Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
экзамен по психологии.docx
Скачиваний:
6
Добавлен:
19.12.2018
Размер:
522.97 Кб
Скачать

Основные школы психоанализа

За более чем сто лет истории психоанализ в его рамках возник ряд школ и направлений. К основным можно отнести:

  • Классическая теория влечений З. Фрейда

  • Эго-психология

  • Теории объектных отношений

  • Структурный психоанализ Ж. Лакана

  • Селф-психология Х. Кохута

  • Интерперсональные подходы (Г. С. Салливан, Клара Томпсон)

  • Интерсубъективный подход (Р. Столороу)

Эффективность

В 1994 году Клаус Граве с группой ученых опубликовал мета-анализ 897 самых значимых эмпирических исследований опубликованных до 1993 года, посвещенных изучению эффективности психоанализа и сходных психотерапевтических методик. Граве пришёл к следующим выводам:

  • отсутствуют положительные показания для долговременного применения (1017 сессий за 6 лет и более) психоанализа

  • при длительном применении психоанализа существенно повышается риск ятрогенных эффектов

  • кратковременное применение (57 сессий за год) психоанализа малоэффективно для пациентов со страхами, фобиями и с психосоматическими расстройствами

  • кратковременное применение уменьшает симтоматику у пациентов со слабовыраженными невротическими и личностными расстройствами

В этой же работе Граве провел мета-анализ 41 работы, в которых сравнивалась эффективность различных методов терапии. Грейв заключил:

  • группы пациентов, которые проходили психоаналитическую терапию, показали лучше результаты чем контрольные группы, где терапия отсутствовала, а терапевт лишь ставил диагноз

  • поведенческая терапия оказалась в два раза эффективней психоналитической.

Британский психолог Ганс Айзенк также проводил мета-анализ значимых публикаций по эффективности психоанализа. Проанализировав исследования, изучавших корреляцию между смертностью и видами психотерапии, Айзенк заключил, что психоанализ в целом имеет деструктивный эффект. Согласно исследованиям, психоанализ оказывает психологический стресс на пациента, что ведёт к повышению риска возникновения онкологических заболеваний и ишемической болезни сердца. Айзенк также заявил о том, что применение психоанализа на онкологических больных в Германии неэтично и должно быть запрещено, «как „лечение“, которое никогда не помогало и которое, как было показано, ведёт к крайне нежелательным последствиям».

По мнению психоаналитика Петера Куттера, Айзенк и другие критики психоанализа в своих исследованиях пользуются методиками, прямо противоположными психоанализу, не применимыми к бессознательным процессам].

Критика

Биолог и нобелевский лауреат Питер Медавар охарактеризовал психоанализ как «самое грандиозное интеллектуальное мошенничество двадцатого века»[19]. Философ науки Карл Попперкритически отзывался о психоанализе и его направлениях. Поппер утверждал, что теории психоанализа не обладают предсказательной силой, и невозможно поставить такой эксперимент, который бы мог их опровергнуть (то есть психоанализ нефальсифицируем), следовательно эти теории псевдонаучны[20]. Профессор психологии Йельского университета Пол Блум отмечал, что утверждения Фрейда настолько туманны, что не могут быть проверены никаким достоверным методом и поэтому не могут быть применимы с точки зрения науки].

Согласно исследованиям Американской Ассоциации Психоаналитиков, хотя во многих гуманитарных науках психоанализ широко распространен, факультеты психологии нередко относятся к нему лишь как к историческому артефакту.

В своей статье «Вреден ли психоанализ?» американский психолог Альберт Эллис дал свою оценку потенциального вреда от применения психоанализа]. В частности, Эллис утверждал следующее:

  • психоанализ в целом построен на ошибочных предпосылках;

  • психоанализ уводит пациентов от нужды работать над собой, дает им оправдание бездействия;

  • психоанализ поощряет зависимость пациента от терапевта, часто, пациентам предлагается принять на веру интерпретации терапевта, даже если они далеки от фактов;

  • экспрессивный, катарсивно-абреактический метод психоанализа, заключающийся в принятии и высвобождении враждебности, не решает проблему враждебности, а лишь усугубляет её;

  • психоанализ развивает в пациентах конформизм;

  • иррационализм психоанализа запутывает пациентов, уже страдающих от иррациональных убеждений;

  • из-за неэффективности психоанализа (потраченных впустую, средств и времени) у многих пациентов в США подорвано доверие к психотерапии в целом.

Доктор философии и скептик Р.Т.Кэрролл в своей книге «Словарь скептика» критиковал психоаналитическую концепцию бессознательного, хранящего память о травмах детства, как противоречащую современным представлениям о работе имплицитной.

  • Психоаналитическая терапия во многих отношениях основана на поиске того, что, вероятно, не существует (подавленные детские воспоминания), предположении, которое, вероятно, ошибочно (что детский опыт является причиной проблем пациентов) и терапевтической теории, которая почти не имеет шансов быть верной (что перевод подавленных воспоминаний в сознание есть существенная часть курса лечения).

  • — Кэррол Р. Т. Психоанализ, пер. А.Алдаева, Е.Волков

  • Многие специалисты из области нейробиологии, когнитивной психологии, философии науки и теории познания считают, что методы и теории психоанализа не имеют под собой научных оснований, а сам психоанализ зачастую рассматривают как псевдонаучную теорию.

Транс трансперсональная психология

ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ - направление, возникшее в США в конце 60-х годов XX века на базе трансперсонального проекта в культуре. Т.П. определяет себя как "четвертую силу в психологии", восполняющую односторонность предыдущих трех проектов в психологии: психоанализа, бихевиоризма и гуманистической психологии. Основателями этого направления выступили широко известные психологи и психотерапевты: А. Маслоу, С. Гроф , А.Уотс, М. Мерфи и др. Трансперсональная психология имеет глубокие корни в истории культуры и религии, в мировых психо-духовных практиках. Среди своих предшественников основатели Т.П. указывают, например, американца У. Джеймса, первого среди психологов составившего научную энциклопедию "многообразия религиозного опыта", швейцарца К.Г.Юнга, обогатившего психологию мифологическими, общекультурными, религиозными и мистическими измерениями, итальянца Р. Ассаджиоли, бывшего психоаналитика, который в созданном им психосинтезе опирался на теософские, антропософские и буддистские учения, преодолевая с их помощью европейские культурно-антропологические ограничения, а также американских трансценденталистов -- Эмерсона и Торо. Лидерами современной Т.П. являются С. Гроф, К.Уилбер, Ч. Тарт, А. Минделл, С. Крипнер, Р. Уолш, М. Мерфи, К. Кастанеда, каждый из которых развивает свои школу, методы и направление исследований.

Трансперсональная психология изучает сознание в широком спектре его проявлений: множественность состояний сознания, духовный кризис, околосмертные переживания, развитие интуиции, творчества, высшие состояния сознания, личностные ресурсы, парапсихологические феномены. Она опирается на целостное видение человека в перспективе его духовного роста, классическую и неклассическую философскую антропологию, мировые духовные традиции, разнообразные способы самопознания и психотерапии, такие как медитация, холотропное дыхание, телесно-ориентированная психотерапия, терапия искусством, работа со сновидениями, активное воображение, самогипноз и др. Существует личностная преемственность и смысловая связь между гуманистическим и трансперсональным проектами в психологии. Их основателями были одни и те же люди - А .Маслоу, Э. Сутич, А. Уотс, М. Мерфи. С середины 60-х гг. они стали относиться к гуманистической психологии как к ориентации, которую необходимо расширить и дополнить. Например, Маслоу, обосновавший представление об неутилитарных "ценностях Бытия", "пиковых переживаниях", "самоактуализации", ставшие фундаментом и ядром программы гуманистической психологии, ввел позднее идею метапотребностей, сверхличностных ценностей - открытого духовного горизонта человека, к которому он всегда устремлен, и только в этом страстном устремлении и реализует свое предназначение. И в этом превозмогании, выходе за пределы, размыкании исторических, культурных, индивидуальных границ и получает смысл само понятие человека и обосновывается и гуманистическая психология, и, более широко, вся антропологическая проблематика. Трансперсональная ориентация отличалась от гуманистической акцентом на метапотребностях и метаценностях, тягой к преодолению границ прежнего предметного поля исследований, задаваемого проблемами самоактуализации, творчества и гуманистической психотерапии и педагогики. Она сделала предметом науки психологические измерения религиозного и мистического опыта, поставила задачу обоснования психологии на материале духовного поиска мировых философских и религиозных традиций. Новое предметное поле, уже не замыкаемое западнохристианской культурой, вобрало в себя мистические и восточные подходы, такие как суфизм, буддизм, адвайта-веданта, йога, традиции североамериканских индейцев, туземных и древних цивилизаций. В качестве программной задачи трансперсональная ориентация попыталась освоить суть и конкретные формы идей, представлений и практик из мирового духовного опыта человечества и дать им научное выражение. Объективной основой нового направления в психологии стало то, что Г. Гессе провидчески назвал "паломничеством в страну Востока". Во второй половине XX века в среде студенческой молодежи и у искателей любого возраста возрастает устойчивый интерес к восточным философским учениям, в частности к учению дзен-буддизма, стимулированный в немалой степени американскими поэтами А. Гинзбергом и Дж. Керуаком, культурологом А. Уотсом и японским исследователем дзен Д. Судзуки. По Америке прокатилась очередная коммунитарная волна, на гребне которой создаются духовные коммуны, происходят масштабные эксперименты с новыми стилями жизни и поиски новой общности людей, пытающихся прорваться через ограничивающие стереотипы, вскормленные традиционным семейным укладом и здравым смыслом. Через эту масштабную практику преодоления оков и табу прежней патриархальной цивилизации, практику, которая вовлекла в себя десятки миллионов людей, и происходило конкретное, через ткань повседневной жизни, посвящение в сознание как в то, что "между" людьми, как в совместное бытие в новом ценностном горизонте, трансцендирующем эгоизм, индивидуализм и европоцентризм. После начала информационной-коммуникативной революции техносфера и инфраструктура воплотили такие базисные характеристики сознания как всесвязность и открытость и оказались в резком конфликте с манипулятивным характером прежних социальных институтов и потребовали их трансформации. Складывание глобальной цивилизации, глобализация всех цивилизованных процессов на планете - экономических, политических, информационных, культурных, усиление всеобщей взаимозависимости, с появлением которой мы начинаем воспринимать себя уже жителями планеты, "гражданами мира", а не отдельного государства - вот, пожалуй, основные цивилизационные процессы, вызвавшие формирование трансперсональной ориентации и то новое осознавание ситуации, которое в ней выражено.

Итак, возникли новое расширенное исследовательское поле, новый образ человека, произошло преодоление антропологического масштаба, который существовал в рамках гуманистической ориентации. Была сделана продуктивная попытка заново взглянуть на человека в тех областях, где он выходит за свои границы - в экстатическом, религиозном, мистическом опыте, на границах его жизни в опыте смерти, умирания и рождения. Необходимость нового научного понимания человека привела к тому, что в профессиональный состав трансперсонального движения вошли не только психологи или такие традиционные гуманитарии как этнологи, культурологи или, скажем, танатологи, но и представители, казалось бы, далеких профессий - физики, биологи, кибернетики. Дело в том, что поиск нового предметного поля и нового видения человека оказался созвучным поискам новой научной парадигмы и в других, в том числе, естественнонаучных дисциплинах. Например, физик и философ Ф. Капра показал в своем исследовании новой научной парадигмы "Поворотный пункт" (1983 г.), что кризис науки и облик новой науки имеет те же отличительные черты как в психологии, так и в физике, кибернетике или биологии. Героями его следующей книги, посвященной той же теме "Необыная мудрость: разговоры с замечательными людьми" (1988 г.) стали психолог С.Гроф, лидер "антипсихиатрии" Р.Лэйнг, физик Дж.Чу, экономист Х.Хендерсон, специалист по новой медицине и по лечению рака К.Саймонтон - люди, являющиеся творцами новой научной парадигмы в психологии, психиатрии, физике, экономике, медицине, а также политике и философии. Из бесед с этими людьми Капра делает вывод: новая научная парадигма во всех этих областях действительно имеет такие общие черты как целостность, системность, новые критерии научности, новое обоснование своего предмета, новое понимание научного закона, субъекта и объекта науки. Именно поэтому в рамках трансперсонального движения и объединяются передовые ученые из самых различных областей знания. Новая научная парадигма, действительно, необходима для понимания того антропологического видения, которое развернулось в трансперсональной психологии. И многое здесь уже сделано. Достаточно отметить новую картографию человеческой психики С. Грофа, его новаторские представления о духовном кризисе, в которых он показал, что большинство классифицируемых традиционной психиатрией заболеваний таких как неврозы и психозы по сути дела являются кризисами роста, которые в определенных условиях возникают у всех людей, а не болезнями. Традиционная психиатрия, нечувствительная к этому процессу, в своих классификациях замораживает его отдельные фазы как различные виды патологии, рассматривая их как ненормальности, а не как стадии эволюционного процесса, Те, кто зачисляется психиатрией в невротики и психотики - это чаще всего люди, которые спонтанно перенесли мощный духовный опыт и не сумели справиться с ним. Супругами Гроф для помощи таким людям создана международная программа "Spiritual emergency". Другим лидером трансперсональной психологии К.Уилбером осуществлена интеграция психотерапевтических м психологических подходов на основе теории спектра сознания. Широкую известность получило изучение медитации такими учеными как Р. Уолш, Д. Шапиро и М. Мерфи. Другим весьма характерным явлением является открытие трансперсонального измерения внутри традиционных психотерапевтических и психологических подходов. Например в 1980 г. под редакцией С. Бурштейна была издана книга под названием "Трансперсональная психотерапия". В ней дается трансперсональный взгляд на такие известные психотерапевтические подходы, как гештальттерапия, психосинтез, трансакционный анализ, аналитическая психология, психоанализ, а также ряд подходов гуманистической или экзистенциально-феноменологической ориентации. В последнее время в Т.П. произошло существенное расширение поля поиска, и от первоначальной ориентации в сторону Востока она устремились на поиск собственной почвы, вглубь европейской религиозно-философской и духовной традиции. В новых антологиях по гуманистической и трансперсональной психологии мы находим имена Я. Беме, Э. Сведенборга, Мейстера Экхарта, отцов церкви, исихастов православной традиции, а трансперсональная ориентация продолжает расширяться за рамки психологии, образуя такие новые сложные поля исследования и деятельности, как трансперсональные психиатрия, экология, социология, антропология и др. Прикладное значение Т.П. в том, что она предлагает новый взгляд на психическое здоровье и патологию - обеспечивая интегративный, многоаспектный подход к человеку. Трансперсональные переживания обладают особым терапевтическим потенциалом, имеют огромное значение для творчества, эстетического и этического развития. Особую актуальность приобретает трансперсональный подход в лечении наркомании и алкоголизма как видов духовного кризиса, психотерапии неврозов и психозов, в психологическом оздоровлении общества.

Вопрос №51.Направление психологии ХХ. : гештальтпсихолгия и гуманестическая психология.

ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИЯ

(нем. gestalt — целостная форма или структура) начала развиваться в Германии в начале XX столетия. Данное направление основывается на том постулате, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Однако, имея ряд потребностей, причем конкурирующих потребностей, человек склонен к «упрощению» картины окружающего мира, выделяя лишь отдельные доминирующие потребности для их реализации. В таком случае человек видит только то, что хочет видеть и не замечает окружающего. Потребность становиться фиксированной, навязчивой и поэтому принципиально неразрешимой. Неудовлетворение потребностей приводит к дефицитарному образу жизни. Задача гештальт-терапевта добиться того, чтобы клиент опознал свою потребность и научился с ней взаимодействовать. Невозможность почувствовать потребность делает поведение человека дезорганизованным и неэффективным, сопровождается тревогой или депрессией и выражается противоречием между осознаваемыми аспектами и неосознаваемыми феноменами поведения. В этом случае задача терапевта – помочь клиенту с прояснением его потребности, исследуя феноменологию и показывая клиенту, как она в нем проявляется, чем замещается потребность и где прерывается. Гештальт-терапия, основные идеи и методы которого разработал Ф.Перлз, основывается на способности психики к саморегуляции, на творческом приспособлении организма к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания. Основная роль терапевта заключается в том, чтобы фокусировать внимание клиента на осознавании происходящего «здесь и сейчас», ограничении попыток интерпретировать события, внимании к чувствам-индикаторам потребностей, собственной ответственности клиента, как за реализацию, так и за запреты на реализацию потребностей. Многие гештальт - психологи считают, что при правильной постановке гештальт-терапия в отличие от психоанализа не вызывает сопротивления клиента.

Основные приемы работы и техники гештальт-терапии — осознавание, фокусировка внимания, принятие ответственности, работа с полярностями, монодрама.

Гуманистическая психология (от лат. humanus - человечный и греч. psyche - душа + logos – учение) - ряд направлений в современной психологии, ориентирована на изучение смысловых структур человека. В качестве самостоятельного течения выделилась в начале 1960-х. гг. в США. В 1962 г. под председательством Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) была основана Американская ассоциация гуманистической психологии. Благодаря успехам терапии, основанной на ней, приобрело большую популярность и в Европе. Гуманистическая психология получила название "третьей силы" в противовес бихевиоризму и психоанализу, которые не дают понимание того, чем является здоровая и творческая личность, которая ориентирована не на адаптацию, достижение равновесия с ее окружением, а, наоборот, на выход из этих границ. Существенное влияние на формирование гуманистической психологии оказали гештальтпсихология и феноменология, в частности, представления Мориса Мерло-Понти (1908-1961) о "битии-для-мира", в соответствии с которыми человек есть не что-то обусловленное, а деятельно меняющие свое окружение. Было постулировано, что цель человеческого существования - самоактуализация. В качестве основных предметов анализа здесь выступают: высшие ценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, свобода, ответственность, автономия, психическое здоровье, межличностное общение. Гуманистическая психология ставит своей целью возвращение человеку его целостности. В этом направлении активно используются постулат о целостной человека (человек и его окружение не два объекта, а единый организм). Так, человеческое переживание, на которое ориентирована по преимуществу гуманистическая психология, целостно и имеет тенденцию к созданию "хорошего гешатальта". Основным исследовательским ориентиром выступает согласованность, непротиворечивость всех психических процессов индивида и его интегрированность в социум. Все психические феномены рассматриваются в связи со спецификой "окружающего поля", к которому относятся общая ситуация, потребности, установки, действия и опыт индивида. Считается, что человек может развиваться, лишь освободившись от внутренних и внешних запретов, когда его базовые потребности удовлетворены и он не вынуждается обстоятельствами к использованию механизмов психологической защиты. Методологические позиции гуманистической психологии могут быть сформулированы в следующих принципах:

  • человек целостен;

  • ценны не только общие, но и индивидуальные случаи;

  • главной психологической реальностью являются переживания человека;

  • человеческая жизнь - единый процесс;

  • человек открыт к самореализации;

  • человек не детерминирован только внешними ситуациями.

На основе гуманистической психологии строятся некоторые направления психотерапии и гуманистическая педагогика. Особое значение придается принципу "здесь и теперь" - прошлого уже нет, будущего еще нет. Для различных форм психотерапии, которые базируются на гуманистической психологии,характерен акцент не на объяснении поведения, а на осознании и отреагировании эмоций.

К. Роджерс узаконил совершенно новые взаимоотношения между пациентом и терапевтом, которые стали носить субъект - субъектный характер.

Вопрос №52. Ролевые позиции психолога: преподавателя, исследователя и практика.

Позиции психолога-практика при работе с клиентом.

Уже в процессе, но в особенности после заключения всех и всяческих контрактов, основной для практического психолога задачей становится установление оснований для работы непосредственно с Клиентом. Эти основания могут различаться в зависимости от характера проблем клиента, временных рамок, ресурсных возможностей обеих сторон и многого другого. Есть, однако, укорененные в культуре образцы или стандарты, к которым тяготеют все эмпирически устанавливаемые формы взаимоотношений психолога с клиентом. В этих устоявшихся в данной культуре формах положение психолога-практика обозначается как позиция Эксперта, Учителя или Консультанта.

Следует с самого начала оговориться, что наличие именно этих трех позиций вовсе не является специфической особенностью работы именно психолога, скорее, это особенность работы любого специалиста-практика. К примеру, руководитель некоторой организации стремится издавать приказы и распоряжения на литературном языке, не обладая достаточной для этого языковой компетентностью. В этом случае он может использовать знания и опыт профессионального филолога трояким образом: во-первых, поручив филологу оценку подготовленных приказов и распоряжений с точки зрения их соответствия языковым нормам; во-вторых,

взяв у филолога необходимое количество уроков до того, как непосредственно приступить к подготовке текстов, и, в-третьих, в процессе создания текста обращаться за советами к специалисту или включить его в этот процесс каким-либо другим способом. В этом раскладе позициями филолога будут, соответственно, позиции Эксперта, Учителя и Консультанта.

Эксперт вступает в дело тогда, когда нечто уже свершено (произошло событие, разработан проект, создан образец продукции) и небходимо как-то квалифицировать это свершившееся, дать прогноз и оценить последствия.

Эксперт - носитель специальных и специализированных знаний и опыта. Поэтому от эксперта ждут заключений в пределах приписываемой ему компетенции. Из этого следует, что авторитетность экспертных суждений зависит от: 1) связи, усматриваемой между объектом экспертизы и отраслью знаний, которую представляет Эксперт; 2) авторитетности самой отрасли знания; 3) формальных атрибутов самого Эксперта (наличие степеней и званий, занимаемая должность и др.); 4) того специфического доверия, которое возникает в ходе контактов Заказчика и Эксперта.

Положение дел в практической социальной психологии таково, что важнейшим для наделения экспертного суждения атрибутом авторитетности выступает как раз последний момент, обусловленный мотивами, подчас весьма далекими от рациональных. Действительно, хотя мало людей сомневаются в важности той роли, которую социально-психологические явления и механизмы играют в жизни общества, авторитет самой дисциплины недостаточно высок, а, кроме того, "всяк сам себе психолог" и чувствует себя вправе оспаривать мнение профессионала, если оно не согласуется с его опытом. Недостаточно высокая репутация научной дисциплины снижает доверие и к таким символам квалификации, как степени и звания, тем более, что последние связаны скорее с успехами в разработке теорий и постановке экспериментов, чем с достижениями в прикладных областях. Поэтому авторитетность экспертных заключений в области практической социальной психологии покоится на таком зыбком фундаменте, как впечатления клиентов и заказчиков от личных контактов с психологом. Сколь ни казалось бы это прискорбным, сетования на это обстоятельство малопродуктивны, и поэтому не следует жалеть усилий для установления деловых и доверительных отношений с партнерами, даже если основания этих отношений представляются иррациональными.

Второе следствие специализированности знаний - использование клиентами и заказчиками отдельных экспертных заключений в комплексе с другими, ибо реальные проблемы часто, если не всегда, должны подвергаться многостороннему анализу, что не обеспечивается дисциплинарным знанием. Данное обстоятельство порождает проблему согласования различных и разноплаsновых экспертных заключений. В случае, когда Заказчик не берет эту проблему на себя, она ложится на плечи самих Экспертов. Формирование комплексного экспертного заключения осложняется не только недостаточной проработкой междисциплинарных связей. Дисциплинарная амбициозность нередко сопровождается личностной, что на эмпирическом уровне различается с большим трудом и не без ошибок. И неудивительно, что Заказчик стремится не только оставить за собой право окончательного "диагноза", но и нередко берет на себя роль арбитра в споре между специалистами, представляющими различные ареалы знания.

Ответственность Эксперта за качество экспертного заключения и полная и ограниченная. Ограниченность означает то, что эксперт отвечает за обоснованность заключения, его соответствие существующему уровню знаний в данной предметной области, но вовсе не за эффективность решений, принятых на основе экспертных суждений. Однако, несмотря на всю ограниченность зоны ответственности, позиция Эксперта не выражена в поговорке: "Пете-петуху лишь бы прокукарекать - а там хоть и не рассветай!" Эксперт отвечает не только за содержание, но и за форму своих экспертных заключений. Форма должна придавать заключениям действенность - действенность в том смысле, что суждения Эксперта должны с неизбежностью склонять лиц, принимающих решение, не к определенному выбору, но к обязательному учету предметной позиции Эксперта. А для этого экспертное заключение должно быть, как минимум, понятным и локализованным. Локализованность означает здесь наличие указаний на границы точности и пределы компетентности Эксперта, ведь как давно известно: "Специалист подобен флюсу, ибо полнота его односторонняя". Вот как раз сторону этой полноты и необходимо установить, причем в такой форме, чтобы это было ясно Заказчику.

Если Эксперт выступает как носитель профессионального знания и с позиций этого знания выносит свои заключения и оценки по поводу событий, действий, программ, планов и образцов продукции, совершенных или разработанных к моменту вынесения экспертного суждения, то Учитель занят передачей специальных знаний, необходимых людям для эффективной организации их собственной деятельности в ближайшем и отдаленном будущем.

Работая в позиции Учителя, психолог-практик сталкивается с трудностями, растущими из тех же корней, что и проблемы Эксперта, но имеющими несколько другие следствия, так как ситуации непосредственного взаимодействия с Клиентом существенно другие, отличающиеся в первую очередь длительностью и интенсивностью контактов. Первое впечатление здесь не играет столь большой роли, а возможностей для демонстрации профессионализма несколько больше. Поэтому слишком эффективное начало порождает завышенные ожидания, а, следовательно, способно привести к неизбежным разочарованиям.

Практический психолог в позиции Учителя не есть просто преподаватель, от которого ждут систематизированного изложения теорий и фактов, т.е. сведений. Любознательность далеко не всегда занимает высокие ступени в иерархии потребностей Клиента. Да, Клиент нуждается в знаниях, но в знаниях особого рода, получаемых в формах, наиболее пригодных "для употребления", таких, как социально-психологический тренинг, группы встреч, видеотренинг и другие так называемые активные методы обучения [см. (2)].

Как правило, Клиент не стремится к интеллектуальной конфронтации и публичному недоверию Учителю. Однако это не означает, что проблема доверия здесь не актуальна, просто она не носит характер рационального отрицания. Клиент бунтует против принятия непривычных для него форм поведения и организации действий преимущественно на бессознательном уровне, а это требует особых способов и подходов. Если Эксперт - убеждает, то Учитель - приобщает.

Если Эксперт вступает в дело после завершения Клиентом некоторой работы, а Учитель выполняет свою миссию до того, как эта работа началась, то Консультант включается в процесс ее выполнения и предоставляет Клиенту свои знания и опыт в тех объемах и формах, которые необходимы на каждом отдельном этапе осуществления некоторой деятельности. (Подробнее о позиции Консультанта см. в главах "Стратегии работы психолога-практика" и "Практика работы с персоналом в организациях".)

При обсуждении проблемы выбора психологом своей позиции в системе социального взаимодействия участников социальных акций и событий никак нельзя обойти вопрос о степени и способе участия психолога в этих акциях и событиях, когда они обусловливаются борьбой интересов. Иначе говоря, вопрос стоит так: имеет ли психолог право занимать сторону одной из противоборствующих группировок или он обязан хранить нейтралитет и всячески уклоняться от участия в конфронтациях и интригах.

Нейтралитет и невмешательство в борьбу должны способствовать большей беспристрастности, что обеспечивает неискаженность анализа положения дел и получение более объективной картины ситуации. Правильность такой позиции вызывает мало сомнений, если речь идет о строгом научном исследовании. Но и в области практической психологии такая позиция может приниматься и приветствоваться Заказчиком, когда, например, проводится обследование предпочтений покупателей или избирателей и результаты этих обследований используются для разработки маркетинговой стратегии или тактики проведения предвыборной кампании.

Однако далеко не всегда желание психолога занять отстраненную и беспристрастную позицию соответствует ожиданиям Заказчика. Это относится даже к ситуациям проведения массовых опросов, если данные этих опросов при обнародовании могут повлиять на поведение потребителей или избирателей. На практике часто невозможно одновременно следовать принципу невмешательства и принципу следования за Клиентом, если под последним понимать принятие стороны Клиента в возможном конфликте. Такое положение дел мало кому нравится, но здесь нет места подробно разбирать все тактики и ухищрения, которые вырабатываются для того, чтобы как-то совместить несовместимое. Встречаются примеры остроумных решений, но и много софистики, обманов и самообманов. Если смотреть на это дело честно, то от каких-то принципов нам надо отказываться, и от этого невыносимого бремени выбора нас никто не избавит. Среди критериев конкретного выбора, безусловно, должны быть общепринятая мораль и профессиональная этика.

Однако позициями невмешательства или принятия стороны Заказчика весь диапазон не исчерпывается. Психолог может занять особую пристрастную позицию с отстаиванием своих собственных интересов (например, корпоративных интересов своего профессионального цеха) и участвовать в акциях и событиях как бы наравне с другими. В таком случае его отношения с Клиентами и Заказчиками могут быть установлены в процессе переговоров и закреплены официальными и неофициальными соглашениями. Хотя на сегодняшний день трудно привести удачные примеры реализации такой стратегии, ее возможность нужно иметь в виду при заключении контрактов.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.