Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Культурология ХРЕСТОМАТИЯ 2 ЧАСТЬ

.pdf
Скачиваний:
58
Добавлен:
02.05.2015
Размер:
1.33 Mб
Скачать

другой раз другой великий монарх, приобщая нас к своему славному назначению, провел нас победителями от края до края Европы; вернувшись домой из этого триумфального шествия по самым просвещенным странам мира, мы принесли с собой одни только дурные идеи и гибельные заблуждения, последствием которых было неизмеримое бедствие,

отбросившее нас назад на полвека. В крови у нас есть нечто, отвергающее всякий настоящий прогресс. Одним словом, мы жили и сейчас еще живем для того, чтобы преподать какой-то великий урок отдаленным потомкам,

которые поймут его; пока, что бы там ни говорили, мы составляем пробел в интеллектуальном порядке. Я не перестаю удивляться этой пустоте, этой удивительной оторванности нашего социального бытия. В этом, наверное,

отчасти повинна наша непостижимая судьба. Но есть здесь еще, без сомнения, и доля человеческого участия, как во всем, что происходит в нравственном мире.

Чаадаев П.Я. Статьи и письма. – М., 1989.

***

[В ХХ веке продолжается обсуждение особенностей развития России.

Так, в начале столетия, а именно в период с 1914 по 1917, известный русский философ Н. Бердяев пишет целый ряд статей, вошедших в сборник ―Судьбы России‖. Мыслитель пытается не просто охарактеризовать неким образом Россию, но и подвести своеобразный итог сложившимся на этот счет концепциям, в частности славянофилов и западников. Здесь представлена первая статья Н. Бердяева ―Душа России‖.]

В первом номере журнала "Летопись" напечатана очень характерная статья М. Горького "Две души", которая, по-видимому, определяет направление нового журнала. Статья вращается вокруг вечной темы русских размышлений, вокруг проблемы Востока и Запада. С этой темой связана вековая распря славянофилов и западников. Тема - основная для нашего национального самосознания и очень ответственная; тема - основная для

философии истории и требующая серьезной философской подготовки. Как

11

отнесся к ней наш прославленный писатель? М. Горький пишет таким тоном, как будто делает открытие. Он, по-видимому, чувствует себя

первым радикальным западником в России. "Мы полагаем, что настало время, когда история повелительно требует от честных и разумных русских людей, чтобы они подвергли это самобытное всестороннему изучению,

безбоязненной критике. Нам нужно бороться с азиатскими наслоениями в нашей психике". Можно подумать, что изучение и критика нашей самобытности только теперь должна начаться. Но ведь долгие десятилетия западничество было господствующим направлением русской мысли. Ни один народ не доходил до такого самоотрицания, как мы, русские. Явление -

совершенно невозможное на Западе, где пышно расцвел национализм. И где

же можно найти

настоящее

обоготворение Западной Европы и

западноевропейской культуры, как

не в России и не у русских? Отрицание

России и идолопоклонство перед Европой – явление очень русское,

восточное, азиатское явление. Именно крайнее русское западничество и есть

явление азиатской души. Можно даже высказать такой парадокс:

славянофилы, взгляды которых, кстати сказать, я в большей части не

разделяю, были первыми русскими европейцами, так как они пытались мыслить по-европейски самостоятельно, а не подражать западной мысли,

как подражают дети. Славянофилы пробовали делать в России то же, что делал в Германии Фихте, который хотел вывести германское сознание на

самобытный

путь. А

вот и обратная сторона

парадокса: западники

оставались

азиатами,

их сознание было детское,

они относились к

европейской

культуре

так, как могли относиться только люди, совершенно

чуждые ей, для которых европейская культура есть мечта о далеком, а не внутренняя их сущность. Для русского западника-азиата Запад - обетованная земля, манящий образ совершенной жизни. Запад остается совершенно внешним, неведомым изнутри, далеким. У западника есть почти религиозное благоговение, вызываемое дистанцией. Так дети относятся к жизни взрослых, которая представляется им удивительной и соблазнительной

12

именно потому, что она совершенно им чужда. Поистине в русской душе есть "азиатские наслоения" и они очень всегда чувствуются в радикальном западничестве горьковского типа. В радикальном западничестве русской интеллигенции всегда было очень много не только совершенно русского,

чуждого Западу, но и совершенно азиатского. Европейская мысль до неузнаваемости искажалась в русском интеллигентском сознании. Западная наука, западный разум приобретали характер каких-то божеств, неведомых критическому Западу. Даже Бюхнер, третьестепенный популяризатор поверхностных идей, превратился в катехизис, внушающий религиозное к себе отношение. Самоценность же мысли и познания у нас всегда отрицалась. Вот от этого азиатства пора бы освободиться русскому человеку,

культурному русскому человеку. Западный человек не идолопоклонствует перед своими культурными ценности из глубины. Творческая самобытность свойственна европейскому человеку. В этом и русский человек должен быть подобен человеку европейскому.

Русскую самобытность не следует смешивать с русской отсталостью.

Это прискорбное смешение слишком свойственно самым различным направлениям. Россия - страна культурно отсталая. Это факт неоспоримый.

В России много варварской тьмы, в ней бурлит темная, хаотическая стихия Востока. Отсталость России должна быть преодолена творческой активностью, культурным развитием. Но национальная самобытность ничего общего не имеет с отсталостью, - она должна выявиться на высших, а не на низших ступенях развития. Наиболее самобытной будет грядущая, новая Россия, а не старая, отсталая Россия. Подлинное национальное сознание может быть лишь творческим, оно обращено вперед, а не назад. Так было у всех народов Европы. <...>

Бердяев Н. Судьба России. М., 1990

***

[В настоящее время споры о России и ее историческом предназначении

13

не заканчиваются. Этот вопрос по-прежнему остается для нас первостепенным по значимости. Здесь представлен отрывок из работы современного отечественного исследователя В.М. Межуева, где предлагается рассмотреть старые проблемы с позиции цивилизационного подхода.]

ОРоссии как особой цивилизации стали писать сравнительно недавно

иявно под воздействием происходящих в ней перемен. <…> Избранная нашими реформаторами стратегия модернизации России по образцу этих стран, названная «вхождением в современную цивилизацию», заставила задуматься о том, в какой мере эта стратегия учитывает российскую специфику, считается с ней. Вопрос этот и побудил многих исследователей распространить на Россию так называемый «цивилизационный подход»,

представить ее как особое цивилизационное образование. <…>

Непроницаемость России для интеллектуального дискурса Запада многими объясняется просто: Россия не является органической частью Запада, где этот дискурс сложился и оформился. Как России порой трудно понять Запад …, так и Западу трудно понять Россию, представить ее в терминах собственной научной рациональности. Ситуация, казалось бы,

типичная для встречи одной цивилизации с другой.

В действительности не все так просто, как может показаться на первый взгляд. <…> Ведь в сознании россиян постоянно жила тема не только их особости и самобытности, но и их отсталости, недостаточной развитости по сравнению с Западом. Эта западническая тема, наряду со славянофильской

(то, что западники считали отсталостью России, славянофилы оценивали как ее самобытность), является сквозной в истории русской общественной мысли. <…>

Столкновение этих основных русских тем – самобытности и отсталости

– говорит о том, что вопрос о цивилизационной идентичности России остается открытым, не имеет однозначного решения, провоцирует взаимоисключающие мнения. Одни тянут к современному Западу, другие – к

14

дореволюционному прошлому, третьи мечтают о реставрации коммунистического режима. На нашем пространстве как бы сосуществуют и сталкиваются между собой разные России, между которыми трудно найти что-то общее. Мы либо грезим о прошлом, либо проклинаем его. Кто-то не приемлет ничего, что связано с Западом, для кого-то даже слово

«патриотизм» является бранным. И каждый видит в другом заклятого врага России.

Вопреки мнению, что Россия уже сложилась как особая цивилизация,

напрашивается другой вывод: она и сегодня находится в поиске своей цивилизационной идентичности, своего места в мировой истории. Поиск этот далеко не завершен, что и подтверждается длящимися несколько столетий спором о том, чем является Россия – частью Запада или чем-то отличным от него. <…> Если Запад осознает себя как сложившуюся цивилизацию, то Россия – еще только как идею (разумеется, по-разному трактуемую),

существующую более в голове, чем в действительности. Подобное направление мысли выходит на первый план тогда, когда реальность находится в состоянии брожения, не отлилась в законченную форму, не застыла в своей цивилизационной определенности. И в нынешнем виде Россия являет пример страны, не столько обретшей свою определенность,

сколько в очередной раз осознавшей необходимость ее обретения.

Межуев В.М. Идея культуры. Очерки по философии культуры.

– М: Прогресс-Традиция, 2005. С. 325-327

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

(X – XIII ВВ.)

СЛАВЯНСКОЕ ЯЗЫЧЕСТВО: СИСТЕМА БОГОВ, РИТУАЛОВ И ОБРЯДОВ

[К настоящему моменту проведено немало исследований относительно славянского язычества. Анализируя их результаты, мы можем с некоторым сожалением констатировать тот факт, что невозможно дать единую и целостную картину представлений наших предков. Среди ученых нет общего мнения как относительно богов,

так и относительно некоторых обрядов. Представленный здесь взгляд на славянское

15

язычество сформирован в рамках исторической школы Б.А. Рыбакова.]

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЕГО МЕСТЕ В МИРОЗДАНИИ У ДРЕВНИХ СЛАВЯН

Большое внимание славянская мифология уделяла самому человеку,

выделяя его в ряду других существ. Человек происходит от Земли-

прародительницы. Нити его жизни прядут богиня судьбы Мокошь с помощницами Долей и Недолей.

Однако абсолютного фатализма в верованиях славян не наблюдалось.

За каждым оставалось право тягаться с судьбой. Человек — единственное существо в мироздании, обладающее способностью соотноситься со всеми его уровнями и представителями. Он имеет бессмертную душу и посмертное существование. Отсюда вытекал культ предков. Он включал в себя поминальные дни, ритуал проводов в «мир иной» и «встреч» душ предков.

Вплоть до XI в. у восточных славян был распространен обряд ритуального умерщвления стариков. Он был связан с верой в магическую силу того света и надеждой на покровительство душ, туда отшедших. Показательно, что у славян не существовало понятия ада как места мучения грешников, хотя и бытовало представление о пекальном царстве.

В славянской мифологии все элементы мироздания объединял образ мирового дерева. Им чаще всего выступала солнечная береза, растущая на горе в Березани «вниз ветвями и вверх корнями». С ее помощью моделировалась вся картина обжитого пространства; три царства (небо,

земля и пекло), четыре стороны света и соответствующие им ветра,

оппозиция жизни и смерти. Такое дерево на изображениях часто сопоставлялось с женщиной. К трем его вертикальным уровням относились разные животные: к ветвям - птицы, к стволу - пчелы, к корням - змеи. В

искусстве народной вышивки эти мотивы бытуют по сей день.

Мировоззрение славян обнаруживает в себе черты древнего общего индоевропейского представления о борьбе двух противоначал мироздания.

Борьбу света и тьмы у славян олицетворяли Белобог и Чернобог и отражали понятия «явь» и «навь». Явь, или Белый свет, - то, что сотворено всеобщим

16

справедливым законом Правью. Все, что Правью-Правдой не является, - это Навь. Для человека закон Прави воплощался в признании неразрывного единства живущих с праотцами и богами и стремлении следовать тропой любви. Хрупкость равновесия двух противоначал отражали представления о борьбе Правды с Кривдой. Правда Кривду хоть и переспорила, но улетела на небеса к самому Пращуру, а Кривда осталась на Матери Сырой Земле.

СЛАВЯНСКИЙ ПАНТЕОН БОГОВ

Образ Бога - носителя высших функций со сменой эпох претерпевал изменения. Древнейшим верховным мужским божеством эпохи неолита был Род. Позднее его роли распределили между собой Сварог, небесный бог-

кузнец, пославший людям клещи и научивший их обрабатывать железо, и

Стрибог, бог-отец, внуками которого считались четыре ветра. Спутницами Рода выступали безымянные Рожаницы, богини плодородия. В честь Рода и Рожениц устраивались ритуальные пиры на зимнее солнцестояние и во время осеннего праздника урожая.

Вземледельческую эпоху популярными становятся солнечные

(солярные) боги. В их числе особо выделялся Дажъбог, внуками которого считали себя русские люди. Он соотносился с солнечным светом, теплом,

временем созревания урожая. Получивший наибольшую популярность в эпоху двоеверия, Дажьбог в сознании народа представлялся как бы родным вариантом образа Христа. Имя другого солнечного бога Хорса восходит к персидскому понятию о божественном сиянии. Он олицетворял само солнце и изображался в виде коня. С культом - Хорса связан весенний ритуальный танец — хоровод, движение по кругу, и обычай печь на Масленицу блины,

напоминавшие по форме солнечный диск.

Другими популярными солнечными божествами были Ярило и Купала.

В честь их справлялись веселые праздники карнавального типа в апреле и июне. На Ярилин день девушку одевали в белые одежды, сажали на белого

коня и водили вокруг нее хороводы. Купальские празднества посвящались

17

поспеванию плодов и злаков.

Спутником солярных богов выступал Семаргл. Он, как и Хоре,

божество скифского происхождения, поэтому почитался только в Южной Руси, граничившей со степью. Изображался он в виде крылатого пса,

охранявшего посевы.

Покровителем скота был Велес, чаще всего представавший в образе быка (тура). Культ его был развит главным образом в Приильменье.

Служители бога Велеса стали именовать себя волхвами - кудесниками.

Функции женских божеств плодородия унаследовали от Рожаниц архаической эпохи Лада и Леля.

Общеславянское почитание Мокоши - богини земли, урожая, женской судьбы, прядения, ткачества, воды и непогоды - восходит к древнейшему земледельческому культу Матери Сырой Земли. В православии место Мокоши заняла Праскева Пятница-льняница. Ей приносили в жертву первые снопы льна и вытканные убрусы, которыми украшали иконы.

Сравнительно поздно, с развитием дружинного слоя русского общества, возник культ бога грозы, войны и оружия Перуна. Византийский историк Прокопий Кесарийский, описывая быт славян, отмечал, что

«владыкой мира они признают одного бога - создателя молнии - и в жертву ему приносят быков и других животных».

В «Повести временных лет» дается наиболее полное описание пантеона славянских богов времени княжения Владимира Святославовича.

Так, согласно летописи, киевский князь за восемь лет до крещения Руси предпринял попытку создать в 980 году общегосударственный пантеон,

выделив в качестве его главы Перуна, бога княжеской дружины и противопоставил ему Велеса - бога всей остальной Руси. Идол Велеса был поставлен в нижней части Киева, там, где селилось простонародье.

Священные огни в честь Перуна были возложены в Перыни близ Новгорода на месте древнего святилища Ящера. Свое название Перынь оно получило после того, как кумир Ящера был низвержен и заменен новым, вскоре,

18

однако, та же судьба постигла и идола Перуна. На Руси началась христианизация. Новгородцы дольше других сопротивлялись нововведениям.

Здесь, как нигде, были сильны позиции волхвов. поборников демократических традиций старины.

С принятием христианства в 988 г. получает распространение феномен двоеверия - формы организации религиозной жизни, синкретически сочетавший исконные славянские верования и обычаи с православными.

Становление двоеверия происходило на основе встречного развития христианских представлений с некоторыми сторонами народной религиозности. Образы христианских богов соединялись с ликами древних богов: Илья Пророк - с Перуном, Власий - с Велесом, Праскева Пятница - с

Мокошью, Козьма и Дамиан - со Снарогом и Сварожичем, Георгий Победоносец — с Хосом, Иоанн Креститель — с Иваном Купалой.

Под влиянием библейской мифологии на первый план выдвинулся культ Рода, который приобрел черты бога-творца человечества. В

персонифицированном облике впервые начинают появляться солнечные боги Купала и Ярила. На Дажьбога все более переносятся черты образа Христа.

КУЛЬТ И РИТУАЛЫ

Древняя славянская религия не выработала строгих форм культа.

Жрецы не выделились в особое сословие. Жертвы родовым и небесным богам приносили знатные представители родовых коллективов, а о сношениях с демонами земли заботились вольнопрактикующие волхвы-

кудесники. Особая роль в их магической практике отводилась гаданию и заклинаниям. Для этого использовались глубокие ритуальные сосуды,

называемые чарами. Отсюда происходит русское слово «чародейство»,

синоним терминов «волхование», «ворожба», «волшебство». Особое значение придавалось новогоднему гаданию об урожае с помощью чар,

орнаментально украшенных изображениями 12 месяцев года. В селе Лепесковке на Волыни археологами было обнаружено древнее святилище

19

Черняховской культуры позднего времени (II - IV вв. н. э.). Алтарь святилища оказался сложенным из осколков больших глиняных чаш, по венчику которых шел орнамент из 12 прямоугольных рамок с разными рисунками. На них в символической форме изображались: орудие пахоты рало (апрель), колосья (август), плетенки льна (октябрь). Ритуальные сосуды использовались также в обрядах сева-жатвы, весенне-летних водных ритуалах.

Место жертвоприношения - капище - не превратилось у славян в храм даже тогда, когда здесь стали ставить изображения богов — идолы. Наши предки служили богам в священных рощах, на берегах ручьев и рек, в местах погребения предков. Общеплеменные моления устраивались на лысых горах,

на вершинах которых не было лесного покрова. Там и помещалось капище и его главный атрибут - капь, то есть идол. Вокруг него насыпали земляной вал в форме подковы, а на его вершине возжигали священные костры -крады.

Другой вал выступал в качестве внешней границы священного пространства. Территория между валами называлась требищем, так как там

«потребляли» жертвенную пищу. Иногда здесь воздвигали хоромы (храмы),

первоначально предназначавшиеся исключительно для ритуальных пиров.

Среди сохранившихся славянских идолов особенно знаменит Збручский, хранившийся в Краковском музее. Он был найден в 1848 г и датируется X в. н. Э. Его четыре грани говорят о том, что сила идола распространяется на четыре стороны света. Он представляет собой трехъярусных прямоугольный столб, увенчанный скульптурным изображением бородатого бога с мечом у пояса, рогом в правой руке и ожерельем на шее. На верхнем ярусе граней помещались рельефные изваяния богинь с рогом и кольцом в руках и богов с мечом, конем и солнечными знаками. Среднюю часть украшают сцены хоровода мужчин и женщин, ниже находится изображение коленопреклонного бога.

Сложными и разнообразными по форме были игравшие особенную роль в жизни славян похоронные обряды. Наиболее распространенным

20

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.