Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Voprosy-otvety.docx
Скачиваний:
103
Добавлен:
15.04.2015
Размер:
135.49 Кб
Скачать

5. Международные стандарты информационного права

В связи с развитием информационно-коммуникационных технологий не только СМИ, но и средства персональной коммуникации становятся глобальными и перестают быть разделенными государственными границами. Возникает глобальное информационное пространство, которое дает возможность человеку получать и распространять информацию в мировом масштабе. В силу своей трансграничности, инфраструктура телекоммуникаций является полем для международного общения и международных отношений.

Понимание государствами важности этого вопроса можно проследить и в сфере международного права. В  2000 году восемь ведущих государств мира, включая Россию, приняли Окинавскую хартию глобального информационного  общества, по которой в целях развития глобального информационного общества предлагается предпринять "согласованные действия по созданию безопасного и свободного от преступности киберпространства".

Глобализация инфосферы с развитием средств трансграничной передачи информации является предпосылкой к увеличению роли международного права в регулировании информационного обмена.

Сегодня можно констатировать, что в международном праве активно формируется новая институция - международное информационное право мировой информационной цивилизации. По экспертным оценкам, на международном уровне заключено около 100 межгосударственных соглашений (глобальных, универсальных, региональных и субрегиональных), в которых определены международные информационные отношения.

Глобальная компьютеризация через Интернет породила необходимость поиска средств и методов гармонизации национальных правовых систем в сфере международных информационных отношений, соотношение этих систем на уровне коллизионного и материального международного права. Во многих регионах мира формируются международные стандарты правовых норм на уровне типовых законов, многосторонних конвенций, соглашений и т.п.

Международный опыт показывает, что в сфере общественных информационных отношений при законодательной легализации их в первую очередь учитывают общечеловеческие принципы. Среди этих принципов видное место занимают такие:  государственный суверенитет отдельных стран в участии в международных отношениях;  верховенство прав человека (уважение и гуманное отношение к человеку, его чести, достоинства, репутации);  презумпция невиновности гражданина, частного лица на принципах соотношение потребностей и интересов отдельных людей, корпораций (их объединений), наций, государств и мирового сообщества.

Основу международно-правовой регламентации права на информацию составляют положения ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. Эти положения устанавливают право каждого человека свободно «искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ». СССР подписал этот международно-правовой акт в Международный год прав человека, в марте 1968 г. Ратификация этого документа состоялась 5 лет спустя (1973 г.), а юридическую силу этот Международный пакт обрел 23 марта 1976 г. Россия как правопреемник всех международно-правовых обязательств СССР является государством — участником этого Международного пакта.

В Европе, параллельно с Международным пактом, принятым ООН, действует и пользуется значительно большим юридическим и политическим весом Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Европейским Сообществом 4 ноября 1950 г.

Ст. 10 этой Конвенции закрепляет право каждого человека «получать и распространять информацию и идеи без вмешательства государственных органов и независимо от государственных границ». В этой Конвенции отсутствует право поиска информации при наличии права получения и распространения. По букве закона это может определенным образом ограничивать активность граждан объединенной Европы в их стремлении удовлетворить свои информационные потребности.

«Получение» — это пассивная форма такого рода удовлетворения, право «искать» — гораздо более активная и эффективная. Соответствующая формулировка российской конституционной нормы (ст. 29 ч. 4) пятичленна. Кроме уже упоминавшихся прав поиска, получения и распространения информации на территории Российской Федерации каждый имеет право свободно «передавать» и «производить» информацию любым законным способом.

Кроме ст. 10 Европейской конвенции о правах человека и основных свободах европейское право содержит еще ряд документов, с разной степенью юридической обязательности и с разными предметами регулирования, регламентирующие отношения по доступу широкой общественности к информации. Это прежде всего новая редакция Рекомендации Комитета Министров Совета Европы К (81) 19 странам — членам СЕ «О доступе к официальной информации, находящейся в распоряжении государственных органов».

Она была принята 21.02.02 как результат многолетней работы международной группы экспертов по доступу к официальной информации (БН-Б-АС) при Организационном комитете по правам человека Совета Европы (Россию в этой группе давно и успешно представляет — декан факультета журналистики МГУ, профессор Я. Н. Засурский) и теперь ее новое наименование — Рекомендация № К (2002) 2 «О доступе к официальным документам».

Еще одной, весьма значимой и актуальной для становления и развития в России конституционного института свободы массовой информации является Рекомендация Комитета Министров Совета Европы К(94) 13 от 22 ноября 1994 г. «О мерах по обеспечению транспарентности (прозрачности) средств массовой информации». Норма ее первого пункта — «Общественный доступ к информации о СМИ» — определяет, что «общественность должна иметь возможность доступа на справедливой и непредвзятой основе к некоторым основным сведениям о СМИ». Принимая во внимание, что цель транспарентности СМИ заключается в том, чтобы каждый мог знать, кто реально владеет тем или иным СМИ, дабы иметь возможность формировать мнение по отношению к распространяемой этими СМИ информации, в Рекомендации вполне обоснованно прописывается особый правовой режим «прозрачности» именно электронных СМИ.

Следовательно, правовое регулирование такого рода информационных отношений — важная и активно развивающаяся часть предмета регулирования международного публичного права или международного гуманитарного права. Поскольку в  перспективе роль и значение этой системы договорных и обычных норм будет только возрастать, то практически везде внутригосударственные отношения в области основных информационных прав и свобод (в том числе, разумеется, и по отношению к их реализации в Интернете) во все большей степени будут развиваться  в качестве объекта международно-правового регулирования.

Следует констатировать очевидную за последние 30 лет либерализацию права и политики в сфере доступа к информации. В 40 государствах были приняты законодательные акты по доступу к государственным информационным ресурсам, в других, имеющих соответствующий законодательный опыт, действующие законы были подвергнуты существенным изменениям в связи с развитием информационных технологий и общей тенденцией к обеспечению прозрачности функционирования властных институтов.

Естественно, террористические акты 11 сентября не могли не сказаться на этом процессе: в США и ряде других развитых стран были закрыты многие информационные порталы, при этом доступ к официальной информации был существенно ограничен. К примеру, во вполне либеральной Канаде после событий 11 сентября генеральный прокурор получил право накладывать запрет на предоставление информации, затрагивающей международные отношения и национальную безопасность. Однако в целом заинтересованность общества в информационной открытости власти не снизилась. Более того, проблема обеспечения такой открытости приобрела особое значение в связи с международно-правовым закреплением права на информацию.

Это право обеспечивается основополагающими международно-правовыми актами, которые в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются частью российской правовой системы. В первую очередь назовем ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, говорящую об особых обязанностях и ответственности, которые возникают в связи с пользованием правом на информацию, и ограничениях на пользование данным правом, которые могут быть введены законами государств с целью обеспечения уважения прав и репутации других лиц и для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

В ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод информационные права выступают как составная часть свободы выражения мнения: они должны реализовываться «без вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». По мнению Европейского суда, это не означает, что на государство возлагается обязанность собирать и распространять информацию по собственной инициативе, — речь идет о доступе к информации, а не о праве на информацию в собственном смысле.

В то же время в Рекомендациях Совета Европы «О защите данных и свободе информации» подчеркивается, что демократические режимы характеризуются обращением в обществе максимального объема информации и что информационные права, закрепленные в Европейской конвенции, должны трактоваться предельно широко, подразумевая свободу поиска информации и, как следствие, обязанность властей обеспечивать доступность информации по вопросам, имеющим общественное значение (с учетом соответствующих ограничений).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]