Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Кроль В.М. Психология и педагогика

.pdf
Скачиваний:
221
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
3.71 Mб
Скачать

Еще один независимый способ подтверждения специализации по­ лушарий при восприятии эмоций связан с возможностью предъявле­ ния изображений только в левое или только в правое полушарие. Такая возможность возникает в условиях специального тахистоскопического эксперимента, когда испытуемым предъявляется тестовое изобра­ жение на короткое, дозируемое время. Важность дозированного по времени предъявления тестовых фигур в данном случае связана с не­ обходимостью исключения движений глаз во время рассмотрения изо­ бражений, что обеспечивает возможность проецировать изображение не на центральные, а только на периферические области поля зрения. В свою очередь, как следует из анатомических данных, перифериче­ ские области полей зрения проецируются исключительно в области зрительной коры мозга своего полушария. Другой, и намного более эк­ зотический, способ стимулирования только одного полушария исполь­ зуется в клинике при работе с пациентами, у которых по медицинским показаниям было проведено сечение волокон мозолистого тела (мощ­ ного пучка нервных волокон, соединяющих полушария мозга).

Результаты экспериментов по унилатеральному предъявлению в та­ ких условиях эмоционально окрашенных изображений показывают, что правое полушарие быстрее и качественнее опознает эмоциональную ми­ мику, причем лучше реагирует на различные выражения печали; левое полушарие лучше реагирует на изображения радостного содержания.

«Левополушарный человек» вообще более инициативен в обще­ нии, склонен к болтливости, резонерству, дает развернутые, детальные ответы. Однако на этом фоне у таких больных потеряна интонацион­ ная выразительность речи, речь тусклая, монотонная. «Правополушарный человек», напротив, молчалив, что связано с резким ограниче­ нием речевых функций правого полушария, которое способно пони­ мать только простые, короткие фразы, не имеет доступа к отвлечен­ ным понятиям. Однако при этом у «правополушарного человека» со­ хранен интонационный рисунок речи.

Интересно отметить, что эмоциональная специфика право- и левополушарных проявлений связывается в ряде работ с симптомами про­ явления алкогольного воздействия. Благодушие, болтливость, эйфо­ рия ранних стадий опьянения связываются с преимущественным по­ давлением алкоголем эмоциональных структур правого полушария. Последующие стадии алкогольного воздействия, связанные с мрачно­ стью, слезливостью, угрюмостью, определяются преимущественным подавлением активности эмоциональных структур левого полушария.

У здоровых людей мимика левой стороны лица отражает эмоцио­ нальное состояние в большей степени, чем мимика правой половины, что также свидетельствует о преобладании механизмов правого полу-

152

"Левопапушарный человек"

"Правополу• тарный человек "

положительные эмоции

отрицательные эмоции

т пессимизм, тревожность,

эйфория, беспечность,

легкомыслие,

озабоченность, мрачность

общительность

предпочтительное общение

отсутствие способности

жестами, сверхтонкое

восприятия мимики, жестов,

восприятие интонаций

интонаций

 

Р и с. 54. Специфика эмоционального поведения человека в условиях работы одного по­ лушария мозга (функционального выключения второго полушария). В условиях выклю­ чения левого (доминантного по речи полушария) используют термин «правополушарный человек», при выключении правого полушария используется тер­ мин «левополушарный человек»

шария в процессах выражения эмоций. Аналогичные данные об асим­ метрии мимической выразительности половин лица получены на ма­ каках, что говорит о филогенетических тенденциях к более сущест­ венной выраженности механизмов проявления эмоций в правом полу­ шарии мозга. Более явная выраженность проявления эмоций левой по­ ловиной лица подтверждается в специальных модельных эксперимен­ тах, в которых было показано, что эмоции распознаются лучше на фо­ тографиях, составленных из двух левых половин лица.

В современной литературе имеются многочисленные доказательст­ ва того, что межполушарная асимметрия касается не только локализа­ ции механизмов проявления, но и локализации механизмов восприятия эмоций. В этом плане «левополушарный человек» не воспринимает ин­ тонации чужой речи, не может отличить эмоциональную окраску, харак­ теризующую жалобу, вопрос, просьбу, гнев, восторг. Люди в таком со­ стоянии лишены возможности распознавать эмоциональные сигналы, кодируемые мимикой, лицевой экспрессией собеседника. «Правополу­ шарный человек» при восприятии эмоций ведет себя противоположным образом. Такой больной предпочитает общаться с помощью мимики и жестов, у него сохранено и, в основном, даже улучшено, по сравнению с его же нормой, тонкое восприятие интонаций (рис. 54).

Г л а в а 14

Основные чувства человека

Дать ответ на вопрос, что такое чувство, будет не просто. Каждый человек испытал это на собственном опыте. «Две вещи наполняют ду­ шу все новым и растущим изумлением: звездное небо над головой и моральный закон внутри нас», — писал немецкий философ Иммануил Кант. Очевидно, что, говоря о моральном законе, Кант не в последнюю

153

очередь имел в виду такие чувства человека, как любовь, дружба, со­ переживание, стыд или справедливость.

В разных областях науки под человеческими чувствами, вообще говоря, подразумеваются довольно разные вещи. Например, широко распространено толкование чувств как «способности ощущать, испы­ тывать, воспринимать внешние впечатления». Другое значение этого понятия — состояние, в котором человек способен чувствовать, в смысле осознавать окружающее.

Наверное, более полное определение должно характеризовать чув­ ства как некие сложные внутренние состояния, включающие в себя понятийные, эмоциональные, мотивационные элементы и, как прави­ ло, направленные на определенный объект внешней среды. Данное оп­ ределение удовлетворяет, кстати говоря, и нашему интуитивному по­ ниманию, в соответствии с которым мы говорим о чувстве любви, чув­ стве стыда, дружбы, зависти, справедливости, благородного негодова­ ния, красоты, гармонии и т.д. и т.п. Заметим, что в этом определении отсутствует требование обязательной сознательности чувств. Дейст­ вительно, как знаем мы все, сильные чувства совсем не всегда бывают осознанными и наоборот — осознание некоего чувства не влечет за со­ бой его автоматического усиления.

Если и в том и в другом случае под чувством подразумевается не­ кий комплекс, включающий в себя понятийные, эмоциональные и мо­ тивационные компоненты, то чем же отличаются чувства человека от чувств животного? Интересное мнение по этому вопросу приведено в книге «Агрессия» (31, 170), написанной классиком этологии (науки о поведении животных), нобелевским лауреатом Конрадом Лоренцем. Лоренц ссылается на своего учителя Хейнрота, который в ответ на уп­ рек, что для него животное только бездушная машина, отвечал, что со­ всем наоборот — «животные — это эмоциональные люди с очень сла­ бым интеллектом».

Действительно, как уже обсуждалось выше, при анализе эффекта «эмоционального резонанса», или сочувствия, для формирования по­ ведения данного типа (назовем его «поведением сочувствия») совсем не обязательно существование развитого понятийного аппарата. Пове­ денческие проявления боли, удовольствия или других ощущений у од­ ной особи вызывают у других членов сообщества аналогичные внут­ ренние состояния. Такой механизм общения полезен для достижения целей передачи информации, оповещения и заблаговременного реаги­ рования. Таким образом, для реализации этого типа общественного поведения требуется только наличие ограниченных когнитивных спо­ собностей к опознанию определенных, «ключевых» для данного пове­ дения, стимулов, или, как их называют этологи, стимулов-релизеров.

154

Другое дело, что человек, наблюдая за поведением животных, не­ вольно приписывает им те чувства, которые он испытывает в анало­ гичной ситуации. Отсюда из этого приписывания рождаются образы художественной литературы, такие, как Белый Клык, Бемби или Багира. Такой антропоморфизм, т. е. наделение живых или неживых объек­ тов человеческими характеристиками, по-видимому, рождается путем «обратного» рассмотрения.

Спектр человеческих чувств очень широк, и так же, как нельзя представить человеческую личность без мотиваций и эмоций, так нельзя даже помыслить человека без целой гаммы самых разных чувств. Разнообразие этих состояний души столь же велико, скод> ве­ лика сфера интересов человека. Действительно, даже умный человек с прекрасными когнитивными способностями не может существовать без развитой эмоционально чувственной сферы, не может жить, не ис­ пытывая сильные чувства. Существенно, что определенная человече­ ская личность не обязательно должна одинаково сильно ощущать все чувства. Некоторые люди в большей степени способны переживать жалость, другие больше подвержены чувству восторга или чувству не­ годования, третьи остро переживают унижение или презрение.

Каковы же характеристики основных, наиболее ярких, сильно вы­ раженных чувств человека? Почему человек действительно, на самом деле, не может жить, не испытывая те или иные чувства? Основой лю­ бого чувства, как говорилось выше, является сложное, динамическое сочетание эмоциональной, понятийной и мотивационной компонент. Изменяющийся баланс сил внутри этой базисной триады и определяет наше внутреннее состояние. Рассмотрим это положение на анализе проявления некоторого конкретного чувства, например, чувства сты­ да. В общем случае человек испытывает стыд, когда у него отсутствует возможность удовлетворить какую-либо потребность, особенно вы­ сшую потребность, скажем, потребность, связанную с осуществлени­ ем честных, справедливых отношений между людьми. В такой ситуа­ ции происходит сознательное или бессознательное включение в рабо­ ту понятийного аппарата, определяющего, что является справедливым или несправедливым в данном случае. Невозможность осуществления поведения, которое ведет к осуществлению справедливого решения, вызывает неудовлетворение, отсутствие реализации мотивационной компоненты. В результате появляются отрицательные эмоции, цель ко­ торых состоит в активизации поиска правильного решения.

Аналогичная схема проявления чувства стыда может иметь место при неудовлетворении других, не обязательно высших мотиваций. На­ пример, при отсутствии возможности удовлетворить такие витальные потребности, как добывание пищи, одежды или других материальных

155

благ. В этих случаях также должен быть включен понятийный аппа­ рат, так как должны быть сформированы и использованы понятия, связанные с ограничением возможностей индивида. Причем с ограни­ чением за счет наличия внешних сил, которые в принципе преодоли­ мы, но не преодолимы именно самой личностью здесь и сейчас. Такое понимание естественно вызывает отрицательные эмоции, связанные с собственным бессилием. В итоге имеет место специфический комп­ лекс мотиваций, понятий и эмоций, воспринимаемый как чувство сты­ да. Как и в предыдущем примере, это может быть чувство стыда за свое бессилие перед собой или перед другими людьми.

Общие представления о чувствах как механизмах баланса комп­ лекса мотиваций, понятий и эмоций могут быть иллюстрированы рис. 51 после некоторой ее модификации. Суть модификации заключается в добавлении к схеме блока чувств. Каждое чувство, представленное в этом блоке, включает в себя некоторую мотивацию с заданными значе­ ниями нормы, некоторый набор понятий, определяющих смысловое содержание данного чувства, его нормативы и критерии, и некоторые значения эмоций, сопровождающих данное чувство.

Например, чувство красоты может быть связано у некоторого че­ ловека с наличием потребности в симметрии зрительно воспринимае­ мых форм, потребности в отсутствии острых углов, в наличии плав­ ных переходов цвета, уравновешенности композиции и т. д. (Критерии красоты подобного рода часто используют художники разных школ.) В свою очередь.эти потребности выражаются через наличие осознавае­ мых или неосознаваемых понятий, так или иначе определяющих фор­ му, цвет, симметрию, законченность и другие признаки. Наконец, из сопоставления параметров потребностей и текущих параметров внеш­ него мира следуют те или иные эмоции, связанные с субъективной оценкой красоты объектов внешнего мира.

В качестве еще одного примера рассмотрим еще одно чувство осо­ бого рода — чувство долга. Это чувство отличается тем, что оно связа­ но с потребностью особого типа — потребностью выполнения мо­ ральных и нравственных норм, что свойственно личности с развитой духовной сферой. Действительно, переход понятия «надо» в сферу внутренних потребностей человека определяет собой значительный шаг в духовном развитии личности этого человека. В той или иной сте­ пени категория «надо» присуща всем людям, все люди рано или позд­ но ощущают потребность в выполнении своего долга перед другими людьми. И это происходит несмотря на то, что процесс выполнения долга часто сопряжен с массой неприятных последствий, которые вхо­ дят в прямое противоречие с множеством других, более примитивных и очень сильных мотиваций.

156

14.1. Дружба и любовь

Под дружбой еще со времен Аристотеля обычно понимают высокоиндивидуализированные и свободные от эротических элементов от­ ношения между людьми. Причем это устойчивые к внешним воздейст­ виям, положительные, длительные отношения, основанные на духов­ ной близости, т. е. на наличии общих интересов, на добровольной со­ вместной деятельности в области, интересующей дружащих людей. Условием дружеских отношений является полное доверие, откры­ тость, преданность людей друг другу, бескорыстность и готовность оказать помощь друг другу.

Наконец, что очень важно, люди, находящиеся в отношениях друж­ бы, получают удовольствие от того, что доставляют приятное другому человеку. Таким образом, у дружащих людей возникает и развивается соответствующая мотивация, внутренняя потребность в дружбе. Имен­ но в этом смысле следует понимать известное выражение о том, что дру­ жить надо уметь. Особенно активное развитие мотивации дружбы обычно происходит в детском и юношеском возрасте во время становле­ ния характера человека, формирования его внутреннего мира, его само­ сознания, моральных норм и законов. Действительно, если человек спо­ собен к дружбе, в его восприятии мира обязательно должна иметь место определенная иерархия ценностей, в которой на первом месте стоит по­ требность делать приятное другу, бескорыстно жертвовать для него многими материальными и нематериальными благами.

Исходя из этого становится понятным такая особая характеристи­ ка дружбы, как ее высокая индивидуальная настроенность. По-види­ мому, это свойство связано с тем, что человек может испытывать по­ требность жертвовать своими интересами только в особых случаях, ради очень узкого круга людей. Другое дело, что среди масс обыкно­ венных людей встречаются редкие люди с истинно жертвенным харак­ тером, которых люди называют героями, обожествляют, о которых пи­ шут книги, слагают поэмы, легенды и мифы.

Из сказанного следует, что важным условием дружеских отноше­ ний является также схожесть уровня духовного развития и систем ду­ ховных ценностей людей. Например, едва ли будут дружить люди, имеющие различные представления о допустимости обмана или во­ ровства (особенно у близких), о возможности измены или предатель­ ства (особенно близкого человека), о нарушениях других христиан­ ских заповедей. Понятно также, что, вообще говоря, дружеские чувст­ ва в значительно меньшей степени зависят от различия интеллектуаль­ ного развития людей — примером может служить дружба между взрослым и ребенком.

157

Необходимость развитых духовных и интеллектуальных компо­ нент для существования дружеских отношений позволяет по-новому рассмотреть классический вопрос о возможности дружбы между муж­ чиной и женщиной. Действительно, уровень внутренней культуры че­ ловека, уровень его интеллектуального развития, существующие у не­ го моральные, этические и нравственные нормы определяют возмож­ ность дружеских отношений этого человека с людьми другого пола. Вопрос сводится к тому, способен ли, например, мужчина увидеть в женщине не только существо другого пола, но и личность, обладаю­ щую набором перечисленных категорий. Иными словами, хватает ли у этого мужчины интеллектуальных, духовных, моральных, этических и нравственных качеств для того, чтобы «отстроиться» и раздельно вос­ принимать духовные и половые характеристики женщины.

От любви дружба отличается большей рассудочностью и более строгими нормами взаимного поведения. Чувство любви проявляется в виде нескольких форм: в форме любви мужчины и женщины, братской любви, любви родителей и детей, любви человека к самому себе, фана­ тичной любви к кумиру и т. д. Так же как и в случае дружбы, любой вид чувства любви основан на существовании у человека сложного комп­ лекса моральных, нравственных, духовных и интеллектуальных ка­ честв, составляющих основу личности и позволяющих человеку выде­ лить любимого или любимую среди множества других людей.

Основополагающей чертой чувства любви, так же как и дружбы, является ее мотивационная сущность. Настоящая любовь по мере сво­ его развития становится одной из основных внутренних, первичных потребностей человека. Это потребность в совершении бескорыст­ ных дел, совершении часто безрассудных, вредящих самому человеку, поступков ради объекта любви. Так же как и в случаях дружбы, разные люди в разной степени способны испытывать любовь, как первичную потребность делать бескорыстное добро для объекта любви и тем бо­ лее приносить ему в жертву свои интересы, цели и стремления.

В этом смысле говорят, что по-настоящему любить дано не каждо­ му, не каждый человек обладает способностью испытывать радость, отдавая другому не только материальные ценности, но и свою жизнен­ ную силу, энергию. Наряду с мотивацией жертвенности способность любить требует от человека наличия развитого и богатого духовного мира, высокой внутренней культуры, что позволяет человеку правиль­ но оценивать свои поступки, намерения и мысли. При этом, как и в дружбе, чувство любви совершенно не обязательно требует осознания, оно просто может быть непреодолимой внутренней потребностью да­ рить радость. «В дарении себя и есть та сила, которая рождает лю­ бовь», — писал философ и психолог Эрих Фромм (45, 111).

158

В этой формулировке просматривается еще одна существенная сторона любви: любовь — забота о другом человеке. Недаром в рус­ ском языке одним из синонимов понятия любить является понятие жа­ леть. По-видимому, в своих истоках, по своему происхождению, чув­ ства любви, сострадания, милосердия и сочувствия имеют родствен­ ные корни.

Фромм является создателем направления «гуманистического пси­ хоанализа», в котором любовь в широком смысле слова рассматрива­ ется как важнейший способ преодоления дисгармонии между лично­ стью и обществом. «Дарение пробуждает другого человека тоже стать дающим, и они оба увеличивают радость, которую внесли в свою жизнь», — писал он.

Понятно, что развитие потребности отдавать является не простым делом, которое, действительно, требует от человека высокой духовной организации, высокой внутренней культуры, тонко организованной системы моральных ценностей и норм. Эта система имеет свою струк­ туру приоритетов, запретов, свои критерии позволенного и непозволенного, свои условия прощения, предписания по искуплению нару­ шений норм, например, таких нарушений, как измена или предатель­ ство. При этом интуитивно или осознанно люди, находящиеся в отно­ шениях любви, конечно, должны иметь сопоставимые представления о том, что может рассматриваться как измена или предательство и на­ сколько тяжелым нарушением являются эти действия в данных конк­ ретных ситуациях. В этом смысле неудивительна и другая интересная формулировка, говорящая о том, что «в любви один любит, а другой только позволяет любить себя».

Представление о чувстве любви как о сложной иерархической, пе­ рестраиваемой в зависимости от обстоятельств системе понятий, от­ ношений, критериев, приоритетов и запретов в эмоционально-когни­ тивной сфере дает возможность рассмотреть различные виды любви. Например, становится понятным, что секс (эротическая, или половая, любовь) представляет собой только небольшую часть этой системы. Важность и значимость для человека этой части очевидна и несомнен­ на, это один из базисных инстинктов, одна из базисных потребностей, в частности, связанная с другим базисным инстинктом — врожденной потребностью продолжения рода.

Однако для человеческих отношений абсолютно важным является сочетание этих первичных базисных потребностей со всей системой культурных, моральных и нравственных отношений, с наличием вза­ имного уважения интересов, духовных ценностей, черт характера, привычек, личностных особенностей, а также возможных странно­ стей и заблуждений, которые часто представляют неотъемлемую

159

часть внутреннего мира человека. Прощать ошибки, не обращать вни­ мания на какие-то не совсем приятные черты характера любимого че­ ловека, помогать ему в трудных ситуациях — именно такое поведение является необходимым условием взаимной любви.

В этом плане стоит только вспомнить о таких типичных и не очень удобных для общения чертах, как забывчивость, неэкономность в деньгах, неаккуратность, болтливость и т.д.

Особым видом любви является влюбленность. Следует отметить разницу между длительным, устойчивым чувством любви и чувством мгновенной влюбленности, когда человек руководствуется только не­ которыми первичными и часто обманчивыми впечатлениями. Отличи­ тельной чертой и, как правило, причиной состояния влюбленности яв­ ляется то, что человек часто видит в предмете любви тот идеал, кото­ рый сам сформировал в своем воображении, т. е. проецирует на внеш­ ний мир свои нормы и предпочтения, наделяет некий объект набором идеальных качеств и характеристик. Именно поэтому влюбленность с течением времени при более внимательном знакомстве с человеком, при более полном и глубоком узнавании черт его характера или прохо­ дит или переходит в любовь.

Сдругой стороны, влюбленность может перейти в вариант слепой фанатичной любви к кумиру, когда человек не в состоянии реально оценить качества объекта любви, его характер, отношение к другим людям. Этот вариант любви достаточно распространен и, как правило, связан с определенным дисбалансом между основной триадой ка­ честв, составляющий основу любого чувства. Эти качества, в согласии

свышеприведенным определением понятия чувства, представляют собой: во-первых, силу эмоций, во-вторых, выраженность потребно­ стей в духовных, идеальных качествах объекта любви, таких качест­ вах, как наличие добра, справедливости, таланта, нравственности, и, в-третьих, наличие критической, объективной оценки реальных ка­ честв предмета обожания. Понятно, что при фанатической любви дис­ баланс проявляется в ослаблении третьего фактора, т.е. в отсутствии критической оценки реальных качеств предмета обожания.

Сразной степенью выраженности основной триады чувства связа­ но также существование неразделенной любви, когда один из партне­ ров с той или иной степенью объективности не видит в другом вопло­ щения своего идеала. Интересно отметить, что люди при этом очень часто становятся жертвами иллюзий: те или иные черты характера, от­ ношение к добру и злу, такие свойства, как порядочность, терпимость

кнедостаткам и, наконец, не в последнюю очередь, сама способность к любви, далеко не всегда бывают видны с самого начала. С одной сторо­ ны, очень часто внешние характеристики объекта любви заслоняют

160

собой, делают незаметными душевные качества человека, с другой стороны, эти качества остаются незамеченными, так как находятся в тени аналогичных, но идеальных характеристик. Наконец, в случаях неразделенной любви имеет место и объективное расхождение лично­ стных характеристик реального партнера и представлений о необхо­ димых как физических, так и духовных качествах любимого человека, т. е. рассогласование между идеалом и реальностью, что в конечном счете и приводит к такому комплексному явлению, как отсутствие вза­ имности.

Особо интересно отметить, что представления людей об идеале любви, о наиболее желаемом объекте любви подвержены серьезным изменениям. И это в какой-то степени опровергает устоявшееся мне­ ние о том, что с течением веков и тысячелетий у человечества не изме­ нялся идеал красоты. Например, представление о том, что таким идеа­ лом как была, так и осталась женщина типа богини Венеры. Историче­ ский анализ представлений о идеальном объекте любви все-таки пре­ терпевает определенные изменения. Так, в течение долгих средних ве­ ков типичным эталоном мужчины, мужской красоты и мужского ха­ рактера был рыцарь, т. е. человек, обладавший определенным проис­ хождением, определенными навыками боевых искусств, определен­ ными моральными, этическими, интеллектуальными качествами.

Очевидно, что сегодняшний идеал мужчины, даже если он тоже бу­ дет называться рыцарем, имеет отличия, если не по всем, то по боль­ шинству из приведенных пунктов. В конце нашего века в мужчине це­ нится скорее не физическая сила, а интеллект, умение находить общий язык, договариваться с трудным партнером, а не применение грубой силы, общительность, способность занимать положение в обществе, деловитость. Идеал современной женщины также представляет собой результат длительных исторических изменений. Может быть, наибо­ лее ярким показателем этой динамики является активное развитие фе­ минизма, т. е. борьбы женщин за равноправие. Современная женщина наряду с традиционными чертами красоты, привлекательности, до­ броты, терпимости, заботы о детях стремится обрести свободу поведе­ ния и принятия решений, широкий доступ к знаниям и интеллектуаль­ ному потенциалу, хочет стать специалистом, быть деловитой, энергич­ ной, самостоятельной.

Говоря о видах любви, стоит отметить ролевые функции людей, проявляющиеся во взаимных отношениях любящих. Примером ти­ пичной ролевой функции мужчины является «мужчина-сын», т.е. мужчина, в первую очередь ищущий в любимой женщине мать и ощу­ щающий себя комфортно только в качестве объекта опеки или заботы. Такой матерински ориентированный мужчина в своих любовных от-

161

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.