Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
1
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
3 Mб
Скачать

При этом эксперты отмечают характерные для азиатских государств внутренние проблемы, «препятствующие сохранению высоких темпов развития.

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Если говорить о Китае, то численность его населения будет сокра-

«щаться благодаря политике «единственного ребенка», введенной Мао в 1960-е гг».

Максим Легуенко, Россия, первый заместитель главного редактора интернет-портала «Утро.ру» РБК: «Серьезным ограничением для азиатских стран являются их достаточно жесткие режимы. На определенном этапе недостаток гражданских свобод побуждает

«перспективных людей перебираться из Индии, Китая, России и др. в США и Европу. Такой переток мозгов будет продолжаться довольно долго».

Андрей Медушевский, Россия, ординарный профессор НИУ-ВШЭ: «Азия в целом – вряд ли: слишком много проблем. Но отдельные государства – конечно».

Многие из данной группы участников нашего исследования предвидят, что в средне- и долгосрочной перспективе центр наиболее динамичного развития переместится в другие регионы мира – «Африку или Латинскую Америку.

Дмитрий Белоусов, Россия, руководитель направления в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «Динамизм будет постепенно смещаться в Афри-

«ку – наиболее недооцененный регион мира, а могущество – нарастать в Азии».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «С высокой вероятностью большая часть современных «низкотехнологич- «ных» азиатских проектов в течение рассматриваемого периода будет перенесена в Африку

или обратно в развитые страны – на принципиально другой технологической базе».

Диего Ирибаррен (Diego Iribarren), Катар, экономический советник генерального директора Банка развития Катара: «Я бы сказал, что Латинская Америка».

Примечательно, что в обеих группах экспертов – как верящих, так и не верящих в дальнейшие перспективы «азиатского ренессанса» – высказывалась точка зрения, что те же факторы, которые сейчас стимулируют взрывное развитие азиатских государств, со временем станут при- «чиной снижения темпов роста.

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Нет. Именно потому, что она сегодня самый развивающийся регион. Она исчерпает те факторы, за счет которых она быстро развивается. Например, дешевая рабочая сила. Азиаты станут богаче. Они станут больше потреблять своей собственной продук-

ции. Они перестанут быть работниками, которые делают продукцию для Соединенных Штатов и Европы. У них уменьшится рождаемость, так же как она, кстати, уже уменьшилась в Китае или в Японии. И поэтому Азия в среднем станет скорее ближе к Европе».

Стоит также отметить, что заметных расхождений в ответах на вопрос о сохранении Азией статуса наиболее динамично развивающейся части света у представителей разных групп стран не наблюдается. У экспертов из развивающихся стран доля положительных ответов несколько выше, что, впрочем, вполне ожидаемо.

79

На пути к успеху

«Новые тигры» – это нации, которые обладают потенциалом превращения в новых мировых экономических лидеров вопреки глобальному замедлению.

Кавлин Чатвел (Kavleen Chatwal), Индия, старший исследователь в Индийском совете по исследованиям в области международных экономических отношений (ICRIER)

С восходом Азии, по мере формирования нового геоэкономического и геополитического полюса мира, перед многими странами этого региона будут открываться обширные дополнительные возможности. И вопрос, как наилучшим образом воспользоваться этими возможностями, «встает перед руководителями государств уже сегодня.

Вадим Гасанов, Россия, кинорежиссер, консультант телеканала «Россия-2»: «Динамично развиваться азиатские страны будут еще долго. Но станут ли они странами с развитыми гражданскими институтами или же останутся архаично выстроенными системами с мобильниками, компьютерами и ядерными ракетами – большой вопрос».

Выбор стратегии достижения экономического успеха включает в себя в том числе и вопросы оптимального реформирования систем управления национальными экономиками. Так, между политиками и учеными Индии и Китая ведутся не затихающие споры о том, что лучше: форсированный экономический рост в условиях капиталистической командной системы или быстрые темпы экономического роста в условиях демократического согласования интересов.

Однако дискуссия о том, что лучше для развития нации – демократия или сильное и эффективное государственное руководство, напоминает скорее бесконечные споры о преимуществах мозгов или сердца, которые вели герои детской книги «Удивительный волшебник из страны Оз». У того

16.

же Китая есть культурно близкие предше-

ственники – Южная Корея и Тайвань, где

 

“ ”

режимы изначально были весьма далеки

%

от демократий, а затем трансформиро-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

вались во вполне демократические. При

 

 

 

 

 

 

 

 

 

57

 

 

 

этом причины трансформации были свя-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

заны не с «возмущением свободолюбивых

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

41

 

 

 

масс», а с требованиями новой организа-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ции, которые выдвигал уровень экономи-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

41

 

 

 

ческого и технологического развития.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Более актуальными сегодня нам

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

26

 

 

 

представляются вопросы о том, ка-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

кие именно факторы могут послужить

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

24

 

 

 

«трамплином» для прорыва развиваю-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

щихся государств Азии в «новые тигры»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

и от каких стран региона нам в первую

 

 

8

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

очередь стоит ожидать этого рывка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Распределение

мнений мировых

 

7

 

 

 

 

 

 

( )

 

 

 

 

 

 

 

интеллектуальных

элит в отношении

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

того, какие ближневосточные и азиат-

 

 

6

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ские страны могут претендовать на роль

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«новых тигров», мы можем увидеть

 

8

 

 

 

 

 

 

( , ,

 

 

 

 

 

 

 

на Диаграмме 164.

 

• .)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4 Закрытый вопрос. Множественный выбор.

80

В списке претендентов лидирует Турция, которую отметили больше половины участников нашего исследования. В числе аргументов, которыми эксперты подтверждают свою точку зрения, называются прежде всего близость к ЕС и доступ на европейский рынок, а также стабильное эко- «номическое развитие, эффективная государственная политика в сферах образования и предпринимательства и культура толерантности по отношению к религиозным убеждениям.

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Турция – благодаря торговле и тому, что она молодая страна, близ-

«кая к Европе».

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и глобальной стратегии: «Турция –стабильное демократическое и экономическое развитие.

«Турция сегодня – это «тигр» Ближнего Востока, безо всякого сомнения».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Турция – по причине ее будущей роли в Европейском союзе и посредничества между Европой, Ближним Востоком и Центральной Азией. А также благодаря

«растущему качеству частного предпринимательства и уважению к нему».

Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Благодаря ее экономическому развитию по сравнению с другими странами региона и растущим «экономическим отношениям со странами вне Европы – например, странами Африки».

Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Сколково»: «Турция – уже по факту «новый тигр», в этом играет роль эффективная про-

«мышленная политика и ставка на развитие системы образования».

Диего Ирибаррен (Diego Iribarren), Катар, экономический советник генерального директора Банка развития Катара: «Турция – та единственная страна, которая реально будет в позиции, когда можно претендовать на ключевую роль в мировых делах. Это будет основываться на размере ее населения/экономики/вооруженных сил, равно как на качестве ее человече-

ского капитала и ее экономических ресурсах (относительно дешевый труд в изобильном предложении, жизнеспособное промышленное производство, накопления на будущее, чтобы финансировать технологическое развитие, ключевое геополитическое положение)».

Однако эксперты отмечают и наличие ряда проблем, препятствующих достижению Турцией позиции регионального или даже мирового лидера. Это в первую очередь курдская проблема «и растущая политическая исламизация.

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Бу- энос-Айреса: «Турция также хочет попасть в пул главных наций, но для этого Анкаре надо прежде решить некоторые внутренние проблемы, такие как сосуществование с меньшинствами, признать геноцид армян, чтобы достойно выглядеть в глазах Запа-

«да. Это было бы хорошим стартом».

Фернандо Салветти (Fernando Salvetti), Швейцария, основатель и управляющий компании Logos Knowledge Network (LKN): «Турция – экономические тенденции, но с учетом про-

«блем, связанных с растущей политической исламизацией».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану Politcom.ru: «И в Иране, и в Турции высокий уровень жизни, большое желание стать региональными лидерами, возглавить союзы со странами, близкими по менталитету, высокие амбиции. Единственное, что может им помешать – это крен в религию. Турция – уже лидер, но в перспективе может взять под свое крыло всю Центральную Азию, если

успешно разрешит курдскую проблему».

Второе место в рейтинге претендентов на роль «новых азиатских тигров» поделили Индонезия и «Вьетнам.

Франсиско Луис Бланко (Francisco Luis Blanco), Аргентина, директор компании Blanco Political Consulting: «Вьетнам и Индонезия располагают большим населением, получают много иностранных инвестиций, имеют дешевую рабочую силу».

В числе конкурентных преимуществ Вьетнама участники опроса часто выделяют неуклонный

81

рост экспорта, курс на индустриализацию, дешевые трудовые ресурсы, внутриполитическую стабильность, выгодное географическое положение. При этом одним из условий прорыва этой стра- «ны называют разработку оптимальной экономической стратегии.

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете БуэносАйреса: «Наиболее быстрорастущим в последние годы является Вьетнам с его интервенционистской политикой. Он подает большие надежды в своем регионе, хотя и нахо-

«дится в тени гигантского Китая».

Александр Черкасов (Alexander Cherkasov), Китай, исследователь проблем международных отношений: «Вьетнам благодаря своему недавнему быстрому экономическому росту

«держиваться эффективной экономической стратегии».

Адиль Наим (Adil Naeem), Пакистан, директор проекта Etimad Pvt Ltd (VFS-TasHeel): «Темп роста ВВП Вьетнама неуклонно повышается последние три года и его увеличение за 2013 г., как ожидается, будет порядка 6,3–6,5%. Экспорт – основная движущая

«сила экономического роста Вьетнама, и он вырос на 33–34% в 2011–2012 гг.».

Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Сколко-

во»: «Вьетнам – стремительная индустриализация, растущий сектор ИКТ, наиболее удобное (логистически) положение из стран ЮВА».сможет стать «тигром», если обеспечит должный уровень развития и будет при-

А выбирая Индонезию, эксперты подчеркивают ее огромное население с большой долей молодежи, развитие промышленности и сферы услуг, наличие природных ресурсов и выгодное расположение. Кроме того, ряд участников опроса считают важным преимуществом то, что Индонезия является страной «умеренного ислама». Тем не менее для повышения своего статуса этой стране, по мнению наших экспертов, необходимо сбалансировать экспорт своих природных и трудовых «ресурсов с последовательным стратегическим индустриальным развитием.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Индонезия – это узел новых технологий IT и поле для инвестиций технологических компаний, подобно Китаю начала 1990-х гг., благодаря молодому населению и привлекательному рынку труда в сочетании с ресурсами, расположенными по всей

территории страны. Плюс к тому же пересечение путей, идущих через Малаккский пролив, близость «к Сингапуру, а также перевалочный пункт на пути в Индийский океан, Тихий океан и Австралию».

Лаура Анахи Мафуд (Laura Anahí Mafud), Аргентина, корреспондент газеты El Cronista Comercial: «Индонезия – на сегодня крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии, она обладает промышленностью и развитой сферой услуг, ее ВВП продолжает расти. Установление деловых отношений с Индонезией может стать воротами в Китай, поэтому

«полагаю, что у этой страны – большие возможности».

Баладжи Чандрамохан (Balaji Chandramohan), Индия, приглашенный научный сотрудник в компании Future Directions International: «Индонезия может сделать заявку на роль «тигра», по мере того как она поступательно продвигается от состояния центра региональной мощи в Юго-Восточной Азии к крупнейшему центру мощи Азиатско-Тихоокеанского реги-

она, благодаря растущей заботе о своей экономике, которая сочетает в себе государственноцен- «трическую модель экономического роста с капиталистической ориентацией».

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и глобальной стратегии: «Индонезия – крупнейшая мусульманская демократия в мире. Мир-

«ное развитие. Высокий уровень безопасности. Безопасные инвестиции».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Индонезия – ее статус страны умеренного ислама может сделать важной ее роль во всем мусульманском мире. Население Индонезии насчитывает около 200 млн. человек, зачастую это забывают».

Существенный потенциал для экономического прорыва имеют Иран и Казахстан, которых видит в роли «новых тигров» четверть международного экспертного пула.

По мнению участников опроса, Иран все более весомо заявляет о себе как об одном из наи-

82

более развитых и передовых государств региона в области науки и технологий. Кроме того, его географическое положение, ключевые позиции на нефтяном рынке, влияние в регионе, высокий уровень жизни населения дают стране неоспоримые преимущества в борьбе за лидерство. Однако стать реальным лидером эта страна сможет, по мнению экспертов, лишь преодолев гео- «политический конфликт с Западом и пойдя по пути светского государства.

Алла Захарова, Россия, генеральный директор госкомпании «Зарубежгеология»: «Иран может занять главенствующую позицию исключительно по своему центральному месторасположению, выходу ко всем международным транспортным сетям – это, по сути, центр Азии. Кроме того – невероятное богатство природных ресурсов. Вся таблица

Менделеева: золото, марганец, олово, нефть, газ и т.д. Большой рост населения и великолепно построенная система образования, государственное планирование образования. Очень хорошо и динамично развиваются технологии. Даже в их сегодняшней ситуации, когда импорт «почти не поступает, они полностью всем сами себя обеспечивают».

Рахул Сингх (Rahul Singh), Индия, доцент, заместитель председателя Индийского центра общественной политики: «Иран. Квалифицированная рабочая сила и нераскрытый бла-

«годаря политической борьбе потенциал рынка».

Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Иран. Благодаря влиянию на Ближнем Востоке (Сирия, Ливан) и ключевому положению на нефтяном рынке, если иностранные отношения будут более дипломатичными и тем самым

«возможно будет избежать вовлечения в вооруженный конфликт».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану Politcom.ru: «Иран – высокий уровень жизни, большое желание стать региональным лидером, возглавить союзы со странами, близкими по менталитету, высокие амбиции. Единственное, что может помешать – это крен в религию. Если Иран пойдет

«по пути светского государства, то, несомненно, он станет лидером».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Иран – благодаря своему огромному научному и технологическому потенциалу, после того как существующий геополитический конфликт с США и Западом будет преодолен».

Казахстан – единственное из постсоветских среднеазиатских государств, вошедшее, по оценке экспертов, в первую пятерку претендентов на статус «новых тигров». Весомыми основаниями для этого выбора стали эффективное государственное управление и планирование, рост образовательного уровня населения, динамичное развитие промышленности и банковского сектора вкупе с выгодным евразийским местоположением и богатыми природными ресурсами, а также курс «на международную интеграцию.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Казахстан. Эта страна смогла немедленно отреагировать на вызовы постсоветской системы и позиционировать себя на мировом рынке. Они немедленно стали использовать модернизированный опыт предыдущей системы в области госу-

дарственного планирования. Одной из таких инноваций стало создание контролируемого государством фонда развития «Самрук Казына», который функционирует подобно рыночному инвестиционному фонду. Он свободен от прежних ограничений, но ориентируется на нацио- «нальные интересы в области развития и модернизации».

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Казахстан – еще не очень развитая страна, но с очень прогрессистской политической системой

«и ответственной элитой, которая действительно движет ее по пути реформ».

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Казахстан. Нация наращивает численность своего образованного населения, инвестируя доходы от сырьевого экспорта. Это торговый узел для товаров, поступающих из Центральной Азии и Китая в Россию и на европейские рынки».

83

«Томми Колферд (Tommy Kolferd), США, заслуженный профессор в области международной политики Университета Огайо: «Казахстан. Хорошие результаты государственного

«планирования и геополитическое положение, природные ресурсы».

Лауренцо Сантьяго (Laurenzo Santyago), Португалия, заместитель директора Международного научно-исследовательского центр безопасности: «Казахстан. Согласованная и скоординированная экономическая политика с четким государственным руководством

«и сильным национальным лидерством».

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и инвестиционного банка Credit Agricole: «Казахстан, который имеет относительно высококвалифицированную рабочую силу и богатые природные ресурсы, в том числе нефти и газа,

«которые как минимум в ближайшей перспективе останутся весьма востребованными».

Лейла Пералта (Leila M. Peralta), Филиппины, специалист по управлению развитием в Азиатском банке развития: «Казахстан. Банковская система Казахстана быстро развивается, ее капитализация сегодня превышает 1 млрд долл. Согласно докладу МЭФ о глобальной конкурентоспособности, Казахстан занимает 72-е место в мире. В Ка-

захстане также большие запасы фосфоритов. Одно из самых богатых месторождений – Чили- «сай – расположено на северо-западе Казахстана. Его объем – 800 млн т рудного минерала».

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), Китай, профессор в Школе международных отношений и права Шанхайского университета международных исследований (SISU): «Казахстан. Энергопоставки, членство в ШОС, торговля с Китаем, стабильные отношения с Россией».

«Уже значительно ниже оценивают эксперты шансы Пакистана, Курдистана (вновь созданного) и Мьянмы.

Майлс Хопкинс (Myles Hopkins), ЮАР, главный исполнительный директор компании 20:20

«Vision Creators: «Курдистан (вновь воссозданный). Огромные запасы нефти».

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостратегического прогнозирования (GSFC): «Курдистан демонстрирует внушительные показатели, так что он будет «новым тигром» на Ближнем Востоке».

«И лишь единичные голоса отданы некоторым другим странам региона.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Монголия. Нация привлекает инвестиции в сырьевой сектор, одновременно улучшая образовательную базу для молодежи. Страна представляет собой прослойку между богатеющим Китаем, богатой ресурсами Россией и является транзитным узлом на пути из Центральной Азии на китайские рынки и в китай-

«ские порты».

Андрей Черепанов, Россия, руководитель директор НУ «Проект национального развития»: «КНДР – после свержения тоталитарного режима и посредством реализации

«мощного экономического потенциала».

Адиль Наим (Adil Naeem), Пакистан, директор проекта Etimad Pvt Ltd (VFS-TasHeel): «Камбоджа. Принимая во внимание, что спрос на металл постоянно растет, а в Камбодже большие запасы металлических руд, горнодобывающая промышленность может стать

«источником роста в будущем после изучения возможностей такого пути развития».

Рахул Шах (Rahul Shah), Непал, консультант сектора частных инвестиций Азиатского банка развития: «Мьянма, поскольку она демократична и открыла свою экономику для иностранного участия. Разные страны устремились в Мьянму, чтобы ухватить кусок пирога. Это последняя неосвоенная территория в Азии – страна, похоже, привлекает огромный интерес со стороны западных и азиатских центров мощи».

Различия в голосовании у представителей из разных групп стран незначительны и вполне предсказуемы. Так, за Турцию наиболее активно голосовали эксперты из развитых стран, а потенциал Индонезии более высоко оценивают представители развивающихся государств. Оценки же экспертов постсоветского пространства в отношении этих двух стран более сдержанны, зато

84

в отношении Ирана участники нашего исследования из стран пост-СССР выражают наибольший оптимизм по сравнению с двумя другими группами экспертов.

Обращает на себя внимание, что в отношении Вьетнама и Казахстана эксперты из всех трех групп абсолютно единодушны.

Также участникам опроса было предложено перечислить наиболее важные, с их точки зрения,

факторы, за счет которых странам – «новым тиграм» удастся совершить прорыв. Мнения экспертов по этому вопросу проиллюстрированы Диаграммой 175.

17. “ ”

 

Владимир Тюшин, Россия,

 

эксперт

по

социальным

%

 

 

проектам РИА «Новости»:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

««Экономический

рывок

48

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в

долгосрочном

плане возможен

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

у государств, обладающих хотя

41

 

 

 

 

 

 

 

 

 

бы двумя из трех факторов: 1. Из-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

быток населения,

обеспечиваю-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

38

 

 

 

 

 

 

 

 

щий низкую стоимость

труда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Наличие значительных запасов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

28

 

 

 

 

 

природных ресурсов. 3. Выгодное

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

географическое

расположение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

• •••

 

 

 

 

 

 

 

 

 

относительно основных центров

20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

мирового потребления. При этом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

необходимо безусловное выполне-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

15

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ние двух дополнительных условий:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А. Сильное государство, гаран-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

тирующее

политическую

ста-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

бильность и защиту инвестиций

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(в том числе – иностранных).

 

10

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Б.

Высокая

транспарентность

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

экономической системы (включая

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

защиту от коррупции, свободное движение капитала, отсутствие претензий на экономический суверенитет – поскольку цели устойчивости, высоких темпов роста и экономического суверенитета одновременно недостижимы)».

Принимая во внимание ту «формулу успеха», о которой мы говорили в предыдущей главе, не удивительно, что наиболее важным фактором для «рывка» страны наши эксперты считают форсированное развитие образования и интеллектуальноемких производств. Об этом говорит «почти половина участников опроса.

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и глобальной стратегии: «Экономическое развитие идет рука об руку с усовершенствованием образовательной системы. Это в случае, если страна хочет развиваться в долгосрочной пер-

«спективе. И это идет рука об руку с развитием благотворной социальной политики».

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Ключом к развитию экономики будущего является развитие образования и экономики знаний, которые вытолкнут «нового тигра» в круг развитых экономик. Сильная экономика и образованное общество создают талантливое

«руководство и стабильное в социально-политическом отношении общество».

Галина Канинская, Россия, д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова:

«В предстоящий период рывок в образовании и науке во многом будет обеспечивать прорыв стран в мировом сообществе. Эта сфера должна стать приоритетной в стратегическом долгосрочном планировании».

Серьезнейшее внимание, с точки зрения экспертного сообщества, необходимо уделить стратегическому долгосрочному планированию – этот фактор отметили более 40% участников опроса.

5 Закрытый вопрос. Множественный выбор.

85

«Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Стратегическое долгосрочное планирование создает стабильность в экономике и финансовой инфраструктуре и обеспечивает ясность для

««нового тигра» в укреплении своих сильных сторон и преодолении слабостей».

Д-р Джеймс Гилберт (Dr James Gilbert), США, генеральный директор компании Geo Future Consulting, профессор геополитики Университета штата Техас: «В кризисном мире увеличе-

«стабильной и согласованной долгосрочной стратегии».

Лауренцо Сантьяго (Laurenzo Santyago), Португалия, заместитель директора Международного научно-исследовательского центра безопасности: «Стратегическое государственное

планирование требуется для достижения позитивных изменений в положении стра- ны как геополитической силы».ние геополитической мощи может быть достигнуто только при условии реализации

Весомым преимуществом более трети респондентов считают такой объективный фактор, как выгодное географическое положение страны относительно центров мирового производства и потребления. Как уже говорилось выше, это качество присуще Турции, Индонезии, Вьетнаму, Ирану «и Казахстану, т.е. странам, возглавившим в нашем исследовании список претендентов на роль новых тигров».

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостратегического прогнозирования (GSFC): «География всегда играет роль в экономическом

«развитии».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «Заметных случаев прорыва в «сухопутных» (landlocked) государствах зафиксировано не было, поэтому доступ к морям, вероятно, также является неотъемлемой характеристикой такого прорыва».

Почти 30% участников нашего исследования уверены, что одним из необходимых условий для быстрого роста и повышения статуса страны на мировой арене является сильная государственная власть. Участие государства необходимо в инфраструктурных проектах и в проектах, направленных на развитие человеческих ресурсов; сильная государственная власть способна создавать «долгосрочные стратегии национального развития и гарантировать защиту инвестиций.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Государство должно быть просвещенным проводником, чтобы помогать в обеспечении развития и создания национальной промышленности, которые в противном случае не перерастут рамок одиночной частной инициативы и еще более уз-

ких рамок иностранных инвестиций и прочих внешних вмешательств. Такое государство так- «же должно обеспечивать образование, как мост в современность».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «Создание инфраструктуры развития и поддержка проектов развития – это функция, которую на себя может взять только государство. Поэтому

«в случае совершения прорыва сильная роль государства необходима».

Карлос Кортес-Гомес (Carlos A. Cortes-Gomez), Мексика, руководитель департамента по экономическим исследованиям в Школе глобального менеджмента Thunderbird Высшего Института аудита: «Для развертывания национальной стратегии развития условием успеха является сильное участие государства в разработке, контроле и осуществлении пла-

на. Здесь необходим лидер, и государство является оптимальным лидером. Но в то же время необходимы цели и задачи, поэтому также необходимо долгосрочное планирование. Долгосрочное видение и стратегии устраняют неопределенность, и это еще одна причина, по которой «страны – «новые тигры» практически предвосхищают изменяющиеся глобальные обстоятельства и условия».

Владимир Тюшин, Россия, эксперт по социальным проектам РИА «Новости»: «Сильное государство, гарантирующее политическую стабильность и защиту инвестиций (в том числе иностранных)».

86

Примечательно, что значительно менее важными для динамичного развития стран экспер- «ты сочли такие традиционные методы, как выращивание транснациональных компаний из национальных фирм и внедрение управленческих инноваций.

Дмитрий Лытов (Dmitry Lytov), Канада, независимый веб-журналист: «Транснациональная торговля – фактор экономики, играющий все более важную роль. Но одни страны

«будут это «терпеть», а другие – «наслаждаться».

А. Хузайме Абдул Хамид (A. Huzaime Abdul Hamid), Малайзия, председатель и генеральный директор фирмы Ingenium Advisors: «Выведение местных компаний на международные рынки путем производства конкурентоспособных товаров».

И лишь единицы из участников нашего исследования сочли значимым фактором обладание ядерным потенциалом.

В числе прочих упомянутых важных условий «прорыва» участники опроса называют демографический потенциал, большую долю молодого населения, дешевую рабочую силу, значительные «запасы природных ресурсов, а также ценностные ориентиры нации.

Александр Этерман (Alexander Eterman), Израиль, экономист, независимый аналитик: «Все «тигры» начинают с того, что у них есть очень дешевая, хорошая, трудящаяся рабочая сила. Иногда – и дополнительные ресурсы. Плюс незаполненные рынки – свои и соседские. В результате туда перебазируется огромное количество всякой промышленности.

А дальше она начинает развиваться. И не только потому и не только до тех пор, пока там дешевая рабочая сила, но и до тех пор, пока тамошние рынки не насыщены. А они еще не скоро насытятся. И после этого там начинается нормальный бег белки в колесе. Бешеный экономический рост, но с очень низкого уровня. По 10% в год. Образование новых рынков. Тем самым образуется огромное количество ценностей и покупательная способность. И одновременно

– очень бедная публика и дешевый рынок. Таким образом идут вперед. Таким образом можно пройти«полпути от Северной до Южной Кореи. Потом надо менять парадигму».

Сергей Веселовский, Россия, старший научный сотрудник ИНИОН РАН, председатель правления, руководитель экспертно-аналитического центра ИРСОТ: «На самом деле, полагаю, для любой нации ключевым фактором достижения успеха («прорыва», как сформулировано в вопросе) является пассионарность (в терминах Льва Гумилева). Высокая

энергетика нации в целом и ее элит плюс истинное, а не мнимое единство целей власти и на- «рода обеспечат успех любой стране (не только «новым тиграм»)».

Майкл Клементс (Michael Clements), Новая Зеландия, специалист по экономическому развитию, независимый консультант: «Наиболее ценный фактор их развития – это гомо-

«нах, и их уважение к самим себе».

Олег Неменский, Россия, старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран

ближнего зарубежья РИСИ: «Азиатские страны стремительно осваивают наработки западной цивилизации, при этом (в большинстве случаев) в гораздо большей степени, чем Запад,генность, общие реальные ценности, разделяемые сообществами людей в этих стра-

сохраняют свои культурные и социальные особенности. Это сочетание может помочь избежать тех тяжелейших кризисных сценариев, в которые входит современный Запад».

У экспертов из различных кластеров стран тенденции в распределении оценок в целом полностью совпадают – за одним исключением: для представителей развивающегося мира сильное государственное управление играет более значимую роль. Особенно актуальным этот фактор выглядит в глазах экспертов из постсоветских стран – по своему «весу» он не уступает долгосрочному стратегическому планированию (для наших стран это действительно тесно взаимосвязанные факторы) и превосходит преимущества географического положения.

***

Итак, в перспективе до 2050 г. Азия, по всей видимости, будет оставаться самым бурноразвивающимся континентом. Кроме того, появление в геополитических раскладах «новых азиатских тигров» станет важным событием не только для самих стран-чемпионов: каждый

87

«новый прорыв» может менять баланс сил в сторону развивающегося мира.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Новый тигр» может стать экономическим двигателем региона и помочь тому или иному региону получить статус глобального игрока и даже заставить международные финансовые институты изменить метод ведения бизнеса».

Чтобы совершить этот прорыв, долгосрочная национальная стратегия должна быть нацелена на развитие человеческих ресурсов и создание экономики знаний. И вот здесь вступает в дело еще один важный фактор, который изначально не входил в наш список, но очень часто звучал в комментариях экспертов. Речь идет о «единстве целей власти и народа», «ответственности элит», «сохранении своих культурных и социальных особенностей», «внутриполитической стабильности», «приоритете единых ценностей» и т.п. – т.е. обо всем том, что является неотъемлемой частью самого «духа» нации.

Поэтому нам кажется важным остановиться еще на одном вопросе устойчивого развития – на конкурентоспособности мультикультурных обществ. Ведь большинство государств Азиатского региона, которые относятся как к признанным, так и к потенциальным лидерам, являются полиэтническими и мультирелигиозными.

Процессы глобализации и общего экономического развития формируют новые устойчивые тренды в межкультурном взаимодействии. Во Всемирном докладе ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами» отмечалось: «Более широкая концепция развития все чаще ставит под сомнение подразумеваемое приравнивание развития к извлечению максимальной прибыли и накоплению материальных благ. Отказываясь принимать в расчет культурное разнообразие, стратегии развития рискуют увековечить или усугубить те недостатки, которые они призваны преодолеть. Для устойчивого развития важны учет социальных факторов и культурного контекста, а также участие общин в разработке и осуществлении проектов»6.

Так, например, с развитием процесса глобализации ускоренное развитие получают транснациональные компании (ТНК), которые во многом и являются проводниками этого процесса. Одним из условий успешности ТНК в настоящее время становится управление на базе мультикультурных команд. Преимущества таких команд – не столько в знании культурной специфики различных стран (что само по себе немаловажно), сколько в сильной «гибридной культуре» выработки стратегий и принятия решений, большем творческом потенциале, что обусловлено комбинациями различных парадигм и подходов, носителями которых являются представители различных культур. По этой причине в стране, обладающей мультикультурным населением, корпорации имеют априорно больший творческий потенциал.

Другой пример – появившиеся с некоторого времени в постиндустриальной экономике «творческие индустрии», которые можно определить как экономическую деятельность на основе производства и эксплуатации интеллектуальной собственности. Здесь действует та же закономерность, что и в корпоративном управлении: мультикультурные сообщества, вследствие постоянных прямых контактов и информационного обмена между представителями различных культур, обладают более высоким творческим потенциалом, а следовательно – более высоким потенциалом развития творческих индустрий.

Сегодня немногие страны, имеющие мультикультурное и многонациональное население, могут похвастаться отсутствием или незначительным присутствием межэтнических проблем. Зачастую приходится наблюдать обратное и слышать от ведущих политиков известный постулат о «крахе мультикультурализма». В то же время ряд государств, будучи весьма пестрыми в культурном и этническом отношении, не испытывают сколько-нибудь серьезных проблем межнационального общения. Для тех стран, которые сумели преодолеть эти конфликты и найти «формулу согласия», внутреннее цивилизационное многообразие (этническое, культурное, религиозное) может стать важнейшим ресурсом развития государства и, соответственно, его конкурентным преимуществом.

6 Всемирный доклад ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами», с. 24.

88

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.