Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
1.Философия права / М Асмус Античная философия М 2001.doc
Скачиваний:
102
Добавлен:
12.03.2016
Размер:
3.16 Mб
Скачать

V. Аристотель 1. Жизнь и сочинения

Величайшим из непосредственных учеников Платона был Ари­стотель. В отличие от Платона, который был коренным афиняни­ном, Аристотель пришел в Афины с севера. Он родился в 384 г. до

189

н. э. в городе Стагире — во Фракии, неподалеку от Македонии, в частности от македонской столицы Пеллы. Как чужеземец, он никогда не был гражданином Афин, а всего лишь «метэком». Отец Аристотеля Никомах был по профессии врач и, наверное, видный, так как он числился медиком македонского царя Аминты. Таким образом, Аристотель жил в семье, где он мог с юношеских лет приобрести интерес к изучению физической природы человека, а также завязать некоторые связи в македонских придворных кругах. В 367 г. до н. э. Аристотель уехал в Афины для завершения образования и вступил в Академию — школу Платона; в ней он пробыл в течение двадцати лет до смерти Платона (347). В кругу учеников и друзей Платона Аристотель резко выделялся громадной начитанностью и выдающимися умственными дарованиями. Сохра­нились, по-видимому, преувеличенные сведения о враждебных отношениях, сложившихся впоследствии между Аристотелем и Платоном.

В 347 г. до н. э. главой платоновской Академии стал Спевсипп, а ученики Платона — Аристотель и Ксенократ — вышли из Акаде­мии и покинули Афины, переселившись в Атарней. С правителем Атарнея и Асса — Гермием — оба они были знакомы и даже завя­зали дружбу еще в то время, когда Гермий, находясь в Афинах, слушал там Шатона. Через три года Гермий был изменнически предан и умер. Аристотель, возможно еще до этого события, переехал из Атарнея в Митилену.

Но уже в 343 или 342 г. до н. э. Аристотель принял приглашение македонского двора стать воспитателем Александра — сына маке­донского царя Филиппа. Александру в это время было всего три­надцать лет. Возможно, что это приглашение было сделано, еще когда Аристотель находился в Митилене. Не сохранилось почти никаких сведений ни о характере обучения, ни о тенденциях воспитания, на которых остановился выбор Аристотеля; во всяком случае влияние на Александра этого обучения и воспитания было немалым.

Руководство воспитанием Александра продолжалось всего три года, так как в 335 г. до н. э. Филипп умер и Александру пришлось отныне уделять почти все время и внимание политическим делам по управлению государством. С началом большого персидского похода для Аристотеля уже не оставалось поводов для его дальней­шего прерывания в Македонии, и он после двенадцатилетнего отсутствия на пятидесятом году жизни возвращается в Афины. Есть основание полагать, что к этому времени Аристотелем была уже проделана огромная научная работа — собраны естественнонауч­ные материалы, исторические источники; однако главные из его собственных научных работ были закончены лишь в последние годы его жизни. Аристотель явился в Афины как человек известный и уважаемый, связанный дружескими отношениями с могуществен­ным македонским двором, в прошлом воспитатель молодого маке-

190

X

донского царя. Сохранилось, впрочем, далеко не достоверное, сообщение об огромной денежной поддержке, которая будто бы была оказана Аристотелю для ведения и организации обширных научных исследований.

При таких обстоятельствах Аристотель решил открыть в Афинах собственную школу. Местом для нее был избран в одном из предместий города гимнасий, примыкавший к храму Аполлона Ликейского. По прозвищу этого храма — Ликейский — школа Аристотеля получила название Ликея, подобно тому как школа Платона — название Академии. Чтение лекций Аристотель прово­дил в аллеях сада, окружавшего гимнасий, прогуливаясь взад и вперед, — откуда впоследствии учеников его стали называть «пе­рипатетиками» («прогуливающимися»). По сообщению Геллия, обучение в Ликее имело двоякую форму: «эксотерическую», или преподавание риторики, доступное для всех, и «акроатическую», или «эсотерическую», для одних лишь подготовленных. В програм­му «эсотерического» обучения входила метафизика, физика и диа­лектика. «Эсотерики» слушали в утренние часы, «эксотерики» — в вечерние. Как и платоновская Академия, Ликей Аристотеля был не только школой, но также и кругом лиц, связанных между собой тесными узами дружбы.

Необходимость вспомогательных материалов и источников, многосторонность исследований, предполагавших усвоение огром­ного множества фактов, вызвали потребность в коллекционирова­нии рукописей и составлении специальной научной библиотеки; имеются сведения, что Ликей действительно располагал значитель­ной библиотекой.

После смерти Александра (323) положение Аристотеля в Афинах ,

стало опасным. В Афинах поднимается сильное движение против ,

македонского владычества над Грецией, в том числе прежде всего над Афинами. "'

В глазах деятелей этого движения Аристотель казался сильно скомпрометированным своими давнишними, всем хорошо извест­ ными связями с македонским двором. Для афинян происшедшие изменения в отношениях Александра к Аристотелю были незаме- \

ченными. Во мнении афинян Аристотель продолжал оставаться j

приближенным македонского царя, сторонником его политической системы. Последовавшие в Афинах события —преследование лю- j

дей и деятелей промакедонской ориентации — привели к тому, что \

и против Аристотеля был возбужден процесс. Как это было с I

Анаксагором и Сократом, мотивировка обвинения была не непо- \

средственно политическая, а религиозная. Аристотель был обвинен >

в нечестии — в обожествлении своего атарнейского покровителя и j

друга Гермия. Опасаясь подвергнуться той же участи, которую в свое время испытал Сократ, Аристотель воспользовался существо­ вавшим правом и покинул Афины еще до суда над ним поздним летом 323 г. до н. э. Он поселился в Халкиде на острове Эвбея, |

191

лежащем у восточных берегов Аттики, но уже в следующем, 322 г. до н. э. там же умер. Уезжая в Халкиду, он, по-видимому, имел мало времени для сборов, так что ему пришлось оставить в Афинах на попечение своего виднейшего ученика Теофраста свою библиотеку. После смерти Аристотеля сохранилось известное и нам его завеща­ние, в котором он проявил заботу не только о своих близких, но и о своих рабах. Руководство Ликеем, а также управление библиоте­кой он завещал Теофрасту.

Сведения о личности и характере Аристотеля крайне скудны и, что гораздо хуже, в значительной своей части не заслуживают доверия. Таковы сообщения о его отношении к Платону, к Гермию, к обеим его женам или о затруднительных политических обстоя­тельствах последнего периода его жизни. Утверждение о принад­лежности Аристотеля к промакедонской партии Целлер считает только результатом применения к Аристотелю ложной и чуждой ему мерки: «...so heisst das, einen falschen und fremdartigen Mapstab an ihn anlegen» [78. С 45].

И по рождению, и по воспитанию Аристотель был и остался настоящим греком. Но в эпоху Аристотеля греческие государства не были уже в силах ни отстоять свою политическую независимость, ни улучшить свое внутреннее состояние. Во время ламийской войны, тяжелой, впрочем, для обеих сторон, Фокион, один из слушателей Платона и противник афинского патриота Демосфена, заявил, что впредь до изменения нравственного состояния грече­ской отчизны от вооруженного восстания против Македонии ничего ждать не приходится. Аристотелю, не бывшему в числе афинских граждан, уроженцу маленького северного Стагира, разрушенного Филиппом Македонским и восстановленного уже в качестве не греческого, а македонского города, такой образ мыслей был гораздо ближе, чем взгляды какого-нибудь афинского государственного человека или публициста вроде известного Демосфена [см. там же. С. 45—46].

Сочинения Аристотеля

Литературная — научная и философская — продуктивность Аристотеля была чрезвычайно велика. По существу в его сочинениях охвачены все отрасли совре­менного философского и научного знания. Удивительна, кроме того, обстоятельность трактовки рассматриваемых вопросов и об­ширность познаний, касающихся развития науки.

Основную часть дошедших до нас сочинений Аристотеля со­ставляет свод его трактатов и ряда отрывков. Часть из них — подлинные произведения самого Аристотеля, часть подложны. Приблизительно столетием позже один из ученых библиотекарей Александрии, крупнейшего в то время центра учености, составил список из 146 названий работ Аристотеля. В этом александрийском списке мы не находим названий некоторых важнейших трактатов Аристотеля, вошедших в указанный выше их свод. Из отсутствия их в александрийском списке логично заключить, что александрий-

192

скому библиотекарю трактаты эти остались неизвестны. Как это могло случиться и где в то время эти трактаты были?

Долгое время считалось, что на вопросы эти можно найти ответ в рассказе древнего ученого Страбона — рассказе, который, однако, позднейшая критика квалифицировала как романический вымысел. Сообщение Страбона (и Плутарха) состоит в следующем. Через тридцать пять лет после смерти Теофраста, преемника Аристотеля в Ликее, его библиотека, в том числе и архив Аристотеля, перешла во владение его ученика Нелея. Уроженец Азии (Скепсиса), Нел ей вывез этот архив из Афин на свою родину. В период, когда пергамские цари, составляя для себя библиотеку, производили конфискацию ценных частных библиотек, наследники Нелея спря­тали рукописи Аристотеля в подвале, где они оставались в течение полутораста лет, подвергаясь при этом порче. Найденные в уже поврежденном состоянии, рукописи эти были приобретены после­дователем школы Аристотеля Апелликоном, который перевез их в Афины. В 80 г. до н. э. римский полководец и диктатор Сулла, находясь в Афинах, захватил библиотеку Апелликона и распоря­дился переправить ее в Рим. С рукописями Аристотеля познакоми­лись сначала друг Цицерона Тираннион, а затем ученый Андроник из Родоса. Андроник занялся исправлением рукописей и организа­цией их переписки.

Существуют данные в пользу мнения, что сохранившийся свод трудов Аристотеля восходит к изданию Андроника Родосского. Если рассказ Страбона и Плутарха о судьбе рукописей, попавших в конце концов в руки Андроника, соответствует фактам, то это делает понятным, почему в александрийском перечне не оказалось ряда капитальных сочинений Аристотеля: в то время как составлялся этот перечень, рукописи Аристотеля, содержавшие эти сочинения, еще лежали в подвале, куда их запрятали наследники Нелея.

Характер компоновки и изложения в дошедших до нас произ­ведениях свода сочинений Аристотеля отличается своеобразными недостатками: совсем не похоже, что эти сочинения — отделанные, предназначенные для чтения, гармонично скомпонованные книги. Скорее, это записи, заготовки, вспомогательные наброски. Часть этих отрывочных материалов, возможно, не принадлежала самому Аристотелю. Впоследствии, по-видимому, были сделаны попытки подогнать отрывки друг к другу, сделать между ними спайки, устранить неувязки, внести в неоформленный материал литератур­ную обработку. При этом, однако, должны были возникнуть и новые несообразности и неувязки. Со всеми этими особенностями — пробелами, противоречиями —это то, чем мы в настоящее время владеем из наследия Аристотеля.

Естественное введение в свод философских и научных работ Аристотеля составляет сборник его логических трактатов, назван­ный «Органоном» (opY<xvov — «орудие»). Название это, возникшее после смерти Аристотеля, указывает, что логика, как ее понимал Аристотель, есть учение об орудии научного исследования и в этом

7—3403 193

смысле есть как бы введение в философию, в частности и в особенности —в философию науки. В «Органон» входят: 1) «Ка­тегории» — сочинение, не совсем достоверно приписываемое Ари­стотелю, 2) «Об истолковании» (трактат о суждении); 3) «Анали­тики» — первая и вторая, каждая в двух книгах. Это основной логический труд Аристотеля. В нем излагаются: учение об умозак­лючении (силлогизме) — в первой «Аналитике» и учение о доказа­тельстве — во второй; 4) «Топика» —обширный трактат о вероятных доказательствах и о «диалектике» — в аристотелевском понимании этого термина; 5) «Опровержение софистических дока­зательств».

Так как, согласно Аристотелю, логические связи — отражение связей бытия, то «Органон» в известном смысле — не только система логики Аристотеля, но также и частично введение в его учение о бытии. Этому учению специально посвящено одно из знаменитейших сочинений Аристотеля — «Метафизика». В совре­менном своем составе и тексте «Метафизика» — свод нескольких трактатов, с заметными кое-где неувязками, с буквальными повто­рениями довольно значительных кусков, с некоторыми невыпол­ненными обещаниями и т. п.

Название «Метафизика» (Та цеха, та сриспка — «то, что после физики») позднейшего происхождения. «Метафизикой» была на­звана группа трактатов Аристотеля, помещенная в издании Андро­ника Родосского после (цеха) «Физики». В этих трактатах излагалось учение о началах бытия, постигаемых посредством умозрения. Впоследствии, на целых два тысячелетия, среди философов уста­новился обычай называть «метафизикой» всякое философское уче­ние, содержащее умозрительное исследование бытия. Таким образом, то, что в издании Андроника Родосского просто следовало по порядку издания за физикой, стали рассматривать как возвыша­ющееся над физикой по существу предмета: в то время как физика изучает «посюсторонние» явления природы, постигаемые с по­мощью опыта, «метафизика» исследует сущность бытия с помощью не опыта, а умозрения. Начиная с Гегеля, в этой характеристике предмета и способа исследования «метафизики» стали особо под­черкивать их метод. Так, Гегель, говоря о «старой метафизике», понимает прежде всего «рассудочный» антидиалектический способ мышления и познания. Но, отрицая антидиалектический метод «старой метафизики», Гегель вовсе не отрицал ее предмета — исследования сверхчувственных основ бытия. Основатели марксиз­ма оставили за термином «метафизика» значение только названия антидиалектического метода.

Так как «Метафизика» Аристотеля заключает в своем составе не один, а несколько трактатов (впрочем, близких по теме), то возникают важные вопросы, относящиеся к истории происхожде­ния и сложения известного нам в настоящее время состава этого выдающегося произведения. Много ценного по этому вопросу

194 },

имеется в специальных исследованиях немецкого ученого Вернера Иегера [см. 58].

Огромное значение в истории науки — античной и феодального общества — получили естественнонаучные сочинения Аристотеля. Сюда относится «Физика» и ряд примыкающих к ней работ: «О небе», «Чтения по физике», «О частях животных» и т. д.

Очень важен для понимания психологического и биологическо­го учения Аристотеля, а также некоторых вопросов его теории познания трактат «О душе».

Видное место в литературном наследии Аристотеля занимают работы по этике. Несомненно, к самому Аристотелю восходит этический трактат, дошедший под названием «Этика Никомаха».

Частью —вопросам этики, частью —проблемам политического устройства и воспитания посвящен обширный трактат «Политика».

В «Риторике» и «Поэтике» рассматриваются вопросы оратор­ского искусства, эстетики, теории поэзии и театра. В 1890 г. в Египте во время раскопок была найдена хорошо сохранившаяся рукопись Аристотеля, содержащая описание конституции города-государства Афин. Это так называемая «Афинская полития». В школе Аристо­теля было составлено множество не дошедших до нас описаний государственного устройства других греческих полисов. «Афинская полития» —образец этого научного жанра и важный источник наших сведений по истории античных Афин.