Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Проблема духовного опыта и методологические основания анализа духовности - Токарева С.Б

.pdf
Скачиваний:
35
Добавлен:
24.05.2014
Размер:
710.23 Кб
Скачать

Глава 2

ние, выступая из своего изначального состояния, самым первым своим движением отходит от Бога»23, делая шаг в историю, разворачивающуюся во времени. Это состояние является преходящим. Именно на этом этапе Бог являет себя через откровение и сообщает о себе в откровении. Наиболее полно это состояние сознания выражено в иудаизме: для сознания избранного народа Бог не является «естественным», и его надлежит удерживать особым непрестанным актом. Откровение — это именно такое актуальное, то есть основанное на акте, отношение между Богом и человеком, которое стало необходимым как раз потому, что человек отделился и удалился от Бога настолько, что их встреча стала возможна только как событие, происходящее в момент времени, как актуальное отношение, ибо «акт бывает лишь там, где есть нечто подлежащее отрицанию и снятию»24. Отрицанию и снятию здесь подлежит разрыв, возникший вследствие нарушения естественного, непосредственного отношения человека с Богом, и снимается он откровением, которое, будучи опосредовано предшествующими событиями, не является ни непосредственным, ни изначальным.

Отсюда понятно, почему Христос является концом всякого откровения. Через Христа человеку открывается дверь в царство Духа, войти в которую он должен свободно и осознанно. Знание о Боге, делающее свободным этот духовный выбор, есть знание о том, что истинное поклонение Богу возможно только «в духе». В этом возвращении к истинному Богу состоит весь смысл духовной эволюции человечества: «Человек должен стремиться выйти из этой погруженности в Бога, чтобы превратить такое состояние в знание о Боге, а тем самым в свободное отношение к нему. Однако такового можно достичь, лишь подымаясь по ступеням»25.

Таким образом, то, что в индивидуальной судьбе может выглядеть как свободный или случайный, рациональный или интуитивный выбор в пользу той или иной веры, безверия или суеверия, в плане духовной эволюции имеет более глубокий смысл. Это вовсе не выбор между возможными вариантами душевной жизни, обеспечивающими человеку больший или мень-

__________

23Шеллинг В.Ф. Указ. соч. Т. 2. С. 317.

24Òàì æå. Ñ. 278.

25Òàì æå. Ñ. 319.

— 81 —

Раздел I

ший психологический комфорт, в остальном же относительно равноценными. Отношением человека к духовной реальности определяется жизнь или смерть в вечности.

Генетическая связь между различными формами отношения человека к духовной реальности может быть осознана внешним образом как преемственность традиций, но ее символический смысл заключается в последовательном движении к спасению в истинном Боге. В этом ключе и необходимо рассмотреть эволюцию духовного опыта.

ЭВОЛЮЦИЯ ДУХОВНОГО ОПЫТА

Проблема эволюции духовного опыта — это не столько проблема выстраивания различных его форм в хронологическом порядке их появления (что вообще вряд ли возможно), сколько классификация различных типов отношения человека к духовной реальности, преемственность между которыми должна получить наряду с логическим обосонованием духовное объяснение.

Типологизацию форм духовного опыта можно осуществлять по различным основаниям. Наиболее масштабной является классификация различных типов духовного опыта по уровням духовной реальности, с которыми взаимодействует человек как субъективный дух. Индивидуальный духовный опыт всегда ограничен и не может охватить всех форм, возникших в ходе коллективного че- ловеческого миро- и богопознания. Но это не только невозможно, но и не нужно в силу иерархичности духовного опыта: приобщение к его высшему уровню «снимает» (и в этом смысле обесценивает) низшие формы. В этой иерархии сознание индивидуального человека представляет собой своеобразный «минимум духа», и его приращение единственным своим источником может иметь взаимодействие с духом надыиндивидуальным, представленным различными формами — от общественного сознания до абсолютного Духа. Соприкосновение человека с духовной реальностью неоднопланово, что и находит свое отражение в разнокачественности духовной жизни человека: «Духовная жизнь раскрывается по ступеням и разнокачественно. В нее входит вся познавательная, нравственная, художественная жизнь человечества, входит общение в

— 82 —

Глава 2

любви»26. Для человека доступны различные уровни духовного опыта: от первобытного духопознания до опыта мировой культуры, науки и высших уровней религиозного опыта. Каждый из видов духовного опыта специфичен и питается из конкретного источника.

Древнее человечество обладало особым, магическим видением мира, предопределившим первостепенную роль в первобытном обществе магии и искусства. Первоначально природа предстает перед человеком как замкнутая и враждебная, и человек должен «духовно расплавить эту кажущуюся жесткой форму, чтобы чистая сила вещей сочеталась с силой нашего духа и обе слились в едином русле»27. Эту задачу духовной обработки мира осуществляли в древней культуре магия и искусство.

Магия как особая форма знания получила развитие в рамках господства мифологического сознания. Ее отличительной чертой является способность представлять хаос как нечто упорядоченное и придавать смысл бессмысленному без опоры на мотивацию и объяснение, а только на основе доверия к говорящему. Слово «шаман» означает «тот, кто знает», однако это знание предполагает способность видеть и слышать иначе, чем обычные люди, — благодаря ощущению органического единства с природой и одновременно причастности к иному уровню реальности. «Пребывание» на ином уровне реальности — транс — является источником тех запредельных феноменов, знание которых делает шамана творцом и хранителем той картины мира, в рамках которой эти феномены облекаются в мыслимую и наглядную форму и входят в общеплеменное мировоззрение. Именно в технике трансиндукции, перехода от «обыч- ного» к «необычному» состоянию сознания и состоит подлинное магическое знание как опыт общения с духовными силами28.

Понятие «духовные силы» в магии весьма неопределенно. Согласно точке зрения, сближающей магию и спиритизм, «духовные силы» отождествляются с духами, которыми населена магическая реальность и с которыми маг вступает в непосред-

__________

26Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 1994. С. 48.

27Шеллинг Ф.В. Указ. соч. Т. 2. С. 58—59.

28Впоследствии, при переходе к иным культово-регламентирующим формам упорядочения мира, оценка этой техники кардинально меняется, и

âхристианстве владение ею интерпретируется как «одержимость».

83 —

Раздел I

ственный контакт. С другой стороны, слово «духовный» понимается как синоним слова «душевный» и употребляется в значении «могучих волевых устремлений, движений эмоций, желаний и страстей, потоков мыслей и фантазий, порывов любви и ненависти, страха и надежды, веры, сомнения и так далее»29, способность управлять которыми и превращает человека в мага.

Но в любом случае магия в жестких и замкнутых формах привычных вещей видит «чистые» силы, взаимодействующие между собой без каких бы то ни было ограничений, каузальных или пространственно-временных. Эта традиция признания особых мистических связей между элементами мира оказалась очень живучей. В древнегреческой философии мистический элемент был заимствован с Востока и развит орфико-пифагорейс- кой традицией. Представители гностической философии, стоики, Плотин, а под их влиянием все последующие мистики, романтики и натурфилософы — Дж. Бруно, Парацельс, Новалис и др. — верили, что все вещи и силы в мире связаны между собой внутренней жизненной связью — «космической симпатией». Отсюда — извечный скепсис по отношению к магии со стороны позитивного знания, которое не признает связей, исключающих причинные и пространственно-временные зависимости: «Неверие в магию основано на отсутствии в явлениях ее причинной связи. Необъяснимость же ее заключается в том, что индивидуализированной, а следовательно, ограниченной известной материей воле приходится так действовать на другую материю, как бы действовала воля неиндивидуализированная»30.

ÂХХ веке философский интерес к магии усилился в связи

ñпоявленим работ Карлоса Кастанеды, посвященных изложению магического учения южноамериканских индейцев. Согласно его трактовке, мир, в противопоставлении с которым развивалась культура, отнюдь не сводится к физическому: человек живет не просто в физическом мире, он живет в окружении непостижимых сил, свидетельствами существования которых полна человеческая история (хотя философия, за исключением некоторых ветвей мистической направленности, всегда чуждалась этих признаний). Отсюда вытекает своеобразное понимание культуры

__________

29Гартман Ф. Магия. М., 2001. С. 13.

30Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Минск, 1998. С. 1354.

84 —

Глава 2

с гипертрофированной защитной функцией. В изложенном у Кастанеды учении толтеков человеческая деятельность и культура рассматриваются как своеобразные ùèòû, делающие человека недоступным для враждебных ему магических сил: «Все обычные люди непрерывно чем-то заняты, они делают то, что они делают. Это — их щиты... Если человек не является воином, то ему не остается ничего другого, как только использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от устрашающих встреч с непостижимыми и неумолимыми силами»31.

Духовный мир, представленный в низших своих формах «миром духов», изначально так же чужд и опасен для человека, так же враждебен ему, как и мир физический. Взаимодействие с этим миром и составляло на первоначальном этапе духовный опыт человечества, который постоянно обогащался, позволяя человеку в какой-то мере контролировать характер и формы этого контакта. Чувствуя себя потенциально уязвимым для невидимых духовных сил, человечество отгораживалось от них посредством деятельности и культуры. Особую роль в этом механизме защиты принадлежит слову, языку. Человек практически постоянно находится в состоянии внутреннего диалога, назначение которого дон Хуан передает Кастанеде следующим образом: «Я скажу тебе, о чем мы разговариваем сами с собой. Мы разговариваем о нашем мире. Фактически мы создаем наш мир нашим внутренним диалогом»32. Речь — главный инструмент формирования человеком «своего» мира как особого антропогенного пространства. Посредством речи мы этот мир «обновляем, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним диалогом. И не только это. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе... Мир такой-то и такой-то потому, что мы сказали себе, что он такой-то и такой-то. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким... Вещи, которые делают люди, являются щитами против сил, которые нас окружают. То, что мы делаем как люди, дает нам удобство и чувство безопасности... Фактически, я должен сказать, что для

__________

31Кастанеда К. Учение дона Хуана. Отдельная реальность: Пер. с англ. Киев, 1997. С. 373.

32Òàì æå.

85 —

Раздел I

человечества то, что делают люди, более важно и значимо, чем сам мир»33.

Надежность защиты, обеспечиваемой культурой, не безгранична, и чем беднее культура и примитивнее деятельность, тем более уязвим человек. На ранних стадиях существования челове- ческого общества эта защита была еще очень несовершенна, так что человек вынужден был вступать в контакт с этими силами.

Âэтом контексте институту магии приписывается очень важная роль, состоящая в том, что он концентрирует воздействие таинственных сил на отдельных членах общества, прошедших ритуальное перевоплощение и как бы вышедших за рамки «слишком человеческого». Маг, поворачиваясь лицом к таинственному, по выражению Кастанеды, «вызывает огонь на себя» и дает тем самым возможность остальным членам общества без помех заниматься человеческой деятельностью34. Обязанности мага в первобытном обществе напрямую связаны с пребыванием в тех особых состояниях, в которых он открыт неведомому, противостоит ему и как бы «оттягивает» на себя его погубное воздействие: «Маг ничем не лучше обычного человека. Магия не избавляет его от проблем. В действительности она ему даже мешает, потому что усложняет жизнь и делает ее опасной»35, ибо маг общается с непостижимым непосредственно. Его функция заключается, следовательно, в разделении миров — человеческого и нечелоческого — и в способности переходить из одного мира в другой.

Главный мотив духовного поиска, из которого родилась магия, состоит в стремлении к познанию и власти над природой. Магическое сознание усиленно культивирует тему покорения мира.

Âмагии сфера сверхъестественного не является предметом веры, как в религии, но обозначает нечто вполне доступное рациональному осмыслению. Отношение мага к духовной реальности вполне рационально: оно предполагает предварительное обуче- ние манипулировать ею с последующей целью поставить ее себе

__________

33Кастанеда К. Указ. соч. С. 373.

34Подобная избранность для общения с духовными силами или с Богом существует и в религии. В Ветхом Завете, например, о священнике говорится, что «его избрал Господь, Бог твой, из всех колен твоих, чтобы он предстоял перед Господом, Богом твоим, служил во имя Господа, сам и сыны его во все дни» (Второзаконие, 18—5).

35Кастанеда К. Указ. соч. С. 372—373.

86 —

Глава 2

на службу. Дон Хуан говорит о жизни мага как о борьбе против опасного врага, а самого мага определяет как воина, действия которого строго регламентированы: «Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, — это âîëÿ. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин»36. Отношение к невидимому миру духов выглядит в магической картине мира вполне рационально: их ñèëå человек противопоставляет свою âîëþ. В то время как обычный человек полагает, что сверхъестественные силы можно объяснить или изменить, маг «думает не об объяснениях и не о переменах. Вместо этого он использует эти непостижимые силы для того, чтобы изменить направление, приспособившись к направлению их действия»37.

В истории философии сложились два основных подхода, объясняющих феномен магии. Гегель в «Философии религии» определяет магию как первую ступень религии, которую, впро- чем, еще даже нельзя назвать религией. Этой же точки зрения придерживался Л. Фейербах, утверждавший, что магия представляет собой «нерелигиозную форму религии».

Однако большая часть авторов обращает внимание на противоположность магии и религии, хотя и признает генетическую связь между ними и укореняет их в одном источнике — первобытном синкретическом сознании, где они не отделялись еще друг от друга: «История духовного поиска с возникновением религии претерпела поразительные метаморфозы: архаическая магия и порыв религиозного чувства теперь относятся друг к другу как полярные противоположности, позабыв, что берут на- чало из одного источника, что на самых ранних этапах своего существования составляли единое целое. Именно магия подарила религии многие идеи и научила “думать о невидимом”»38.

Гораздо большее единодушие наблюдается по вопросу о соотношении магии и науки. Считается, что на ранних стадиях своего развития наука как обобщенное рациональное знание совпадает с естественной магией и лишь по мере своего развития

__________

36Кастанеда К. Указ. соч. С. 372—373.

37Òàì æå.

38Ксендзюк А. После Кастанеды: Дальнейшее исследование. Киев, 2001. С. 55.

87 —

Раздел I

обособляется от нее и противостоит ей. Подобной позиции придерживался Дж. Фрэзер, полагавший, что магия есть одна из первых форм научной мысли, противоположная по своей сути религии, ибо основана на убеждении и вере во всемогущество человека, в то время как религия основана на принципе зависимости и подчинения. Общим моментом у магии и науки Фрэзер считал то, что в их основе лежит «твердая вера в порядок и единообразие природных явлений, в действие законов, которые можно точно вычислить и предвидеть»39. Маг не сомневается, что одни и те же причины всегда будут порождать одни и те же следствия, так что совершение нужного обряда неизбежно приведет к желаемому результату. В этом смысле воздействие магии на невидимый мир мало чем отличается от воздействия науки на мир чувственных вещей, разница состоит лишь в том, что магия усматривает «живую суть веществ и вещей» там, где наука видит косную материю.

Представление о близости магии и естественной науки было характерно для эпохи Возрождения. Естественную (натуральную) магию рассматривали как интеллектуализированную форму колдовства 40, которая является переходным этапом к современному естествознанию. В таком духе о магии говорили, например, Марсилио Фичино и Джордано Бруно.

В XVIII—XIX веках магия и наука начинают стремительно отдаляться друг от друга. В результате европейская магия Нового времени начинает пониматься как «практическое знание, противопоставляемое теоретическому духовному знанию (религия, мистика), теоретическому материальному знанию (науке)

èпрактическому материальному знанию (технике)»41. Но по крайней мере в одном пункте магия по сути своей близка науке

èпринципиально отличается от религии, так что не может быть к ней приравнена даже в качестве примитивной и несовершен-

__________

39Фрэзер Дж. Золотая ветвь: Исследования магии и религии. М., 1983. С. 53.

40С точки зрения психологии, высшая интеллектуальность состоит главным образом в значительном развитии ассоциации по сходству; магия также включает в себя рассуждения по аналогии. В этом смысле развитый интеллект

èколдовство вполне совместимые вещи.

41Эзотерическая философия: от герметизма к теософии: Сб. науч. ст. / Под ред. Л.А. Мирской: В 2 ч. Ч. 1. Ростов н/Д, 2002. С. 182.

88 —

Глава 2

ной формы: магическое сознание направлено на взаимодействие с духовной реальностью с позиций силы и подчинения, и в этом ее цели и задачи созвучны со знаменитым девизом науки: «Знание — сила!». «Силовая» установка на общение с духовной реальностью позволяет взаимодействовать лишь с низшими, служебными духами; высшие же ступени духовной иерархии остаются закрытыми. Но магическое сознание ничего и не знает об этой иерархии духовных начал и сил. Более того, оно не доходит даже до определенности в разделении духовного и природного 42. Для магического знания существует единственная сложнодействующая сила, являющаяся одновременно природной и сверхъестественной, телесной и духовной. Овладение этой универсальной силой природы, действующей в качестве универсального пластичного посредника между вещами, составляет смысл практической магии.

Некоторые формы магии, в частности магия толтеков, описанная К. Кастанедой, дает основания исследователям видеть в ней первоначальную форму психоэнергетической практики 43, которая объявляется «существенным элементом первобытного мышления». Благодаря присущим этому последнему неустойчи- вости и саморазорванности психики, достижение «потусторонних» переживаний (которые обозначаются как «измененные состояния сознания») было якобы обычным делом для всех членов сообщества, однако по мере развития интеллектуальных способов описания мира (на языке Кастанеды этот процесс называется «формирование тоналя») опыт вхождения в измененные состояния сознания был вытеснен и стал достижением и исключительным даром избранных. Подобная интерпретационная схема предполагает, что дистанция между миром обыденного сознания и миром «сверхъестественного» является исклю- чительно психологической и сформировалась постепенно, по мере интеллектуализации мира. Соответственно, магия рассматривается как высшая форма знания, в которой реальность пред-

__________

42Характерным смешением материального и духовного отличается, например, определение магии у Е.П. Блаватской, которая говорит о ней как о «науке общения с божественными, неземными силами», но сами эти силы определяет как «естественные тонкие энергии и воздействия в природе».

43См.: Ксендзюк А. Указ. соч.

89 —

Раздел I

стает в своем подлинном обличье, не искаженной интеллектуальными интерпретациями 44.

Поскольку восприятие современного человека полагается «искаженным» деятельностью интеллекта, магия в учении Кастанеды рассматривается как «реальный процесс психической трансформации личности», и в этом качестве она противостоит как ортодоксальным религиям, так и алхимии, каббале, астрологии и т. п., которые отличаются от чисто практической магии нали- чием спекулятивной доктрины.

Согласно Кастанеде, способность мага произвольно изменять состояния сознания, переходить от «обычных» состояний к «необычным», к трансу, обусловлена тем, что восприятие имеет психоэнергетическую природу. Техника введения психики, сознания в измененные состояния основывается на убеждении, что любая энергетическая форма в мире имеет своего носителя, а потому любой «сдвиг» в сознании, вхождение в транс сопровождается определенной реакцией на биохимическом уровне — синтезом, разложением или заменой одного вещества другим 45. Существуют различные пути изменения способов восприятия, например определенная информация или медитативный тренинг, за счет которого достигается особая концентрация внимания. Для

__________

44Интересно сопоставить это мнение со взглядами психологов о формировании чувственных представлений: «Чувственное содержание сознания не предопределено раздражителем раз и навсегда; оно обусловлено главным образом тем значением, которое испытуемый вкладывает в экспонируемый объект... Не содержание ощущений определяет значение предъявленного объекта, но, напротив, значение предъявленного объекта придает ясное и определенное содержание самим ощущениям... Содержание сознания совершенно бессильно играть какую-то значительную роль в процессе узнавания объекта. Зато после того, как значение найдено и чувственные переживания приняли на его основе свой определенный и законченный вид, роли меняются: именно те же переживания, но только окончательно уже консолидированные...

придают определенный конкретный, осязаемый оттенок значению объекта и служат делу его консолидации в наглядных формах» (Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966. С. 35—36). Таким образом, о каком-то «непосредственном», «неискаженном» представлении о реальности у сознательного человека говорить не приходится.

45А. Ксендзюк высказывет предположение, что некоторые психотехники способствуют самопроизвольному синтезу в человеческом организме тех веществ, которые, подобно триптаминовым галлюциногенам, способны изменять структуру энергопотоков и кардинально изменять тем самым перцепцию.

90 —

Соседние файлы в предмете Философия