Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
5.docx
Скачиваний:
8
Добавлен:
13.03.2015
Размер:
460.45 Кб
Скачать

5.4. Деятельность и внимание при дефектах зрения Деятельность при нарушениях зрения

Роль деятельности в компенсации дефектов зрения в настоя­щее время отмечается практически в каждом тифлопсихологиче-ском исследовании. Впервые на компенсаторную роль деятельно­сти указал Л. С. Выготский (его теория культурно-исторического развития). Это положение получило развитие в трудах М. И. Зем-цовой. Основным лейтмотивом ее книги «Пути компенсации сле­поты» является компенсация слепоты и реабилитация слепых в процессе организации различных видов деятельности. Генетиче­ское исследование раннего и дошкольного возраста слепых детей Л.И.Солнцевой раскрыло роль предметно-практической, игро­вой и учебной деятельности в формировании компенсаторных про­цессов у слепых дошкольников и в их общем психическом развитии.

Психическое развитие детей с нарушениями зрения, так же как и зрячих, подчинено общим законам возрастных изменений и протекает в условиях ведущей для каждого возраста деятельно­сти, благодаря которой формируются новые психические образо­вания и зона ближайшего развития ребенка. Для детей с глубоки­ми нарушениями зрения характерно замедленное формирование различных форм деятельности. При этом требуется специально направленное обучение ее элементам и главным образом испол­нительной ее стороны, так как двигательная сфера слепых и сла­бовидящих детей является наиболее уязвимой, влияние дефекта на двигательные акты оказывается наибольшим.

В связи с этом развивающее влияние ведущей деятельности ра­стягивается во времени. Например, в дошкольном возрасте у сле­пых сосуществующими формами ведущей деятельности являются

233

предметная и игровая (Л.И.Солнцева), а в младшем школьном --игра и учение (Д.М.Маллаев).

Период до 3 лет для слепого является наиболее трудным по сравнению со зрячими детьми. В это время наблюдается значи­тельное его отставание из-за возникающих вторичных нарушении, вызванных слепотой, и выражающихся в первую очередь в недо­развитии предметной деятельности, в замедленно развивающем­ся практическом общении, в дефектах ориентирования, недоста­точной мобильности, в общем развитии моторики.

А. М. Витковская (1990) отмечает также замедленный темп фор­мирования предметных действий, трудности использования их в самостоятельной деятельности. В дошкольном возрасте в станов­ление предметной деятельности активно включается речь, обес­печивающая ее мотивацию и понимание функционального на­значения предметов.

Наиболее трудным компонентом остается исполнительская функция. Причина этого кроется в несовершенстве предметных действий слепого ребенка. Наблюдается значительное расхожде­ние между пониманием функционального назначения предмета, которое есть у ребенка, и возможностью выполнить конкретное действие с этим предметом.

Овладение предметными действиями в значительной степени основывается на совместной деятельности слепого ребенка и взрос­лого, в которой элемент содействия взрослого является ведущим. В самостоятельном поведении у многих слепых детей наблюдают­ся действия с предметами, которые Н.А.Бернштейн (1947) ха­рактеризует как стадию пространственного поля с очень прими­тивными и однообразными движениями. Отсутствие зрительного подражания компенсируется за счет усвоения и повторения пас­сивных движений, т.е. двигательного подражания, которое пред­ставляет собой более сложный акт, включающий в себя анализ пассивного движения с помощью проприоцептивной чувствитель­ности и контроль за выполнением движения. Ребенок опирается на достаточно развитое умение анализировать и контролировать свои движения и движения обучающего, т.е. на высокий уровень аналитико-синтетической деятельности.

Прослеживая взаимную зависимость физического и психиче­ского развития маленьких слепых детей, Е. Meier (1954) указыва­ет, что ограничение физической ловкости слепых сказывается на уровне психического развития и, в частности, их интеллектуаль­ных способностей. В связи с этим помощь в развитии манипуля-тивных способностей для слепого всегда больше, чем простое обу­чение навыкам. Поэтому метод совместного и разделенного дей­ствия, используемый в практике обучения предметным действи­ям слепых младшего возраста и слепоглухих, состоит в обучении выделению различных операций и движений, умению расчленять

234

единое действие на составляющие его движения и освоении их последовательности.

Самообучение предметным действиям в раннем и дошкольном возрасте, как правило, связано с использованием игрушек, игра с которыми требует овладения их функциями. В самой игрушке заложен образ двигательных действий. Трудности усвоения пред­метных действий приводят к тому, что многие дети дошкольного возраста в спонтанном поведении остаются на уровне предметно-практической деятельности.

Психологическая теория деятельности А.Н.Леонтьева (1983) выделяет принцип предметности обучения, при этом предмет яв­ляется объектом, на который направлено действие субъекта. Труд­ности слепых в овладении предметными действиями сказываются на формировании всех видов деятельности, и в том числе в игро­вой.

Для слепых и слабовидящих детей дошкольного и младшего школьного возраста, как и для зрячих, наиболее активной само­стоятельной деятельностью является игра (Ш.А.Амонашвили, Д.М.Маллаев). Охватывая сензитивные периоды жизни детей с аномалиями в развитии, игра повышает их абилитационные воз­можности, способствует коррекции и компенсации дефектов, свя­занных со слепотой. Как зона ближайшего развития ребенка, игра является средством его всестороннего развития и познания окру­жающего мира, воспитывающим положительные качества лично­сти. Однако глубокое нарушение или ограничение функций зри­тельного анализатора создает трудности при овладении всеми структурными компонентами игровой деятельности: у детей от­мечается бедность сюжета, содержания игры, схематизм игровых и практических действий.

Дефекты зрения существенно усложняют и затрудняют дело­вое свободное общение. Для детей характерен уход от контактов с окружающими, ориентация на свой внутренний мир, пассивность, позиция изоляции.

Игровая деятельность детей с нарушением зрения рассмат­ривается в тифлопсихологических исследованиях в разных ас­пектах: показана ее положительная роль в развитии компенсатор-ных процессов (Л. И. Солнцева), формировании нравственных ка­честв и стимулировании общественной деятельности подростков во внеклассной работе (Э.М.Стернина, И.П.Чигринова), фор­мировании предметных и игровых действий (С. М.Хорош), раз­витии зрительного восприятия (Л. И. Плаксина), физическом раз­витии и ориентации в пространстве (В.А.Кручинин, Р.Н.Аза-рян, В.П.Никитин), коррекции и развитии средств общения (М.Заорска).

В игре проявляются различные типы социального поведения Детей.

235

Д.М.Маллаев (1992) выделил четыре уровня социальных от­ношений, характерных для детей с нарушением зрения при осу­ществлении игровой деятельности: 1) ориентация на свои по­требности и желания при слабом представлении о необходимости учитывать интересы товарища по игре; 2) усвоение правил пове­дения, но нежелание считаться с этой необходимостью; 3) фор­мальное, пассивное усвоение правил; 4) социальные нормы и правила поведения становятся определяющими и регулирующи­ми позицию ребенка в игре и его взаимоотношения со сверстни­ками и взрослыми.

Уровни социального поведения в игре соотносятся со степенью владения игровыми действиями и наличием игрового замысла по сюжету. Дети проходят несколько этапов в развитии игры: не­специфические действия с игрушками при отсутствии сюжета игры—возникновение элементарных действий с предметами без сюжета игры — появление игровых действий и неустойчивость иг­рового замысла—формирование соотнесения игровых действий с сюжетом игры и умением действовать в соответствии с замыслом.

Появление в процессе игры конфликтных ситуаций при нару­шениях зрения в значительной мере связано с трудностями орга­низации совместной игры, контроля за действиями своих товари­щей по игре, понимания функциональных отношений при реа­лизации взятой на себя роли, отсутствием специальных аксессуа­ров, способствующих пониманию игровой ситуации. Д. М. Маллае-вым предложена концепция формирования игры как средства коррекции недостатков в психическом развитии, являющихся результатом влияния глубоких нарушений зрения. Она имеет в виду оптимизацию процесса обучения игровым действиям, ролевым позициям и действиям с игровыми материалами, включает спе­циальные психологические и игровые упражнения, предполагает поэтапность их применения. Важное место принадлежит взросло­му, включающемуся в игру как равноправный партнер. Элементы обучения, входящие в игру, подготавливают детей к переходу к овладению учебной деятельностью.

Формирование учебной деятельности у слепых и слабовидя-ших школьников — длительный и сложный процесс. Основа этого процесса — формирование готовности сознательно и преднаме­ренно овладевать знаниями.

На начальном этапе учение является еще недостаточно осо­знанным процессом, обслуживающим нужды других видов дея­тельности (игра, продуктивная деятельность), и их мотивация, характерная для них, переносится на усвоение знаний. Таким об­разом, учение на первых этапах имеет неучебную мотивацию. Когда слепой ребенок начинает действовать из интереса к новым фор­мам умственной деятельности и у него появляется активное отно­шение к объектам изучения, это говорит о возникновении эле-

236

^ентарных познавательных и учебных мотивов. У детей развивает­ся чувствительность к оценке результатов учения, желание испра­вить свои ошибки, стремление решать «трудные» задачи. Это сви­детельствует о становлении учебной деятельности. Но она пока протекает в форме игр, чаще дидактических, способствующих ее укреплению.

Тифлопсихология и тифлопедагогика, выдвигая специфический дидактический принцип работы учителя с детьми, имеющими глу­бокие нарушения зрения, а именно принцип усиленного педаго­гического руководства (И.С.Моргулис), связывает учебную дея­тельность с активной позицией ребенка и учителя.

Л. С. Выготский считал формирование отношения ребенка к тре­бованиям взрослого основным моментом, определяющим и ха­рактеризующим учебную деятельность. Систему требований к ре­бенку Л. С. Выготский называл программой воспитателя. В раннем детстве ребенок не осознает эту программу, но постепенно к кон­цу дошкольного периода он начинает действовать по программе взрослых, т.е. она становится и его программой. Таким образом, требования, выдвигаемые учителем, становятся требованиями ре­бенка к самому себе. Особая роль принадлежит дидактическим играм, поскольку в них совмещается игровая и познавательная деятельность, что создает благоприятные условия для активного усвоения знаний и становления учебной деятельности. Слепой ребенок должен научиться воспринимать учебную задачу, прини­мать ее как обязательную для выполнения, подчиняя свои дей­ствия ее решению, и, усвоив новый материал, применять его в решении следующей учебной задачи.

Организационно-волевая сторона учебной деятельности явля­ется наиважнейшей в компенсации зрительной недостаточности. Именно активность слепого в познании, умение добиваться ре­зультатов, несмотря на значительные трудности практического выполнения деятельности, обеспечивают успешность ее выпол­нения.

Учебная деятельность детей с нарушениями зрения имеет как черты, свойственные зрячим, так и особенности, обусловленные патологией зрения. Так, учебная мотивация при выполнении за­дания имеет место у всех детей, однако ее стойкость у слепых и слабовидящих детей значительно ниже. При трудностях выполне­ния деятельности они могут ее менять на другую. При этом, имея задание выполнить последовательный ряд упражнений, дети мо­гут считать, что цель достигнута, выполнив только одно из них.

В учебной деятельности детей имеется сложное соподчинение мотивов от более общего — хорошо учиться к конкретному — выполнить задание. Готовность к выполнению учебной деятельно­сти проявляется в умении подчинить свои действия определен­ным требованиям. Эти условия в одинаковой мере обязательны и

237

для слепых, и для зрячих. Различия между ними возникают при осуществлении самого процесса учебной деятельности: у детей с нарушениями зрения она протекает в более замедленном темпе, особенно в период ее становления, из-за необходимости созда­ния только на основе осязания или нарушенного зрения и осяза­ния поля деятельности, включающего в себя пространственные представления, при этом предполагается автоматизация движе­ний осязающей руки, контроль на основе осязания и проприо-цептивной чувствительности за протеканием и результативностью деятельности.

Внимание при нарушениях зрения

В отечественной психологии внимание определяется как «на­правленность и сосредоточенность психической деятельности че­ловека, активность его личности в данный момент и при данных условиях» (Н.Ф.Добрынин, 1968) и как организация психиче­ской деятельности (К. К. Платонов). Внимание не имеет своего соб­ственного содержания и связано с характером активности и дея­тельности человека.

При глубоких нарушениях зрения наблюдается снижение ак­тивности, проявляющееся наиболее четко в ранние периоды раз­вития, что связано с невозможностью воспринимать раздражите­ли нарушенным зрительным анализатором и реагировать на них. Отсутствие зрительных впечатлений снижает уровень внешней сти­муляции деятельности ребенка, что приводит к меньшей его ак­тивности по отношению к внешнему миру. Целый ряд зарубежных тифлопсихологов (H.Schauerte, J.Zeuten, J.Hatwell, Ann-Mary San-deers, D.Bureingham, D. Warren, T.Cutsborth и др.) отмечают низ­кий уровень общей активности слепого ребенка в ранние перио­ды развития и меньшую его подвижность. Проявляется это и в ориентировочно-поисковой деятельности. В связи с этим внима­ние как направленность деятельности, ее избирательность, име­ют своеобразные особенности. Ограниченность внешних стимуля­ций сказывается в большем внимании к своему «я», в превалиро­вании среди слепых по сравнению со зрячими количества интро-вертов, в избирательном общении с узким кругом хорошо знако­мых людей (В.С.Мерлин, D.Warren).

Практически все качества внимания, такие как активность (про­извольное и непроизвольное внимание), направленность (внешняя и внутренняя), его широта (объем, распределение), переключе­ние (трудное, легкое), интенсивность, сосредоточенность (высо­кая, низкая), устойчивость (устойчивое или неустойчивое), ока­зываются под влиянием нарушенного зрения, но способны к вы­сокому развитию, достигая уровня его развития у зрячих, а порой и превышая его.

238

Сокращение количества и разнообразия внешних впечатлений оказывает отрицательное влияние на формирование качества вни­мания. Замедленность процесса восприятия, осуществляемого как на основе осязания, так и на основе нарушенного зрительного анализатора, сказывается на темпе переключения внимания; не­полнота и фрагментарность образов — на снижении объема, ус­тойчивости внимания (А. Г.Литвак, 1985). Активное включение лиц с нарушением зрения в совместную деятельность со зрячими тре­бует со стороны первых большей самостоятельности и умения управлять своей деятельностью.

В зависимости от видов деятельности для ее успешного выпол­нения необходимо развитие различных свойств внимания. Так, в учебной деятельности важным условием является наличие произ­вольного внимания, умения сосредоточиться на задании.

В то же время в такой специфической деятельности, как про­странственная ориентация, а также трудовая деятельность, усло­вием эффективности и результативности является умение пере­ключать внимание в процессе решения конкретных практических задач. Слепому и слабовидящему необходимо для компенсации зрительной недостаточности активно использовать информацию, получаемую от всех сохранных нарушенных анализаторов; кон­центрация же внимания на анализе информации от одного из видов рецепции не создает адекватного и полного образа, что приводит к снижению точности ориентировочной и трудовой де­ятельности.

Процесс реабилитации и интеграции слепых и слабовидящих в современное общество с его техническими успехами требует от них большей самостоятельности и активности, что связано также с развитием таких качеств, как произвольность организации дея­тельности, устойчивость и интенсивность деятельности, широта объема внимания, умение его распределять и переключать в зави­симости от условий и требований деятельности.

Таким образом, развитие внимания у лиц этой категории свя­зано, как и у нормально видящих, с формированием волевых, интеллектуальных и эмоциональных свойств личности в условиях активной деятельности и осуществляется в соответствии с теми же закономерностями, что и у нормально видящих.

Особенности внимания у детей с нарушением зрения

Общие закономерности формирования и развития внимания у нормально развивающихся детей присущи и детям с глубокими нарушениями зрения.

Однако полное выпадение или глубокое нарушение зритель­ных функций делает невозможным или затрудняет зрительное от­ражение предметов и явлений окружающей действительности. Сле-

239

довательно, восполнить эти недостатки в чувственном опыте мо­жет активация деятельности сохранных органов чувств, в которой огромная роль принадлежит вниманию.

Внимание, как одна из сторон психической деятельности не­зрячих и слабовидящих детей, а также взрослых, изучено крайне недостаточно. И все-таки почти все тифлопсихологи и тифлопеда­гоги отмечают большое значение внимания в компенсации и кор­рекции последствий зрительных дефектов.

Первоначально непроизвольное внимание формируется и раз­вивается в результате воздействия внешних раздражителей на орга­ны чувств или проявлений органических потребностей и не зави­сит от сознания субъекта деятельности. Чем интенсивнее раздра­житель, тем ярче проявления внимания. Сокращение же объема внешних воздействий вследствие полного или частичного выпа­дения зрительных ощущений и восприятии, наиболее дифферен­цированных, опредмеченных, эмоционально окрашенных, не способствует развитию внимания, а, наоборот, задерживает его развитие. Как показали исследования, направленные на изучение сенсорной изоляции (Н.Н.Зислина, Л.А.Новикова, Л.И.Филь-чикова и др.), значительное уменьшение внешних воздействий приводит к так называемому сенсорному голоду, к нарушению приема и переработки информации и отрицательно влияет на объем, концентрацию, устойчивость, интенсивность и другие свой­ства внимания.

Наблюдения за незрячими детьми свидетельствуют о низком уровне их внимания, что является следствием пассивности и узо­сти интересов к окружающему миру, сведения о котором немно­гочисленны и разрозненны. Кроме того, устойчивость внимания при нарушении зрения снижается с уменьшением количества раз­дражении, т.е. напрямую зависит от их количества. Длительное же воздействие слуховых раздражителей приводит к быстрому утом­лению слепых, а следовательно, к рассеиванию внимания.

Среди тифлопсихологов старой школы (К.Штумпф и др.) до­вольно распространенным было мнение об автоматически проис­ходящих изменениях всех свойств внимания, при этом в первую очередь отмечалась его устойчивость, интенсивность, концентри-рованность. Такие утверждения об улучшении качеств внимания при выпадении зрительных функций не имеют эксперименталь­ного подтверждения, более того, они опровергаются тем, что не­зрячим поступает извне значительное количество сигналов других модальностей, которые способны отвлекать их внимание, и, кро­ме того, слуховые раздражители могут отвлекать внимание в не меньшей степени, чем зрительные (А.Г.Литвак).

Такие тифлопсихологи, как К.Бюрклен, П. Биллей, А.А.Кро-гиус, Ф. Цех, утверждали, что сужение сферы чувственного по­знания у незрячих отрицательно влияет на внимание, отмечая в

240

то же время, что оно у них может развиваться, причем достигать того же уровня, что и у зрячих.

Та или иная психическая деятельность связана с произволь­ным, постпроизвольным вниманием, его высшими видами. Не­посредственная связь с деятельностью, в процессе выполнения которой формируются духовные потребности, интересы, волевые качества и осознание себя как личности, определяет и характери­зует уровень развития внимания и его направленность. Следова­тельно, включение незрячих в деятельность является непремен­ным условием развития произвольного и непроизвольного видов внимания.

Состояние внимания ребенка с нормальным зрением при лю­бом виде деятельности — рассматривании, слушании, обдумыва­нии — находит выражение в мимике и пантомимике, определен­ную роль играет при этом подражание мимике взрослых, наблю­даемой детьми.

Визуальное восприятие незрячими детьми выразительных дви­жений лица и тела (мимики и пантомимики) невозможно, а по­этому у них нет и потребности в подражании.

Помимо этого, двигательная сфера незрячих отличается це­лым рядом специфических особенностей. У них ограничены дви­жения, отдельные движения осуществляются с большой осторож­ностью, вялостью, медлительностью. Положение тела несколько согнутое. Передвигаются они нерешительно.

У незрячих также отмечена выраженная моторная недостаточ­ность (А.В.Ярмоленко и М.М.Беликов). При этом установлена прямая зависимость между остаточным зрением и степенью мо­торных нарушений.

Отмечаются особенности произвольных движений лицевой мус­кулатуры незрячих, резкое снижение возможностей выполнения отдельных движений, указывается при этом на сравнительно луч­шее состояние моторики нижней части лица (А. С. Мищенко).

Динамографическое изучение мышечной работоспособности не­зрячих и зрячих обнаружило значительное снижение у незрячих как мышечной силы, так и мышечной работоспособности (М. Р. Мегентовик и Т. Н. Гут).

Установлено также, что те движения, которые обычно конт­ролируются зрением, незрячие выполняют значительно хуже, чем зрячие.

При наличии даже небольшого остаточного зрения моторные нарушения выражены менее резко. Выявлено, что моторная недо­статочность зависит также от времени наступления слепоты. У сле­порожденных она выражена более резко, чем у поздноослепших.

При абсолютной слепоте обычные для проявления внимания выразительные движения лица: нахмуривание бровей, наморщи-вание лба, фиксация взгляда, принятие определенной позы, по-

241

ворот к объекту и т.п. — или отсутствуют, или проявляются слабо. У незрячего состояние внимания характеризуется маскообразным выражением лица и фиксированным положением головы и тела (поворот вполоборота к говорящему), направленным на отчетли­вое слуховое восприятие.

В тифлопедагогике, как отмечает А.Г.Литвак, известны мно­гочисленные попытки обучения незрячих мимическому и панто­мимическому выражению внимания, эмоциональных состояний. Но до настоящего времени все они были неудачны.

Формирование и развитие внимания у детей с нарушением зрения

У большинства незрячих или слабовидящих детей патология зрения является врожденной, поэтому ход их психического раз­вития своеобразен и по темпу и по качественной характеристике. Характер реакций и поведение детей с нарушением зрения в мла­денческом возрасте (2—3-месячных) зачастую не отличаются от тех, что наблюдаются у нормально видящих сверстников. Их вни­мание непроизвольно по сути и зависит от качества внешних раз­дражителей: слабовидящих привлекают яркие, блестящие или дви­жущиеся предметы, как слабовидящих, так и незрячих — гром­кие, резкие звуки.

Слуховое внимание (выделение и дифференциация слуховых впечатлений) у незрячих детей прочно связано с развитием и со­зданием широкого осязательного поля. Однако их меньшая под­вижность и активность, более позднее выделение отдельных спе­цифических раздражителей, являющихся сигналами жизненно важ­ных для ребенка предметов и явлений окружающего мира, отри­цательно влияют на развитие как непроизвольного, так и произ­вольного внимания. Однако при благоприятных условиях психи­ческого развития таких детей — при активной помощи взрослого в организации общения и активизации деятельности всех сохран­ных анализаторов — вторичных отклонений в развитии внимания можно избежать.

Одним из важных направлений, способствующим развитию вни­мания у детей с глубоким нарушением зрения, является исполь­зование сочетания дистантного слухового и контактного тактиль­ного восприятии, на основе которых укрепляют связи между зву­ковой характеристикой объекта и его осязательным образом.

Развитие внимания у детей данной категории несколько за­медленно во времени. Интенсивность, устойчивость, объем вни­мания с возрастом увеличиваются. К концу дошкольного возраста отмечаются зачатки в управлении вниманием.

Однако у младших школьников преобладающим все еще оста­ется непроизвольное внимание, зависящее в большей степени от

242

интереса к работе (учебной и др.), от наглядности, эмоциональ­ной стороны их психики. Объем внимания — 2—3 объекта. Рас­пределение внимания еще слабое. И все же у младших школьни­ков с нарушением зрения начинает формироваться произвольное внимание. В подростковом возрасте оно становится более интен­сивным, концентрированным, устойчивым. Однако импульсив­ность, свойственная психике подросткового возраста, нередко за­трудняет управление вниманием. И тем не менее произвольное внимание у подростков продолжает развиваться и связано с фор­мированием интересов и их дифференциацией.

Высокая работоспособность в юношеском возрасте обеспечи­вается дальнейшим развитием внимания, как непроизвольного, так и в большей степени произвольного. Форма подачи материала не имеет существенного значения. Основная роль, так же как и у зрячих, принадлежит уже содержательной стороне учения.

В старшем школьном возрасте учащиеся с глубоким нарушени­ем зрения начинают задумываться над тем, какую профессию вы­брать, куда пойти учиться, работать, как войти в жизнь. У них появляется цель, мотив, стремление к ее реализации, последнее невозможно без концентрации внимания.

В отличие от зрячих, у слепых в этом возрасте все большее значение приобретает развитие слухового внимания как при про­странственной ориентировке, так и при общении с другими людь­ми. Концентрация слухового внимания требуется слепому при пе­редвижении в пространстве.

При разговоре с собеседником свое слуховое внимание не­зрячий направляет на речь собеседника, ее тембр, интонацию, т.е. так называемую вокальную мимику, на основе которой у них формируется представление о человеке, его искренности, харак­тере и т.п.

Из литературы о слепых (Дидро, Цейне, Роденбах, Дюфур, Ансальди, Дюфо, Геллер, А.А.Крогиус, П. Биллей и многие дру­гие) известны случаи (их немало), когда образ собеседника, воз­никший в представлении слепого, совпадает до мельчайших под­робностей с оригиналом. Основой такого представления о челове­ке является его голос, его «вокальная мимика», услышанная сле­пым. Эта удивительная способность находила различные объясне­ния. Как отмечал В.С.Сверлов, до сих пор наша наука не имела научно поставленного эксперимента, который с достаточной до­стоверностью ответил бы на этот вопрос.

Незрячие, используя слуховое произвольное внимание, концент­рируя его, могут судить по голосу говорящего о его настроении, искренности, психических особенностях, по звукам шагов — о его физическом состоянии. Что же касается других подробностей пред­ставлений о человеке, то и они, вполне возможно, возникают при концентрации произвольного внимания иных модальностей.

243

Немаловажное значение для слепых имеет развитие произволь­ного осязательного внимания. Оно проявляется при обучении по Брайлю, при обследовании предметов и т.п. на протяжении всего учебно-воспитательного процесса.

У слабовидящих слуховое внимание, его концентрация не по­лучили такого развития, как у незрячих. Надеясь на зрение, они не развивают слуховое произвольное восприятие, не учатся его концентрировать. Внешнее же проявление внимания в мимике и пантомимике у них формируется на недостаточном уровне. Из-за своего слабого зрения они чаще всего не могут видеть точно вы­ражение лица собеседника, а следовательно, представления о нем могут формироваться неточные.

У слабовидящих школьников интенсивность и концентрация про­извольного зрительного внимания при выполнении какой-либо де­ятельности не всегда устойчивы. Так, например, при выполнении корректурной пробы было отмечено (В.А.Лонина), что безоши­бочно она выполнялась первоклассниками в течение первых 5— 7 минут, после чего наблюдались пропуски четырех и более букв.

Четвероклассники успешно выполняли задание на протяже­нии 10— 12 мин, после чего возникали пропуски одной-двух букв. Их нормально видящие сверстники выполняли корректурную про­бу значительно лучше: на протяжении 15 мин они не делали ни одной ошибки. Концентрация произвольного внимания при вы­полнении зрительной работы у них сохранялась до конца опыта.

У первоклассников с нормальным зрением показатели соот­ветствовали результатам слабовидящих четвероклассников.

Недостаточный уровень концентрации произвольного зритель­ного внимания у слабовидящих школьников подтверждается как школьной практикой, так и исследованиями, направленными на изучение у них письма и чтения.

Данные, свидетельствующие о зрительной и общей утомляе­мости слабовидящих учащихся, подтверждают правильность уста­новленного режима зрительной нагрузки, ее длительности для сла­бовидящих — 15 мин.

Таким образом, внимание у детей с неполноценным зрением развивается по закономерностям, общим с детьми с нормальным зрением. Но в силу ограниченности или отсутствия зрительного восприятия оно имеет свои специфические особенности. Это не­сколько более позднее его формирование, неустойчивость, мень­шая концентрация и интенсивность, большая утомляемость.

Внешнее проявление внимания характеризуется маскообразным выражением лица, фиксированным положением головы и тела у незрячих и бедностью мимики и пантомимики у слабовидящих.

У слепых есть особенности в развитии слухового и осязатель­ного внимания, проявляющиеся в способности «считывать» во­кальную мимику.

244

При направленном психолого-педагогическом воздействии, осу­ществляемом в период преддошкольного и дошкольного возра­ста, многих негативных явлений в развитии внимания можно из­бежать или ослабить их влияние.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]