Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Бодалев А.А. - Общая психодиагностика

.pdf
Скачиваний:
185
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
2.58 Mб
Скачать

на использование протоколов в соответствии с профессионально-эти-

ческими принципами и интересами психологии. Он пользуется пре-

имущественным правом получения методических материалов, в том числе приобретения их в качестве индивидуальной профессиональной собственности.

Психолог обеспечивает необходимый уровень надежности диаг-

ноза, применяя параллельные стандартизованные и нестандартизо-

ванные методики, а также метод независимых экспертных оценок;

г) в подборе методик в комплексную программу обследования не руководствуется субъективными предпочтениями и предубеждениями

воценке методик, а исходит из требования максимальной эффек-

тивности диагностики: максимум надежности при минимуме затрат;

д) параллельно с использованием методик ведет научно-методи-

ческую работу, анализируя по собранным данным эффективность при-

менения методики в заданной области. Ведение такой научно-ме-

тодической работы входит в основной круг обязанностей психолога,

работающего и в исследовательских, и в лечебных учреждениях. В

этой работе психолог поддерживает оперативные контакты с головной методической организацией, передавая ей копии протоколов (для на-

копления банков данных) и получая инструктивные методические ма-

териалы;

е) обеспечивает тщательное соблюдение всех требований для проведения стандартных методик обследования. Подсчет баллов, ин-

терпретация, прогноз делаются в строгом соответствии с методически-

ми указаниями. Психолог не имеет права отклоняться от стандарта в использовании методики, принятого на определенный период. Все рекламации и предложения по использованию методики психолог на-

правляет в методический центр и требует их учета при очередном пе-

ресмотре методики;

ж) обеспечивает конфиденциальность психодиагностической ин-

формации, полученной от испытуемого на основе«личного доверия».

Психолог обязательно предупреждает испытуемого о том, кто и для че-

го может использовать эту информацию. Психолог не имеет права скрывать от испытуемого то, какие решения могут быть вынесены на основе психологической диагностики;

з) психолог хранит профессиональную тайну: не передает ли-

31

цам, не уполномоченным вести психодиагностическую практику, инст-

руктивных материалов, не раскрывает перед потенциальными испы-

туемыми секрет той или иной психодиагностической методики, на ко-

тором основана его валидность;

и) обязательно рассматривает наряду с наиболее вероятной и альтернативную диагностическую гипотезу(интерпретацию данных),

применяя в психодиагностике принцип, аналогичный принципу «пре-

зумпции невиновности» в судопроизводстве;

к) сообщает в региональные или центральные органы Общества психологов о всех замеченных им где-либо нарушениях нормативных

(процедурных и этических) принципов психодиагностики. Психолог уполномочен лично препятствовать некорректному и неэтичному при-

менению психодиагностики.

1.5.3.

Использование

методик

специалистами-

смежниками

Отдельные, хорошо теоретически и психометрически обоснован-

ные методики, не требующие специальных знаний при интерпретации,

могут использовать специалисты смежных с психологией областей:

учителя, врачи, социологи, инженеры, экономисты. При этом специа-

лист-смежник (пользователь) должен выполнять следующие требова-

ния:

а) предварительно проконсультироваться с психологами, рабо-

тающими в данной практической отрасли, о том, какие именно мето-

дики могут быть применены для решения поставленных задач. При на-

личии аттестованных методик пользователь должен воспользоваться именно ими;

б) если психологи предупреждают пользователя о том, что пра-

вильное использование методики требует общих знаний о психодиаг-

ностике или специальной подготовки(по овладению методикой), то пользователь обязан либо выбрать другую методику, либо пройти со-

ответствующую подготовку, либо привлечь к проведению психодиаг-

ностики психолога, либо отказаться от проведения психодиагностики;

в) пользователь, получающий доступ к «п-методикам», автома-

тически берет на себя обязательство по соблюдению профессиональ-

32

ной тайны;

г) пользователь соблюдает все этические нормативы в проведе-

нии обследования по отношению к испытуемому и любым третьим ли-

цам: он, так же как психолог, не имеет права злоупотреблять дове-

рием и обязан предупреждать испытуемого о том, как будет исполь-

зована информация;

д) методики, не обеспеченные однозначной стандартной инст-

рукцией, необходимыми показателями надежности и валидности, тре-

бующие параллельного использования высокопрофессиональных экс-

пертных методов, не могут использоваться специалистами-

непсихологами;

е) пользователь содействует психологам в соблюдении проце-

дурных и этических нормативов, предпринимает меры для предотвра-

щения некорректного использования методик.

Все приведенные требования находятся в соответствии с меж-

дународными профессионально-этическими стандартами, принятыми в работе психологов. Основные идеи этих стандартов могут быть кратко сформулированы в виде следующих принципов: 1) ответственность, 2)

компетентность, 3) этическая и юридическая правомочность, 4) ква-

лифицированная пропаганда психологии, 5) конфиденциальность, 6)

благополучие клиента, 7) профессиональная кооперация, 8) информи-

рование клиента о целях обследования, 9) морально-позитивный эф-

фект исследования, 10) гражданственность и патриотизм.

ГЛАВА 2 ИЗ ИСТОРИИ ПСИХОДИАГНОСТИКИ

В этой главе мы рассмотрим некоторые вопросы, связанные с историей психодиагностики как научной и практической деятельности.

Конкретно будут рассмотрены три сферы психодиагностики: -

хологические тесты, проективные процедуры и контент-аналитические техники, - сферы, которые больше, чем другие, обладают собственной историей.

В истории науки замечено, что нередко приходится возвращать-

ся к вопросам, которые в свое время не были решены. Особенно чув-

ствительным влияние этой нерешенности(или незаконченности) ока-

зывается в тех случаях, когда тот или иной вопрос, решенный в свое

33

время неверно, наследуется позднейшей наукой именно в этой оши-

бочной редакции и оказывает сильнейшее воздействие на все постро-

ения (Емельянов Л. И., 1978). Не являются в этом смысле исключени-

ем и проблемы психодиагностики.

2.1. ИЗ ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ТЕСТОВ

Предыстория тестов уходит в глубину веков, она связана с ис-

пытаниями различных способностей, знаний, умений и навыков. Сооб-

щается, что уже в середине III тысячелетия до н. э. в Древнем Вави-

лоне проводились испытания выпускников в школах, где готовились писцы. Профессионально подготовленный писец, благодаря обширным по тем временам знаниям, был центральной фигурой месопотамской цивилизации. Он был обязан знать все четыре арифметических дейст-

вия, уметь измерять поля, распределять рационы, делить имущество,

владеть искусством пения и игры на музыкальных инструментах. Кро-

ме того, проверялось умение разбираться в тканях, металлах, расте-

ниях (Дандамаев М. А., 1983).

В Древнем Египте только того обучали искусству жреца, кто был способен выдержать систему определенных испытаний. Вначале кан-

дидат в жрецы проходил собеседование, в процессе которого выяс-

нялись его биографические данные, уровень образованности; кроме того, оценивались внешность, умение вести беседу. Затем следовали проверки: умения трудиться, слушать и молчать, испытания огнем, во-

дой, страхом преодоления мрачных подземелий в полном одиночестве и др. (Аванесов В. С., 1982). Все эти довольно жесткие испытания до-

полнялись угрозой смерти для тех, кто не был уверен в своих способ-

ностях к учению и в том, что сумеет выдержать все тяготы длительно-

го периода образования. Поэтому каждому кандидату предлагалось еще раз подумать и, тщательно взвесив, решить, с какой стороны за-

крыть за собой дверь в храм - с внутренней или с внешней.

Сообщается, что эту суровую систему испытаний успешно пре-

одолел знаменитый ученый древности Пифагор. Вернувшись в Грецию,

он основал школу, допуск в которую открывал только для тех, кто был способен преодолеть серию различных испытаний, похожих на те, ко-

торые он выдержал сам. Как свидетельствуют источники Цит. по: Го-

34

лицын Н. Н., 1855, Q. 118), Пифагор подчеркивал важную роль интел-

 

лектуальных

способностей,

утверждая, что «не из

каждого

дерева

можно выточить Меркурия», и потому, вероятно, придавал большое

 

значение диагностике именно этих способностей. Для этого каждому

 

давалась сравнительно трудная математическая задача. В случае ее

 

решения вопрос о приеме решался сразу. Однако чаще всего задача

 

не решалась, после чего неудачника вводили в зал, где ученики, по

 

правилам испытаний, должны были беспощадно поднимать

его

на

смех, давая ему обидные прозвища. Если поведение новичка в этой

критической ситуации характеризовалось умением отвечать на выпа-

 

ды, хорошо и достойно держать себя, его принимали в школу (под-

 

робнее см.: Аванесов В. С., 1982).

 

 

 

 

Особое значение Пифагор придавал смеху молодых людей, ут-

 

верждая, что манера смеяться является самым хорошим показателем

характера человека. Он внимательно относился к рекомендациям ро-

 

дителей и учителей, вел тщательное наблюдение за каждым новичком

 

после того, как последнего приглашали свободно высказываться и не

 

стесняться, смелее оспаривать мнения собеседников (там же).

 

 

 

Сообщается (Dubois P., 1970), что за 2200 лет до н. э. в Древнем

 

Китае уже существовала система проверки способностей лиц, желав-

 

 

 

 

 

1

 

 

ших занять должности правительственных чиновников. Каждые три

 

года

чиновники повторно

экзаменовались лично

у императора

по

«шести искусствам»: музыке, стрельбе из лука, верховой езде, уме-

 

нию

писать,

считать, знанию ритуалов и церемоний. Для государства

 

система экзаменов была важным средством отбора достаточно -спо собных, в меру эрудированных и, главное, лояльных по отношению к власти людей для последующего их использования на администра-

тивной службе.

Нередко результаты испытания интеллектуальных способностей становились предметом гордости того или иного народа, а иногда слу-

жили даже для извлечения доходов. Сообщается, например, что ин-

дийский царь Девсарм, желая испытать мудрость персов, прислал им шахматы. Предполагалось, что персы вряд ли сумеют разгадать суть

1 Существует мнение, что подобная практика в Китае сложилась значительно позже (Воскресенский Д. М. Человек в системе государственных экзаменов // История и культура Китая. М., 1974).

35

этой игры, и потому они должны были по условию отослать в Индию подать. Сообщается, однако, что визирь Хо-срова Важургмихр понял правила шахматной игры , ив свою очередь, изобрел игру, на-

зываемую сейчас нарды. Он послал с новой игрой гонца в Индию, где ее, как выяснилось, разгадать не смогли (Орбели И. А., 1936).

Другим свидетельством использования испытаний тестового ха-

рактера являются материалы, излагающие основы религиозного уче-

ния чань-буддизма. Учителя чань-буддизма использовали загадки, во-

просы-парадоксы с одновременным созданием ситуации психоло-

гического стресса. Отвечать на них необходимо было сразу, на разду-

мывание не отводилось ни секунды. Как отмечает Н. В. Абаев, в чань-

ских поединках-диалогах сама парадоксальность постановки вопросов

(например, была ли борода у бородатого варвара или имеет ли собака природу Будды) создавала драматическое напряжение, которое уси-

ливалось всем образом действий наставника. Хватая своего оппонента и крича на него: «Говори! Говори! Отвечай немедленно!», он создавал ситуацию психического напряжения. Чаньские парадоксальные загад-

ки использовались, по мнению этого же автора, в качестве тестов на определенный, «чаньский» ход мышления. В зависимости от того, как тестируемый отвечал на эти загадки, опытный наставник определял,

на каком уровне «просветленности» он находился и какие меры нужно принять для углубления его «чаньского опыта», а также выявлял лю-

дей, скрывающих за внешней грубостью и странностью манер свою некомпетентность (Абаев Н. В., 1980).

В созданном чжурчжэнями государстве Цзинь результаты экза-

менов применялись для распределения выпускников медицинского училища. Из числа выдержавших экзамены лучшие поступали на госу-

дарственную службу в качестве практикующих ,врачпрейпо-

давателей или исследователей, худшие получали разрешение зани-

маться частной практикой. Не выдержавшим экзамен рекомендовалось либо продолжить подготовку, либо сменить профессию (Воробьев М.

В., 1983).

Различные конкурсы и экзамены устраивались и в средневеко-

вом Вьетнаме. Всего за два года, в период с 1370 по 1372 г., удалось

провести переаттестацию всех военных и гражданских

чиновников,

что позволило организовать проверку государственного

аппарата по

36

всей стране. В результате этого Вьетнам вновь стал сильным и жизне-

способным феодальным государством; особое внимание было уделено созданию боеспособного офицерского корпуса (Берзин Э. О., 1982).

В XV в. конкурсные испытания были упорядочены: они проводи-

лись по этапам и турам. Присвоение высших степеней на экзаменах сопровождалось большими почестями. Лауреаты получали подарки от короля, их имена вносились в«золотой список», который вывеши-

вался у Восточных ворот столицы, об их победах на конкурсе сооб-

щалось в родную общину. Имена наиболее отличившихся высекали на специальных каменных стелах, установленных в Храме Литературы

(Берзин Э. О., 1982).

Интересные данные приводятся .В Н. Басиловым в отношении шаманства. У некоторых народов (например, у эскимосов) чуть ли не каждый взрослый мужчина считал себя способным к шаманству, но эти претензии отвергались в процессе испытаний. Проверка и, как резуль-

тат ее, признание были непременными условиями шаманской деятель-

ности. У разных народов проверка шамана принимала свои формы. В

частности, когда у казахов кто-либо объявлял себя шаманом, то он по требованию народа должен был, ходить по снегу в трескучий мороз босиком и с обнаженной головой, лизать языком раскаленные докрас-

на железные предметы. У народности ханты неудачного претендента объявляли сумасшедшим. У ульчей шаман подвергался испытаниям во время поминок. Такой же обычай был у нанайцев(Басилов В. Н., 1984).

Приведенный краткий исторический экскурс позволяет сделать вывод о необходимости рассматривать испытания индивидуальных способностей как важную и неотъемлемую часть общественной жизни многих (если не всех) народов мира со времен древнейших циви-

лизаций и до наших дней. Однако можно ли, на основании приведен-

ных данных, говорить о глубокой истории и широкой распространен-

ности тестов? Если согласиться с наиболее известными сейчас опре-

делениями теста, даваемыми как перевод с английского слова «test» -

испытание, проверка, проба, то на поставленный вопрос надо ответить утвердительно. Дело, однако, в том, можно ли в наше время так опре-

делять тест...

С течением времени обыденное представление о тесте и научное

37

понимание теста все больше удалялись друг от друга. Хотя всякий тест включает в себя элемент испытания, он не сводится только к нему,

ибо сейчас это метод исследования, включающий в себя ряд чисто на-

учных требований. На каждом этапе развития науки требования к тес-

там и они сами менялись. Игнорирование этого диалектического мо-

мента нередко приводит к упрощенчеству в оценках тестов.

Настоящая история тестов началась век назад, в канун периода ломки устаревшего общественного строя, революционного изменения общественного сознания, совпавшего по времени с научным кризисом,

сразившим естествознание. Диалектика и материализм потрясли идеа-

листический фундамент психологии и стали основой новой методоло-

гии.

К началу XX в. практические потребности изучения преобладаю-

щих способностей были сформулированы в виде научной проблемы исследования индивидуальных различий. Эта проблема и дала -им пульс к появлению первых тестов. Известный английский ученый Ф.

Гальтон в течение 1884-1885 гг. провел серию испытаний, в которых посетители .лаборатории в возрасте от 5 до 80 лет могли за не-

большую плату проверить свои физические качества(силу, быстроту реакции и др.), а также ряд физиологических возможностей организма и психических свойств - всего по семнадцати показателям. В число по-

следних вошли показатели роста, веса, жизненной емкости легких,

становой силы, силы кисти и удара кулаком, запоминаемости букв,

остроты зрения, различения цвета и другие. По полной программе бы-

ло обследовано 9337 человек. Ф. Гальтон писал, что практика вдумчи-

вого и методичного тестирования - не фантазия; она требует рассмот-

рения и эксперимента (Galton F., 1884).

Это был первый существенный отход от тысячелетней практики испытаний и проверок, основанной на интуиции. Применительно к тес-

там значение деятельности Гальтона можно сравнить с тем, что сделал Галилей для физической науки своими остроумными экспериментами.

Набиравший силу радикальный эмпиризм рассматривался рядом уче-

ных конца XIX в. как вполне приемлемая альтернатива идеализму, а

эксперимент - как настоящий фундамент науки. «Только тогда психо-

логия сможет стать действительной и точной наукой, -писал, Дж. Кет-

телл, — когда она будет иметь своей основой эксперимент и измере-

38

ния» (Cattell D., 1890).

Кеттелл, по-видимому, первым увидел в тестах средство измере-

ния, казалось бы, неизмеряемых свойств человеческой психики. В ра-

боте, опубликованной в 1890 г., он дал список 50 лабораторных те-

стов, которые мы бы сейчас назвали не тестами, а контрольными за-

даниями. Эти тесты проводились с соблюдением только двух из изве-

стных сегодня требований к тестам: имелась инструкция по их при-

менению и подчеркивался лабораторный (т. е. научный) характер ис-

пытаний. В частности, указывалось, что лабораторию следует хорошо оборудовать, в нее не допускаются зрители во время тестирования;

все испытуемые инструктируются одинаково, все они должны хорошо усвоить, что и как нужно им делать (Cattell D., 1890).

Надо ли говорить, сколь непривычной казалась идея измерения для психологии XIX века. Измерение с помощью тестов казалось тогда,

а многим кажется и по сей день, делом если не странным, то пре-

тенциозным. Обыденное сознание исходило при этом из аналогии с физическими измерениями и рассматривало эти попытки математи-

зации как чуждый для гуманитарной психологии уклон. Примерно с такими же трудностями сталкивалась и психофизика.

Тем не менее к концу 20-х годов нашего столетия все больше стала ощущаться потребность в создании специфического направле-

ния, связанного с особенностями использования числа и меры. В пси-

хологии эту роль выполняла психометрия, в биологии - биометрия, в

экономике - эконометрия, в науке в целом - наукометрия. К ним сле-

довало бы добавить и социометрию, но последнюю Дж. Морено и Г.

Гурвич свели к элементарным методам оценки взаимодействияин дивидов в малых группах.

С момента первых публикаций Ф. Гальтона и Дж. Кеттелла идея тестового метода сразу же привлекла к себе внимание ученых разных стран мира. Появились первые сторонники тестов и первые же их про-

тивники. В числе сторонников были: в Германии - Г. Мюнстерберг, С.

Крепелин, В. Онри, во Франции -А. Бине, в США - Дж. Гилберт и дру-

гие. Это были исследователи нового типа, стремившиеся связать пси-

хологию тех лет с запросами практики. Однако стремление к приклад-

ным исследованиям в психологии прошлого расценивалось как отход от науки. Кетгелл, например, сообщал, что он начал свои первые тес-

39

товые лабораторные исследования индивидуальных различий в1885

году, но публиковаться не мог из-за противодействия В. Вундта (Cattell D., 1896).

Итак, научный статус тестов не был определен, возможность из-

мерений в психологии подвергалась сомнению. Психология пережи-

вала трудный период: она уже не могла развиваться на старой основе,

но и не научилась еще смотреть на мир по-новому. «Причина кризиса, - писал Л. С. Выготский, - лежит в развитии прикладной психологии,

приведшей к перестройке всей методологии науки на основе принципа практики. Этот принцип давит на психологию и толкает ее к разрыву на две науки» (цит. по: Ярошевский М. Г., Гургенидзе Г. С., 1977).

Общественная практика требовательно выдвигала одну проблему за другой, и ни одну из них старая психология решить не могла - у нее не было подходящих методов.

Появление в этой ситуации прикладной психологии не было слу-

чайностью. Ей было дано название«психотехника». Прикладное на-

правление появилось и в педагогике. Хотя педология претендовала на звание науки о комплексном развитии ребенка, в тот период она была в основном прикладной педагогикой. Отвергнутые в традиционной науке - в психологии и в педагогике, тесты быстро нашли себе приме-

нение в прикладных направлениях. В общем, произошло так, как го-

ворили в древности: если какой-либо науке не находится места в хра-

ме, она начинает развиваться у его стен.

Активизация роли науки в практическом переустройстве жизни столкнулась с традицией занятий«чистой наукой, созерцанием исти-

ны». Для представителей чистой науки прикладность не имела замет-

ной ценности. В 30-х годах ученые Кембриджа больше всего горди-

лись тем, что их научная деятельность ни при каких мыслимых - об стоятельствах не может иметь практического смысла(Сноу Ч., 1973).

Цель, методы и результаты психотехники лежали в сфере практики, в

то время как цели, методы и результаты традиционной психологии ле-

жали в области теоретических рассуждений. Различались произво-

дительная и познавательная функции этих направлений. То, что имело ценность для психотехники, психология того времени ни принять, ни произвести сама не могла, так же как и психотехника мало что могла дать психологии.

40