Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Глава1-история

.doc
Скачиваний:
43
Добавлен:
25.03.2015
Размер:
14.75 Mб
Скачать

44

ЧАСТЬ I

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ

ВОЕННО-МОРСКОЙ ХИРУРГИИ

ГЛАВА I.

ИСТОРИЯ ВОЕННО-МОРСКОЙ ХИРУРГИИ

    1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЕННО-МОРСКОЙ ХИРУРГИИ

Предметом изучения военно-морской хирургии являются боевые повреждения на флоте, их особенности с учетом закономерностей раневого процесса в корабельных условиях, разработка на этой основе методов диагностики и лечения, а также организационных форм оказания хирургической помощи раненым на этапах медицинской эвакуации флота.

Исторически развитие Флота влекло за собой изменения в медицинском обеспечении экипажей кораблей. Это в полной мере касалось и организации оказания хирургической помощи. Не вызывает сомнения, что вопросы, решающиеся курсом военно-полевой хирургии, остаются за рамками проблем оказания хирургической помощи в море: автономность плавания, состояние моря, ограниченные возможности штатной медицинской службы кораблей, невозможность применить наркоз, трудности в эвакуации раненых и больных, специфика некоторых видов боевой патологии. Таким образом, выделение в качестве самостоятельной научно-практической дисциплины военно-морской хирургии исторически предопределено всем ходом развития военно-морской медицины.

Отличительной чертой военно-морской хирургии является характерная зависимость объема хирургических мероприятий от ранга корабля, боевой обстановки, степени разрушения корабля в ходе боя, состояния моря, количества пострадавших, длительности пребывания раненых на корабле, характера боевой деятельности и медико-тактической обстановки. Это означает, что в ряде случаев по объективным причинам приходится ограничивать помощь самыми минимальными объемами.

Это означает, что общехирургические правила и принципы не всегда в полной мере могут быть использованы корабельным врачом.

Развитие военно-морской хирургии представляет собой сложный и весьма поучительный раздел истории хирургии. Возникновение и становление хирургической помощи на флоте тесно связано как с развитием военно-морского флота и его технической оснащенностью, так и с развитием научной медицины, состоянием военной науки.

Первое упоминание о медицинской помощи на флоте относится к периоду Римской империи. Известно, что уже на кораблях Цезаря (I век до н.э.) были врачи, а в царствование императора Адриана (I век н. э.) на каждой триреме с экипажем в 200 человек был врач. На венецианских галерах в XII-XIV вв. уже существовала организация медицинской помощи раненым. В битве при Лепанто (XVI в.) между турками и испанцами оказание помощи раненым проводилось специалистами-хирургами. В те времена одни и те же хирурги работали на флоте и в армии в зависимости от необходимости. Между тем на британском флоте в 1687 г. появилась книга «Морской хирург», что говорит о признании особенностей этого раздела медицины.

В русском флоте на первый русский боевой корабль «Орел», постройка которого началась в 1668 г. при царе Алексее Михайловиче, был назначен «корабельный лекарь» — голландец Иоганн фон Гермунт.

Неудачная попытка взятия Азова русскими войсками в 1695 г. показала, что для овладения приморской крепостью страна должна иметь сильный военно-морской флот. И в течение 1695—1696 гг. под Москвой и в Воронеже были построены 28 боевых кораблей. Таким образом было положено начало созданию Россией своих военно-морских сил. В 1696 г. с армией и флотом Петр I вновь предпринимает осаду и штурм Азова, завершившийся полной победой русских. В этом походе на кораблях и галерах были уже штатные лекари, в том числе первый на флоте русский лекарь Яков Иванов. В составе флотилии уже имелись суда медицинского назначения (11 стругов). Один из них был предназначен для доктора, другой — для размещения аптеки, несколько стругов являлись банями (мыльнями), остальные использовались для приема и размещения раненых.

Рис. 1. Петр I перевязывает раненого под Азовом солдата (1696 г.). Рис. художника Передерий В.В.

Зарождение и становление русской военно-морской хирургии относится к началу XVIII в., когда в России был построен довольно мощный парусный флот. В 1721 г. флот Петра I на Балтике состоял из 42 военных кораблей. Флот нанес ряд крупных поражений считавшемуся первоклассным шведскому флоту, что сыграло решающую роль в исходе Великой Северной войны.

Петр I большое значение придавал медицинскому обеспечению флота страны. В 1720—1722 гг. организационные формы медицинской службы флота и обязанности должностных лиц были законодательно закреплены Петром I в Морском уставе и Регламенте об управлении адмиралтейства и верфи, которыми руководствовались свыше 100 лет.

Первым доктором Балтийского флота в 1707 г. был назначен штаб-лекарь Ян Говий, лейб–хирург Петра I, а штаб–доктором в Таврове (под Воронежем) — Георгий Димаки. На всех кораблях 1, 2 и 3 ранга, а также на 14– и 16–пушечных шнявах был положен по штату лекарь и лекарский помощник. В XVIII—XIX вв. в России докторами называли врачей, получивших образование за рубежом, а так же лекарей — выпускников медицинских факультетов Российских университетов после двухлетней стажировки за границей. Подлекарь — средний медицинский персонал.

В Воинском и Морском уставах Петра I помощь раненым, оказываемая лекарем, ограничивалась первой помощью и заключалась в перевязке раны. Она оказывалась на перевязочном пункте, который находился на средней палубе в носовой части корабля. Во избежание гибели лекарям Морской устав предписывал во время боя неотлучно находиться в перевязочном пункте: «Во время боя должен быть в интрюме и на верх не выходить ни для какой причины. И должен с тщанием приготовлять место для приема раненых и все, что подлежит к их врачеванию, а после боя больных и раненых свозить на берег, в прикрытые места, и присматривать».

Уставом было определено медицинское имущество корабельного врача. В описи медикаментов и инструментов, находившихся в «лекарном» сундуке, среди прочего содержались: трепан со всеми надлежащими приспособлениями, пила с двумя прикладами, кривой ножик, шприцы, «которыми раны шприцевать», мази «от обожжения» и пр.

Лечебное учреждение для моряков — большое здание адмиралтейского госпиталя — было заложено в 1715 г. в присутствии Петра I на Выборской стороне — там, где теперь на Пироговской набережной находятся клиники Военно-медицинской академии. При открытии госпиталя Пётр I сказал речь, цитата из которой известна всем историкам морской медицины: «Здесь изнемождённый найдёт себе помощь и упокоение, которого доселе недоставало; дай только боже, чтобы никогда многие не имели нужды быть сюда привозимы». В 1717 г. вступил в строй адмиралтейский госпиталь в Кронштадте, в 1733 г. в Архангельске. В связи с необходимостью увеличения коечной мощности госпиталя в Санкт-Петербурге, в 1836 г. он переводится в Калинкину деревню, где морское ведомство приобрело усадьбу княгини Шаховской. 1-й Военно-морской клинический госпиталь — основная база кафедры и клиники военно-морской и общей хирургии ВМедА — и поныне находится в этом месте. При Санкт-Петербургском и Кронштадтском госпиталях в 1735 г. были созданы медицинские школы, где велась подготовка медицинских кадров для флота (лекарей, а с 1744 г. — и подлекарей).

Раненых в госпитали вначале эвакуировали на попутных боевых кораблях, а в 1713 и 1715 гг. в состав флота вошли два первых госпитальных судна: «Святой Николай» и «Страфорд»; в 1741—1743 гг. — «Рига» и «Новая Надежда». На госпитальном судне находились доктор флота и лекарь. Предусматривалось специальное оборудование и оснащение этих кораблей в целях создания удобств в размещении и обслуживании раненых.

Для руководства медицинской службой флота в 1805 г. была учреждена медицинская экспедиция. Во главе корабельных медиков русского флота во второй половине XVIII в. находился талантливый военно-морской врач А.Г. Бахерахт — автор фундаментального труда «Способ к сохранению здравия морских служителей и особливо в Российском флоте находящихся» (1780 г.), первой морской фармакопеи.

В этот период русская морская медицина выдвинула выдающегося хирурга Ивана Федоровича Буша (1771—1843). И.Ф. Буш родился 20 февраля 1771 г. в г. Нарва. В 1788 г. во время войны со шведами И.Ф. Буш, студент III курса Калинковского медико-хирургического училища, был назначен на 60-пушечный корабль «Мечеслав» и принимал участие в сражениях со шведским флотом. В 1790 г. он стал оператором Кронштадтского госпиталя, а в 1800 г. занял кафедру хирургической патологии в Медико-хирургической академии, возглавил первую хирургическую клинику, открытую в нашей стране (1806). И.Ф. Буш написал первое русское руководство по хирургии (1807). Он создатель и руководитель большой научной хирургической школы в России, представителями которой были В.В. Пеликан, Х.Х. Соломон, И.В. Буяльский, П.И. Савенко, И.В. Рклицкий.

Рис. 2. Буш Иван Федорович (1771—1843 гг.)

В середине XIX столетия в России начинается строительство военного парового флота, корабли стали совершать длительные походы. В связи с новым устройством кораблей остро встал вопрос о рациональном размещении перевязочных пунктов, их защищенности, доступности, а также о необходимости иметь на каждом крупном боевом корабле квалифицированного хирурга.

Как только стало известно об открытии эфирного, а затем хлороформного наркоза, хирурги Петербургского и Кронштадтского морских госпиталей одними из первых в России в 1847 г. провели операции под наркозом. Первым хирургом, применившим хлороформ в Петербургском военно-морском госпитале, был И.В. Рклицкий. При проведении операций в морских госпиталях и на кораблях применялись и другие методы обезболивания, о чём докладывали на заседаниях обществ морских врачей в Петербурге и Кронштадте (Миллер В.С. «Местная анестезия по способу L’Etamendi», 1875 г.; Фёдоров П.Ф. «Методы обезболивания путём охлаждения», 1901 г.; Озеров А.Д. «Спинномозговое обезболивание», 1910 г.; Гармс В.Ф. «О значении местной анестезии для судового врача», 1913 г.)

Первую операцию на корабле — на фрегате «Александр Невский» — под хлороформным наркозом выполнил В.С. Кудрин в 1868 г.

После введения антисептического метода лечения ран, предложенного Листером в 1867 г., этот метод начал внедряться в хирургическую практику военно-морских госпиталей.

На кораблях были оборудованы постоянные перевязочные пункты. Первый специально оборудованный перевязочный пункт был устроен на эскадренном броненосце «Цесаревич» в 1901 г. На выставке в Бордо в 1907 г. образец главного перевязочного пункта для судов русого флота получил наивысшую награду «Гран При» и привлёк к себе всеобщее внимание специалистов.

Здесь были установлены операционные столы, аппараты для стерилизации инструментов, материала и белья (системы доктора Р.И. Гловецкого). Большое внимание совершенствованию медицинской, в том числе хирургической, помощи на флоте уделял В.С. Кудрин, который был с 1881 г. генерал–штаб доктором, а с 1886 г. — главным медицинским инспектором флота. Для повышения квалификации по специальности корабельные врачи прикомандировывались к военно-морским госпиталям, а госпитальные врачи для приобретения морских качеств и навыков назначались в дальние плавания на корабли. Усовершенствование морских врачей осуществлялось в Медико-хирургической академии и на медицинских факультетах за границей.

В 1883 г. морской врач И.К. Новик обосновал необходимость замены на кораблях корпии на марлю и вату, в 1895 г. был введен новый судовой набор хирургических инструментов. В 1899 г. на крейсере «Россия» впервые была оборудована операционная.

На формирование основных положений военно-морской хирургии несомненное влияние оказали работы Н.И. Пирогова, прежде всего такие, как: «Начала общей военно-полевой хирургии» (1865) и «Военно-врачебное дело» (1879), а также работы профессоров Медико-хирургической академии К.К. Рейера и Н.А. Вельяминова о применении антисептического метода при лечении ран. Большую роль в развитии военно-морской хирургии в России сыграл военно-медицинский журнал «Медицинские прибавления к морскому сборнику» (начал выходить в 1861 г.) и общества морских врачей, созданные в портах с 1858 г.

В 1837 г. в Петербургском морском госпитале проводились испытания литотрипсических инструментов и остеотома доктора Гейне.

В 1838 г. в этом же госпитале проверялся новый способ иммобилизации переломов костей по методу доктора Сотона с помощью повязок, намазанных клейстером или раствором крахмала. В 1839 г. в Кронштадтском морском госпитале были выполнены три операции на сердце (перикардит).

Русские военно-морские врачи внимательно изучали опыт оказания медицинской помощи при столкновениях броненосных эскадр во время Японо-китайской войны (1894—1895 гг.) и американо-испанской войны 1898 г. Этот опыт обобщили морские врачи П.М. Губарев, Р.И. Гловецкий и С.Н. Паренаго. В своих работах они указали на возможность значительных санитарных потерь в морском бою, увеличения числа раненых, требующих неотложной помощи, подчеркнули необходимость оборудования специальных медицинских помещений на кораблях для оказания помощи раненым и своевременной эвакуации их на госпитальные суда. В 1901 г. по инициативе Р.И. Гловецкого и при содействии А.С. Попова ряд кораблей флота был оснащен рентгеновскими аппаратами (трубками Крукса), с штативами И.В. Стаховича. Первый в России рентгеновский аппарат был установлен в 1896—1897 гг. в Кронштадтском госпитале по инициативе главного доктора В.И. Исаева. Первые рентгеновские исследования на военном корабле-крейсере «Аврора» выполнил в 1905 г. доктор В.С. Кравченко «…около 40 рентгеноскопий с рисунками от руки виденного».

В 1903 г. корабельный врач И.Н. Свечников изложил особенности санитарных потерь на корабле: одномоментное поступление большого числа раненых и среди них многих лиц с ожогами, ставшими характерной особенностью вида поражения в морских боях; обосновал необходимость сортировки раненых; разработал принципиальное содержание неотложной помощи — остановка кровотечения, наложение асептических повязок и иммобилизация.

Русско-японская война показала, что при существующей на русском флоте организации хирургической помощи в момент столкновения на море возможно лишь выполнение простейших хирургических вмешательств, направленных на спасение жизни раненых. Так, на броненосце «Ретвазан» было 104 раненых, на перевязочный пункт одновременно поступило более 60 из них. В Цусимском сражении на каждого корабельного врача приходилось 80—100 раненых. Судовой врач крейсера «Алмаз» смог приступить к оказанию помощи раненым только по окончании сражения. Он произвел 4 ампутации конечности.

Квалифицированная хирургическая помощь раненым оказывалась на госпитальных судах и в военно-морских госпиталях на берегу.

Опыт Русско-японской войны на море тщательно изучался. Появился ряд работ, способствовавших становлению военно-морской хирургии как научной дисциплины, обоснованию ее основных принципов и положений. М.Л. Банщиков (врач-хирург крейсера «Варяг») писал, что вследствие отсутствия специальной подготовки он оказался в очень затруднительном положении на корабле в боевой обстановке «… таких ран я не только никогда не видел, но даже не думал, что они могут встречаться».

Н.Т. Карлов (хирург крейсера «Светлана») в докладе на заседании Общества морских врачей в Петербурге практически впервые сформулировал и обосновал основные принципы военно-морской хирургии как научной дисциплины.

Рис. 3. Августовский Николай Иосифович (1870—1935 гг.).

Основатели научной организации медицинской службы флота Н.И. Августовский, Я.И. Кефели, В.С. Кравченко сформулировали основные положения по организации хирургической помощи на военно-морском флоте, на военных кораблях. Принципы сортировки и эвакуации раненых изложил Н.И. Августовский в диссертации «Материалы к вопросу о помощи раненым в современном морском бою» (1912). Следует отметить, что эвакуация раненых с повреждённых морских судов на берег на специальных морских судах осуществлялось значительно раньше и изложена в греческой мифологии. У Асклепия (бог врачевания) было два сына — Поднамерий и Махалон. При защите Трои Махалон был ранен и по распоряжению Поднамерия эвакуирован на специальном корабле на берег (Одиссея, VIII—VII вв. до н. э.)

Русский морской врач Я.И. Кефели, участник обороны Порт-Артура, придавал большое значение сортировке раненых на корабле в период морского боя. Совершенствованию организации хирургической помощи на военных кораблях способствовали научные работы морских врачей П.П. Потираловского, С.К. Яблонского, В.Г. Шора, Л.А. Орбели, Н.Т. Карлова, В.А. Андреева и др. На основании этих работ было принято решение оказывать на кораблях лишь первую врачебную помощь и выполнять только самые необходимые хирургические вмешательства.

Анализировались возможности оказания медицинской помощи на соединениях крупных кораблей (Зорт А.А.), в морских госпиталях (Озеров А.Д., Поленов А.Л.), на подводных лодках (Востросаблин И.А., Гейман Л.К., Рейнвальд К.П.). Ими была предложена особая система подготовки медицинских кадров для подводного плавания на специальных курсах учебного отряда подводных лодок, созданного в Петербурге в 1907 г. В учебном отряде имелся специальный курс подготовки для врачей. В 1907 г. были разработаны «Правила отбора личного состава для службы на подводных лодках». С 1908 г. в штат подводных лодок вводится фельдшер. Для подготовки фельдшеров на подводные лодки в Кронштадте при госпитале было создано Военно-морское медицинское училище.

Морские врачи Р.И. Гловецкий, Н.Т. Карлов, В.С. Кравченко, Л.А. Орбели, К.А. Элленбоген, А.Н. Кудрин, В.А. Андреев и др. всесторонне изучали поражения, наносимые личному составу кораблей в морском бою. Особенно всестороннему исследованию подвергались ожоги на кораблях, воздействие взрывной волны на полые органы человека и влияние переохлаждения при продолжительном пребывании пострадавших в морской воде с низкой температурой.

Первая мировая война (1914—1918 гг.) не внесла существенных изменений в военно-морскую медицину. Крупные силы русского военно-морского флота действовали в ограниченном радиусе и не отрывались длительно от своих баз, при этом санитарные потери на кораблях были невелики. Квалифицированная хирургическая помощь оказывалась в основном в военно-морских госпиталях и на госпитальных судах. В этот период на флоте главенствовал принцип: «Эвакуация во что бы то ни стало». Первая мировая война показала непригодность существовавшего в русской армии так называемого «дренажного» типа эвакуации, когда раненые шли общим потоком через все этапы без разделения на группы в зависимости от тяжести ранения и вида помощи. В 1916 г. В.А. Оппель предложил высокоэффективную систему этапного лечения раненых в армии, исходя из необходимости теснейшим образом связать эвакуацию с лечением. Раненый получает такое хирургическое пособие, тогда и там, где и в таком пособии обнаружена необходимость. Этот принцип, начиная с 30-х годов, положен в основу организации хирургической помощи и на Военно-Морском Флоте.

После окончания гражданской войны в стране создаются новые мощные флоты — Тихоокеанский (1932) и Северный (1933). Строятся подводные лодки и новые надводные корабли различных классов и рангов. Одновременно совершенствуется организация оказания хирургической помощи в армии и на флоте. Квалифицированная хирургическая помощь раненым и их лечение, как правило, осуществляются в военно-морских госпиталях, которые становятся центрами обучения и повышения квалификации военно-морских врачей по хирургии.

В этот период издается «Руководство по санитарной эвакуации в РККА» (1929), «Устав военно-санитарной службы» (1933) и в 1932 г. выходит в свет первое руководство по военно-морской хирургии «Основные особенности и неотложные задачи военно-морской хирургии» (Элькишек Г.Л., Шестов В.И., Турнер Г.И.). На Военно-Морском Флоте устанавливается принцип оказания квалифицированной хирургической помощи в ближайшие сроки после ранения. В разработке новых принципов оказания хирургической помощи принимают активное участие выдающиеся хирурги нашей страны Н.Н. Бурденко, С.С. Гирголав, Г.И. Турнер, П.А. Куприянов, В.С. Левит, М.Н. Ахутин, а также военно-морские хирурги Ю.Ю. Джанелидзе, Ф.Ф. Андреев, В.К. Лубо, Б.В. Пунин. В 1939 г. выходит в свет работа В.И. Шестова «Лечебно-эвакуационное обеспечение кораблей ВМФ», которая сыграла большую роль в развитии хирургической помощи на флоте.

В 1938 г. создается военно-морской факультет при 1-м Ленинградском медицинском институте им. академика И.П. Павлова с кафедрой военно-морской хирургии.

Рис. 4. Пунин Борис Васильевич (1938—1956 гг.)

Первым начальником этой кафедры стал профессор, бригврач Б.В. Пунин. Постановлением Совета Народных Комиссаров, объявленного приказом Наркома ВМФ № 372 от 11 июля 1940 г. была создана Военно-морская медицинская академия.

В ноябре 1939 г. вводится должность Главного хирурга Военно-Морского Флота, на которую назначается выдающийся хирург нашей страны, профессор, дивврач Ю.Ю. Джанелидзе. Главным хирургом РККА в этот период был академик Н.Н. Бурденко. В 1940 г. создается Ученый медицинский совет при начальнике медико-санитарного управления Военно-Морского Флота, в который вошли и военно-морские хирурги Ф.Ф. Андреев, Ю.Ю. Джанелидзе, А.В. Мельников, Н.Н. Самарин, Б.В. Пунин, М.С. Лисицын. Первый пленум Ученого совета при начальнике медико-санитарного управления ВМФ принял решение об оказании квалифицированной хирургической помощи на линкорах и крейсерах. В штат этих кораблей были введены хирурги и кораблям было придано соответствующее оснащение.

С началом Великой Отечественной войны были введены должности главных хирургов флотов. Ими стали видные хирурги-ученые и практики нашей страны: на Тихоокеанском флоте — В.А. Суворов, Г.М. Хайцис, на Северном — Д.А. Арапов, на Балтийском — Б.В. Пунин, А.В. Мельников, М.С. Лисицын, на Черноморском — Б.А. Петров, на Каспийской флотилии — Е.В. Смирнов.

С первых минут и часов Великой Отечественной войны Черноморский, Балтийский и Северный флоты начали боевые действия. Однако корабли по-прежнему не уходили далеко от своих баз, и основные виды хирургической помощи раненым оказывались в морских или армейских госпиталях (Севастополь, Новороссийск, Одесса, Мурманск, Ленинград, Кронштадт). На кораблях 1 ранга оказывалась квалифицированная хирургическая помощь по неотложным показаниям.

Участие надводных кораблей 1–2 ранга в десантных операциях, необходимость принимать на борт крупных кораблей раненых из десантов заставили увеличивать объем хирургической помощи раненым непосредственно на боевых кораблях. Важную роль в выработке хирургической тактики непосредственно на боевых кораблях сыграл опыт работы на госпитальных и санитарно-транспортных судах (Черноморский и Балтийский Флоты). Объем хирургической помощи на них зависел от задач, которые выполняли эти суда, от контингентов поступающих раненых и от сроков пребывания на судах. На ряде боевых кораблей, где в штате были хирурги (крейсеры: «Киров», «Красный Крым», «Красный Кавказ», лидер «Ташкент», канонерская лодка «Красное Знамя», эскадренный миноносец «Безупречный» и др.), производились перевязка артерий, ампутации, ушивание пневмоторакса, первичная хирургическая обработка ран мягких тканей и открытых переломов.

Следует отметить, что в 1942 г. на боевых кораблях в море (эсминцы «Раздельный» и «Разъяренный») впервые были выполнены полостные операции — аппендэктомии врачами А.В. Фроловым и В.С. Кривошеевым.

Ряд монографий и статей, написанных военно-морскими врачами в годы войны, не потерял значения и в послевоенное время. Это, в первую очередь, монография «Повреждения коленного сустава» Б.А. Петрова, «Глухая гипсовая повязка при лечении огнестрельных переломов бедра» Б.А. Петрова и Е.В. Смирнова (1943), «Анаэробная инфекция» Д.А. Арапова (1946), «Клиника септических осложнений огнестрельных ран» А.В. Мельникова. Профессором Ю.Ю. Джанелидзе была разработана техника свободной пересадки кожи, предложен метод создания «новой кисти» и др. В 1941—1945 гг. продолжал регулярно выходить журнал «Военно-морской врач», где постоянно печатались статьи практических военно-морских врачей, посвященные различным аспектам оказания хирургической помощи на кораблях.

Важную роль в организации хирургической помощи на ВМФ и в подготовке кадров военно-морских хирургов в годы войны сыграла Военно-морская медицинская академия. Многие хирурги академии работали на действующих флотах, в военно-морских госпиталях и на кораблях, участвовали в десантных операциях. Огромная работа по лечению раненых проводилась ими в клиническом военно-морском госпитале в г. Кирове в период эвакуации туда Военно-морской медицинской академии.

В 1955 г. завершилось издание многотомного труда «Медицинская служба ВМС СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Анализ работы в Великую Отечественную войну военно-морских хирургов-ученых, профессоров Ю.Ю. Джанелидзе, Д.А. Арапова, Б.В. Пунина, Е.В. Смирнова, А.А. Бочарова, И.Д. Житнюка и др. явился обоснованием военно-морской хирургии как самостоятельной научной дисциплины.

В послевоенные годы создаются новые типы надводных кораблей и подводных лодок, оснащенных новейшей боевой техникой и атомными энергетическими установками. Значительно увеличилась дальность и продолжительность автономного плавания в различных географических широтах. В связи с этим усложнились задачи, стоящие перед флотом, а, следовательно, и перед медицинской службой.

В 1957 г. на подводной лодке штат фельдшера заменяется врачом с первичной специализацией по хирургии. В связи с этим объем хирургической помощи расширяется до квалифицированной помощи по неотложным показаниям. В 1955 г. на подводной лодке в подводном положении на Тихоокеанском флоте впервые была выполнена полостная операция — аппендэктомия морскими врачами А.И. Ефремовым и М.В. Сирадзе, на Северном флоте в 1957 г. — А.С. Коноплиным и П.Л. Крамских, на Черном море в 1959 г. — Н.А. Дудочкиным. В 1963 г. на подводной лодке, несущей боевую службу в Тихом океане, врач С.А. Борисов впервые выполнил декомпрессивную трепанацию черепа при открытой черепно-мозговой травме. Для оказания хирургической помощи в условиях дальних подходов создаются (в пределах флота) группы хирургического усиления (КГСМП). Специализированная хирургическая помощь осуществляется в многопрофильных госпиталях военно-морских баз флота.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.