Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Ответы на ГОСы 2010 менеджм организ.doc
Скачиваний:
138
Добавлен:
11.03.2016
Размер:
4.17 Mб
Скачать

Вопрос №50 Денежно-кредитная политика. Новые тенденции и проблемы в банковской системе России.

Понятие денежно-кредитной политики.

Теории спроса и предложения денег, равновесие на денежном рынке являются научной основой для проведения государством обоснованной, взвешенной кредитно-денежной политики, направленной на стабилизацию экономического развития.

Совокупность государственных мероприятий в области денежного обращения и кредита называется денежно-кредитной политикой.

Денежно-кредитная политика представляет собой комплекс мероприятий в области денежного обращения и кредита, направленных на регулирование экономического роста, сдерживание инфляции, обеспечение занятости и выравнивание платежного баланса. Денежно-кредитная политика служит одним из важнейших методов вмешательства государства в процесс воспроизводства.

Современные экономические словари и глоссарии дают следующее определение понятия денежно-кредитной политики:

Денежно-кредитная политика - это «проводимый государством курс и осуществляемые меры в области денежного обращения и кредита, направленные на обеспечение устойчивого, эффективного функционирования экономики, поддержание в надлежащем состоянии денежной системы. Основными составляющими такой политики являются операции на открытом рынке, учетная политика, наличие обязательных минимальных резервов. К наиболее широко используемым методам денежно-кредитной политики относятся: изменение ставки учетного процента, операции на открытом рынке, изменение норм обязательных резервов, а также выборочные методы регулирования отдельных видов кредита».

Денежно-кредитная политика – это «совокупность мероприятий центрального банка и правительства, направленных на изменение денежной массы в обращении, объёма кредитов, процентных ставок и других показателей денежного обращения с целью снижения уровня инфляции, устойчивого роста денежной массы и создания предпосылок для стабильного экономического роста».

«Денежно-кредитная политика представляет собой одну из важнейших подсистем экономической политики государства. Это совокупность мероприятий в области денежного обращения и кредита, направленных на регулирование экономического роста, сдерживание инфляции, обеспечение занятости и выравнивание платежного баланса. Денежно-кредитная политика осуществляется центральными банками в тесном контакте с Министерством финансов совместно с другими органами государства»

Основные цели денежно-кредитной политики.

Основополагающей целью кредитно-денежной политики является помощь экономике в достижении общего уровня производства, характеризующейся полной занятостью и отсутствием инфляции. Кредитно-денежная политика состоит в изменении денежного предложения с целью стабилизации совокупного объема производства, занятости и уровня цен. Центральный банк главный, но не единственный орган регулирования. Существует целый комплекс регулирующих органов. Осуществляя кредитное регулирование, государство преследует следующие цели: воздействуя на кредитную деятельность коммерческих банков и направляя регулирование на расширение или сокращение кредитования экономики, оно, таким образом, достигает стабильного развития внутренней экономики, укрепления денежного обращения, поддержки национальных экспортеров на внешнем рынке. Таким образом, воздействие на кредит позволяет достичь более глубоких стратегических задач развития всего хозяйства в целом. Например, недостаток у предприятий свободных денежных средств затрудняет осуществление коммерческих сделок, внутренних инвестиций и т.д. С другой стороны, избыточная денежная масса имеет свои недостатки: обесценение денег, и, как следствие, снижение жизненного уровня населения, ухудшение валютного положения в стране. Соответственно в первом случае денежно-кредитная политика должна быть направлена на расширение кредитной деятельности банков, а во втором случае - на ее сокращение, переходу к политике "дорогих денег".

С помощью кредитного регулирования государство стремится смягчить экономические кризисы, сдержать рост инфляции, в целях поддержания конъюнктуры государство использует кредит для стимулирования капиталовложений в различные отрасли народного хозяйства.

Кредитная политика осуществляется косвенными и прямыми методами воздействия. Различие между ними состоит в том, что центральный банк либо оказывает косвенное воздействие через ликвидность кредитных учреждений, либо устанавливает лимиты кредитования экономики (т.е. количественные ограничения кредита).

В условиях высокоразвитой рыночной экономики в основе денежно- кредитной политики лежит принцип "компенсационного регулирования". Принцип компенсационного регулирования включает сочетание двух комплексов мероприятий:

  1. политики денежно-кредитной рестрикции (ограничения кредитных операций, повышения уровня процентных ставок, торможения темпов роста денежной массы в обращении;

  2. политики денежно-кредитной экспансии (стимулирование кредитных операций через снижение нормы процента и увеличение денежной массы в обращении.

Политика денежно-кредитной рестрикции (политика "дорогих денег") применяется в условиях циклического оживления хозяйственной конъюнктуры.

Политика денежно-кредитной экспансии (политика "дешевых денег") применяется в кризисной фазе цикла, в условиях падения производства и увеличения безработицы. Она заключается в стимулировании кредитных операций банков, введении более льготных условий кредитования в целях хозяйственного оживления.

По мнению автора, основные цели денежно - кредитной политики государства меняются в зависимости от уровня социально-экономического развития, на котором находится это государство.

Приоритет целей денежно-кредитной политики определяется состоянием государственных финансов, стабильностью экономики государства или ее отсутствием, наличием сбалансированности доходов и расходов государственного бюджета или его дисбалансом.

В связи с этим, представляется нецелесообразным пытаться описать подробно цели денежно-кредитной политики без их привязки к характеристике социально-экономического уровня развития государства. В общем случае, основными целями денежно-кредитной политики государства являются:

  1. регулирование экономической активности агентов экономических отношений;

  2. достижение уровня производства, характеризующегося минимальной безработицей;

  3. создание безинфляционной экономики.

Основные концепции денежно-кредитной политики.

Поскольку в основе денежно-кредитной политики лежит теория денег, изучающая, в том числе, процесс воздействия денег и денежно-кредитной политики на состояние экономики в целом, постольку содержание той или иной концепции денежно-кредитной политики напрямую зависит от того, в рамках какого направления современной экономической мысли она сформирована.

К числу современных направлений экономической мысли принято относить экономические теории, сформировавшиеся в конце XIX – начале XX веков. А именно:

  1. маржинализм;

  2. монетаризм;

  3. неолиберализм;

  4. неоклассические направление — австрийская, лозаннская, кембриджская, американская школы. Неоклассическая теория роста П. Самуэльсона;

  5. институционально-социологическое направление;

  6. математические концепции экономического равновесия;

Соотнесение разных взглядов, имеющее своей целью нахождение оптимального решения проблемы, позволяет выбрать и зафиксировать схему функционирования отдельных экономических механизмов. Изучение таких теорий, как маржинализм, институционализм, теорий кейнсианской, неоклассической и других школ важно не только для дальнейшего исследования экономических явлений, но и для нахождения оптимального решения практических задач регулирования экономики государства.

Два направления современной экономической теории в области теории денег и принципы денежно - экономической политики, предложенные этими теориями: кейсианская теория денег и монетаристский подход к теории денег.

С точки зрения кейнсианцев, в основу денежно-кредитной политики должен быть положен определенный уровень процентной ставки, а с точки зрения монетаристов - само предложение денег.

Инструменты денежно – кредитной политики

Рассмотрим теперь основные инструменты денежно-кредитной политики, с помощью которой центральный банк осуществляет свою политику по отношению к коммерческим банкам. К ним относятся в первую очередь изменение ставки рефинансирования, изменение норм обязательных резервов, операции на открытом рынке с ценными бумагами и иностранной валютой, а также некоторые иные меры, носящие жесткий административный характер.

Тремя основными наиболее эффективными средствами осуществления денежно- кредитной политики являются:

  1. операции на открытом рынке, т.е. на рынке казначейских ценных бумаг;

  2. политика учетной ставки (дисконтная политика), т.е. регулирование процента по займам коммерческих банков у центрального банка;

  3. изменение норматива обязательных резервов.

В настоящее время в мировой экономической практике основным инструментом являются операции на открытом рынке. Путем покупки или продажи на открытом рынке государственных ценных бумаг центральный банк может осуществлять либо вливание резервов в кредитную систему государства, либо изымать их оттуда

Основными инструментами и методами денежно - кредитной политики Банка России, в соответствии с нормами статьи 35 главы VIII Закона являются:

1) процентные ставки по операциям Банка России;

2) нормативы обязательных резервов, депонируемых в Банке России

(резервные требования);

3) операции на открытом рынке;

4) рефинансирование кредитных организаций;

5) валютные интервенции;

6) установление ориентиров роста денежной массы;

7) прямые количественные ограничения;

8) эмиссия облигаций от своего имени.

Новый коридор для Банка России

Июль 2010

На протяжении многих лет основным операционным показателем, регулируемым Банком России при проведении денежной политики, был курс рубля по отношению к резервным валютам (доллару и евро). Известные российские экономисты и сам Центробанк признали этот подход несовременным. Однако что должно прийти на смену условному валютному коридору и на что должен ориентироваться Банк России в новых условиях денежной политики? О новых тенденциях политики Банка России, а также о том, почему традиционная ставка рефинансирования сегодня утратила свою роль в денежной политике и на первый план выходит ставка по депозитным операциям, речь пойдет в этой статье.

МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИЛЕММА: СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ РУБЛЯ ИЛИ ОТКАЗ ОТ СВОБОДЫ ТРАНСГРАНИЧНОГО ДВИЖЕНИЯ КАПИТАЛОВ

Денежно-кредитная политика любого центрального банка реализуется через достижение так называемых операционных целей, которые в свою очередь с помощью трансмиссионных механизмов влияют на макроэкономические переменные. Такими операционными целями могут быть процентные ставки, объем денежной базы или валютный курс. Как правило, тот или иной режим выбирается исходя из макроэкономических и институциональных возможностей центрального банка. Банк России использует режим управляемого плавания рубля и устанавливает условный коридор максимального и минимального значения рубля по отношению к бивалютной корзине.

Ни для кого не секрет, что после валютного кризиса 1998 г. Банк России придерживался политики слабого рубля, сдерживая его укрепление путем интервенций на валютном рынке. Это помогло российскому производителю на начальном этапе конкурировать с иностранными производителями на внутреннем рынке и даже наращивать экспорт продукции высокой обработки. Особенно четко это прослеживалось до 2004 г., когда относительно «слабый» рубль позволял российским экспортерам снижать экспортные цены. Можно согласиться с Алексеем Улюкаевым в том, что «ценовая конкурентоспособность, основанная на заниженности относительных цен, служит важной предпосылкой роста для развивающейся экономики» [1].

После начала укрепления реального курса рубля ценовая конкурентоспособность российских производителей постепенно снизилась, как раз на величину подобного укрепления. Рост курса рубля, как номинальный, так и реальный, на этом этапе происходил во многом по причине положительного торгового сальдо, образовавшегося вследствие высоких цен на товары традиционного сырьевого экспорта. Увеличение реальных доходов населения и номинальное укрепление рубля обусловили взрывной рост импорта, что вытеснило российского производителя и из ряда сегментов торгуемых товаров внутренних рынков.

Препятствовать повышению курса рубля по причине положительного сальдо торгового баланса в макроэкономическом плане можно как минимум двумя путями:

  • первый — через ЦБ РФ, который посредством валютных интервенций скупает излишки валюты. Данный способ имеет ряд недостатков: выкупая валюту, Банк России создает резервные деньги, которые (если не производятся абсорбирующие операции) через механизм банковского мультипликатора раскручивают рост цен;

  • второй — через накопление средств в стабилизационных/резервных фондах. Государство изымает часть выручки (природную ренту) у экспортеров и размещает их в иностранные активы. Последний способ изъятия ликвидности с точки зрения воздействия на курс рубля хорошо зарекомендовал себя как в России, так и за рубежом. Следовательно, высокие цены на энергоносители, а значит, и положительное сальдо торгового баланса в условиях ограничений на движение капитала не являются проблемой. С точки зрения макроэкономики проблемой является чрезмерно экспансионистская бюджетная политика и нежелание органов власти абсорбировать сверхдоходы от экспорта ресурсов в стабилизационных фондах.

Однако гораздо более серьезные проблемы с укреплением реального эффективного курса рубля возникли по причине полномасштабной и несколько поспешной либерализации счета движения капитала. В 2006—2008 гг. Россия подверглась настоящему инвестиционному наплыву портфельных инвесторов. Кроме того, крупные российские предприятия и банки, в том числе с госучастием, набрали сотни миллиардов долларов на привлекательных зарубежных рынках. Относительно низкие процентные ставки заграницей и постоянное укрепление рубля сделали выгодными спекулятивные операции carry-trade. Когда ситуация на мировых рынках ухудшилась, тенденция с притоком капитала (и укреплением рубля) сменилась на противоположную (рис.1).

Противоречивые действия Правительства и Банка России на докризисном этапе — когда поддерживался искусственно заниженный курс рубля (мягкая денежная политика), проводилась опасная процикличная фискальная политика при отсутствии существенных ограничений на свободное движение капиталов, — привели к перегреву экономики и в конечном счете к финансовому кризису. Сценарий перегрева российской экономики представлен в первой части доклада МВФ по России за 2009 г., которая так и называется «От перегрева к кризису» [3].

Главная проблема российской экономики заключается в том, что благоприятная мировая конъюнктура приводит к серьезному положительному сальдо торгового баланса и одновременному притоку спекулятивного капитала, а ее ухудшение — к прямо противоположному эффекту. Происходит взаимоусиление двух тенденций. В результате этого ускоренный инфляционный рост экономики и следующий за ним глубокий спад обусловливают высоковолатильное развитие российской экономики.

Избавиться от отмеченного противоречия в финансовой политике государства можно двумя способами.

Первый способ. Ввести ограничения на потоки капитала, как рыночные, так и нерыночные. В последние несколько лет международные организации — МВФ и Банк международных расчетов все больше склоняются к необходимости такого контроля в развивающихся экономиках.

Второй способ. Отказаться от искусственно заниженного курса рубля (а значит, и мягкой денежной политики) и перейти на свободное плавание рубля, с незначительными интервенциями ЦБ РФ для сглаживания резких скачков валютного курса. Аспекты подобного отказа уже были рассмотрены российскими экономистами. От себя добавим, что реальное укрепление рубля — не столь желательная тенденция для российской промышленности, производящей продукцию высокой переработки, поскольку она утрачивает конкурентное преимущество дешевых энергоресурсов.

По прогнозу автора, в долгосрочной перспективе вторая альтернатива политически вполне реальна, поскольку властями неоднократно заявлялось о создании международного финансового центра в Москве и полной конвертируемости рубля, для чего необходимо свободное перемещение капитала. Однако в течение 2—3 переходных лет Банк России продолжит манипулировать курсом рубля, а на некоторые краткосрочные капитальные операции, связанные с притоком средств, могут быть введены ряд ограничений по части резервирования.

Таким образом, во избежание повторения кризиса 2008—2009 гг. органы государственной власти должны сделать выбор: либо отпустить рубль в свободное плавание (проводить более жесткую денежную политику) со всеми плюсами и минусами этого решения, либо ввести эффективные ограничения на потоки капитала.

КОРИДОР ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК ВМЕСТО ВАЛЮТНОГО КОРИДОРА

Мы выяснили, что в не столь отдаленной перспективе высока вероятность отказа от валютного коридора и сохранения режима свободного движения капитала (с небольшими ограничениями). В таком случае, как должна проводиться денежная политика Банка России в новых условиях?

Изучение опыта центральных банков скандинавских стран показывает, что при грамотно выстроенной бюджетной и денежной политике, а также развитой финансовой системе государству по силам работать со свободным движением капиталов без прямого манипулирования курсом национальной валюты. Для этого нужно перейти на управление процентными ставками денежного рынка.

Рассмотрим, что собой представляет современная процентная политика.

Как правило, национальные центральные банки (ЦБ) устанавливают 3 вида ставок: кредитную, по депозитным операциям и таргетируюмую [5]. Помимо этого, центробанки могут избрать и ключевую ставку.

Кредитная ставка (учетная, ставка рефинансирования) — ставка, по которой центральные банки выдают обеспеченные кредиты.

Ставка по депозитным операциям — процент, который получают банки за депозиты, находящиеся на счетах в центральном банке.

Таргетируемая ставка — это уровень определяемой рынком процентной ставки, на которую ЦБ может и хочет повлиять.

Ключевая ставка — эта ставка по операциям, которую центробанк официально считает базовой для влияния на денежный рынок. В зависимости от условий денежной политики это может быть либо кредитная, либо депозитная ставка.

Обычно кредитная ставка устанавливается выше таргетируемой, а ставка по депозитным операциям — ниже, что позволяет зажать таргетируемую ставку в условный коридор. Верхняя граница коридора («потолок») — максимальная стоимость средств, под которую банки могут получать кредиты в любых условиях, а нижняя («пол») — ставка возможных безрисковых заработков.

Ужесточение политики центральных банков означает номинальное повышение таргетируемой ставки, ее облегчение — снижение. Для того чтобы повысить ставку, ЦБ подают сигнал рынку о своей будущей политике, например изменяют ключевую ставку или по кредитным, или по депозитным операциям. В условиях сбалансированной ликвидности банков обычно ЦБ выбирает кредитную ставку или ставку по операциям РЕПО. При избыточных резервах (как, допустим, в Норвегии или в США в текущий момент) ключевой ставкой является ставка по депозитным операциям.

Выбор таргетируемой ставки — важнейший вопрос. В качестве ее, как правило, выступает средняя ставка по однодневным межбанковским кредитам. Подобный опыт таргетирования ставок можно наблюдать в США. Возможны и другие варианты. Задача центральных банков — удержание таргетируемой ставки в установленном коридоре, где ее условно фиксируют в трех точках: внизу границы (около депозитной ставки), посередине или наверху (около кредитной ставки). Центральный банк может выбрать любую тактику. Существенный выход за пределы коридора свидетельствует о недостатках в денежной политике или кризисных явлениях в банковской системе.

Изменение ставки по межбанковским кредитам через рынок банковских ресурсов в перспективе влияет на всю систему ставок в экономике, в том числе и тех, по которым экономические агенты получают кредиты. Высокие ставки снижают спрос на подорожавшие кредиты, что является существенным фактором снижения темпа инфляции и укрепления национальной валюты, и наоборот.

Для действенной процентной политики необходимо наличие нескольких условий: эффективный межбанковский кредитный рынок, низкий уровень долларизации экономики и развитой финансовый сектор для трансмиссии денежной политики Центробанка. Нельзя забывать также о желательности сбалансированного федерального бюджета и более или менее предсказуемого поведения международных инвестиций. Отсутствие или чрезмерная нестабильность этих элементов делает малоэффективной процентную политику для воздействия на экономику и инфляцию.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПОЛИТИКИ БАНКА РОССИИ: КУРС НА АБСОРБИРОВАНИЕ ЛИКВИДНОСТИ

В Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2010 г. и период 2011 и 2012 гг. (далее — Основные направления денежно-кредитной политики) Банк России подтвердил, что «в среднесрочной перспективе система денежных инструментов будет ориентирована на создание необходимых условий для реализации эффективной процентной политики».

На самом деле ничего сложного с точки зрения технологии проведения процентной политики нет. Необходимо определить, какую ставку на денежном рынке ЦБ РФ собирается таргетировать, а затем установить границы коридора ставок («пол» и «потолок»), ниже/выше уровня которых таргетируемая ставка изменятся не должна. Однако в российской действительности существует серьезная неопределенность: какую ставку считать официально таргетируемой и, что более важно, как функционирует трансмиссионный механизм денежной политики?

Из-за некоторой рудиментарности межбанковского кредитного рынка и его сегментированности Банк России калибрует сразу несколько ставок: MIBID, MIBOR, MIACR и MOSPRIME. В Основных направлениях денежно-кредитной политики Банк России указывает на MIACR (Moscow InterBank Actual Credit Rate) как на наблюдаемую ставку. Но при недостаточно эффективном межбанковском рынке данный показатель (по рублевым кредитам на один день) не репрезентативен и не полностью отражает ситуацию со ставками на денежном рынке.

Теперь нужно решить, при помощи каких инструментов «зажимать» таргетируемую ставку в установленный Банком России коридор, т. е. определить «пол» и «потолок» ставок. Прежде всего уточним, в каких условиях работает Банк России, — от этого зависит, какую ставку Центробанка считать ключевой (кредитную или депозитную). В общем, процентную политику центробанков можно подразделить на два направления: c избыточными резервами и без избыточных резервов.

В таблице представлены данные о резервной базе российского банковского сектора. Отчетливо видно, что на протяжении всего анализируемого интервала Банк России наращивал денежную базу, т. е. проводил своеобразную политику количественного облегчения. При этом очень резко поменялась структура денежной базы (без учета наличных денег). Важную роль стали играть инструменты абсорбирования ликвидности — депозиты кредитных организаций в банке России и выпущенные Центробанком облигации (рис. 2). Так, облигации Банка России, находящиеся у банков на 1 июня 2010 г., уже составили почти 40% денежной базы, а депозиты — 27,5%.

Если мы возьмем денежную базу даже без учета наличных денег в обращении, то можно сделать однозначный вывод: на протяжении всего исследуемого периода (за исключением небольших кризисных интервалов) российские банки обладали избыточной ликвидностью. Но справедливости ради нужно отметить, что не все банки имели равный доступ к ликвидности. Поскольку в условиях избыточной ликвидности процентные ставки на денежном рынке прибиваются либо к нулю, либо к ставкам по пассивным операциям центрального банка (депозитной либо по облигациям Банка России), то серьезно утрачивают свое значение операции рефинансирования.

Следовательно, в России по экономическому содержанию ключевой ставкой должна являться вовсе не традиционная ставка рефинансирования, которая по существу выполняет лишь фискальные функции, а депозитная ставка в краткосрочном периоде (или ставка, которая складывается по результатам аукционов с облигациями на более длительном временном отрезке).

Поскольку депозитная ставка теоретически и эмпирически должна играть ключевую роль в денежной политике Центрального банка можно сделать весьма любопытный вывод: ставка рефинансирования без вреда для инфляции теоретически может быть снижена Центральным банком до уровня ставки по депозитным операциям + 1%. Для примера: на 1 июня 2010 г. ставка рефинансирования (верхняя граница коридора) составляла 7,75%, а по депозитам Overnight (нижняя граница коридора) — 2,25%. Таким образом, разница между верхней и нижней границей коридора составляла 5,5 п. п., что очень много по международным меркам. Потенциальный уровень ставки рефинансирования на данную дату мог быть 3,25%, а при более широком процентном коридоре — 4,25%. Следовательно, на эту дату данный показатель был завышен на 3,5-4,5%, или как альтернативный вариант ставка по депозитам была занижена на 3,5—4,5%! Это означает, что у Банка России есть потенциальная возможность дальнейшего снижения ставок по кредитным операциям.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Денежная политика Банка России находится в стадии существенной трансформации. Все более важную роль начинают играть операции по стерилизации избыточной денежной базы, прежде всего за счет активной эмиссии облигаций Банка России и использования депозитных операций. Ставка рефинансирования утратила свою роль в денежной политике как ключевой ставки, ее место должна занять депозитная ставка.

Но, несмотря на наметившийся прогресс, Банк России все еще не может перейти на полноценную процентную политику, характерную для промышленно развитых стран, и вынужден опираться на таргетирование курса рубля. Для того чтобы подобный переход все-таки состоялся, помимо развития процентного инструментария, необходимо иметь недолларизированную экономику, сбалансированную фискальную политику правительства и развитую банковскую систему. Главным риском для современной денежной политики остается свободное (и во многом не предсказуемое) движение капитала.

Банковский сектор - тенденции и риски

В докризисную эпоху бытовало мнение, что экономика, обладающая значительными запасами сырья и занимающая третье место в мире по объему накопленных валютных резервов, может лишь замедлить темпы роста, но не столкнуться со спадом промышленного производства и инвестиций в случившемся размере. Россия не стала «тихой гаванью» в рамках глобального кризиса, спад был наибольшим среди стран G20.

На 2010 год официальный прогноз роста ВВП МЭР РФ находится в интервале 1,7-3,1%, при том, что даже консервативные оценки роста промышленности на уровне 3% полностью зависят от устойчивости восстановительного тренда мировой экономики.

В 2008-2009 годы российская банковская система прожила один из труднейших исторических этапов. Стремительный рост банковских активов в последнее десятилетие сменился их стагнацией. Активы банковской системы в 2009 г. выросли всего на 5,0% (коррекция на обменный курс рубля, динамику изменений активов не приведет к существенным изменениям - прим.), что на порядок меньше, чем среднегодовой темп роста за период 2000-2008 гг.

По формальным признакам банковский сектор находится в лучшем положении, чем нефинансовый сектор экономики. В частности, отношение активов банков к ВВП увеличилось с 67% в январе 2009 г. до 74% в январе 2010 г., а кредитов – с 40% до 42% ВВП. Однако нужно понимать, что эти показатели были достигнуты за счет кризисной динамики. Инфляция резко сократилась с 13,3% до 8,8%, а экономический рост составил минус 7,9%. В результате такого сжатия отечественной экономики показатели развития банковского сектора выросли. В действительности, активы банковского сектора и кредитное предложение практически остались на прежнем уровне.

График1. Темп роста активов банковской системы РФ и «активы/ВВП», в %.

Основным фактором роста ресурсной базы банковской системы в 2009 г. была ориентация на сбережения нефинансового сектора. Депозиты предприятий возросли на 15,2% (рублевые депозиты увеличились на 18,4%, в иностранной валюте – на 6,5%). Депозиты физических лиц увеличились на 26,7%. Этому предшествовало резкое повышение процентных ставок по депозитам населения в конце зимы после обострения проблем с фондированием банковской системы. Сбербанк, доля которого на рынке депозитов пока превышает половину, фактически задал ориентиры по рублевым депозитам на год в 14–15% годовых. Остальные банки были вынуждены предлагать более высокие ставки. В результате процентные ставки на рынке депозитов выросли до 20% годовых. Сложившиеся условия заставили Банк России рекомендовать коммерческим банкам ограничить ставки по депозитам.

Население значительно сократило потребление в кредит и стало больше сберегать. Задолженность населения по банковским кредитам снизилась за год на 11,3%. В целом за год население отнесло в банки 1,5 трлн. руб., что гораздо ближе к уровню предкризисного 2007 г., чем кризисного 2008 г. Возврат в 2010 г. к докризисной норме сбережения приведет к притоку депозитов физических в размере превышающем прошедший год.

Можно предположить, что в 2010 г. рост благосостояния частных лиц будет умеренным и начало нового «кредитного бума» по образцу 2006-2007 гг. крайне маловероятно. Устойчивость тенденции к снижению инфляции также оцениваем как низкую, тогда как ставки по банковским депозитам уже уменьшаются. Возврат реальных ставок по депозитам в отрицательную область, возможно, немного замедлит рост депозитной базы, но станет одним из факторов снижения стоимости кредитных ресурсов.

После прохождения наиболее острой фазы кризиса в октябре 2008 г. – январе 2009 г. банковская система перестала испытывать дефицит ликвидности. Погашение долга перед Банком России стало основным направлением использования ресурсов банками в 2009 г. На эти цели было направлено 1,9 трлн. руб. или почти 60% задолженности на начало года.

Предоставленные Банком России ресурсы изначально были сконцентрированы преимущественно в госбанках. Так, если в начале 2009 г., на госбанки приходилось около 60% всех кредитов Банка России, к февралю 2010 г. эта их доля превысила 72%. Негосударственные банки активно возвращают кредиты Банка России. К февралю 2010 г. они погасили уже почти 80% от максимального уровня задолженности, тогда как госбанки только 63%.

В условиях снижения процентных ставок (а в течении 2009 г. Банк России снизил ставку рефинансирования с 13 до 8,75% годовых) банки практически не пользовались возможностями рефинансирования задолженности перед Банком России по более низким ставкам. В большинстве случаев на аукционах по предоставлению кредитов Банка России спрос оказывался значительно меньше предусмотренных лимитов. Это лишний раз подтверждало отсутствие критических проблем с ликвидностью банков в течение большей части 2010 г.

Одним из существенных рисков для финансовой стабильности банковской системы в 2009 г. считался объем внешнего долга. Общий объем внешней задолженности банков по состоянию на 1.01.2009 г. составлял 166 млрд. долл., из которых 53 млрд. долл. должна была быть погашено в 2009 г. Всего за счет иностранных пассивов было сформировано к началу 2009 г. свыше 16% банковских активов. В течение года банкам удалось рефинансировать около до 50% выплат по внешнему долгу, часть выплат была перенесена на 2010 г.

По состоянию на начало 2010 года внешний долг банков оценивается в 125 млрд. долл., иностранные пассивы составляют 12% от совокупных пассивов банковского сектора. При этом в 2010 г. банкам предстоит выплатить заметно меньше, чем годом ранее – около 30 млрд. долл. или менее четверти от объема внешней задолженности.

Уменьшение задолженности банков перед Банком Росси и внешним рынком заимствований означает, что в 2010 г. практически исчезнет потребность в отвлечение ресурсов на их выплаты. В 2009 г. на погашение внешних займов и кредитов Банка России банки потратили более 3 трлн. руб. Это на 20% превысило объем средств, привлеченных в прошлом году от предприятий и населения. В 2010 г. на эти цели будет использовано не более 1.3 трлн. руб. (в случае если будут погашены все кредиты Банка России, кроме кредита Сбербанку и рефинансирование внешних займов останется на уровне 4-ого квартала 2009 г.).

Снижение деловой активности одновременно с высокими процентными ставками способствовали решению одной из ключевых структурных проблем для российской банковской системы – сокращению разрыва между кредитами и депозитами нефинансового сектора. Объем кредитов нефинансовому сектору по состоянию на 1.10.2008 превысил величину средств на клиентских счетах и депозитах на 4.5 трлн. руб., что более, чем в полтора раза превышало все собственные средства банков.

К началу 2010 г. данный разрыв фактически ликвидирован за счет стагнации кредитования на фоне устойчивого роста депозитной базы. На 1.01.2010 разница между кредитами и депозитами нефинансового сектора снизилась до 0,4 трлн. руб. или 12% собственных средств банков, что соответствует уровню 2005 г. Такая ситуация может способствовать отказу от модели, основанной на кредитовании с использованием заемных иностранных средств.

Одной из основных альтернатив кредитованию в 2009 г. для банков стали вложения в ценные бумаги. Общий объем вложений в банки в долговые ценные бумаги увеличился за 2010 г. на 1488 млрд. руб. Помимо возможной ликвидности, вложения в облигации обладают еще одним преимуществом перед простым кредитованием: под них возможно получить рефинансирование от Банка России по операциям РЕПО или ломбардного кредитования.

Из общего прироста банковского портфеля облигаций лишь около четверти (399 млрд. руб.) пришлось на долговые обязательства небанковского сектора. Основным направлением вложений стали государственные ценные бумаги (федеральные и муниципальные), а также облигации Банка России. Эти три сегмента банковских портфелей выросли за год на 870 млрд. руб. – почти 60% от общего прироста банковских вложений в облигации. Еще на 120 млрд. руб. увеличились покупки облигаций других банков. В сравнении с объемами кредитного рынка рынок облигаций остается незначительным - это всего лишь 4% от объема вновь выданных кредитов в 2009 г. (Объем выданных банковских кредитов корпоративным заемщикам в 2009 г. составил 19,1 трлн. руб. -прим.).Рассчитывать на то, что облигационный рынок сможет заменить собой кредитование в ближайшей перспективе не возможно.

Вместе с тем, рост предоставляемых банковской системой кредитов в реальный сектор экономики по-прежнему затруднено. Сохраняется разрыв между фактическими параметрами спроса и предложения кредитов, который заключается в «низкой» рентабельности реального сектора и спросом на долгосрочные ресурсы, с одной стороны, и краткосрочные и не значительно подешевевшие пассивы, с другой. Снижение стоимости денег уменьшило разрыв параметров спроса и предложения кредитов реальному сектору, но не разрешило эту проблему. Кроме того, сохраняется разрыв по срочности кредитов предлагаемых и запрашиваемых реальным сектором.

У банков существуют все основания для сохранения пессимизма относительно долгосрочных вложений в реальный сектор, который основывается, на сомнениях в снижении инфляции (государство увеличивает тарифы на продукцию естественных монополий, не улучшает бизнес-климат). Рост предпринимательской активности и потребительского спроса (за счет увеличения доходов и расширения кредитования) неизбежно вызовет ускорение инфляции, снижая эффективность выданных ранее, в условиях низкой инфляции, долгосрочных и относительно дешевых кредитов.

Сохраняющаяся осторожность банков относительно эффективности долгосрочных вложений в российскую экономику может быть преодолена государственным участием в фондировании банковской системы. Вопрос достаточного насыщения реального сектора банковскими кредитами должен стать специальным и важнейшим направлением государственной экономической политики.

Важнейшей задачей, которую российской банковской системе предстоит решать в ближайшие годы, является расчистка балансов от «токсичных активов». Формально, доля просроченных кредитов нарастала весь год, превысив 6% по корпоративным кредитам и почти достигнув 7% по розничным. Соотношение резервы на возможные потери/кредиты достигло 9,9% по розничным кредитам и 10,8% по корпоративным. Вместе с тем, реальный объем «токсичных активов» не знают ни сами банки, ни их заемщики, поскольку значительная часть выданных в прошлом году кредитов шло на рефинансирование полученных ранее ссуд в надеже на восстановление экономического роста и улучшение финансового состояния заемщиков банков.

Обнародованные результаты стресс-тестирования (Центр экономических исследований МФПА - прим.) крупнейших российских банков по состоянию на начало 2010 г. показали достаточно оптимистичную картину для банковского сектора в целом. Тестирование было профильным и проводилось для оценки способности собственного капитала банков компенсировать возможные убытки в результате роста «токсичных активов».

Перелом в тенденции ухудшения качества кредитного портфеля не происходит. В целом кредиты низкого качества, к которым относятся сомнительные, проблемные и безнадежные ссуды, достигают 19,1%. Эту величину можно рассматривать как предел просроченной задолженности.

Ожидания банков в отношении будущих потерь отражают (или должны отражать) резервы на возможные потери. Текущие резервы на возможные потери достигают 10,3% кредитного портфеля. По мнению экспертов, объемы созданных резервов адекватно представляют ожидания наиболее вероятных потерь, вместе с тем за счет смягчения требований Банка России к реструктурированным ссудам банки смогли сэкономить на резервах на возможные потери 421 млрд руб. или 2,1% кредитного портфеля, или 16% собственного капитала. Приемлемые потери для банков, которые банки могут выдержать за счет накопленных резервов и текущей прибыли, составляют 12,3% кредитного портфеля, а максимальные потери по кредитам на годовом интервале не могут превысить 14,5% ссудной задолженности. Таким образом, банковскому сектору продолжает угрожать опасность, и он может быть дестабилизирован под гнетом «токсичных активов». Банки обладают солидным запасом прочности. Критические потери в 23,4%, при которых норматив достаточности капитала сектора снижается до опасного уровня в 10,5% (планка Департамента банковского регулирования и надзора Банка России) экспертами не прогнозируется.

Совокупные активы банков могут вырасти не значительно, и, по оценкам многих экспертов, этот рост будет в пределах 10-15%. Основным источником фондирования банков, как и в прошлом году, станут счета и депозиты клиентов. При этом вклады населения могу вырасти на 20-25% в зависимости от сценария развития экономики, а средства корпоративных клиентов – на 15-20%. Прирост иностранных пассивов банковского сектора, вероятно, будет близок к нулю. Рост собственного капитала будет во многом обусловлен регулятивными требованиями и потребностью в дополнительном наращивании резервирования по кредитному портфелю и, таким образом, будет зависеть от решения проблемы «токсичных активов».

Рост ресурсной базы банки будет подталкивать рост кредитных портфелей на уровень ожидаемый Банком России 15-20%. Однако эффективность использования этих средств на кредитование экономики и их распределение между розничным и корпоративным сегментами рынка будет зависеть от целого ряда факторов: динамики «токсичных активов», качества восстановительного роста экономики, темпов роста реальных доходов населения и прочее. При этом кредитный рынок будет конкурировать за ресурсы с рынком долговых обязательств, прежде всего государственных и внешних (как основным направлением инвестирования в иностранных валютах).

Не менее важным фактором, влияющим банковский сектор в целом в 2010 году, должна стать продолжающаяся дискуссия по «Реформе регулирования финансового сектора». Многие зарубежные экономические обозреватели констатируют, что общественное мнение продолжает рассматривать финансовый сектор как «очаг зла», породивший международный кризис. Общество желало бы видеть финансовый сектор обновленным, «выучившим уроки» кризиса.

Благодаря настойчивой позиции G20 среди глобальных регуляторов (МВФ, Совет по финансовой стабильности, Базельский комитет, ФРС США и другими ведущими центральными банками) сложился определенный консенсус о принципах финансовой реформы.

В целом, необходимо, чтобы:

– регулирование было расширено и охватывало все системно значимые финансовые институты;

– элементы макропруденциального регулирования дополнили действующий надзор, который сосредоточен на индивидуальных инструментах и институтах;

– пруденциальные требования к собственному капиталу и ликвидности банков были усилены;

– был налажен особый режим для разрешения проблем крупных финансовых конгломератов, работающих во множественных юрисдикциях.

Ясно, что Россия не останется в стороне от этого процесса. Ей придется следовать рекомендациям, выработанным мировым сообществом.

График 2. Абсолютные показатели денежного обращения.

График 3. Темпы прироста показателей, %

График 4. Сумма обязательных резервов, млрд руб

График 5.Темп прироста суммы обязательных резервов, %

Мнения в банковском сообществе разделились. Консерваторы полагают, что никаких серьезных изменений не требуется и не надо ломать механизм надзора, который более-менее сносно работает. Другие считают, что обновление надзора требуется, однако оно должно обойти их стороной. Вместе с тем приведенные графики 3-4 показывают, что методы и меры применяемые финансовыми властями необходимо менять.

Рекомендации МВФ могут быть трансформированы в российскую действительность следующим образом:

1 . Создание фонда поддержки банков, который может быть сформирован за счет отчислений банкиров. Он косвенно будет нести и социальную функцию, сняв бремя спасения финансовых институтов с плеч налогоплательщиков (Уровень расходов на санирование банко, которые были в России, США, это 0,7 и 2—5% ВВП соответственно - прим.). В месте с тем, можно не успеть до новых потрясений, когда новая организация накопить достаточный объем средств для спасения потенциальных банкротов. Так же создание подобной «подушки безопасности» может привести к росту «аппетита к риску».

2. Конечные цели макроэкономической политики прежние, инструменты – новые… Предполагается перенести акцент с классических мер денежно-кредитной политики на финансовое регулирование и автоматические стабилизаторы налогово-бюджетной политики. В России контрциклическое финансовое регулирование находится на стадии обсуждения. Пороговые автоматические стабилизаторы у финансовых властей отсутствуют, что демонстрирую приведенные выше графики.

3. Центральным банкам нужно повысить конечную цель по инфляции с 2% до 4% Аргументы МВФ просты и ориентированы на повышение операционной эффективности денежно-кредитной политики. Чуть большая инфляция оставляет пространство для снижения процентной ставки в период кризиса. У нас особая природа инфляции и рекомендации могут остаться не применимы.

4. Наделить центральный банк не только полномочиями по денежно-кредитному регулированию, но и макропруденциальному регулированию. Центральный банк, таким образом, сам сможет претендовать на роль мегарегулятора, учитывая, что в его распоряжении будет и мониторинг (т.е. надзор), и помощь финансовым рынкам (рефинансирование). В российской действительности с ее политическими рисками подобные изменения могут привести к непредсказуемым результатам.

5. Центральным банкам предложить следить одновременно за несколькими целевыми ориентирами. Прежде всего, это касается смешанного таргетирования инфляции, где кроме инфляции денежные власти заботит валютный курс. По общему признанию профессиональных экономистов, Банк России не сможет обойтись без управляемого валютного курса.

6. В спокойные времена денежные власти должны иметь право заливать «морем» денег не только банки, но и финансовых посредников. Причем не только кредитованием, но и посредством нестандартных операций. В таком случае власти заменят собой рынок, если он дает сбои. В России необходимо оставлять беззалоговое кредитование рабочим инструментом Банка России. Эксперты полагают, что применять широкомасштабное вливание денег стоит только в трудные времена.

7. Правительства должны придерживаться более жестких стандартов «безопасного» госдолга, чтобы, когда придет час «X» и власти будут вынуждены наращивать помощь экономике за счет бюджетных денег, они сами не оказались в долговом кризисе. На фазе экономического подъема правительства должны не наращивать госрасходы или снижать налоги, а направлять дополнительные доходы на снижение объема государственного долга.

Система банковского регулирования и надзора не допустила развития кризиса, вместе с тем модернизацию в этой сфере целесообразно проводить в двух направлениях: содержательные новации, которые затрагивают экономическую природу регулирования, и организационно-управленческие, призванные повысить качество института регулирования.

Как отметил глава РСПП Александр Шохин «полноценный интегрированный надзор за финансовым сектором предпочтительно осуществлять на базе Банка России; в качестве промежуточного решения можно рассматривать создание при Председателе правительства РФ Координационного совета, либо придать реальные координационные функции существующему Совету по финансовым рынкам при президенте РФ».

ТЕКУЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО БАНКОВСКОГО СЕКТОРА

Последние пять лет российская банковская система растет опережающими темпами по сравнению со всей экономикой. Миникризис доверия 2004 г. не привел к перелому тенденции, и уже в следующем году совокупный банковский капитал увеличился почти в полтора раза. Активы банковской системы достигли 45% ВВП, что, правда, серьезно уступает аналогичному показателю ведущих стран мира. Темпы роста производства и инвестиций все в большей степени зависят от банковских кредитов.

Если раньше рост активов российских банков обеспечивался главным образом за счет увеличения ликвидности, как рублевой, так и валютной, то есть посредством обслуживания оттока капитала, то в настоящее время источники роста качественно изменились. Теперь в его основе лежит наращивание кредитов реальному сектору экономики, объем, которых увеличился с 9 - 10% ВВП в 1996 - 1997 гг. до примерно 15% в 2005 г. (отметим, что доля кредитов в банковских активах составила почти 44%). Тем не менее при отсутствии прогресса в модернизации банковской системы и с учетом кэптивного характера многих ведущих российских банков ее развитие уже в ближайшие годы может затормозиться.

Качество кредитного портфеля российских банков во многом определяется характером их взаимоотношений с корпорациями в рамках финансово-промышленных групп, к которым они принадлежат. При этом, как правило, ведущие роли в таких группах играют отнюдь не банки. Сращивание финансового и промышленного капитала обусловливает "связанный", закрытый характер значительной части кредитов. Удельный вес внутригрупповых кредитов можно оценить примерно в 40% всего кредитного портфеля российских банков.

Несмотря на то что часть связанных кредитов является рыночной, такой кредитный рынок вряд ли можно считать конкурентным. Если в качестве рыночной нормы использовать регистрируемые Банком России средние кредитные ставки, то процентные доходы должны быть примерно на 10% выше, чем отражено в балансах банков (ранее этот разрыв составлял более 30%). Кроме того, наличие скрытого дисконта позволяет предположить, что объявляемые банками процентные ставки не выступают важным ограничителем объема кредитов.

Сильна зависимость банков от крупнейших заемщиков. Существование целого ряда банков-лидеров определяется благополучием их основных клиентов, а реально диверсифицированных банков почти нет. На десять крупнейших кредитов в среднем приходится от 30 до 50% объема кредитных портфелей банков, в то время как в Западной Европе - 2 - 8%. Отношение средней величины 10 крупнейших кредитов к среднему капиталу составляет от 100 до 400% (30 -100% в Западной Европе). В общем объеме средств банков вклады десяти крупнейших клиентов занимают от 40 до 80% (в Европе - менее 2%). Все это не позволяет диверсифицировать риски и делает банки уязвимыми.

Наиболее активно банки предоставляют деньги предприятиям экспортно-ориентированных отраслей. При этом структура заимствований по секторам в течение последних лет почти не меняется, а по сравнению с докризисным периодом экспортно-сырьевая направленность кредитного портфеля банков даже повысилась (1). Это означает, что банковский сектор способствует сохранению нынешней сырьевой структуры российской экономики, а не ее прогрессивному изменению в пользу обрабатывающих отраслей и "новой экономики".

В таких условиях приток капитала в новые секторы и новые предприятия-заемщики, не входящие в состав финансово-промышленных групп, крайне затруднен. Прежде всего мы имеем в виду перелив капитала из сырьевых отраслей-экспортеров, контролируемых крупнейшими компаниями, где генерируются основные доходы, в обрабатывающие сектора, в которых преобладают средние или крупные, но независимые предприятия. Поскольку среди клиентов банков и их собственников доминируют компании из сырьевых экспортно-ориентированных секторов, российская банковская система проявляет высокую чувствительность к колебаниям мировой конъюнктуры. Тем самым в зону конъюнктурного риска непосредственно попадает до 30% активов банковской системы.

Несмотря на расширение кредитной деятельности, вклад банковской системы в поддержание экономического роста остается незначительным. По-прежнему основная часть кредитов реальному сектору носит краткосрочный характер и направлена в большей степени на пополнение оборотных средств предприятий. Финансирование своих инвестиционных программ они вынуждены проводить главным образом за счет собственных средств.

Банковские кредиты "работают" не столько на увеличение объемов производства и инвестиций, сколько на оздоровление финансового состояния предприятий: снижение кредиторской задолженности, пополнение ликвидности и увеличение финансовых вложений. Относительный дефицит долгосрочных кредитных ресурсов в базовых отраслях экономики достигает 5% ВВП.

Уже через год-два количественные и структурные ограничения, существующие в российской банковской системе, могут негативно сказаться на темпах роста кредитов. Несмотря на относительно высокие показатели ее капитализации (отношение собственных и привлеченных средств составляет около 13%) (2), значительная часть прироста капитала (не менее трети) является следствием применения схем его фиктивного увеличения, в связи с чем вряд ли можно рассчитывать на существенное реальное расширение активных операций.

Динамика роста ресурсной базы также не соответствует требованиям банков, ориентированных на кредитование реального сектора. Снижение темпов роста пассивов было в основном обусловлено падением доходов предприятий и устранением не денежных форм расчетов между ними.

Уменьшение притока ресурсов от предприятий банки компенсируют за счет привлечения средств населения, темпы роста которых свидетельствуют о том, что банковская система начинает, хотя и медленно, выполнять функцию трансформации сбережений граждан в кредиты реальному сектору экономики. В последние годы объем банковских (в большей степени рублевых) вкладов населения рос вдвое быстрее, чем активы банков (и в четыре раза быстрее, чем их капитал), что объясняется как восстановлением доверия к банковской системе, так и относительным ростом личных доходов граждан. Основными клиентами банков становятся представители формирующегося среднего класса.

Средства населения превращаются в важнейший источник пассивов банковского сектора. Ежегодный прирост сбережений граждан составляет около 20 млрд.долл., при этом лишь 1/3 из них поступает в банковскую систему. На руках у населения остается около 100 млрд.долл.

Во всем мире вклады населения считаются одним из лучших видов банковских пассивов. В России этот источник фондирования пока наиболее чувствителен для банков. Когда граждане настроены оптимистично, данный сегмент растет быстро, однако под влиянием негативных ожиданий он может резко сократиться. Еще одним недостатком указанного вида пассивов является его относительно высокая стоимость, что приводит к снижению маржи банков при инвестировании в реальный сектор, кредитные риски в котором остаются высокими.

Основная доля банковских вкладов - 65% - приходится на пятерку крупнейших банков (Сбербанк России, Внешторгбанк, Газпромбанк, "Уралсиб" и Альфа-банк), немногим более 10% - на банки из второй пятерки и 25% - на остальные 1300 с лишним кредитных организаций. Доля вкладов в Сбербанке остается значительной, но постоянно снижается: в 2005 г. она упала по рублевым вкладам на 6, 5% (до 58%), а по депозитам в иностранной валюте - на 3, 5% (до 41%).

В последние годы ведущие банки увеличили отрыв от своих менее крупных коллег в области привлечения средств населения. Преимущество здесь получают банки, уже давно занимающиеся розничным бизнесом и сделавшие его стратегическим направлением своей деятельности, располагающие разветвленной филиальной сетью. В ближайшем будущем именно этот источник средств, станет основным фактором роста пассивов банков. Роль же корпоративных клиентов при формировании банковских пассивов будет уменьшаться.

Масштабному притоку средств населения в банки способствует внедрение системы страхования вкладов, призванной обеспечить стабильностъ банковского сектора. В то же время ей присущи и серьезные моральные риски, поскольку часть коммерческих банков получает реальную возможность проводить рискованную политику за счет беднейших вкладчиков, в основном пенсионеров, хранящих свои сбережения в Сбербанке, а также госбюджета.

Еще одним важным источником формирования ресурсной базы банковского сектора должны стать пенсионные накопления граждан. Российские банки уже сталкиваются с необходимостью конкурировать за "длинные" финансовые ресурсы не только между собой, по и с другими финансовыми институтами. Б будущем ежегодные отчисления на формирование накопительной части пенсии станут возрастать в связи с повышением доходов населения, снижением доли "теневых" схем оплаты труда, увеличением числа лиц, выплачивающих взносы на формирование накопительной части пенсии по максимальной ставке. Эти ресурсы особенно привлекательны для экономики вследствие своего долгосрочного характера. Так, выплаты пенсий трудящимся, формирующим основную часть накопительных пенсионных резервов, будут осуществляться только через 20 лет. Аккумулированная сумма накопительной части трудовой пенсии может превысить 2 трлн. руб. (более 70 млрд.долл.), что сопоставимо с объемом совокупных активов банковского сектора России.

В последние годы доходность по операциям на финансовых рынках стабилизировалась на достаточно низком уровне. В такой ситуации банки, зачастую работавшие как финансовые компании, для поддержания конкурентоспособности и обеспечения рентабельности своего бизнеса будут вынуждены и в дальнейшем расширять кредитные портфели, в первую очередь за счет кредитования реального сектора экономики. При этом можно ожидать замедления темпов роста краткосрочного кредитования в связи с объективным насыщением потребностей предприятий в данном банковском продукте и ростом спроса на долгосрочные финансовые ресурсы по мере износа и выбытия их основных фондов.

Крупнейшие российские банки продолжают наращивать свои кредитные портфели. Большинство дочерних банков сырьевых корпораций ориентируется на валютные операции и обслуживание корпоративного сектора. Схожее поведение характерно для банков, принадлежащих нерезидентам. В совокупности эти группы контролируют не менее 20% активов банковской системы, а их доля в общем объеме кредитов равна примерно 13%.

Если крупные банки увеличат долю кредитов в своих активах, уровень кредитования реального сектора даже при существующей ресурсной базе мог бы повыситься на 2-2, 5% ВВП. Нельзя забывать и о возможностях средних банков, многие из которых фактически выполняют функции расчетных центров или финансовых компаний. В целом при изменении стратегии поведения российских банков в пользу большей ориентации на кредитование объем кредитов экономике может, по крайней мере, на 1/3 превысить современный уровень.

В настоящее время наиболее серьезной проблемой является накопление экономических рисков на балансах банков. Бум на рынке кредитования, особенно в сфере розничных услуг, привел к тому, что некоторые показатели надежности банков в последние годы ухудшились. Соотношение "кредиты/активы" с 1 января 2003 г. по 1 января 2006 г. выросло почти на 13 п. п. Во многом за счет этого снизилось на 1, 5 п. п. и соотношение "собственный капитал/активы". Особенно резко упал данный показатель по группе банков, занимающих по объему активов 21-50-е место - с 18, 53 до 12, 68, %, то есть почти на 6 п. п.

Ситуация с погашением кредитов, выданных нефинансовым предприятиям и организациям, начинает настораживать. Просроченная задолженность юридических лиц по всем отраслям увеличилась с 28, 5 млрд. руб. на 1 января 2003 г. до 53, 3 млрд. руб. на 1 января 2006 г., или почти в два раза. Больше всех накопили плохие кредиты предприятия сельского и лесного хозяйства.

Структурный анализ банковской системы показывает, что основными "локомотивами" кредитования являются уже не госбанки (Сбербанк и Внешторгбанк), а банки хотя и входящие в группу первых пятидесяти, но не занимающие в ней лидирующих позиций (их чистьте активы составляют от 350 млн. до 600 млн. долл.). В то же время средние банки (величина чистых активов - от 50 млн. до 350 млн. долл.) характеризуются меньшим удельным весом кредитов в активах, а многие мелкие банки (величина чистых активов - меньше 50 млн. долл.) либо работают в экономически не самых развитых регионах, либо обслуживают небольшое число предприятий, фактически осуществляя только расчеты, либо вообще созданы для выполнения отдельных, зачастую весьма специфических функций.

Проблема достаточности капитала и малые банки

Вступление в силу новых законодательных требований к минимальному размеру собственного капитала банков может привести к радикальным изменениям в банковской системе России. Прежде всего, под угрозой окажется существование малых банков, составляющих практически половину всех кредитных организаций страны.

Новый закон вводится в соответствии с Базельским соглашением о достаточности капитала 2004 г. (Базель II). Банк России объявил о присоединении к Базельским принципам еще в октябре 1998 г. Более существенное использование положений Базеля II предусмотрено с 2008 г., хотя упрощенный стандартизированный подход, выбранный Банком России, очень похож на Базель I.

Главное в Базельском соглашении - создание в каждом банке внутренней системы оценки кредитных и операционных рисков, которые позволят рассчитывать необходимый размер собственного уставного капитала. Такой подход имеет, по крайней мере, два достоинства: он заставляет банки лучше управлять рисками и позволяет совершенствовать механизмы рейтинговой оценки заемщиков и других банковских клиентов и партнеров.

Базель II будет способствовать очередной волне концентрации банковского бизнеса. Кроме того, у банков возникнут стимулы к созданию условий для применения продвинутой методики внутрибанковских рейтингов. Однако это потребует от них значительных затрат капитала и времени, наличия квалифицированных кадров, соответствующих программного обеспечения и системы бухгалтерского учета. Так, по оценкам банка Credit Suisse First Boston, чтобы применять продвинутую методику Базеля II, ему необходимы инвестиции объемом 100 млн. долл., а банку Credit Agricole - 100 млн. евро. По мнению финансовых консалтинговых фирм, в среднем инвестиции на эти цели для крупных банков составят около 1% их активов.

Очевидно, малые и средние банки не заинтересованы во внедрении новых Базельских стандартов. Переход к Базелю II будет сложен для большинства из них не только из-за недостаточной величины капитала, но и вследствие низкого качества корпоративного управления и системы управления рисками, слабой материально-технической базы. К тому же российское законодательство не разделяет подходы к банкам в зависимости от величины их капитала и активов.

На 1 января 2006 г. в России насчитывалось более 700 кредитных организаций с размером собственных средств ниже 5 млн. евро. В случае реализации положений законопроекта к 1 января 2009 г. показатель собственных средств (капитала) банковского сектора может достичь 7-8% ВВП. Однако риск разбалансирования банковской системы все равно сохраняется. По данным Ассоциации региональных банков России, около 650 банков не успеют нарастить капитал до необходимого уровня и лишатся лицензий. В результате в различных регионах страны, в первую очередь в Сибири и на Дальнем Востоке, могут произойти сбои в расчетно-кассовом обслуживании промышленных предприятий и населения.

В среднем по России сейчас меньше одного банковского офиса - от 0, 3 до 0, 8 по разным регионам - на 10 тыс. человек. Например, в Швейцарии один офис приходится на 1400 человек, а в Германии - на 2000 человек.

В настоящее время малый и средний бизнес обеспечивает около 11% занятости в российской экономике. Велик его удельный вес в производстве потребительских товаров и торговле. Большинство малых и средних банков, особенно в регионах, считают своей жизнеобеспечивающей нишей именно обслуживание малого и среднего бизнеса. В последние годы возрос интерес к работе на этом рынке и крупных банков.

Наиболее заметным участником в данном сегменте рынка, помимо Сбербанка, является Внешторгбанк, выделивший на кредитование малого бизнеса более 1 млрд. долл. За последние два года его проект охватил более двадцати городов. Еще одним крупным игроком призван стать Российский банк развития. Кроме того, о запуске собственных программ кредитования малого бизнеса заявили кредитные учреждения, сотрудничающие с международными организациями-донорами - Европейским банком реконструкции и развития (Челиндбанк), Международной финансовой корпорацией (УралТраисБанк и НБД), USAID ("Центр-Инвест", "Русский банкирский дом", СДМ-банк). Специальная кредитная политика в отношении малого бизнеса разработана более чем в 100 банках.

Московский регион перенасыщен кредитными организациями и капиталом. В нем сосредоточено более 50% всех банков страны и 2/3 остатков средств на корсчетах. Поэтому закономерно стремление крупных банков к расширению своей работы в регионах, где создается 90% объема промышленного производства. В условиях уже поделенного рынка услуг для крупных региональных предприятий они вынуждены активно развивать ритейловые направления, включая финансовое обслуживание малого бизнеса.

Доходность от вложений в проекты малого бизнеса и его кредитования больше, чем в секторе крупных предприятий. Этому способствуют его лучшая адаптация к изменению конъюнктуры рынка, более высокие налоговая дисциплина и инновационная активность, сравнительно низкий уровень затрат. Так, по кредитам для малых предприятий процентная ставка более чем в 1, 5 раза превышает соответствующий среднегодовой показатель для нефинансовых организаций в среднем по России. Банки, работающие в рамках специальных программ (как, например, программа ЕБРР) и получающие льготные кредиты для работы с малыми предприятиями, варьируют величину процентной ставки.

Стремясь закрепиться на рынке финансовых услуг для малого бизнеса, банки вынуждены применять наиболее эффективные методы и модели определения кредитоспособности заемщика. (5)

Основное преимущество малых банков - оперативность в принятии решений, в том числе о предоставлении кредита. Средний срок рассмотрения заявки составляет в них несколько рабочих дней (обычно 3 - 5), в то время как в крупных банках он достигает месяца и больше, особенно если речь идет о залоге недвижимости.

Малые банки характеризуются большей гибкостью и в отношении установления минимальных размеров ссуд. Минимальная сумма кредита может составлять у них и 5 тыс. руб., в то время как у крупных банков она редко опускается ниже 1 млн.руб. Кроме того, малые банки проводят расчеты и платежи там, где крупные банки не работают, и являются важным элементом общероссийской расчетно-платежной системы.

По сути, региональные банки часто осуществляют не только кредитование, но и микрокредитование, или микрофинансирование. Микрокредит - наиболее приемлемая форма финансирования на цели пополнения оборотных средств для малых предприятий и частных предпринимателей, не имеющих возможности привлечь финансовые ресурсы в соответствии с традиционной банковской процедурой.

Важность этого направления подтверждается и зарубежным опытом. В мире функционируют свыше 60 тыс. кредитных организаций, специализирующихся на микрофинансовых продуктах. В их числе такие крупные, как немецкие KfW Group и ProCredit Bank, французский Банк развития малого бизнеса, канадский Банк развития малого и среднего бизнеса и др. Значительную помощь в данной области оказывают Всемирный банк через Международную финансовую корпорацию, ЕБРР и другие международные донорские организации.

В России роль государства на рынке финансовых услуг для малого предпринимательства пока крайне незначительна. Плохо используется потенциал существующих фондов поддержки малого предпринимательства. В этих целях можно было бы задействовать средства Стабилизационного фонда. Его ресурсы могли бы направляться на реализацию конкретных бизнес-проектов малых предприятий, являлись бы возвратными, платными, срочными и, кроме того, способствовали бы будущей не сырьевой ориентации отечественной экономики.

Большинство российских малых и средних банков сегодня находится в переходном состоянии, поскольку размер и темпы роста их работающих активов не позволяют поддерживать должную доходность на вложенный капитал. В ряде случаев она стала ниже, чем в других отраслях экономики, а иногда - даже ниже уровня инфляции. Основные причины такой тенденции - падение доходности банковских инструментов и удорожание заемного капитала. Поскольку вероятно ее сохранение и в будущем, многие акционеры банков сегодня ищут ответ на ключевой вопрос: каким образом их банк может поддерживать долгосрочную конкурентную позицию и обеспечивать достаточную доходность на вложенный капитал?

Активизация иностранных банков в России.

Если на начало прошлого года доля иностранных инвестиций в совокупном капитале российских банков составляла 6, 2%, то к началу 2006 г. она достигла 11, 2% (то есть выросла почти вдвое) и приблизилась к уровню квоты в 12%, которую Банк России уже однажды (в 1996 г.) вводил для иностранных банков. Сейчас такой квоты нет, хотя закон и позволяет ее установить. В ходе переговоров о вступлении России в ВТО обсуждалась возможность ее введения на уровне 50%.

Иностранная доля в уставном капитале - единственный публикуемый Банком России показатель, информирующий о позициях нерезидентов на банковском рынке. Оценить их роль в сегментах кредитования, депозитов, в общем объеме активов и собственных средств официальная статистика в полном объеме не позволяет.

Тем не менее, данный показатель отражает степень влияния иностранных участников, демонстрируя их вовлеченность в процесс принятия стратегических решений. По сути, это величина прямых иностранных инвестиций в банковский сектор. Поэтому вслед за ростом доли в уставном капитале должен произойти рост и по остальным показателям.

Основные конкурентные преимущества иностранных банков-резидентов - высокое доверие российских клиентов и доступ к дешевому международному средне- и долгосрочному капиталу. К важнейшим сферам их позиционирования относятся

1) обслуживание иностранных компаний, работающих в России;

2) финансирование капитальных вложений и оборота экспортно-ориентированной промышленности;

3) розничный бизнес. Разница в процентных ставках по вкладам между иностранными и государственными российскими банками составляет 4 - 8%, но объемы привлеченных ими средств физических и юридических лиц постоянно растут. Финансовые результаты деятельности (прежде всего отношение "прибыль/капитал") этих банков намного превышают соответствующие показатели российских банков.

В среднесрочной перспективе позиции иностранных банков на российском рынке, скорее всего, будут укрепляться. Как и у российских государственных банков, у них имеются явные преимущества по пассивам, и они занимают наиболее привлекательные сегменты внутренних финансовых рынков.

Сейчас на российском рынке иностранные финансовые учреждения формально сталкиваются с некоторыми ограничениями. Закон о регулировании банковской деятельности в нашей стране в целом либерален, но его исполнение регламентируется различными инструкциями ЦБ РФ. Например, существуют ограничения на открытие в России филиалов иностранных банков (в случае следования инструкциям страны происхождения они могут оказаться в более выгодном положении из-за менее жестких требований к ним, в том числе по созданию обязательных резервов), а также некоторые другие (в частности, наличие двухлетнего опыта работы в России до начала оказания услуг физическим лицам).

В посткризисный период государственные и иностранные банки являлись нетто-кредиторами российской банковской системы. И те и другие увеличивают свою долю в общих объемах кредитования российского реального сектора. Поэтому можно утверждать, что проблема повышения темпов роста российской экономики будет решаться главным образом на основе развития государственных и иностранных банков. У российских частных банков остается не так много вариантов дальнейшего существования - в первую очередь, используя процедуры слияния и/или слияния/продажи иностранным банкам.

Возможное открытие внутреннего рынка для мировых финансовых учреждений (например, при вступлении в ВТО) предполагает определенные сценарии развития российской банковской системы, что может изменить как ее ключевые параметры, так и структуру финансовых потоков в отечественной экономике. Однако реализация любого из них будет проходить в рамках общей тенденции - укрепления позиций государственных и иностранных банков. Вступление России в ВТО не окажет значительного влияния на указанный процесс главным образом потому, что движение национальной банковской системы к мировому рынку долгосрочного ссудного капитала должно быть в любом случае ускорено для поддержания темпов экономического роста.

Конкуренция со стороны иностранных банков становится все сильнее. Так, в прошлом году "Ситибанк" развернул агрессивное наступление на розничном рынке в столице. Французская группа Societe Generale купила активно работающий на рынке автокредитования самарский Промэк-банк (первая покупка регионального банка иностранным) и пионера российского ипотечного рынка - банк "Делътакредит". Вышли на отечественный рынок "Хансабанк" - "внучка" одного из крупнейших в Скандинавии Swedbank, и "Морган Стэнли банк", учрежденный одноименным мировым гигантом.

2006 год сулит не меньший рост влияния иностранцев. "Газпром" намерен отдать Dresdener Bank 1/3 в капитале Газпромбанка, а Raiffeisen выкупит Импэксбанк. В ходе IPO иностранцы могут получить более чем по 10% акций Росбанка и Внешторгбанка. Тогда доля нерезидентов в уставном капитале российских банков может превысить 15%.

Макроэкономическая ситуация в России улучшается, и местный рынок становится все более привлекательным для иностранных инвесторов. Скорее всего, в ближайшие два-три года их доля не поднимется выше 15-20%. Иностранцам надо вкладывать слишком много средств в развитие пока еще небольших банков, поскольку доступных для покупки крупных банков с серьезной долей рынка в России практически нет.

Россия и мировой банковский процесс.

Глобализация финансовых рынков выдвигает на первое место задачу универсализации банковской деятельности. За последние 10 лет мировой объем производства вырос вдвое. Иностранные активы банков за этот период утроились, а оборот валюты увеличился в шесть раз.

В промышленно развитых странах соотношение финансовых активов резидентов к ВВП неизмеримо выше, чем в России. При этом в западных странах в общей сумме активов финансового сектора растет доля институциональных инвесторов (инвестиционных, взаимных и пенсионных фондов, страховых компаний): например, в США она уже превысила долю банков, а во Франции и Великобритании - приблизилась к 40%.

Усилившаяся в последние годы взаимозависимость рынков развитых и развивающихся стран, а также возросшее качественное и количественное разнообразие финансовых инструментов заставляют современные банковские институты пересматривать свою стратегию и тактику. Перестройка банковского сектора стран ЕС сопровождается сокращением количества банков: с 12 тыс. в 1995 г. до 8 тыс. в 2005 г., или на 33%. При этом число банковских отделений на 1 млн. жителей в среднем по ЕС уменьшилось с 515 до 479 (на 6%). В США количество банков в рассматриваемый период сократилось на 33% - с 15 тыс. до 10 тыс., тогда как число банковских агентств на 1 млн. жителей несколько увеличилось - с 253 до 261 (на 3%), что почти в два раза ниже, чем в ЕС.

В России также наблюдается сокращение количества банковских учреждений, однако оно вызвано не столько повышением уровня концентрации в секторе, сколько отзывом лицензий. На начало 2005 г. в нашей стране было зарегистрировано 1, 4 тыс. кредитных учреждениях, при этом на 1 млн. жителей приходилось менее 50 банковских отделений.

Процесс концентрации банков в странах ЕС особенно ускорился с 1997 г. в преддверии введения евро. Более 80% всех соответствующих операций происходило в национальных рамках. Трансграничные слияния осуществлялись главным образом банками, действующими в соседних странах, близких по культуре и языку. Слияния европейских банков с банками третьих стран были более многочисленными, чем в границах ЕС. Многие европейские банки стремились расширить свое присутствие в США, странах Латинской Америки и Восточной Европы. Объем операций по слиянию и приобретению банков в ЕС возрос с 20 млрд. долл. в 1990 г. до 160 млрд. долл. в 2005 г. В результате повысились уровень концентрации и средняя рентабельность в банковском секторе ведущих стран ЕС.

Влияние концентрации банковского капитала на экономику неоднозначно. С одной стороны, укрупнение мелких и средних банков приводит к увеличению их рыночной доли, способствует усилению конкуренции и повышению эффективности банковского сектора. Данный аргумент хорошо применим к России, где крупные, в основном государственные банки действуют практически в условиях отсутствия конкуренции, и его используют для того, чтобы обосновать повышение норматива достаточности капитала. С другой стороны, стремление банков к укрупнению объясняется необходимостью снижения издержек. Но это справедливо, когда речь идет о добровольном слиянии или поглощении. Расчеты показывают, что издержки могут снизиться, только если совместный капитал сливающихся банков превысит 500 млн. долл. Российские банки слишком малы, чтобы добиться снижения издержек за счет слияния. Кроме того, они серьезно отстают от западных банков в области использования новейших информационных технологий (например, у отечественных банков слабо развита система управления отношений с клиентами Customer Relationship Management - CRM).

Господствующие позиции банка на рынке определяются не столько его размером и численностью конкурентов, сколько возможностью свободного доступа на рынок и ухода с него. Сам принцип экономии на масштабах нельзя распространять на все виды банковской деятельности, поскольку многие банковские услуги и продукты не поддаются анализу с точки зрения издержек. Размер банка не является абсолютным критерием его прибыльности. Об этом свидетельствует высокая доходность многих малых и средних банков, например в Германии и Франции. Поэтому серьезное сокращение их числа не пойдет на пользу ни России, ни любой другой стране.

Российские банки не предлагают банковских продуктов, требующих крупных инвестиций, и по сравнению с западными банками их расходы на оплату труда сотрудников ниже. Поэтому основная причина слияний и поглощений банков в России - стремление к территориальной экспансии. Еще одной причиной выступает желание консолидировать кредитные ресурсы. В результате слияния банки увеличивают собственный капитал, повышая предельно допустимый риск на одного заемщика. Однако западные банки, слившиеся с целью наращивания капитальной базы, как правило, ранее совместно участвовали в синдицировании кредитов, то есть оказывались в ситуации, когда их собственные кредитные возможности не соответствовали требованиям клиента. В России синдицированные кредиты организуются редко и, как правило, с участием иностранных банков, что свидетельствует о неактуальности проблемы предоставления крупных кредитов в нашей стране или, по крайней мере, о безнадежном отставании в конкурентоспособности российских банков в сфере кредитования от иностранных. Наконец, слияния и поглощения приносят прибыли в долгосрочной перспективе, а относительно молодой российский банковский менеджмент, сформировавшийся в условиях сверхдоходного и спекулятивного рынка, пока не в состоянии осуществлять планирование на столь же длительные сроки, что и западный.

По ряду параметров российский банковский сектор уступает не только развитым западным странам, но и другим странам с переходной экономикой. По оценкам МВФ, денежный агрегат М 2, который помимо наличных денег включает вклады до востребования и сберегательные вклады, в России составляет 20% ВВП, то есть половину соответствующего показателя стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). Объем банковских кредитов реальному сектору (15% ВВП) все еще далек от среднего уровня стран - кандидатов на вступление в ЕС и новых членов (25%).

Недостаточно развита и российская платежная система. Все еще значительная доля расчетов приходится на наличные платежи, хотя в странах ЦВЕ подобная ситуация уже давно преодолена. Общая масса наличных денег в обращении почти вдвое превышает объем рублевых вкладов до востребования. По-прежнему важную роль в платежном обороте и в инвестициях играет иностранная валюта. В конце 2005 г. в России долларов в обращении находилось почти столько же, сколько рублей, и 40% вкладов было в иностранной валюте.

Политика российских банков в области предоставления услуг характеризуется недостаточным многообразием продуктов, низкой готовностью к инновациям и слабым интересом к не очень богатым клиентам, в том числе к малым предприятиям. Свое слово здесь должны сказать и законодатели. В частности, из-за недостаточной правовой проработанности вопросов ипотечного кредитования банки опасаются предоставлять ипотечные ссуды малым самостоятельным предприятиям.

В классификации ведущих западных рейтинговых агентств Россия фигурирует как относительно рискованный торговый партнер, хотя в группе европейских стран с переходной экономикой на нее приходится более половины инвестиционных проектов. При этом доля российских проектов в общей их численности в Европе составила 4% (76 проектов из 1974). Эти цифры свидетельствуют о достижении Россией уровня, наблюдавшегося до августовского кризиса 1998 г. Предпочтительным регионом для инвестиционных проектов остается Москва, а среди отраслей приоритет отдается пищевой промышленности, на долю которой приходилась 1/5финансируемых из-за рубежа проектов против 5% в среднем в Европе.

В настоящее время банковские кредиты составляют лишь 1/10 привлеченных отечественными компаниями средств. Неспособность российских банков мобилизовать капитал со сроком долгового обязательства свыше двух лет является наиболее серьезным препятствием на пути расширения масштабов банковского финансирования реальной экономики. И все же, несмотря на все стоящие перед ней проблемы, национальная банковская система способна превратиться в самую крупную в странах Центральной и Восточной Европы, что предопределено масштабами российской экономики. Только инвестиционные потребности в электроэнергетике оцениваются в 5 млрд. долл. в год, 8 млрд.долл. в год требуется для стабилизации увеличения добычи нефти и примерно столько же - для развития газовой отрасли. Эти суммы сопоставимы со всем совокупным капиталом российских банков.