Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
10-12-2015_11-20-59 / _Кащенко Е.А., Теория и практика психологического консультирования в сексологии.doc
Скачиваний:
165
Добавлен:
22.03.2016
Размер:
1.78 Mб
Скачать

Литература

Доморацкий В. А. Медицинская сексология и психотерапия сексуальных расстройств. – М.: Академический проект, 2009, ‑280 с.

Кащенко Е. А. Преждевременное семяизвержение: 65 способов продления полового акта. – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 160 с.

Кемпер И. Практика сексуальной психотерапии. В 2‑х т.: Пер. с нем./ – М.: АО Издательская группа «Прогресс» – «Культура, Издательство «Яхтсмен», 1994 – 192с.

Кочарян Г. С. и Кочарян А. С.. Психотерапия сексуальных расстройств и супружеских конфликтов. – М.: Медицина, 1994. – 224 с.

Кратохвил С. Психотерапия семейно‑сексуальных дисгармоний. – М.: Медицина, 1991, – 336 с.

Щеглов Л. М. Основы сексологии: монография. – СПб.: изд‑ль Грошев А. М., 2010. – 336 с.

Психогенез успешного сексуального партнерства в браке и кризисы супружеских отношений

Агарков С. Т.

Психогенез успешного супружества. В современной культуре семью принято считать ячейкой общества, а успешный брак является непременным атрибутом реализации базисных потребностей и достижения счастья. В то же время многие политики, общественные деятели и представители церкви говорят об углубляющемся кризисе семьи: росте числа разводов, снижении рождаемости, огромных масштабах детской безнадзорности и беспрецедентном насилии по отношению к членам семьи. Одной из постоянных тем является различные семейные кризисы, проявляющиеся разочарованием в браке, утратой чувства любви и интереса к интимным отношениям в браке.

Сегодняшняя семья характеризуется рядом новых тенденций и явлений, которые в целом недостаточно осознаны обществом и не имеют готовых рецептов противоядия. Известно, что для достаточного осознания новых социальных явлений и существенного изменения общественного мнения требуется срок примерно равный активной жизни одного поколения, то есть около 25 лет. Учитывая, что многие перестроечные процессы стартовали в конце 80‑х, именно сегодня мы наблюдаем известный перелом в семейно‑брачных отношениях современного общества. Эти тенденции многократно обсуждались в социологической и отчасти психологической литературе, что избавляет от надобности детально останавливаться на каждой из них и позволяет сосредоточиться на тех, которые имеют существенное значение для сексуальной реализации в браке. Сделаем попытку назвать наиболее важные из них:

Повышение возраста вступления в брак и толерантное отношение к добрачному опыту партнеров.

Допустимость разницы в возрасте партнеров вплоть до межпоколенного рубежа в 25 и более лет.

Значительное расширение диапазона приемлемости сексуальной техники и различных сексуальных практик (восточных, эзотерических, оздоровительных), использование элементов секс‑индустрии, виртуального секса и так называемых «натуральных» стимуляторов сексуальности.

Возрастание сексуальной активности современных женщин и формирование новых сексуальных запросов в женской популяции, в том числе благодаря развитию эффективной и безопасной контрацепции.

Появление новых форм брака (например, открытые и гостевые) и партнерства (гомогендерные союзы, свингинг и другие).

Широкое внедрение репродуктивных технологий (искусственное и экстракорпоральное оплодотворение, генетический анализ отцовства, перспективы беременности в менопаузе, суррогатное материнство и другие).

Увеличение сексуальной активности у лиц преклонного возраста в связи с развитием фарминдустрии, медицинской сексологии и генитальной хирургии.

Каких‑либо универсальных рекомендаций преодоления этих негативных для ряда супружеских пар тенденций, разумеется, не существует. На бытовом уровне консультанты в области семейных отношений нередко апеллируют к такому фактору стабильности брака, как взаимопонимание, которое является слишком общим для эффективного практического использования. Правда, в 2010 году группа исследователей под руководством Ури Хассона из Принстонского университета попыталась идентифицировать мозговые механизмы взаимопонимания и показала, что в процессе передачи и восприятия информации с помощью устной речи мозг говорящего и слушателя работают практически зеркально и практически синхронно. Это означает, что у них активизируются одни и те же отделы мозга, при этом в некоторых областях активность головного мозга слушателя отстает от таковой в мозге рассказчика на одну – шесть секунд, а в некоторых, напротив, опережает. С помощью новаторской методики, сочетающей в себе МРТ‑сканирование головного мозга и специальную технологию оптической звукозаписи, позволяющую без искажений записывать речь говорящего, пока тот находится в томографе, была выявлена специфическая активация различных областей мозга в процессе коммуникаций. Оказалось, что верхняя височная и угловая извилины, височно‑теменной стык, так называемая нижняя долька и некоторые другие отвечают за непосредственное восприятие, первичную обработку звуков и лингвистические способности человека. Другие, такие как предклинье полушарий головного мозга, дорсолатеральная префронтальная кора, глазнично‑лобная кора – за смысловое содержание и социальное значение воспринимаемой информации. На основании этих данных была построена математическая модель пространственно‑временной сопряженности мозговой активности испытуемых в процессе коммуникации. Эта сопряженность коррелировала со степенью понимания смысла передаваемого сообщения, причем понимание было максимальным, когда у слушателя происходила опережающая активация сопряженных участков мозга. Иными словами, слушатели предугадывали дальнейшее развитие сюжета сообщения за несколько секунд до его озвучения рассказчиком. Понятно, что хорошее знание рассказчика повышает вероятность подобного озарения у слушателя, что может лежать в основе процессов взаимопонимания в семье и в обществе в целом. Уникальность подобных экспериментов состоит в том, что они впервые вскрывают нейрофизиологические основы взаимопонимания. Трудно судить, как скоро эти данные могут быть использованы в консультативной практике, но то, что они открывают целое направление исследований, не вызывает сомнения.

Впрочем, существуют данные, отражающие прямо противоположную точку зрения. Психологи Базельского университета9Беньямин Шейбехенне и Ютта Мата, а также их коллега Питер Тодд из Университета Индианы10обнаружили, что пары со стажем более 40 лет, намного меньше знают о предпочтениях друг друга в области кулинарии, кино или кухонного дизайна, нежели партнёры, которые прожили вместе всего год или два. В исследовании приняли участие 38 пар в возрасте от 19 до 32 лет и 20 пар в диапазоне от 62 до 78 лет. Наибольшее несоответствие наблюдалось при прогнозировании пищевых предпочтений, то есть в той сфере, которая лежит на поверхности и имеет огромное значение в повседневной жизни. Вероятно, пожилые пары уделяют всё меньше внимания друг другу, поскольку рассматривают свои отношения как твёрдо установленные или считают, что и без того узнали друг о друге практически всё. Во всяком случае, перед началом исследования они были в этом больше уверены, чем молодые пары. Правда, исследователи допускают, что со временем в силу идентификации собственные вкусы приписываются партнеру, так как выявленное несоответствие вызывает искреннее удивление супругов. Кроме того, пищевые предпочтения с возрастом могут меняться и не учитываются супругом в силу консервативности многолетних отношений. Не исключено также, что люди старшего поколения вообще уделяли меньше внимания вкусовым предпочтениям партнера. Таким образом, экспериментальные данные свидетельствуют, что на бытовом уровне под взаимопониманием подразумевается не столько способность хорошо прогнозировать поступки партнера, сколько убежденность в том, что такое взаимопонимание существует.

В некоторых работах высказывается мнение, что в создании счастливого супружества важны не только формальное взаимопонимание, но и степень учета потребностей партнера и стремление реализовать их в отношениях. Лучшим фоном для такой семейной политики являются дружеские отношения между партнерами. По большому счету, именно дружба связывает счастливых супругов, когда угасает влюбленность. Поэтому дружба между мужчиной и женщиной, естественно, бывает, и вовсе не обязательно должна рано или поздно приводить к сексу или обременять отношения бывших любовников. Правда, чаще такая дружба характерна для людей зрелого возраста, очень часто – людей, связанных какими‑то иными отношениями – профессиональными, творческими или позитивным прошлым опытом. Нередко это продолжение юношеской влюбленности или реставрация юношеской дружбы. В партнерских отношениях настоящая дружба – это феномен зрелости. Во‑первых, это достаточно большая открытость и доверительность. Второй феномен дружбы – это полное принятие того, с кем дружишь, и признание его права на ошибку. В‑третьих, готовность оказать другому реальную поддержку и помочь ему найти выход из сложной ситуации. Кроме того, если влюбленность часто является «скоропортящимся товаром», то дружба предполагает устойчивые многолетние отношения и в этом плане является более ценным чувством, чем любовь. Сексуальные отношения одобряются обществом, если они замешаны на любви или влюбленности, но даже очень яркие чувства через какое‑то время должны смениться именно дружескими отношениями, способностью к сотрудничеству, позитивным отношением к партнеру и системой взаимных положительных оценок.

Феноменология успешного супружества в современном постиндустриальном обществе изучена фрагментарно. В ряде работ говорится о том, что в среднем женатые люди живут дольше одиноких. Многие исследователи утверждают, что в успешных отношениях женщины психически более уравновешены, а мужчины – физически здоровы. Скорее всего, здоровье мужчин улучшается из‑за позитивного влияния женщины на их образ жизни, а для психической сбалансированности женщин наиболее подходят именно длительные отношения. Не все партнерские отношения, а только благополучные полезны для психического здоровья. Установлено, что одинокие люди психически более уравновешены, чем те, которые находятся в нездоровых, ущербных отношениях. Дэвид и Джон Галлачеры из Кардиффского университета11подтверждают, что длительные благополучные отношения не только позитивно влияют на здоровье и психику пары, но со временем это влияние только усиливается. Также люди, имеющие много партнёров, в основном живут меньше, чем те, у кого только один партнёр.

По данным исследования невролога Университета Виржинии Джеймса Коэна, женщину в стрессовом состоянии успокаивает прикосновение любимого человека. Эти сведения получены в ходе эксперимента, в котором принимали участие 16 пар, состоящих в удачном и гармоничном браке. Опыт состоял из трех стадий, в течение которых женщины подвергались слабым ударам тока. В результате исследователям удалось зафиксировать существенное понижение уровня стрессовой активности нейронов головного мозга у женщин в эксперименте, в то время как без поддержки мужчины женщине труднее переносить боль. Впрочем, у мужчин также выявляется не столько релаксирующий, сколько паранаркотический, эффект созерцания женской красоты. Нейробиологи Гарвардской медицинской школы провели серию компьютерных исследований мозга мужчин в момент созерцания ими женских изображений и выявили активацию центров удовольствия, ответственных за продукцию эндогенных опиатов. Во время экспериментов мужчины в течение нескольких секунд рассматривали женские фотографии и при помощи «стоп‑кнопки» останавливали движение слайдов, либо «перелистывали» изображение. Изображения красавиц в среднем фиксировались 8,7 секунды и сопровождались выраженной активацией мозговых структур, в то время как обычные представительницы прекрасного пола занимали внимание мужчин не более пяти секунд, при этом за 40 минут исследования «стоп‑кнопка» нажималась в среднем 6700 раз.

В прежних работах высказывалось мнение, что браки между дальними родственниками могут быть более успешными в силу лучшего взаимопонимания людей, объединенных общностью происхождения рода. В некоторых странах существует строгий запрет родственных браков, в других законы достаточно лояльны к подобной практике. Подобные браки обнаруживаются в биографиях многих известных людей, и есть все основания считать риски генетических аномалий потомства в таких браках преувеличенными. В Великобритании браки между кузенами разрешены, хотя звучат призывы к их запрету. В ряде исследований было показано, что риск рождения ребенка с генетическими дефектами в браке между двоюродными братом и сестрой не выше, чем у женщины в возрасте старше сорока лет. Так, Диан Пол из Университета штата Массачусетс и Хамиш Спенсер из Университета Отаго в Данидине установили, что опасность появления на свет ребенка с врожденными дефектами в таких семьях всего на 2% выше, а уровень детской смертности выше на 4,4%. Подобные союзы были довольно распространенным явлением в Европе, особенно среди элиты, но в конце XIX века люди стали социально более активными, и ситуация изменилась. С другой стороны, имеется ряд исследований, в которых показана большая частота супружеских измен у женщин из родственных браков. Эта тенденция объясняется инстинктивными поисками генетического разнообразия женщинами во внебрачных связях.

Тем не менее, большинство исследований утверждают, что успешность супружества в значительной степени определяется эмоциональным состоянием женщины. Казалось бы, чем больше загружена женщина карьерой, детьми, домашним хозяйством, тем меньше у нее по идее должно оставаться времени на любимого мужа и такой брак никак не назовешь счастливым и устойчивым, потому что он все время проходит испытания стрессом. На самом деле наблюдается обратная тенденция. В 2011 году исследователи из Калифорнийского университета опросили большой массив женщин и установили, что у активно работающих жен самые счастливые браки. Этот феномен нашел сравнительно простое объяснение: если жена активно работает, то мужу приходится поневоле брать на себя часть обязанностей по дому и семье. А чем больше мужья помогают в ведении домашних дел, тем более счастливыми и удовлетворенными чувствуют себя жены. В другом опросе 100 семей оказалось, что 40% женщин испытывают дефицит соучастия мужа в делах семьи, отчего переживают состояние стресса или депрессии и не могут адекватно реагировать на проделки детей. В таких семьях часто бывает раздор и недопонимание между супругами. Итоги данного исследования обсуждаются с позиций теории, что женщина является эмоциональным менеджером в семье, но не всегда способна справиться с этими обязанностями без поддержки мужа или матери.

В этой связи в формировании успешного супружества немаловажную роль играют образование и интеллект супруги. Роберт Эриксон и Дженни Торссандер из Шведского института социальных исследований проанализировали данные переписи 1990 года: уровень образования, сведения о профессии и доходах 1,5 млн. семейных пар в возрасте от 30 до 59 лет, а затем сопоставили их с данными о смертности с 1991 по 2003 год. Как и ожидалось, смертность в целом оказалась выше среди шведов с низким уровнем образования, меньшей квалификацией и меньшими доходами. Для мужчин, не окончивших среднюю школу, риск умереть раньше был выше на 10%, причем наиболее значимым для продолжительности их жизни оказался уровень образования жен. Мужья женщин без среднего образования умирали раньше на 25% чаще. Вторым важным фактором оказался доход мужей – чем он был выше, тем сильнее влиял на продолжительность их жизни. Традиционно женщина несет большую часть ответственности за быт семьи, и уровень ее образования играет важную роль, поскольку именно она принимает решения относительно питания и образа жизни семьи. Более образованные женщины, по‑видимому, более внимательны к рекомендациям врачей и информации СМИ о здоровом образе жизни. Умные женщины лучше понимают тонкости мужской психологии и умеют к ним приспособиться. К примеру, не скандалят попусту, знают способы «бескровного» управления, не ревнуют к секретаршам и молоденьким сотрудницам, не закатывают истерик при подозрениях, что у мужа есть любовница. От таких жен мужья и не уходят и испытывают меньше проблем со здоровьем.

Вместе с тем, было бы большой ошибкой считать аконфликтность и всепрощение универсальными ключами к счастливому супружеству. Многие пары стремятся быть слишком позитивными, и в этом заключается их основная проблема. В таких парах доминирует стремление избежать не только глобального негатива и стычек по поводу измены партнера или эмоционального отчуждения, но и банальных споров по поводу открытого тюбика зубной пасты или незакрытой крышки унитаза. Подобные «бесконфликтные» отношения, как правило, построены на массе внутренних запретов. Автор бестселлера «Рожденный быть хорошим» психолог Дэчер Келтнер категорически настаивает на необходимости соблюдения баланса позитивных и негативных переживаний в супружестве, который может дать новую искру отношениям. Психолог Роберт Левенсон из Университета Калифорнии, изучающий семейную жизнь, считает, что брак начинает испытывать тяжелые времена, когда изменяются взаимоотношения в паре и партнеры не могут адаптироваться к ним, например, после рождения первого ребенка. Напряженность в отношениях возрастает также из‑за ведения домашнего хозяйства, финансов и воспитания детей. При этом, отмечает Левенсон, разводы, вызванные всем вышеперечисленным, часто отмечены злобой и жестким противостоянием. Но если пара сумела преодолеть все трудности, отношения становятся крепче. Многие люди признаются, что в середине жизни испытывают большее удовлетворение своим браком, особенно когда дети выросли и уехали из дома. Психолог Терри Орбах из Университета Мичигана, автор книги «5 простых шагов как превратить хороший брак в отличный», отмечает, что многие пары после 30 лет совместной жизни заново открывают друг друга. Исследования, проведенные Орбахом, показали, что браки, где мужья не чувствовали, что их ценят, разрушались в два раза чаще. По его мнению, чтобы преодолеть эти трудности необходимо научиться «драться честно» и обсуждать все, что супруги ожидают друг от друга в отношениях. Счастливые пары, которые продолжают быть вместе, со временем меняются. Они постоянно друг друга чуть‑чуть провоцируют, и это придает остроты их отношениям.

И все же основным фактором успешного супружества является чувство благодарности супругов друг к другу. Прочные романтические отношения в любом возрасте строятся на взаимной благодарности и признательности. По мнению профессора психологии Сары Алгое из университета Северной Каролины от этого выигрывают как те, кто дает, так и те, кто получает. В ходе работы эксперты наблюдали за 65 парами и их отношениями, периодически оценивая уровень удовлетворенности и взаимной привязанности. В результате оказалось, что признательность запускает целый каскад эмоций, и даже способна полностью изменить отношение к благодарному партнеру, а также намерения относительно него.

При этом одним из важных показателей успешного супружества является способность обсуждать сексуальные проблемы. Хотя эти данные были получены на сравнительно молодой популяции, тем не менее, результаты опроса, в котором приняли участие более 120 тыс. парней и девушек в возрасте 24 лет, выглядят весьма убедительными. Респондентов опросили об опыте сексуальных отношений и инфекциях, передающихся половым путем, а также уточнили методы контрацепции, используемые ими. Выяснилось, что 73% опрошенных респондентов не разговаривают о венерических болезнях с новым партнером. Еще 30% признались, что испытывали неудобство и стеснение, чтобы попросить нового партнера об использовании презерватива. Вместе с тем, партнеры часто воспринимают подобные разговоры как сигнал серьезности и долговременности отношений и относятся к ним вполне позитивно.

Этот краткий обзор современных исследований успешности в супружестве высвечивает лишь отдельные фрагменты сложной конструкции партнерских отношений. В рамках задач сексологического консультирования всегда существовало искушение создать компактную и эффективную модель оптимизации партнерских отношений. В 80‑х годах ХХ века Г. С. Васильченко и Ю. А. Решетняк разработали концепцию пяти брачных факторов. В основу этой концепции был положен так называемый тезаурусный подход, заключающийся в создании словаря или кластера признаков, характеризующих это явление. Концепция основывается на исходном положении о полифункциональности брачного союза, призванного объединить материально‑экономические, культурные и сексуальные потребности партнеров в условиях тесного и длительного контакта. Далее эти три вида потребностей перераспределяются по пяти факторам, в соответствии с которыми имеет значение не только обладание определенными положительными качествами, но и соответствие этих качеств ожиданиям партнера. Во‑первых, выделяется физический фактор, который, как указывает Г. С. Васильченко, «имеет сугубо интуитивный характер: вне зависимости от половой принадлежности один человек вызывает у другого безотчетную симпатию или антипатию. Эта индивидуальная и глубоко личностная реакция определяется физическим обликом (особое значение имеет лицо), тембром голоса, манерой поведения, речи, мимикой, жестикуляцией, манерой одеваться, наконец, запахом, свойственным данному человеку». Как отмечает Г. С. Васильченко, у всех людей независимо от возраста физический фактор тесно связан с сексуальным фактором, однако у молодых людей это влияние выражено ярче, а с возрастом – в случаях усиления роли культурного фактора – обнаруживает некоторую тенденцию подчиняться последнему. Вторым фактором в концепции Г. С. Васильченко является материальный, включающий вклады партнеров в общий материальный статус семьи, то есть их заработки и взаимные претензии в этом плане. В качестве третьего фактора выделяется культурный. Этот фактор, по Г. С. Васильченко и Ю. А. Решетняку, определяется соотнесением интеллектуально‑культурных запросов супругов. Причем его практическая «оценка осуществляется соотнесением образовательных индексов, профилей работы, кругом выписываемых газет и журналов, заполнением досуга (совместные посещения театров, кино, музеев, совместные и раздельные чтение и просмотр телевизионных программ), а также учетом взаимных претензий в этом плане». Сексуальный фактор в данной концепции «зависит от соответствия реальной программы интимной близости каждого из партнеров сексуальным ожиданиям другого. Этот фактор подвержен многим влияниям, в том числе возраста и состояния здоровья, с которыми он и должен, прежде всего, соотноситься. При этом необходимо учитывать, что модели мужской и женской сексуальности не тождественны как в качественном (например, различия эрогенных зон), так и в возрастном плане». Пятым фактором, занимающим особое положение, по Г. С. Васильченко, является психологический. «Этот фактор – коллектор, на котором фокусируются все другие, и в то же время именно он определяет единство и целостность человеческого поведения. В общей структуре брачного взаимодействия психологический фактор подразумевает соотнесение личностных особенностей обоих супругов, прежде всего их характеров и ролевых притязаний». Как заключает Г. С. Васильченко, каждый из пяти факторов в различных браках характеризуется различной относительной величиной и может приобретать разную направленность. Правда, резюмируя результаты применения этой методики, авторы вынуждены были признать, что наряду с указанными в партнерских отношениях всегда незримо присутствует шестой фактор – любовь, который не поддается прямому измерению, но может менять суммарный брачный потенциал прямо на противоположный.

Концепция пяти брачных факторов – далеко не единственная попытка разложения успешного супружества на элементы. Согласно концепции Э. Берна, эти элементы представлены тремя составляющими нашего интеллекта, которые проявляют себя в межличностной коммуникации. При общении человек невольно берет на себя одну из этих ролей (Ребенка‑Взрослого‑Родителя). По Э. Берну, процесс речевого взаимодействия можно разложить на элементарные обмены «посылами», в каждом из которых есть коммуникативный стимул и коммуникативная реакция (в виде слов, умолчаний, взглядов, отворачиваний друг от друга и т. п.). Такую минимальную единицу общения ученый назвал трансакцией. Сам процесс общения, с его точки зрения, можно рассматривать как серию трансакций. Цель трансактного анализа состоит в том, чтобы выяснять, какое Я‑состояние послало коммуникативный стимул и какое Я‑состояние дало коммуникативную реакцию. Совершенно иная схема взаимодействия партнеров в браке может быть основана на классификации психологических типов С. С. Либиха. По этой схеме мужчина приобретает статус «мужчина‑отец», «мужчина‑мужчина» или «мужчина‑сын», женщина – статус Матери, Женщины или Дочери. Гармоничные отношения строятся на принципе дополнительности позиций (Отец‑Дочь, Мужчина‑Женщина и т. п.) Возможны также конкурентные сочетания (Дочь‑Сын) или несостыкуемые позиции (Дочь‑Мужчина).

В противовес экспериментальным и структурным (компонентным и ролевым) концепциям успешного супружества, определение счастливого брака по Валлерстайну опирается на общие для всех семейных пар представления о таком союзе. Во всех счастливых парах оба супруга разделяют точку зрения, что ими найдена или достигнута «золотая середина», особый баланс интересов, потребностей и ожиданий, который они считают уникальным и незаменимым. Это ощущение золотой середины, достигаемое совместными усилиями супругов, творчески создается и развивается в течение совместной жизни и крепнет год от года. Оно основывается на общих ценностях, разделяемых обоими супругами, признании важности супружеских отношений и соответствии этих отношений добрачным ожиданиям и стремлениям. Этот баланс вбирает в себя опыт детских лет и отрочества, он подпитывается за счет неосознанных надежд, опасений и фантазий, которые каждая личность привносит в брак. Баланс зиждется на реальностях настоящего и прошлого как внутри семьи, так и в социальной среде, окружающей ее. Он также создается за счет способности к эмоциональному созреванию, способности все глубже понимать своего партнера и проявлять эмпатию.

Психогенез кризисов супружеских отношений.То, что традиционный брак сегодня переживает качественные метаморфозы, не вызывает никаких сомнений. В отличие от свершившихся разводов кризисные тенденции в те или иные периоды совместной жизни переживают все супружеские пары. Многие их них выходят из этих кризисов обогащенными опытом преодоления жизненных трудностей, другие годами не могут найти в новой реальности, хотя не решаются разорвать изжившие отношения. Не все из этих кризисов имеют прямое отношение к сексуальности и связанным с ней проблемам, но хроническое недовольство друг другом и браком в целом со временем неизбежно вовлекает в орбиту конфликта самые яркие и безоблачные сексуальные отношения. Подобные тенденции отмечаются во всех странах, и Россия не является исключением из этого списка: почти половина участников опроса в России (47%) не верят в то, что однажды заключенный брак – это навсегда.

Исследование «Новые семейные ценности» показало, что лишь 58% неженатых россиян называют создание семьи в числе своих жизненных приоритетов, а 27% граждан России и вовсе считают брак «устаревшим явлением». 8% россиянок заявили, что не намерены рожать после замужества. В своих взглядах на брак россияне солидарны с жителями других регионов мира, где лишь 70% считают, что однажды заключенный брак – это навсегда. При этом мужчины более оптимистично (в 77%) оценивают перспективы своего брака, чем женщины (66%) из числа позитивно относящихся к институту брака в современном мире. В США эту точку зрения разделяют 78% опрошенных, а в Европе только 61%. Правда, россиян, считающих брак своим основным жизненным приоритетом, больше, чем европейцев – 58% против 47%. При этом вступить в брак опять же больше стремятся мужчины (64%) нежели женщины (57%). Зато популярность «гражданских отношений» постоянно растет. Например, в мире 66% женщин и 69% мужчин считают, что нет никакой разницы: «свободные», но стабильные, длительные «незарегистрированные» отношения или официальный брак. В Европе идею гражданского брака поддерживают 77% респондентов, в Азиатско‑Тихоокеанском регионе – 72%, в Северной Америке – 52%. В России сторонников и противников гражданских браков поровну – 50% «за» и 50% «против». Пренебрежение традициями и институтом брака, прежде всего, связано с тем, что он просто потерял смысл и свою актуальность в современном мире. В этом уверена треть участников опроса во всем мире (31%). Так же считают 27% россиян. В Европе с этим утверждением согласны 44%, в Азиатско‑Тихоокеанском регионе – 23% и 28% в Северной Америке. Меняются и взгляды на возраст вступления в брак. Если 20 лет назад незамужняя женщина, переступившая порог тридцатилетия, считалась «старой девой», то сегодня 30 лет – оптимальный «свадебный» возраст: так считают 70% участников исследования в России. Но больше исследователей поразили результаты ответов на вопросы о рождении детей. В мире 17% незамужних женщин, опрошенных в 41 стране, сообщили, что не намерены рожать после вступления в брак. Так ответили и 8% россиянок. Всего в исследовании приняли участие 22780 респондентов – постоянных пользователей Интернета в 41 стране мира. Предел погрешности исследования составляет приблизительно 4,4% для регионов, выборка которых составляет 500 респондентов, и приблизительно 3,1% для рынков, выборка которых составляет 1 000 респондентов.

Часть проблем современных браков вызвана различием гендерных ролей мужчин и женщин, сохраняющимся в условиях идеологии абсолютного гендерного равенства. Жизнь мужчин неспешна, у них существует больший временной гандикап, когда они могут позволить себе ошибаться с выбором профессии и жизненного пути в целом. Следуя собственным «романтическим», нередко иррациональным пристрастиям, мужчина может профессионально заняться дайвингом (серфингом, яхтингом, дельта‑планеризмом) или сделать диссертацию, даже если это не нужно для будущей карьеры. Хотя, с точки зрения заработков и карьеры он и потеряет 5–7 лет, но может просто «сделать вид», что этих 5–7 лет никогда и не было. Сорокалетний мужчина может жениться на тридцатилетней, а то и двадцатилетней женщине и вести себя как будто ему тридцать, то есть «обнулить» период социального бездействия. Кроме того, нормальные мужчины не рассматривают перспективу воспитания ребенка в одиночку, при желании «остепениться» они делают это в семье на основе традиционного разделения прав и обязанностей. В итоге, дети не мешают «жить» сейчас и делать карьеру «потом».

У женщин ситуация гораздо сложнее. Интеллектуальна развитая, самостоятельная, способная женщина в наши дни планирует свою жизнь, полагаясь преимущественно на себя. Это значит, что к определенному возрасту ей необходимо заработать достаточно денег, чтобы обеспечить себя и ребенка, по крайней мере, на период нетрудоспособности, а в идеале – и дальше, так как ребенок не позволит работать так же эффективно. Даже если придерживаться европейских «стандартов», где считается нормой родить первого ребенка после 35 лет, для карьеры остается 10–15 лет. Потратить половину из них на романтические «искания» для женщины непозволительная роскошь. Поэтому примеров быстрорастущих успешных леди в бизнесе и власти более чем достаточно.

Высокая требовательность современных женщин к брачному партнеру напрягает и пугает многих мужчин. В США 20% мужчин в возрасте от 20 до 35 лет не вступают в нормальные сексуальные отношения, влекущие определенные обязательства. Они выбирают виртуальный секс, секс за деньги, но избегают партнерского секса в романтических отношениях с женщиной. Если раньше женщины были готовы, как садовники, выращивать себе мужчину годами, то сегодня они хотят получить все сразу. В браке такая женщина быстро видит, что мужчина – пассивное, инфантильное существо и обуза. Она избавляется от него, делает еще несколько попыток найти партнера и бросает поиск. Позже, лет в 40 перед климаксом, если у нее так и нет детей, такая женщина может завести себе слабого, зависимого мужчину, который заменит ей ребенка.

Это не кризис мужчин и не кризис семьи, а кризис женщины. Между тем, мужчины и женщины просто необходимы друг другу для окончательного созревания. Мужчина запускает сексуальность женщины, она же помогает ему социализироваться, то есть определиться с планами на жизнь, с привычками и взглядами. Этот процесс требует времени и люди, которые не приобретают бесценного опыта сосуществования, многого лишены. Такие мужчины инфантильны, а женщины эмоционально неполноценны, что сказывается на детях, которые недополучают от матери тепла и участия, отчего обречены страдать от вызванных этим проблем всю жизнь.

Помимо разделения ролей происходит их смешение, и даже обмен ролями. По данным опросов мужчины все чаще вовлекаются в женские обязанности:

15% мужчин готовят чаще своих жен (12% – каждый день);

30% мужчин чаще жен ходят за продуктами;

32% мужчин чаще жен моют посуду;

49% мужчин чаще жен пылесосят;

80% мужчин чаще, чем жены, выносят мусор;

Многие домашние дела мужчина делает лучше женщины. Он лучше ведет бюджет, лучше контролирует детей. На смену традиционной патриархальной семье приходит семья с социальной взаимозаменяемостью, где каждый может быть домохозяйкой или добытчиком. Причина этого явления вовсе не в порнографии и не в проституции, как думают многие политики, а в новом постиндустриальном обществе, для которого такая семья – норма. При этом 66% мужчин по‑прежнему считают себя главой семьи, 7% – жену, а 27% затрудняются ответить на этот вопрос. Их жены считают главой мужа в 48% случаев, себя – в 25%, и затрудняются с ответом 27%. По мнению И. С. Кона, если муж и жена отвечают на этот вопрос по‑разному, значит эта семья – конфликтная. Но однообразие ответа вовсе не гарантия идиллии. Тем более, что легкая, устранимая конфликтность является лучшим стимулятором эмоциональности и профилактики рутины. Если выяснять реальную структуру взаимоотношений, надо спрашивать о механизме принятия решений. И тут большей частью возникает плюрализм. По одному вопросу решающим является мнение мужа, по другому – жены, третий решается совместно. Многие решения вообще принимаются отсрочено, когда уже неважно, кто их автор. В других случаях более гибкий партнер дипломатично вынуждает другого озвучить собственное решение.

Еще одним показателем гендерных сдвигов является инициатива в семейных конфликтах. В 69,07% она принадлежит женщине, а в 30, 93% – мужчине. По мнению психолога Наталии Фомичевой, женщины действительно чаще провоцируют конфликты. Среднестатистическая женщина в ссоре чувствует себя как рыба в воде, они помогают ей снимать накопившееся напряжение и получать эмоциональную встряску. Зачастую с помощью ссор женщина неосознанно проверяет, не потерял ли мужчина к ней интерес, не стал ли он равнодушным. Поэтому, в отличие от мужчины, представительница прекрасного пола чувствует после скандала облегчение и удовлетворение. По данным исследования «Левада‑центра», процент мужчин, ответивших, что они «в основном удовлетворены своим положением в семье», – 49%, женщин – 35% («в основном не удовлетворены» – 17% мужчин, 32% женщин). Мужчины всегда демонстрируют более высокую самооценку и уверенность в себе, нежели женщины. Это один из способов самоутверждения. Если ты не удовлетворен своим положением в семье и не можешь этого измерить, значит, ты не настоящий мужчина. А женщине жаловаться не зазорно, слабый пол всегда чем‑то недоволен.

Считается, что женщины переменчивы в настроениях и менее искренни в общении. Однако исследования, проведенные сотрудниками Научного музея в Лондоне, показали, что в целом мужчины врут в полтора раза чаще, чем женщины. Среднестатистический мужчина говорит неправду трижды в день, или около 1100 раз в год, а женщина – дважды в день, или около 730 раз в году. Как отмечает издание, чаще всего люди, а это около 25% мужчин и 20% женщин, врут своим матерям. Ученые установили, что самой распространенной лживой фразой у мужчин является «Я не так много выпил», а у женщин – «У меня все хорошо, я в порядке». В ходе исследований также было выяснено, что фразы у мужчин «Все нормально. Я в порядке», «Извини, я не слышал твой звонок», «Я стою в пробке», «Ты похудела» и «Это то, что я всегда хотел», чаще всего оказываются ложью. Женщины же, чаще всего бывают неискренними, когда произносят «Я не знаю, где это. Я это не брала», «У меня болит голова», «Я купила это на распродаже» и «Нет, я не выбрасывала это».

Разумеется, не следует рассматривать эти нормальные компоненты гендерного сосуществования в качестве причин кризиса брака, хотя они часто становятся предметом острых дискуссий в конфликтующих парах. Истинные причины конфликтов, например, ориентация на личные достижения в ущерб корпоративным отношениям, обсуждаются редко. В настоящее время все больше женщин в современном обществе провозглашают свою независимость и тернистым путем достигают поставленных некогда целей. Порой целеустремленные женщины добиваются высокопоставленных постов в административных структурах, открывают собственный бизнес. Это часто заставляет отказываться от возможности иметь семью и детей, и в большинстве случаев, не смотря на финансовую независимость, они ощущают себя абсолютно несчастными. Самая главная ошибка всех независимых женщин – боязнь близких отношений, и неважно с кем. «Впускать к себе в душу» они никого не намерены, считая, что таким образом они проявляют свою слабость. Такие женщина нередко культивируют в себе образ недоступной женщины, которая избегает близких отношений. Даже лучших подруг они держат на расстоянии, не желая делиться своими переживания. То же самое касается и отношений с мужчинами: во многих случаях независимые женщины решительно обрывают перспективу постоянных и длительных отношений, опасаясь нечистоплотности или предательства партнера и ограничиваясь краткосрочными и, по большей части, неглубокими сексуальными интрижками.

В основе подобной линии поведения часто лежит негативный опыт, приобретенный на пути к достижению своих целей. Дефицит доверия к окружающим является основной проблемой многих эмансипированных женщин, хотя взгляд со стороны и моральная поддержка близких людей помогает пережить самые сложные жизненные ситуации.

Нередко за внешней маской холодности скрывается тонкая и ранимая натура, которая вдвойне нуждается в общении и понимании. Независимые женщины притягивают к себе неуверенных и ничего не достигших мужчин, которые сами нуждаются в постоянной поддержке и одобрении.

Исходя из этих общеевропейских тенденций, британские психологи пришли к выводу, что современная семья живет по матриархальному укладу. По данным опросов 3 тысяч семей, основным зачинщиком скандалов в семье является именно мать, а не отец или дети. Скандалы женщины закатывают примерно три раза в день. Эти скандалы не преследуют далеко идущих целей, средняя продолжительность ссоры составляет 5 минут, и они являются напоминанием «кто в доме хозяин». По статистике, ежегодно семья тратит по 4 дня на ссоры. Самыми распространенными причинами для ссор являются борьба за пульт от телевизора, попытки привлечь детей к домашней работе, реальное или кажущееся безразличие мужа к беспокоящим жену проблемам. Кроме того, в каждом пятом прошении о разводе в качестве причины упоминается флирт или интимная переписка с третьими лицами одного из супругов в социальной сети Facebook. Зачастую ревность вызвана тем, что в социальной сети супруги общаются с бывшими партнерами, а иногда речь идет о виртуальных романах. При этом о таких контактах обычно сообщают посторонние люди.

Ряд исследований последнего времени позволил выявить влияние конфликтов на здоровье супругов. В частности, психиатр Жан Киколт‑Глейзер и вирусолог Рональд Глейзер из Университета Огайо исследовали 42 супружеские пары, состоящие в браке в среднем 12 лет. Им на руки с помощью всасывающего устройства нанесли восемь небольших волдырей. Одновременно с этим их просили в ходе получасовой дружеской беседы рассказать о каких‑то качествах друг друга, которые бы им хотелось изменить. Во время второго визита через два месяца был проведен повторный тест, но на этот раз их просили говорить о вещах, вызывающих у них сильные разногласия, провоцирующие сильные эмоции. Во второй раз волдыри заживали на один день дольше и еще на 40% медленнее у тех пар, в дискуссиях которых наметилась враждебность. У пар, где постоянно наблюдаются враждебные отношения, время, необходимое для заживления, удваивается, что подтверждает взаимосвязь между стрессом и иммунитетом. Ключевыми элементами иммунной системы являются цитокины, способствующие заживлению ран. Однако если их уровень в крови слишком высок, они могут вызвать воспаление, связанное с такими патологическими состояниями, как ишемическая атака, артрит, диабет и даже рак. Есть данные, что женщины хуже переносят хронические конфликты и, тем более, затяжные стрессовые состояния.

Исследователи из Института поведенческой медицины в Атланте обнаружили, что хронические боли у женщин протекают длительнее, интенсивнее и случаются чаще, чем у мужчин. Боль считается хронической, если длится свыше шести месяцев и не устраняется обычными методами лечения. Наиболее частой локализацией хронической боли являются голова, шея, плечи, колени и спина, а мигрени наблюдаются в два с половиной раза чаще, чем у мужчин. В числе прочих наблюдается фибромиалгия, синдром раздражённой толстой кишки и артралгии. Женщины часто испытывают несколько видов хронических болей одновременно. Дженнифер Келли, возглавлявшая исследование, полагает, что повышенная восприимчивость женщин к болям обусловлена гормонами. К примеру, совершенно точно установлено, что эстрогены играют большую роль в возникновении мигрени. Подмечено также, что женщины фокусируются на негативных эмоциях, поэтому боли переносятся ими тяжелее. Мужчины концентрируются на физических ощущениях, поэтому боли воспринимают гораздо спокойней.

Международная команда ученых под руководством Керри Ресслера на кафедре психиатрии в Университете Эмори обнаружила ген, который играет ключевую роль в том, как женщины справляются с последствиями стрессовых событий. В исследовании участвовало 1200 человек, которые ранее получили психические травмы. Каждый из них стал свидетелем перестрелки, попадал в аварию, страдал от потери близкого человека. Эксперты выяснили, что у женщин в целом фиксируется более высокая степень развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), связанного с работой гипофизарного, активирующего аденилатциклазу, полипептида (PACAP). Данный протеин контролируется эстрогеном, что, судя по всему, объясняет большую защищенность мужчин от ПТСР, что по всем меркам имеет вполне понятное эволюционное объяснение.

Вместе с тем, психологическую защищенность мужчин от стресса не следует переоценивать. Сотрудники медицинского университета Норфолка Джеймс Полсон и Шарнейл Бейзмор проанализировали 43 исследования, в которых участвовали 28 тысяч человек с 1980 по 2009 год. В этих работах изучалось поведение отцов после того, как их детям исполнялось от трех месяцев до года. Оказалось, что мужчины, ставшие отцами, могут страдать от послеродовой депрессии наравне с женщинами. Послеродовую депрессию обнаружили 10% отцов, причем порядка 5% мужчин страдают от депрессии в течение года. Среди женщин послеродовой депрессией страдают около 30%. Самый опасный период, как для отцов, так и для матерей, наступает через три месяца после рождения ребенка и продолжается в среднем до того момента, когда малышу исполняется полгода. В этот период депрессия фиксируется у 25% отцов. Ученые выяснили, что число американцев, страдающих от послеродовой депрессии, гораздо выше по сравнению с мужчинами из других стран. Так, если средний мировой показатель – 8%, то среди граждан США – 14%. Исследователи также указывают на прямую связь между депрессиями родителей. Если депрессии подвержен один из родителей, то второй должен немедленно обратиться к врачу, так как депрессия у отцов может иметь существенные эмоциональные, поведенческие последствия для детей и влиять на их развитие.

Как и женщины, мужчины не свободны от гормональных колебаний, которые связаны с супружеством и отцовством. Об этом свидетельствуют результаты двух исследований, проведенных профессором Питером Греем из Университета Невады в Лас‑Вегасе. В первом исследовании Грей и его коллеги из университета Висконсина и Гарвардского университета изучали влияние статуса женатого человека на уровень тестостерона в организме мужчины. В исследовании приняли участие 205 скотоводов из Северной Кении в возрасте старше 20 лет. Среди участников исследования имелись одинокие мужчины, мужчины, вступившие в моногамный брак, а также имеющие несколько жен. Выяснилось, что у женатых мужчин уровень тестостерона ниже, чем у холостых ровесников. Кроме того, вопреки своим ожиданиям, исследователи обнаружили, что у мужчин, имевших нескольких жен, содержание тестостерона было еще более низким, чем у состоящих в моногамном браке. Объясняя эту закономерность, они предположили, что полигамный брак в первую очередь служит свидетельством финансового благополучия и высокого социального статуса, а не повышенной половой активности.

Второе исследование было проведено профессором Греем вместе с сотрудниками Университета Вест‑Индии. В нем принимали участие 43 ямайских мужчины в возрасте 18–40 лет. Среди участников имелись бездетные мужчины, отцы, живущие отдельно от ребенка, но регулярно посещающие его, а также отцы, живущие вместе со своим младшим ребенком. Исследователей интересовало влияние отцовства на уровень гормонов тестостерона, пролактина, вазопрессина и ряда других гормонов в организме мужчин. В результате выяснилось, что уровень тестостерона у бездетных мужчин был существенно выше, чем у отцов обоих категорий. Кроме того, ученые обнаружили, что по сравнению с бездетными участниками, у отцов, наносивших 20 минутные визиты к своему ребенку, отмечался более высокий уровень пролактина, отвечающего за родительское поведение.

Таким образом, даже краткий обзор последних исследований ясно указывает, что в диаде сексуальность – репродукция последняя имеет весьма серьезное значение и активирует нейрогуморальные механизмы регуляции поведения. Эти механизмы сохраняют свое значение у человека, причем прослеживаются в разных культурах и популяциях. В этом феномене кроются серьезные риски развития кризиса в тех семьях, где супруги склонны игнорировать ключевую роль детей в трансформации семейных отношений. Любая, самая яркая влюбленность с годами меркнет, постепенно замещаясь любовью к детям и заботой об их будущем. По мнению французского нейробиолога Люси Винсан химические процессы, которые происходят в мозге при влюбленности, словно ослепляют партнеров. Они не замечают недостатков друг друга, ощущают целостность и полноту своего «Я» при высокой эмоциональной зависимости от партнера. Сила этого чувства позволяет паре оставаться вместе ради выживания ребенка, но спустя примерно три года, когда он подрастает и становится самостоятельным, оно неизбежно угасает. В конце фазы безумной любви наступает момент пробуждения, когда партнер больше не кажется неотразимым. «Неожиданно» у него обнаруживается множество недостатков. Возникает ощущение обманутых ожиданий, а поскольку партнер в этот момент переживает примерно то же самое, появляется опасность реального разрыва отношений. Те, кто реагирует на охлаждение чувств, слишком бурно и считает расставание неизбежным, рискуют попасть в замкнутый круг и могут никогда не испытать настоящей любви. По мнению нейробиолога Сергея Савельева с эволюционной точки зрения потребность находиться вместе резко снижается, когда задача продолжения рода выполнена и для выживания ребенка становится достаточно одного родителя.

Профессор антропологии университета Рутжерс Хелен Фишер в течение 30 лет проводила исследования природы и химии любви. Они показали, что различные ее стадии (романтическая любовь и длительная привязанность) по нейрологическим и химическим признакам отличаются друг от друга. Чувство влюбленности связано с андрогенами и эстрогенами, устойчивые любовные отношения – с допамином, норадреналином и серотонином, а ощущение привязанности – с окситоцином и вазопрессином. Когда любовный угар проходит особое значение начинает играть окситоцин. Именно он помогает паре преодолеть возникающий кризисный момент в отношениях. Его уровень в крови повышается во время ласк, поцелуев, полового акта и даже когда партнеры мирно беседуют за ужином. Окситоцин стимулирует иммунную систему, замедляет сердечный ритм и вызывает релаксацию. На психологическом уровне эффекты окситоцина сопровождаются глубинным чувством единения и привязанности, что дает партнерам возможность рассуждать иначе: зависимость закончилась – есть время подумать о развитии отношений.

Некоторые предпосылки развития кризиса брака могут быть связаны с отношениями с родственниками при совместном проживании. Главный врач психиатрической больницы румынского города Ботосани доктор Николае Влад описал так называемый «синдром тещи», жертвами которого становятся молодые мужчины, проживающие вместе с тещей ввиду стесненных жилищных условий. Это расстройство проявляется возрастающей тревогой и нервозностью. Его причины заключаются в том, что в доме жены они вынуждены делать то, что позволяют им тещи. Возникающее в результате чувство неполноценности становится причиной различных сексуальных расстройств даже полного подавления сексуальности. Это наблюдение было косвенно подтверждено исследователями Гессенского университета, которые на основании регистрационных записей немецких церквей, пришли к выводу, что чем большее участие в воспитании ребенка принимала свекровь, тем ниже были шансы младенца на выживание. Исследователи объяснили это явление тем, что у бабушки зачастую возникали сомнения в том, кто отец ребенка, и ее чрезмерная подозрительность нередко сказывалась на здоровье малыша.

Изложенные данные с достаточной ясностью свидетельствуют, что периодические кризисы супружеских отношений являются скорее нормой, чем патологией стандартного партнерства. В благополучных парах эти кризисы приобретают управляемое течение и способствуют консолидации семьи. Они во многом способствуют осознанию проблемы и ее преодолению совместными усилиями пары. Конфликт интересов тесно соприкасающихся партнеров имманентно заложен в сущности супружества. Зоны конфликта и сроки его развития определяются возрастом и опытом супругов, но в целом достаточно предсказуемы и отличаются прогнозируемым исходом. При этом конфликт является не только проявлением кризиса, но и инструментом его разрешения.

Канадские ученые в ходе эксперимента, проведенного в кардиологическом институте, исследовали 81 мужчину и 118 женщин в возрасте от 20 до 64 лет и пришли к выводу, что во время ссоры мужчинам следует быть менее агрессивными, а женщинам – наоборот, меньше защищаться и больше нападать. Большинство психологов придерживаются точки зрения, что защитная реакция во время ссоры приводит к стрессу и накоплению негативных эмоций. Однако в конкретных исследованиях оказалось, что выжидательная тактика снижает уровень стресса у мужчин, но повышает его у женщин.

Многие авторитетные исследователи связывают высокую вероятность развития кризиса в семье с ухудшением экономических условий жизни в Европе и США. Вместе с тем, экономический спад может пойти на пользу личной жизни. Некоторые наблюдения говорят о том, что секс может компенсировать отсутствие покупательной способности, испытываемой из‑за нехватки средств. Уже цитированная Хелен Фишер считает, что стресс, вызванный финансовыми страхами, поднимает уровень допамина, нейромедиатора романтической влюбленности. Она ссылается на результаты классического исследования Даттона и Арона, выявивших в 1974 году, что в моменты опасности и стресса мужчины испытывают повышенное сексуальное влечение. Она также подчеркивает, что потеря материального благополучия приводит к потере уверенности в себе (особенно у мужчин), и пренебрежению к своей половине более успешного партнера. Кроме того, чувство тревоги, испытываемое человеком из‑за финансовой несостоятельности, не позволяет ему расслабиться в постели и получить удовольствие.

Может показаться, что кризисы супружества угрожают преимущественно молодым и неопытным супругам и жизнь начинается после сорока. С легкой руки Уолтера Питкина, выпустившего в 1932 году книгу под этим названием, принято считать, что вторая половина жизни свободна от кризисов. Однако, это в корне неверно. Как показало совместное исследование Уорвикского университета и Дортмутского колледжа под руководством Эндрю Освальда, риск развития депрессии минимален у молодых людей и представителей пожилого возраста, а для мужчин и женщин средних лет этот риск наиболее высок. При анализе 2 миллионов наблюдений из 80 стран мира максимальный риск развития депрессии приходится на возраст 44 лет. В США картина несколько иная: пик депрессивных состояний у женщин наступает в 40 лет, а у мужчин в 50 лет. Возможно, одной из причин этого становится тот факт, что люди начинают отчетливо сознавать свои достоинства и недостатки, и в этом возрасте наступает крушение несбывшихся надежд и желаний. Другой причиной может стать своеобразный процесс переоценки ценностей, когда начинают умирать сверстники. По мнению Освальда, спад в психическом состоянии наступает не сразу, а в течение нескольких лет. Только к 50 годам большинство людей начинает выходить из состояния психологического кризиса.

Любой кризис – это своеобразный вираж на жизненном пути, когда человек вдруг оказывается перед необходимостью пересмотра своего жизненного замысла. Подчас это требует максимальной концентрации всех сил, стойкости духа, веры в себя и смелости. Кризис среднего возраста, или «кризис 43–44 лет», – один из самых драматичных периодов в жизни взрослого и, казалось бы, достаточно зрелого человека. Конкретные сроки его наступления, конечно, индивидуальны, но субъективные переживания достаточно типичны и проявляется осознанием, что впереди осталось уже меньше, чем прожито. Общие черты кризиса проявляются переживанием утраты привлекательности, чувством недостаточной профессиональной самореализации, снижением сексуальной активности. Эти переживания сопровождаются непредсказуемыми поступками, сменой места работы, уходом их семьи, переездом за границу и другими попытками «сесть в последний вагон». Кризис середины жизни у женщин протекает не менее драматично. Здесь тоже возможны внезапные увлечения, подтверждающие собственную привлекательность, попытки сменить имидж, включая одежду, косметику, пластическую хирургию, диеты, фитнес и студии экзотических танцев. В этом возрасте взрослые дети уходят из семьи, возникает перспектива стать бабушкой, в это время появляются климактерические проявления, различные проблемы со здоровьем и одиночество в пустом доме при активно работающем и вечно занятом муже.

Выводы

Несмотря на значительную роль субъективных факторов, в психогенезе успешного супружества удается выделить некоторые устойчивые элементы благополучного и счастливого брака. Эти отношения являются большим благом для каждого партнера и с годами их роль в жизни супругов возрастает. Некоторый уровень стабильных и позитивных отношений необходим для простого поддержания сексуальной активности в браке. В успешном супружестве парам удается долгие годы сохранять интенсивную и эмоционально насыщенную половую жизнь. Это свидетельствует о том, что сексуальные отношения выступают в роли своеобразного барометра, отражающего реальный климат брака и его изменения во время семейных «геомагнитных» бурь, то есть психологических кризисов супружества.

Изложенные данные свидетельствуют, что периодические кризисы супружеских отношений являются скорее нормой, чем патологией стандартного партнерства.

Кризисы имеют свойство кончаться, и жизнь постепенно возвращается уже в новое русло. Большинству людей в этот период вполне достаточно родственной и дружеской поддержки, чтобы преодолеть кризисные явления. В некоторых случаях бывает полезной краткосрочная психотерапия, прием антидепрессантов и седативных средств, а также – санаторно‑курортное лечение или просто поездка в теплые страны к морю и солнцу.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.