Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
научка.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
17.04.2019
Размер:
4.96 Mб
Скачать

§ 3. Джон р. Р. Толкиен и его фэнтэзийная картина мира (по эпическим повестям «Властелин колец» и «Сильмариллион»)

В предыдущих главах мы говорили о чертах, присущих любому произведению фэнтэзийного направления. В практической части нашей работы мы докажем прямую принадлежность толкиеновского «Властелина колец» к фэнтэзи с помощью определения и анализа основных черт фэнтэзи в его произведениях.

Большое влияние на появление «Властелина колец» оказала написанная Толкиеным повесть «Хоббит или туда и обратно». В трилогию из повести было перенесено множество персонажей, в том числе и хоббиты – личное «изобретение» Толкиена.

Во-вторых, на трилогию сильное влияние оказал другой, не менее известный труд писателя - "Сильмариллион", представляющий собой своего рода творческую переработку библейских мифов и скандинавского эпоса. Мы бы назвали «Сильмариллион» своеобразным «учебником» истории Средиземья и всей Арды (так назывался созданный Толкиеным мир, включающий в себя помимо Средиземья еще множество других «государств»).

  • Первым характерным признаком фэнтэзи мы считаем создание автором вторичного мира («в Глуби Времен, между бесчисленных звезд»), где и происходят события с учетом его законов. Ошибочно считать, что мир Толкиена ограничивается Средиземьем. На самом деле, описанное во «Властелине колец» Средиземье является лишь частью огромного созданного Толкиеным мира.

«Среди всех чудес Мира, его обширных пространств и чертогов, его кружащихся огней, Илуватар избрал им место для жилья в Глуби Времен, между бесчисленных звезд» [11, c. 1023].

Толкиен описывает создание этого мира, подразумевая под «Глубью Времен» бесконечные просторы Вселенной, куда спустились Боги, чтобы завершить создание неизвестного ранее мира: «…отправиться туда и привести все в порядок к приходу детей Илуватара»[11, c.1024].

Мир Толкиена очень интересен по структуре. Мир оказывается буквально поделен на две части, границей между которыми в соответствии со сказочно-мифологической традицией служат горы и река. Вместе с тем Толкиен решительно меняет привычную схему: в горизонтальной проекции на заходе солнца мифологическое сознание помещало царство мертвых, а в трилогии на западе расположены Бессмертный Край эльфов (аналог рая), а на востоке - оплот Черного Властелина – Мордор. Автор стремился создавать свою собственную мифологию, не повторяющую известные образцы. А также свои условия диктовали и нравственные задачи, поставленные писателем. Толкиену необходимо было предложить читателю такой мир, где отсутствовали бы привычные европейскому христианизированному сознанию указания на рай и ад.

Толкиен не просто создал вторичный мир, он описал его создание, его законы, народы, языки, и даже нарисовал множество карт. Мир Толкиена описан с потрясающей реалистичностью, будто бы он сам побывал там. Это вызывает у читателя вторичную веру. По сути, научная фантастика и сказка делают то же самое, однако в фэнтэзи автор может позволить себе исключительно все. И он при этом не обязан объяснять ни то как, скажем, Боги попали в Арду, а вот в научной фантастике они бы путешествовали на суперреактивном космическом корабле в поисках нового мира. Тридесятое царство, конечно же, тоже является своеобразным миром, но это выглядит словно обособленная комната, за стенами которой пустота. В фэнтэзи так не бывает: автор обязательно расскажет об устройстве Вселенной, даже если события происходят в каком-либо определенном месте.

  • Следующая черта, которую мы бы хотели отследить в произведении Толкиена, – фольклорные (волшебные) персонажи и магия. Мало кто оспорит их присутствие в тексте. Ярким примером являются многочисленные боги:

« Был Эру, Единый, кого в Арде зовут Илуватар. Сначала он мыслью своей породил айнуров, Священных; и они были с ним, когда других созданий еще не существовало…» [11, c.1021].

Надо заметить, что текст «Сильмариллиона» написан в соответствии с библейскими сюжетами.

«Величайших среди духов Арды эльфы называют валарами, Силами Арды, - люди часто звали их богами…»[11, с.1027].

В данном фрагменте очень четко прослеживается отношение людей и Богов, которые являются не просто духовным элементом, но реально (для Арды) существующими личностями. Магия в толкиеновском мире не упоминается открыто, здесь нет ни всеразрушающих заклятий мирового масштаба, ни волшебных палочек, которыми они бы творились. Магия в Арде – вещь сама собой разумеющаяся, но в то же время глубоко сокрытая, не всякому доступная. Кстати, Толкиен совсем не описывает ее истоки. Магия просто есть и это все принимают как должное, и никто не требует раскрытия ее тайн. Порой в произведении встречаются сцены использования волшебства теми, кому оно было дано.

  • В произведении магия относилась к исключительно высшим созданиям – либо богам, либо эльфам. Но если первые использовали ее для создания мира сущего, то вторые пользовались ею крайне редко и исключительно в «бытовых» сценах. По уже привычным и устоявшимся канонам, где есть Добро, там обязательно будет Зло. Поэтому:

«Темный властелин Саурон в огне Роковой горы выковал Единое кольцо и вложил в него всю мощь, всю злобу и всю жажду власти…» [12]. Деяния Саурона являются движущей силой произведения, отсюда вытекает наличие следующей черты, а именно – противостояние Добра и Зла, как двух основных начал.

«Ибо войне этой суждено длится несчетные годы, и в конце ее снова призовут вас на брань» [13, с.805].

Толкиен говорит о неразрешимости спора между Тьмой и Светом. Ни одно фэнтэзи не будет иметь смысла без противостояния этих сил. Это объясняется схожестью фэнтэзи с привычной всем сказкой, где главной моралью является победа добра над злом. Но в то же время данная черта будет служить отличием фэнтэзийного произведения от сказки. Отличие от сказок состоит в масштабности войн: волшебники и маги, а уж тем более толкиеновские эльфы ни за что не стали бы бороться со злодеем только ради спасения принцессы: на кону всегда стоит судьба мира, ну или большей его части:

«…У нас нет иного выхода, кроме битвы с Врагом не на жизнь, а на смерть – даже без надежды победить в этой битве. Враг у Средиземья один»[12, с.370].

  • А теперь немного о героях. Было упомянуто такое понятие, как «фольклорность» персонажей. Надо сказать, Толкиен очень сильно увлекался скандинавской мифологией (вследствие чего появилось его произведение «Легенда о Сигурде и Гудрун»), поэтому в его текстах наблюдаются образы мифологических героев, что и роднит толкиеновское фэнтэзи с фэнтэзи героическим. Представителями «героического» типа персонажей являются люди в интерпретации Толкиена. Например, один из центральных героев, Арагорн, обладает наряду с эпическими чертами короля и воителя целым рядом качеств, характерных для мифологического героя.

  • Прослеживая историю развития фэнтэзи, мы обнаружили прямую связь данного направления с рыцарскими романами. Несомненно, «Властелин колец» обладает его чертами. Об этом свидетельствует средневековая обстановка, которой окружены герои:

«…Подошва зеленой горы обнесена мощной стеной, остроконечной оградой и крепостным валом. Уступами вздымаются крыши домов; венчает крепость круглая зеленая терраса с высоким дворцом. Кажется, он крыт золотом: так и сияет. И дверные столбы золотые. У дверей стража в сверкающих доспехах…» [14, с.586]

«Загремели засовы, тягучим скрежетом отозвались кованые петли, и громоздкие створки медленно разошлись. Пахнуло теплом, почти затхлым после чистого и свежего горного воздуха. В многоколонном чертоге повсюду таились тени, и властвовал полусвет; лишь из восточных окон под возвышенным сводом падали искристые солнечные лучи…» [14, с. 590]

Средневековые мотивы прослеживаются также в описаниях архитектурных сооружений и внутреннего убранства замков:

«Двери растворились словно бы сами собой, и Пиппин увидел огромный чертог с узкими стрельчатыми окнами по обеим сторонам, за черно-мраморными колоннадами. Пышные капители украшали узорная листва и диковинные звериные морды; высокий мозаичный свод отливал тусклым золотом… Меж колон застыли суровые изваяния – статуи давным-давно умерших королей Гондора… В дальнем конце чертога, на многоступенчатом возвышении, стоял трон под мраморным навесом в виде увенчанного короной шлема, а позади поблескивал самоцветами стенной горельеф – дерево в цвету» [13, с. 781].

Перед нами здание старинного образца. На это указывают и колонны с капителями и стрельчатые окна. По описанию внутреннего убранства можно отнести крепость Минас-Тирита к готическому стилю искусства, однако, мы говорили о том, что мир Толкиена исключителен. Посмотрим, как описывается внешний фасад замка:

«Ибо в семь ярусов был выстроен Минас-Тирит, врезан в гору на семи уровнях и окружен семью стенами. Нижние Великие Врата внешней стены обращены были на восток, следующие – на четверть окружности к югу, третьи – на столько же к северу, и так до седьмых ворот. Мощеный подъем к цитадели сворачивал то на лево, то направо – и, проходя над Великими Вратами, всякий раз пронизывал сводчатым туннелем исполинскую стену, разделявшую надвое все ярусы, кроме первого. Прихотью изначального творения, довершенной трудами древних мастеров, скала, которое вздымалось за нижней площадью, была устремлена к востоку, точно корабельный форштевень. Из парапета седьмой стены можно было, как с палубы, увидеть на семисотфутовой глубине Великие Врата. Подобно им, глядели на восток ворота цитадели; к ним поднимался сквозь толщу скалы длинный проход, озаренный светильниками. И не было из города иного пути к Вышнему двору и Фонтанной площади у стройной Белой Башни в пятьдесят сажен высотою; на шпиле ее, в тысяче футов над равниной, развевалось знамя наместников Гондора…» [13, с. 780].

На самом деле очень интересна конструкция крепости. Толкиен тщательно продумал внешний облик города, и перед читателем открывается во всей красе столица королевства людей. Интересно, что в данном фрагменте в соответствии с фольклорными представлениями несколько раз встречается число семь: семь ярусов, семь уровней, семь стен, семь ворот, семьсот футов. И далее мы видим: «Семь звезд, семь камней и белое древо» [13, с. 781].

Толкиен не просто так упоминает несколько раз число семь. Ведь семерка является магическим числом: семь цветов радуги, семь нот в музыке, семь планет, семь дней недели. Это цифра везения, магическое и священное число, олицетворяющее мудрость, святость и тайное знание, символ Космоса, сотворения Мира, Пространства, Времени и Судьбы; Божественности, неутомимости, силы, победы, счастья, приключения, упрямства, боли, столкновения, соединения единств, вечной жизни. Кроме того, Толкиен был очень верующим человеком, а семерка ассоциируется также с семью днями сотворения мира, семью небесами Рая, семью Вратами Ада. Именно поэтому семерка имела такое большое значение.

В своем эссе «О волшебных сказках» Толкиен упоминая об эльфах и фэйри, с негативом относится к стандартным суждениям об этих существах. Ведь в сказках прошлых лет слово «эльф» приравнивалось к «феям», и изображались оные как миниатюрные человечки, разъезжающие на бабочках, этакие дюймовочки. Надо сказать, именно Толкиену мы обязаны тем представлением об эльфах, которое существует в наше время. Толкиеновские эльфы величественны и бессмертны; дети богов, они выше людей в моральном плане, только им позволено владеть искусством магии: «В центре зала, на золотых тронах сидели рядом Галадриэль и Келеборн… Владыки Лотлориена были высокими, а широкие, ослепительно белые мантии не скрывали их юношеской стройности. На плечи им ниспадали длинные волосы – серебряные у Владыки и золотистые у Владычицы. Возраст по лицам Владык не угадывался, и только глаза, глубокие, словно Море, но острые, как лучи Вечерней звезды, говорили об их глубочайшей памяти и опыте древнейших мудрецов Средиземья…» [12, с. 467].

Толкиен словно описывает ангелов, посланцев небес в сверкающих одеждах, мудрых и вечно молодых. Главным героем, в котором сосредоточена судьба Средиземья, является Фродо Бэггинс – Хоббит по расовым признакам. Хоббиты – личное «изобретение» Толкиена. Многие исследователи, вопреки мнению самого автора, считают, что слово «хоббит» произошло от сращения двух слов homo – человек, и rabbit – кролик. В самом деле, при прочтении первых страниц «Хоббита» представляется образ эдакого сказочного существа, живущего в норке. Хоббиты - народ мирный, живущий своей размеренной жизнью и потягивающий трубочное зелье на досуге. Они невелики ростом и не падки на приключения, но, тем не менее, именно такого персонажа автор ставит в центр событий. Возможно, прозаик таким образом хочет сказать о том, что даже самый маленький и незаметный может стать героем, что даже таким существам, о жизни которых и не подозревают в Большом мире, отведена очень важная жизненная роль.

Однако автор не остановился на добрых персонажах и в противовес им населил темную сторону Средиземья орками злобными созданиями, напоминающими не то людей, не то эльфов. Хотя по преданиям орки были сотворены с помощью Темной магии из плененных Мелькором эльфов.

«…Мелькор чарами своими поработил их; так, в ненависти своей он вывел в насмешку и подражание эльфам мерзкое племя орков..» [11, с. 1044].

Множество различных созданий было придумано Толкиеным. По Средиземью гуляли и гномы, и гоблины, и тролли. Однако главными из них мы считаем именно хоббитов как новую, необычную форму жизни, выдуманную именно автором, а также эльфов, которых Толкиен из неказистых дюймовочек превратил в величественных детей Богов.

Хочется также отметить наличие некоторых черт романтизма в произведениях Толкиена. Наиболее ярко в них выражена идея судьбы или рока.

Итак, в произведениях Д. Толкиена «Властелин колец» и «Сильмариллион» мы отметили наиболее важные черты, по которым данные произведения можно отнести к фэнтэзийному направлению, а именно:

  1. Действия происходят в ином мире, где все подчиняется вторичной вере и согласованно с авторской мифологией.

  2. Масштабность войн Добра и Зла, а также неразрешимость конфликта между ними.

  3. Эпичность повествования и наличие фольклоризированных персонажей.

  4. Наличие магии во всех ее проявлениях, причисление ее к высшим, надчеловеческим силам, которые не требуют объяснений причин своего существования.

  5. Средневековая обстановка, которой окружены герои.

В произведениях встречается смешение разных жанров и прослеживается их родство со сказочным типом повествования, однако мы с уверенностью можем сказать, что произведения Дж. Толкиена принадлежат к фэнтэзи. Мало того, они считаются основой и истоками современного формата фэнтэзи.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.