (ЛП). Логические – Маша – красавица; тигр – млекопитающее и т.д. Сопоставляя логические и событийные пропозиции, можно указать на различия втрех аспектах:

А)характер структуры (СП – предикат + актант + сирконстанты; ЛП – предикат + актанты, НО все выступают в роли объектов логических операций, есть невещественные элементы: имя, знание, признак, количество). Часто ЛП задаются через служебные средства.

Б)СП вводятся модусом с общим значением наблюдения «я видел», «я слышал» - можно в любую СП подставить эти конструкции. ЛП вводятся модусом со значением интеллектуальной деятельности «я думаю», «я считаю», «я понял» и т.д.

В)основной способ выражения СП – предикативный, т.е. предложенческий, а ЛП могут иметь предикативное выражение, однако для них не менее естественна форма служебных слов (предлогов, союзов и т.д.).

Событийные пропозиции

Весь мир, который нас окружает, сводится к очень небольшому количеству сфер, в которых мы «вращаемся». Физический, психический (внутренний – чувства, эмоции), интеллектуальный (мысли, догадки, изобретения и т.д.), социальный (разного рода отношения между людьми). Сферы в известной мере симметричны, система номинаций для каждой сферы, прежде всего, была разработана для физической сферы – она видна. Внутренняя сфера имеет номинацию по средствам метафоры (страсти разгораются, горе глубокое и т.д.). Все 4 сферы описывают однотипные события: существование, состояние, движение, восприятие, действие.

Сфера

Вид события

Физическая

Психическая

Интеллектуальная

Социальная

Существова-

ние

Здесь есть грибы

У всех бывает плохое настроение

Это было открытие

У нас есть президент

состояние

Мотор глохнет

У них веселье

Она в творческом кризисе

Он холост

движение

Я ухожу из дома

Настроение упало

Мысли метались

Кризис передвинулся на окраины

восприятие

Он проглотил таблетку

Я ощущаю тепло

Его доклад хорошо приняли

Поправки приняли к сведению

действие

Завод выпускает станки

Он преодолел свое горе

Она решила задачу

Председатель ведет собрание

Существование– бытийная пропозиция. В ней используются такие предикаты, как есть, существует, водится, размещается. Бытийная пропозиция – самая элементарная, она входит в пресуппозицию всех других пропозиций. Пресуппозиция – это такое знание, которое не получает специального выражения в предложении, но очевидное и существенное для осмысления предложения. (Например, филологи не понимают лектора-математика, потому что у них нет пресуппозиции, которая есть у него). Прежде, чем что-то описывать, надо знать о его существовании.

Состояние – одноактантная пропозиция.

Движение– это событие преимущественно физической сферы, но при этом осуществляется и в других сферах.

Восприятие– это двухактантная пропозиция. В ней есть субъект и объект восприятия.

Действие– пропозиция описывает такое положение дел, при котором имеет место внешнее проявление (Он в горе – состояние, он рыдает – действие).

Логическая пропозиция

Все ЛП можно разделить на три большие группы:

  1. Пропозиция характеризации:

  1. Анкетная (Я – Маша Иванова, студентка и т.д.)

  2. Таксономическая (видовое понятие подводится под родовое: тигр – хищник)

  3. Качественная (Он рассказывает подробно; Он высок и т.д.)

  1. Пропозиция отождествления (идентификации) – лингвистика то же, что языкознание

  1. Релятивные пропозиции – отражают всякого рода отношения, связи между предметами и событиями.

  1. РП первого класса (соединение «И», сопоставление «А», подобие «ПОХОЖ», «КАК» и т.д., противопоставление «НО», разделение «ИЛИ», «ЛИБО»)

  2. РП второго класса:

А) казуальная (причинная) – зависимость осуществления одного события от другого: условие (если, то); причины (потому что); следствия (так что); уступки (хотя).

Б) временная (когда, после того как, с тех пор как)

В) пропозиция чередования (то, то, то)

Методика анализа диктума

Если ворона голодна, то, повстречав гнездо какой-нибудь птахи, как и лиса, ворона не станет долго рассуждать, что ей делать дальше.

СП1 – ворона голодна

Предикативный способ представления

Голодна ---- ворона

Одноместный предикат (Sвыраженный) – качественная характеристика. Физическое состояние.

СП2 – повстречав гнездо

Непредикативный способ представления

Повстречав ---- гнездо

I

Ворона (невыраженный субъект)

Действие.

ЛП3 – как и лиса

Непредикативный способ представления. Релятивная пропозиция (отношения).

Значение подобия. Субъект сходства не назван, назван только объект.

СП4 – ворона не станет долго рассуждать.

Предикативный способ представления

Событийная пропозиция. Одноместный предикат.

Интеллектуальная сфера, действие.

СП5 – что ей делать дальше

Предикативный способ представления.

Делать (ей) и (что) – двухместный предикат.

Физическая сфера, действие.

ЛП6 – если СП1, то СП4

Релятивная пропозиция второго класса (каузальная, условия).

ЛП7 – СП2, СП4

Релятивная пропозиция. Либо временная, либо каузальная.

Это предложение представляет собой сложный полипропозитивный диктум.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]