Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лютый-Этика в лицах.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
22.09.2019
Размер:
76.8 Кб
Скачать

Этика в лицах

Лютый И., 2000г.

Истинная этика начинается там,

где перестают пользоваться словами.

Альберт Швейцер.

Введение

Рассмотрение этических проблем может быть плодотворным и удобным, если взять за основу практический аспект взаимоотношений между людьми, подразумевающими такие понятия, как "мораль", "нравственность", "совесть" и т.п. Этого требует и определение этики как "практической философии". Для этого, воспользуемся оригинальной 4-х мерной моделью формирования этических взглядов.

Данное рассмотрение, хотя и не связано напрямую с исторической хронологией человечества, тем не менее, имеет свои закономерности развития. Речь идет о том, что, с одной стороны, история человечества идет поступательно (прежде всего это отражается в развитии технократического знания и соответствующих технологий). С другой стороны, история циклична, и в этом смысле некоторые явления общественной жизни имеют тенденцию "возвращаться" (прежде всего те, что традиционно относятся к "внутренней", сакральной стороне человеческого существования - культурные, религиозные и пр.). Этические ценности являются своеобразным "мерилом" поступательной и циклической активности, связанной с изменениями человеческих ценностей. Поэтому, мы будем рассматривать этические проблемы качественно - в 4-х измерениях-"лицах", и количественно - историософски, поскольку второе вытекает из первого.

Этика фанатизма

Когда мы говорим об этике, морали и т.д., то прежде всего в наше сознание приходит самая простая и "примитивная" модель отношения человека к себе, своему поведению, окружающим людям, пути и способам познания. Во все времена существования человечества можно обнаружить философские системы, ориентирующие своих последователей слепо и непрекословно соблюдать общепринятые каноны. Собственно слово "мораль" (по крайней мере, в русском менталитете) соизмеряется большим или меньшим запретам и ритуалам следования этой морали. Часто "мораль" и "ритуал" рассматриваются почти как синонимы. Причем, ритуал становится порождением "такой" морали, и, с другой стороны, только жесткое ритуалы способны блюсти мораль.

"Всякий ритуал лучше, чем хаос", - такова основная формула проповедников сдерживания эмоций и ограничения желаний. Если в основе какой-либо догмы положен тот факт, что человек примитивен, несовершенен, греховен, подобен животному и пр., то закономерно и логично помыслить в следующий момент, что человеку нельзя позволять быть самим собой, тем более учить этому других. Необходим "дрессировщик", души человеческой, некий "монстр" - высший Разум (вспомним монстра Гоббса - Левиафана в лице государства). Здесь возникает определенный морализм. С одной стороны, ритуал не знает творчества, инициативы, "полета мысли". Праведнику не пристало оценивать, судить других, подвергать пересмотру канонические устои и, тем более, создавать апокрифы. Канонизированная модель считается совершенной в том виде, в каком преподается. Все ритуалы - от бога, им следовали отцы, деды, и именно благодаря ритуалам жизнь до сих пор существует в порядке и мере, а не развалилась на части. Таким образом, фанатизм может возникать над хаосом как реакция. Например смена государственной власти, революция, окончание войны приводят к небывалому подъему энтузиазма, необходимого для построения новой модели жизни. Этот энтузиазм слеп, категоричен и порою жесток и нетерпим к "старому". "Священному" огню инквизиции подвергается все инородное или кажущееся инородным почти без разбору. И это оправдано с точки зрения возрастной психологии: всякий молодой организм, будь то человек, общество или большая часть человечества отстаивает свои новые, еще не укоренившиеся позиции, "право на жизнь" всеми возможными способами. Юношеский максимализм не знает пощады ни к окружающим, ни к самому себе, - "предателем" может стать любой, кто преступил Канон, даже если Канон принципиально не выполним. В последнем случае возникает "иллюзия пути", самообман, ведущий в последствии к разочарованиям и, в лучшем случае, к переоценке ценностей. С другой стороны, ритуал создается в сознании человека, находит подкрепление в сознании ближайших последователей или учеников, апробируется и "запускается". Будучи изначально обычным человеком, создатель такой школы канонизируется и возвышается. Варвар не может быть Учителем, значит учитель несет в себе божественную сущность, его лик свят, поступь внеземная, слово пророческое. Так возникает религия.

Речь идет о тех философско-этических системах, которые несут в себе такие общие атрибуты, как Главный Авторитет (или иерархия Учителей) и Основной Закон (включающий предписания, запреты и, следовательно, санкции за нарушения запретов). Религиозный фанатизм в сознании современного человека имеет негативную нарицательную окраску. Это может быть исторический религиозный фанатизм, возвращающий наше сознание в эпоху "темного" средневековья, когда тысячи людей были сожжены на кострах инквизиции во имя Христа. Впрочем, через подобные явления проходили все религии. Некоторые явления жизни мировых религий, напоминающие религиозный фанатизм, происходят и сейчас, хотя официальные христианство, мусульманство и буддизм эти явления не принимают и не могут принять, поскольку давно пережили подобные "возрастные кризисы". Скорее всего, здесь речь идет об отдельных "атавизмах", проявляющихся на уровне религиозных сект и в сознании отдельных людей. Как уже говорилось, генеалогически фанатизм может относиться к наиболее ранней и простой форме этики, то есть фанатик ближе по степени развития к младенцу. Фанатизм ближе к зарождению, а значит и к смерти, - эта фраза ближе по духу философии экзистенциализма и иррационализма, что может показаться далеким от духа фанатизма. Связь между смертью и рождением, - не для фанатика, но любая из этих крайностей есть его пища. Парадоксально, но идеи апокалипсиса, смерти, кровавых жертвоприношений легко поддерживаются (не рождаются - это "выше" фанатика) в ритуальном сознании. Правда, здесь может быть еще вариант, когда к фанатизму примыкает страх, который будет рассмотрен нами далее.

Говоря об этике фанатизма, не стоит приуменьшать ее заслуги, - это закономерный шаг на любом пути. Всякая смерть есть катарсис (интенсивное очищение - лат.). Всякий катарсис неизменно сопровождает приход к мере (именно это мы и имеем ввиду под словом "смерть"). Мера означает окончание предыдущего пути: впереди новая жизнь. И иной способ начала пути, старта, нежели путь одержимости и фанатизма, - "с головой в новую жизнь", - трудно представить. Такой фанатизм незаменим. Счастье фанатика, - в его служении своему идеалу, даже если этот идеал интерпретируется как отсутствие счастья на Земле, страдание, покорность своей участи и т.п. С другой стороны, не будем суживать границы этого явления. Материализм в своих категоричных и наивных формах тоже может рассматриваться как вид религии, поскольку несет в себе все религиозные атрибуты. Современный философ-деконструктивист П. Фейерабенд говорит о "злосчастном альянсе науки и рационализма", по его мнению, современная наука, - это всего лишь "миф современной культуры", далекий от науки, как и любая догма и религия. Очевидно, что крайность мировоззрения порождает другую крайность. Религиозный фанатизм сменяется на научный фанатизм также легко, как научный на религиозный, приоритеты здесь не различимы и, пожалуй, не важны. Как часто можно встретить в одном человеке эти две крайности с разницей лишь в некоторый относительно небольшой временной срок, или даже одновременно.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.