Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
GL-3.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
12.09.2019
Размер:
392.7 Кб
Скачать

2. Инфинитивные предложения

Инфинитивные монопредикативные предложения как модификация глагольных моделей. Различия в их форме, значениях и регистровая предназначенность.

1. С инфинитивом связано немало нерешенных вопросов и устоявшихся грамматических предрассудков, постепенно преодолеваемых. Принято считать инфинитив названием действия, лишенным грамматических значений лица, наклонения и времени, либо - в синтаксических пособиях - отрывая его и от действия, трактовать как субститут существительного.

Между тем в разных конструкциях эта глагольная форма выполняет функции предиката, основного или вторичного, полупредикативного. Это было бы необъяснимо, если бы инфинитиву были несвойственны основные предикативные категории. Более того, "неопределенная форма глагола" обнаруживает богатство и многогранность речевых возможностей, достаточно определенных модально-экспрессивных значений.

Источник теоретических несоответствий как в сложной природе самого объекта, так и в неразграничении словарного и речевого существования инфинитива. Условно принимаемый за словарного представителя всей парадигмы глагольного слова, инфинитив выступает в чисто номинативной функции как "голое" наименование действия, отвлеченное от деятеля, от времени. Но будучи формой глагола, инфинитив по своей признаковой семантике предназначен для сообщения о действии, состоянии - чьем? - лица, предмета. И чтобы попасть в словарь, слово или его форма должны быть извлечены из речи, из естественных связей, из необходимых условий функционирования. Очевидно, что адекватное представление о сущности инфинитивных конструкций можно получить, лишь наблюдая их в живой речи, в текстах, и именно в этих условиях выделив релевантные признаки для различения разновидностей и для выявления их места в грамматической системе, и в коммуникативно-регистровой их предназначенности.

Наблюдения показывают, что морфологическая невыраженность предикативных категорий лица, времени, модальности в инфинитиве преодолевается языком синтаксически. В речевом употреблении инфинитива, в противовес словарному, над номинативной функцией господствует предикативная, она эксплицируется в синтаксических связях, в характеристиках ближайших компонентов и текстового окружения, в многообразных, но типизованных способах интонирования.

2. Среди синтаксических конструкций с участием инфинитива различаются следующие основные модели, монопредикативного и полипредикативного типов:

а) Инфинитив в составе предиката, модифицированного с помощью неполнознаменательного фазисного или модального слова (ср.: Они смеются - Они начинают смеяться, Перестаньте смеяться, Я не могу не смеяться, Ему хочется смеяться);

б) Инфинитив в качестве предиката, с названным или опущенным именем субъекта (Они - смеяться, Тебе лишь бы смеяться, Не смеяться!, Смеяться или плакать?);

в) Инфинитив в качестве вторичного предиката в полипредикативных предложениях со значением волеизъявления субъекта-каузатора в отношении потенциального действия другого, каузируемого субъекта (Он умоляет вас не смеяться, Врачи рекомендуют смеяться чаще, Никто не мешает вам смеяться, Вам не запрещают смеяться);

г) Инфинитив как пропозициональное подлежащее в полипредикативном предложении, содержащем оценку названного инфинитивом действия (Смеяться не грешно, Посмеяться над смешным - всегда удовольствие, Смеяться - не ум являть, а белы зубы казать - В.Даль).

В этом разделе рассмотрим монопредикативные предложения с инфинитивным предикатом, типа б).

3. Чтобы получить надежные опоры для анализа, будем следовать формуле: что? - как? - зачем?, соединяющей комплекс структурно-семантических и коммуникативно-функциональных признаков, взаимно обусловливающих друг друга в реальном объекте.

Изучая инфинитив в системе средств, обозначающих действие, проецируем инфинитивные предложения на основную лично-глагольную модель с этим значением. Если исходить из представления об иерархической организации синтаксической системы, можно расценивать инфинитивные предложения как модификации основной модели на основе ряда сходств и различий.

Сходство - в общем типовом значении, возникающем в результате предикативного сопряжения компонентов, именующих деятеля и действие. (Предмет существует, действие на существует, а осуществляется как функция действующего субъекта). Как в основной модели, так и в модификации возможная неназванность субъекта синтаксически значима.

В отличие от основной модели, модификации характеризуются регулярным смысловым приращением, в данном случае модально-экспрессивного плана. Тогда как основная модель обладает полной предикативной парадигмой по линиям модальности, времени и лица, модификациям свойственна неполнота парадигмы, что и должно быть конкретизировано в анализе. По отношению к субъектному компоненту отмечаем возможность/необходимость названности/неназванности, ограничения в форме лица (и соответственно, отношения субъекта речи и субъекта действия), падежную форму.

В этих сходствах и различиях будем искать ответ на вопросы что? и как? - о значении и средствах его выражения в изучаемых моделях.

Чтобы ответить на вопрос зачем?, обратимся к речевым интенциям говорящего, к характеру контекста, с которым регулярно связаны те или иные разновидности инфинитивных предложений.

Материал покажет, что разновидности инфинитивных моделей употребляются в определенных коммуникативных регистрах речи.

  1. Рассмотрим модели инфинитивных предложений:

  2. Модель типа Царица - хохотать.

Субъект - личный (или одушевленный) в именительном падеже, обычно третьего лица, реже - первого. Предикат - в инфинитиве от акционального глагола. Модель можно считать экспрессивно-фазисной модификацией акционального предложения (ср. выражение начинательности без экспрессии: Царица начала хохотать, принялась хохотать). Перед инфинитивом может стоять частица ну или давай: Собаки - ну лаять; А он давай кричать на меня. По сравнению с исходной номинативно-глагольной моделью отметим оттенки интенсивности, повторяемости или продолжительности действия, возникающего как бы на глазах наблюдателя, часто - как следствие какого-то контакта, иногда - оттенок энергичного приступа, неожиданного для наблюдателя, а может быть, и для агенса. Примеры:

И царица хохотать, И плечами пожимать, И подмигивать глазами, И прищелкивать перстами, и вертеться подбочась, Гордо в зеркальце глядясь (Пушкин); Да что еще выдумал! Поймает, и ну целовать!(Пушкин); Тут бедная моя Лиса туда-сюда метаться (Крылов); Поели медвежата - и снова давай играть (Е.Чарушин); Видишь, подожгли город, а сами бежать! (Мамин-Сибиряк); Тут он ругать меня (М.Горький); Но вот он пулей из-за тупика, И - за угол, и расплывясь в гримасу, Бултых в толпу, кого-то за бока, И - в сторону, и - ну с ним обниматься (Б.Пастернак); Он их толкнет - они бежать (Н.Заболоцкий); Мы же с пустыми руками были, а они - стрелять (Комс.правда, янв.1992).

Достигая впечатления синхронности происходящего с восприятием наблюдателя, подобные предложения, в соседстве с экспрессивно-разговорными безглагольными и глагольно-междометными моделями, могут включаться в контекст настоящего или прошедшего времени и представляют повествование репродуктивного типа.

Гипотетически допустимо в них и второе лицо субъекта - например, в пересказывании сна, в котором говорящий видел собеседника: Ты хохотать; А вы бежать, но сама подобная ситуация слишком редка.

Если рассмотренная модель реализует экспрессивную силу, заложенную в инфинитиве, то базой всех последующих служит инвариантное модальное значение инфинитива - значение потенциального действия и независимости его от воли его потенциального же субъекта.

В рамках этой потенциальности инфинитивные предложения отражают противостояние агенса и мира, взвешивание за и против, конфликт между желательным, но недостижимым; нежелательным, но неизбежным; необходимым, но непосильным; возможным, но бесполезным, ненужным; между волей потенциального субъекта и говорящего; преодоление внутреннего и внешнего сопротивления. Потенциальный субъект обычно принимает форму дат. падежа, при этом может быть как названным, так и неназванным.

4.2. Две разновидности этой модели объединены тем, что говорящий субъект совпадает в них с потенциальным агенсом, поэтому содержание их тесно связано с внутренним миром говорящего. Произносимое вслух или мысленно, предложение как бы воспроизводит размышления субъекта.

4.2.1. Предложения типа Что же мне делать? назовем рефлексивными. В них представлен процесс размышления потенциального агенса о предстоящих действиях, альтернативных намерениях, своих возможностях (часто в форме вопроса к самому себе):

Зима. Что делать нам в деревне? (Пушкин); Что же делать? Скорбеть? Горевать? Ни себе, ни другим этим не поможешь (Тургенев); Тоска. Сапоги себе почистить, что ли? (Чехов); Что же теперь делать? Спросить у Лужина? - Нет. (В.Набоков); Удерживать его? Да ни за что. (М.Булгаков); А ружья у меня нет. Что делать? Убраться надо подобру-поздорову (Е.Чарушин); Так сбиться же тесней, держаться за руки, ... есть пончики, никуда не стремиться, запереться от людей, жить, не поднимая головы, не ожидая славы...? Нет, нет, ни за что! (Т.Толстая); Не знаю вот, что теперь одному-то делать? Может, уж заколотить избенку да к Петьке уехать? (В.Шукшин).

Последний пример, из рассказа Шукшина "Горе", интересно сравнить с отрывком из другого рассказа Шукшина "Чудик":

Чудик поспешил сойти с крыльца... А дальше не знал, что делать. Опять ему стало больно <...> И хотелось куда-нибудь уйти подальше от людей, которые ненавидят его или смеются.

Похожие переживания формируются в первом случае самим персонажем, как бы изнутри, а во втором - рассказчиком, со стороны. В текстах, где персонаж дан в третьем лице, инфинитивные предложения этой, рефлексивной, разновидности ярко демонстрируют переключение во внутреннюю сферу сознания персонажа, в так называемую несобственно-прямую речь:

Забыть? - забвенья не дал бог - Да он и не взял бы забвенья!.. (Лермонтов); Не знает Лукерья, что теперь делать. Закричать - всех погубить; молчать - себя погубить (Н.Телешов); Скверно было на душе у Семена Ивановича: так на этот раз зажали его плотно, что не вывернешься. Удрать, а куда? Ну, удерешь с парохода, не ступишь и шагу - схватят... (А.Н.Толстой).

4.2.2. В предложениях типа Только успеть! Только бы успеть (назовем их оптативными) выражается сильное желание, потребность говорящего, часто вопреки возможностям, при сопротивлении каких-то обстоятельств:

Одну минуту, еще одну минуту видеть ее, проститься, пожать ее руку (Лермонтов); Мне только проститься с ним, а там ... там хоть и умирать (Островский); Я так утомилась! Отдохнуть бы... Отдохнуть! (Чехов); Все видеть, все понять, все знать, все пережить, Все формы, все цвета вобрав в себя глазами, Пройти по всей земле горящими ступнями, Все воспринять и снова воплотить (М.Волошин); Спать, в подушку зарыться, забыться, В сон, как в воду, уйти с головой! (А.Межиров); Скорей, скорей пройти это гиблое место! (Ю.Казаков); Но знающий секрет Уже рожден. Владеет лишь одно им: Успеть! Сказать наперекор всему! И слово слышит зов (И.Снегова).

Участие сослагательной частицы бы в этих предложениях выражает осознание говорящим невыполнимости своего стремления, утраченной возможности, либо придает оттенок смягченности выражаемому желанию (ср. Пить! и Попить бы мне!), а в сочетаниях с лишь бы, если бы, только бы - единственности, сконцентрированности желания:

Презреть бы твое предсказанье! (Пушкин); Я боюсь, что он сюда приедет, уж уехать бы скорей (Островский); - О господи, - продолжал он с тоской, - хоть бы одним глазом на Москву взглянуть (Чехов); Какое там любовь! Прожить бы!... (А.Н.Толстой) Теперь такая тоска, что только б добежать до канала (Маяковский); О, если б все забыть, быть вольным, одиноким (В.Брюсов); Стать бы снова приморской девчонкой, Туфли на босу ногу надеть... (А.Ахматова); Лишь бы руку-то сохранить... а то что я без руки (М.Булгаков); Эх, кваску бы сейчас испить! (П.Нилин); Мне бы заснуть, отдохнуть, Но только я лег - звонок! (К.Чуковский)

Отметим участие в оптативных предложениях глаголов не только действия, но и состояния, а также именных предикатов с инфинитивной формой связки (стать девчонкой, быть вольным). Экспрессивная сила желания, выраженного инфинитивным предложением, наглядно предстает в сопоставлении; ср. примеры:

Воды! Жарко! ...Жить! (М.Шолохов) и Теперь не то, теперь мне хочется жить (А.К.Толстой).

Инфинитивные предложения рефлексивного и оптативного значения, представленного как бы в процессе вербального выражения, включаются в контекст репродуктивного типа речи.

4.3. Инфинитивные предложения типа Быть грозе, Мне не дойти представляют разновидность с эпистемическим значением. Структурой и интонацией они передают оттенки субъективно-эпистемической модальности - уверенность говорящего в осуществимости/неосуществимости, необходимости, неизбежности, предопределенности сообщаемого.

В инфинитиве - глаголы разной семантики, а также именной предикат с инфинитивной связкой; потенциальный субъект в форме 1, 2 или 3 лица непременно вербализован именем в дат.падеже, при этом речь может идти и о личном субъекте, и о неодушевленном, о событии или явлении природы, часто - персонифицированном:

Быть грозе великой (Пушкин); Не дождаться мне, видно, свободы (Лермонтов); До крепости мне не дойти (Л.Толстой); Не быть мне в Спасове! - проговорила она хозяйке (Достоевский); Живой мне не выйти...(Бунин); Не бывать калине малиною (Пословица); А уж прошлое кажется странным, И руке не вернуться к труду (Блок); Долго петь и звенеть пурге (С.Есенин); Мне и в жары без тебя - стыть (Н.Асеев); Женщине - лукавить, Царю - править, Мне - славить Имя твое (М.Цветаева); Мне от ветра пьянеть - так он влажен, прохладен и чист (В.Луговской); Мне в кузню идти, а я боюсь (Стругацкие); Одна ты и дома и в поле, одной тебе плакать и петь (М.Исаковский); Еще нам плакать и смеяться, но не смиряться, не смиряться (Б.Окуджава); Как говорится, не нами начато. Но распутывать-то нам! Кому еще? ("Известия", дек.1989); И в мечтах о прекрасном грядущем Впопыхах мы успели забыть, Что не вырасти саду цветущим, Если корни его подрубить (А.Гребнев).

Естественно, в эпистемических суждениях частотно отрицание не, обычно при инфинитиве, иногда и при других компонентах, приобретающих с отрицанием рематическое звучание: Уж не тебе меня ловить (Пушкин); Напрасно старые судачат - Не им идти в далекий путь (П.Орешин); Не завтра же ехать, а к осени (К.Паустовский).

Редко встречающаяся в этом типе неназванность субъекта синтаксически значима: в последнем примере из Паустовского определенно-личное его значение ясно из контекста, в некоторых случаях опущено имя субъекта обобщенно-личного:

Виноградниками - Везувия не сковать! Великана - льном не связать! (М.Цветаева); Стихом к тупице не подступиться (Н.Асеев); И горе тому, кто попадет ей [наркомафии] в лапы. На волю уже не вырваться (Р.Киреев). Ср. выраженность обобщенно-личного субъекта в отрицательном инфинитивном предложении: Но знанье есть гарантия движенья, и никому движенья не сдержать! (Г.Красников).

К отрицательным инфинитивно-эпистемическим предложениям близки так называемые риторические вопросы, не требующие ответа или заключающие в себе отрицательный же ответ (но сам характер возможного ответа: невозможно, бесполезно, бессмысленно, нечего - ставит предложение на грань полипредикативной инфинитивно-оценочной модели):

Где ему смотреть на тебя? И с какой стати ему смотреть на тебя? (Гоголь); Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? (Тютчев); Теперь обнимемся. Окончен трудный путь. Не просим чуда мы, к чему просить о чуде? (С.Соловьев); Боги былые истлели. Нам ли скорбеть о том? (В.Кириллов); О чем здесь спорить? (Стругацкие); Кому теперь жаловаться? Где искать справедливости? (Г.Семенов); Да чего мне к ним ходить? Все одно без толку (С.Антонов).

Участие частицы бы и здесь свидетельствует о перевесе противодействующих обстоятельств: Быть бы дождю, кабы не ветер (Пословица).

4.3.1. Среди эпистемических инфинитивных предложений выделяется подгруппа с оценочно-характеризующим лицо значением; синонимичное значение выражается, но менее категорично, соответствующей группой обобщенно-личных предложений (см.выше, стр. ...). Ср.: Тебя не переспорить - Тебя не переспоришь - Ты такой человек, что тебя невозможно (никому) переспорить. Примеры:

Ну, княже, - молвят гости,- Тебя не обмануть (А.К.Толстой); Да уж чего лучше! Совсем молодец, поискать этакого красавца (Островский); Таких сынов по свету поискать (Шолохов); С ним ни в какой работе не спеться (Маяковский); Юрка махнул рукой.- Тебе не втолковать (В.Шукшин); Только мамы сейчас не узнать - стала мама стара и седа (В.Цыбин).

Здесь обобщенный субъект действия (ни я и никто другой не может спеться с ним, обмануть тебя) не называется и как бы уступает роль носителя признака имени со значением объекта либо соучастника действия. Инфинитив - от глагола совершенного вида.

Эпистемические инфинитивные предложения, представляя не процессы, а мнения говорящего, принадлежат информативному типу речи.

4.4. Несколько групп инфинитивных предложений, обращенных ко второму лицу как к потенциальному исполнителю действия, объединяются принадлежностью к волюнтивному типу речи.

4.4.1. Прежде всего, это собственно вопросительные предложения, ради получения информации побуждающие собеседника к речевому действию (независимо от того, кто был или будет агенсом при инфинитиве):

А для чего ж было тебе запирать Палашку? - спросила комендантша (Пушкин); Ворон, где б нам отобедать? (Пушкин); Сюда, что ли, квартирантку нашу определить? (Бунин); Куда часы нам затесать? Как скоротать тебя, Распад? (Б.Пастернак); А чего мне-то курить? (В.Шукшин).

4.4.2. Вопросительные предложения, в которых говорящий предлагает сам совершить названное действие, побуждая собеседника к речевому акту согласия, разрешения, подтверждения его необходимости:

Так ехать за детьми? (Л.Толстой); Извозчика-то отпустить? (Островский); Открывать идти? - беспокойно спросила Анюта (М.Булгаков); - Налить? - неуверенно спросил Малянов, качнув чайником (Стругацкие); Может папиросу свернуть? - предложил Егор. - Нет, неохота (В.Шукшин).

Здесь сложное взаимодействие субъектов: готовность говорящего стать агенсом реализуется лишь при исполнении роли говорящего субъекта собеседником.

Вопрос, оформленный с участием частиц не ... ли, выражает предложение действия говорящего или совместного более деликатно, либо как идею, внезапно пришедшую в голову:

Не проводить ли мне вас? (Пушкин); Но знаешь: не велеть ли в санки Кобылку бурую запречь? (Пушкин); [Ихарев:] А что, господа, покамест спор о священных обязанностях, не засесть ли нам в банчик? (Гоголь); Не поехать ли нам на Лукьяновку, Георгий Максимович? (К.Паустовский).

4.4.3. Собственно волюнтивные инфинитивные предложения, побуждающие адресата к действию, синонимичны предложениям императивным, но выражают крайнюю жесткость на шкале степеней волеизъявления. Если представить ряд способов волеизъявления с нарастающей требовательностью, например: Молчи! Помолчи! Умолкни! Замолкни! Замолчи! Молчать!, заметим, что с какой бы интонацией ни произносились эти повеления, вплоть до самой резкой, все императивные формы сочетаются с "вежливым словом" пожалуйста, инфинитивная же не сочетается. Контрпример, приведенный в работе [Храковский, Володин 1986; 200] из повести Чехова "Моя жизнь" (Только, пожалуйста, у меня не пьянствовать и не беспокоить меня никакими просьбами. Выгоню.), демонстрирует в более пространном требовании хозяина некоторую игру экспрессивными оттенками.

Возможность волеизъявления в инфинитивной форме обусловлена определенными отношениями между говорящим и адресатом: они предполагают социальное превосходство говорящего, право требовать, официальное или ситуативное, в военно-административном быту или домашнем:

[Фамусов:] Принять его, позвать, просить, сказать, что дома, что очень рад (Грибоедов); Сейчас же послать и принести (Достоевский); [Наташа:] Не сметь меня раздражать! Не сметь! (Чехов); Не теряя ни секунды бежать в Страну Дураков! - закричал Карабас Барабас (А.Н.Толстой); Не сметь вставать! Слушать команду! (М.Булгаков); - Реглан командиру принеси. - Отставить, мне тепло! - резко перебил Решетников (Л.Соболев); - Спать, Гарик, - сказала Лиза, кладя ему ладонь на лоб. Лоб был горячим. - У тебя жар? (К.Булычов).

Обычно бессубъектное употребление инфинитивных волеизъявлений, так же как и императивных: чем экспрессивнее категоричность требования, тем определеннее речевая ситуация, в которой требование адресуется конкретному исполнителю. Неназванность адресата-исполнителя допускает и неопределенно-личное его значение:

- Не трогать его! - закричал Дубровский (Пушкин); [Голован] Сию минуту! (Кому-то в сторону) Залить печку (М.Булгаков).

При необходимости выделить, акцентировать исполнителя приказания, например, в случае избирательной его адресации, противопоставления, позиция потенциального субъекта может быть занята именем в дательном падеже, реже - в именительном: Тебе - отправляться за родителями, а вам - возвращаться в класс.

А вы стоять на крыльце и ни с места! (Гоголь); И в гневе крикнула Брингильда: Все молчать! (И.Анненский); Ну, тут слезать мне, - сказал Афанасий. - Вам кругом ехать, а я напрямик пойду, оврагом (Вересаев); - Всем спать, всем без исключения, всему корпусу!- весело повышая голос, сказал он (В.Катаев).

В волюнтивной же функции предписания, предупреждения, наставления (неопределенного адресата, "до востребования") используются инфинитивные предложения в деловых текстах, технических инструкциях, аннотациях. Дезактуализация здесь снимает и экспрессивность с инфинитивного побуждения к потенциальному действию (ср. [Храковский, Володин 1986, 198]).

При необходимости смазки - разъединить диски и убрать из беговых дорожек шарики; Перед применением держать в холодильнике; Соблюдать инструкцию на листовке-вкладыше; Перед включением прибора в сеть проверить правильность установки переключателя на соответствующее напряжение.

В условиях непосредственного общения инфинитивно-волюнтивные предложения с местоимением второго лица в дательном падеже могут звучать мягко, но напоминают адресату о необходимости его действий в рамках установленного распорядка: Вам выходить (на сцену); Тебе ходить (в шахматах); Тебе водить (в игре); Тебе еще уроки делать. С частицей бы и соответствующими интонациями они приобретают значения совета, рекомендации с оттенками деликатности, приглашения, убеждения, усовещивания, иронии: Вам бы не волноваться из-за таких пустяков; Тебе бы поспать, отдохнуть; Не тебе бы говорить об этом.

К Татьяне Юрьевне хоть раз бы съездить вам (Грибоедов); Вам бы от стыда теперь нос-то в подушки спрятать покудова (Островский); Сидеть бы тебе дома да прилежно учиться (А.Н.Толстой); Вам бы, ребята, на медведей сходить, забава хорошая (М.Горький); Вам в постельку лечь поспать бы (Маяковский); Тебе бы ехать-то (А.Иванов).

Комплекс частиц не ... бы служит выражению предостережения, озабоченности говорящего: Не проспать бы тебе! Не упустить бы вам его! Не забыть бы тебе ключи.

Не уходить бы вам сегодня... (Стругацкие).

4.5. Инфинитивные предложения последней рубрики - реактивно-оценочные - отличаются от рассмотренных выше тем, что не содержат ни сообщения, ни волеизъявления, но выражают экспрессивно-оценочную реакцию говорящего в рамках диалогической (это может быть и внутренний, автодиалог) или событийно-конфликтной ситуации. Инфинитив выступает как знак этой ситуации, либо обобщающе именуя ее, либо повторяя часть предшествующей реплики, как эхо, как отраженный свет; эта инфинитивная конструкция сопровождается неодобрительной, иронической или протестующей интонацией, иногда подкрепляемой контекстом (ср.[Арутюнова 1986]).

4.5.1. Для первой разновидности реактивных конструкций характерна незанятость субъектной позиции. В редких случаях потенциальный субъект назван именем в дательном падеже. При этом, как отмечал еще Жак Веренк [Veyrenc 1979; 12], выразительна пауза, как бы сопоставляющая понятия субъекта и предиката, а вернее - подчеркивающая их несопоставимость (ср.пунктуацию в пушкинской строке: Мне? ревновать! избави боже). Оцениваемое действие, совершившееся либо возможное, относящееся ко 2-му или 3-му лицу, как бы извлекается из речевого акта, из конкретных параметров времени-лица-модальности и применительно к неопределенно-личному субъекту взвешивается с точки зрения нравственного или прагматического достоинства:

Но дворянину изменить своей присяге, соединиться с разбойниками, с убийцами, с беглыми холопьями! ... стыд и срам нашему роду!.. (Пушкин); - Благодарю, что не забыли ... "Забыть! - проворчал он: Я-то не забыл ничего" (Лермонтов); [Борис:] А я было испугался, я думал, ты меня прогонишь. [Катерина (улыбаясь):] Прогнать! Где уж! С нашим ли сердцем! (Островский); - А в Париже...конечно, тоже побывали? - Еще бы! Быть за границей и не заехать в Париж! (Салтыков-Щедрин); [Дорн:] Лечиться в шестьдесят лет! (Чехов); Освободиться! Разве это просто? (Л.Мартынов); - А старуха меня жалеет. Жалеть меня!.. Вот ведь какая смешная старуха... (В.Воеводин); - Всему заводу праздник испортить! - не сдерживая злости, сказал Сипягин (Э.Шим); Секретность понятна и объяснима, когда речь идет о современных документах, но скрывать информацию о рукописях, созданных 2 тысячи лет назад? ("Известия", май 1991); - Не зайти. Не попрощаться! (разг.)

4.5.2. Вторая разновидность оценочно-инфинитивных предложений организуется сопряжением инфинитива с именем субъекта в именительном падеже во втором или третьем лице, экспрессивно усиливается частицами, повторами, экспрессивной интонацией и выражает резко неодобрительную, протестующую реакцию на неожиданное для говорящего действие партнера:

- Ка-а-к! Ты подкупать меня! (Салтыков-Щедрин); - Так ты кусаться, окаянная? - слышит вдруг Очумелов (Чехов); - Ах, ты - ругаться! - крикнул Джузеппе. - Ну-ка, подойди ближе!.. (А.Н.Толстой); - А, так вы заступаться?! (М.Булгаков); - Он драться, драться! Ах гад! (Л.Петрушевская).

Эта последняя разновидность инфинитивных предложений имеет общие черты с моделью 1) (Царица хохотать): их сближает реальность происходящего и конкретность агенса, а также эмоциональность выражения. Однако здесь в инфинитиве срабатывает и потенциальная модальность: говорящий осуждает саму возможность, допущение подобного действия. Конструкции 5.1. и 5.2. по своему коммуникативному назначению представляют реактивный регистр речи.

Рассмотренный материал, не исчерпывая всех случаев, всех тонкостей употребления, дает возможность увидеть и своеобразие, и многообразие русских предложений с предикатом-инфинитивом. При достаточно четко распознаваемых различиях, все они заряжены экспрессивно-модальной энергией, выражают широкий спектр эмоций говорящего и тесно связаны с речевой ситуацией.

5. Результаты анализа могут быть обобщены заключительной таблицей:

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]