Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII—...doc
Скачиваний:
44
Добавлен:
15.11.2019
Размер:
13.65 Mб
Скачать

Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII— XIX веков. Справочник архитектора-реставратора. КИСЕЛЕВ И. А. — М. 2005

Киселев И.А.

Киселев Игорь Андреевич (род. в 1947 г. в Дрездене). Окончил Университет землеустройства (1973). Работал в реставрационных организациях Москвы. Автор ряда проектов восстановления памятников культуры. Среди них дом И.С. Тургенева на Остоженке, палаты XVII века (Ордын­ский тупик, 5а), главный дом усадьбы Абрамцево, палаты середины XVIII в. (Спасоналивковский переулок, 8). Многое сделал для фиксации исторической застройки Москвы, подлежавшей сносу. В 1976 г. занял первое место на всероссийском конкурсе молодых специалистов. Работая в научном отделе объединения Союзреставрация, занимался обобщением собранного материала и разработкой методических рекомендаций по реставрационным исследованиям памятников архитектуры. Опубликовал шестнадцать книг по истории русского зодчества, среди них «Оконные проемы и заполнения первой половины XIX в.» (1989), «Слуховые окна жилых домов Москвы первой половины XIX в.» (1987), «Моделирование про­странственной структуры жилого дома конца XVIII - первой половины XIX вв.» (1989) Член Союза российских архитекторов и Северо-Американской академии наук. С 1992 г. живет и работает в США, где создал музей «Бумажные обои в контексте русской культуры» (штат Филадельфия). В издательстве 'Academia' вышли его книги «Архитектурные детали в русском зодчестве XYIII-XIX веков. Справочник архитектора-реставратора» (2005) и «Московский художественный паркет» (2006).

Источник: Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII— XIX веков. Справочник архитектора-реставратора. КИСЕЛЕВ И. А. — М. 2005

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ

  2. Глава 1 ОРГАНИЗАЦИЯ ИНТЕРЬЕРНОГО ПРОСТРАНСТВА УСАДЕБНОГО ДОМА

  3. Глава 2 ОКОННЫЕ ПРОЕМЫ И ЗАПОЛНЕНИЯ

  4. Глава 3 ДВЕРНЫЕ ПРОЕМЫ И ЗАПОЛНЕНИЯ КОНЦА XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  5. Глава 4 ОКОННЫЕ ПРИБОРЫ КОНЦА XVIII ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  6. Глава 5 ДВЕРНЫЕ ПРИБОРЫ КОНЦА XVIII ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  7. Глава 6 ОТОПИТЕЛЬНЫЕ ПРИБОРЫ КОНЦА XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  8. Глава 7 ДОЩАТЫЕ И ПАРКЕТНЫЕ ПОЛЫ XIX ВЕКА

  9. Глава 8 НАРУЖНЫЕ И ВНУТРЕННИЕ КАРНИЗЫ КОНЦА XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  10. Глава 10 ОТДЕЛКА СТЕН. БУМАЖНЫЕ ОБОИ

  11. Глава 9 САНИТАРНО-БЫТОВЫЕ СИСТЕМЫ XIX ВЕКА

  12. Глава 11 КАРТИНЫ В ИНТЕРЬЕРАХ XIX ВЕКА

  13. Глава 12 ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ОКРАСКИ ФАСАДОВ

  14. Глава 13 СЛУХОВЫЕ ОКНА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  15. Глава 14 КИРПИЧНЫЕ КЛАДКИ И ИХ ДАТИРОВКА

  16. Приложение 1 МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ СТРУКТУРЫ ЖИЛОГО ДОМА

  17. Приложение 2 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБМЕРАМ И ОБСЛЕДОВАНИЯМ СЛЮДЯНЫХ ОКОННИЦ

  18. Приложение 3 РЕМОНТ ОКОННЫХ ЗАПОЛНЕНИЙ

  19. Приложение 4 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБСЛЕДОВАНИЮ И ОБМЕРАМ ОКОННЫХ ПРОЕМОВ

  20. Приложение 5 ПРОЕКТИРОВАНИЕ ОКОННЫХ ПРОЕМОВ И ЗАПОЛНЕНИЙ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

  21. Приложение 6 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБМЕРАМ И ОБСЛЕДОВАНИЯМ ДВ£РНЫХ ПРОЕМОВ И ЗАПОЛНЕНИЙ

  22. Приложение 7 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО КОЛЕРНОМУ ОБСЛЕДОВАНИЮ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ

  23. Приложение 8. Карточка натурного обследования лицевой поверхности кирпичной кладки

  24. Терминологический справочник 1 ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЗОНЫ И НАЗНАЧЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ В ЖИЛОМ УСАДЕБНОМ ДОМЕ

  25. Терминологический справочник 10 ПРИБОРЫ ОКОННЫЕ

  26. Терминологический справочник 3 ОКНА И ДВЕРИ

  27. Терминологический справочник 4 ОКНА

  28. Терминологический справочник 5 ДВЕРИ

  29. Терминологический справочник 6 ОКОННИЦЫ СЛЮДЯНЫЕ

  30. Терминологический справочник 7 ОТОПИТЕЛЬНЫЕ ПРИБОРЫ

  31. Терминологический справочник 8 ПОЛЫ

  32. Терминологический справочник 9 КАРНИЗЫ

  33. Терминологической справочник 2 СОЕДИНЕНИЕ ДЕРЕВЯННЫХ ДЕТАЛЕЙ

  34. Терминологический справочник 11 ПРИБОРЫ ДВЕРНЫЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предисловие посвящено методологии сбора материала и последующей аналитической работе с ним, иначе говоря, — степени доверия к материалу и к автору. Именно поэтому я все-таки советовал бы одолеть его хотя бы в той части, которая может Вас заинтересовать или быть использована в реальной работе.

 

Посвящается А.В.ТЫДМАНУ- ученому, педагогу замечательному человеку

 

Ушедшая эпоха, при всем трагизме пронесшихся по ней судеб, подарила исследователям уникальную возможность детального препарирования исторической архитектуры. Книга эта — результат реализации такой возможности.

В настоящем издании обобщен авторский опыт исследовательской работы на памятниках русской архитектуры конца XVIII — первой половины XIX в. Главным источником для справочника послужили материалы натурных исследований. Помимо этого, были использованы литературные источники: архитектурные руководства XVII—XX вв. и художественная литература. При разработке разделов по элементам интерьера привлекался также иконографический материал.

В качестве натурных источников использован обмерно-исследовательский материал, собранный автором на памятниках русской архитектуры, главным образом Москвы и Центральной России. Этот материал был подвергнут системному анализу. Традиционные методы исследований (наблюдения, описания, типологические таблицы) обычно позволяют сделать выводы общего характера, обобщить и систематизировать материал, выявить общую типологию. Методы корреляционного и регрессионного анализов, которые можно отнести к вспомогательным, позволяют более глубоко препарировать те или иные явления, искать и находить степень и тесноту внутриструктурных связей, получать количественные характеристики, способствующие грамотному и наиболее точному использованию их в проект-ных работах. Полученные результаты по отдельным деталям системно изложены в соответствующих разделах.

Опыт математического моделирования пространства и отдельных деталей дал весьма приемлемые результаты и может быть использован реставраторами при проектировании. Следует, однако, при этом помнить, что модель является собирательным обобщенным макетом и может служить не конечным результатом проектирования, а лишь «заготовкой» для дальнейшей работы.

Типологию материала нельзя считать исчерпывающей: практика работы с натурой убеждают в уникальности каждого отдельного памятника и каждой отдельной архитектурной детали.

Справочник предназначен не для механического переноса материала на конкретный объект реставрации, а служит скорее своеобразным трамплином, начальным этапом для творческого осмысления материала, дальнейшей работы по обследованию реставрируемого объекта и поискам оптимальных решений, исходя из конкретных условий, индивидуальных для каждого отдельного памятника. Справочник не исключает, а наоборот, предполагает дополнительную работу с источниками.

В настоящем издании анализируются типы деталей, вероятностные и частотные характеристики, взаимозависимость и обусловленность форм и конструкций, хронологические характеристики отдельных деталей и их комбинаций, а также развитие их на протяжении исследуемого периода.

Терминологические справочники разработаны по отдельным разделам. Разработка терминологических систем неразрывно связана с классификацией, т. е. с предварительным отбором общих и частных понятий и выявлением смысловых и логических связей между ними, иерархической или линейной их соподчиненности.

Терминологическая система — это не набор терминов, формально размещенных в алфавитном порядке, а стройная и строгая логическая структура, отражающая все закономерности исследуемого явления, способная осуществлять прогнозирование понятийных групп и элементов, оставшихся вне системы.

По этой причине работа начиналась не с традиционного словника, а с разработки классификационных схем. В «Кратких терминологических справочниках» материал размещен в соответствии с этими схемами. На следующей стадии понятиям были даны наименования на основании проработки терминов словарей и литературных источников (главным образом специальных, частично — художественных). Отдельные понятия, которым не найден терминологический эквивалент в источниках, получили названия по аналогии. Сложности словаря аналогичны проблемам всех терминологических систем, но помимо этого они суммируются с трудностями, характерными для ретроспективных терминологических систем. Назовем основные.

Синонимия. Двенадцать синонимов термина «переплет» следует отнести к негативному явлению, они не обеспечивают одно из главных требований: компактности терминологической системы.

Омонимия (многозначность) — главный недостаток терминологии. Например, термин «губки» употребляется в значении 1) нащельник; 2) выступающий наружный край коробки; 3) выступы в косяке, образующие паз для гребня сруба. Притолока имеет значения: 1) интерьерное надоконное, 2) внутренние откосы, 3) наружный выступ или притворный фальц.

Несоответствие термина понятию, например, наугольники, имеющие Г-образную форму, могут называться треугольниками.

Длиннота термина: «верхний обвязочный брусок подъемного сложносоставного переплета» состоит из семи терминоэлементов.

Иноязычные термины: шленг, шафт, этаблисмент, фигаррей. Иноязычные термины сведены к возможному минимуму, так как почти каждый из них имеет в русском языке смысловой эквивалент, это хорошо иллюстрирует словарь Даля. Пользование иностранными словарями представляется недопустимым: введение в профессиональный обиход новых незнакомых терминов излишне расширяет синонимию и не способствует простоте и ясности терминологии.

К терминам предъявлялись следующие требования:

• фиксированность содержания независимо от контекста;

• однозначность;

• краткость;

• системность признаков (классификационные связи);

• степень распространенности; не следует пренебрегать терминами не совсем правильными, но устоявшимися в профессиональной практике и понятными специалистам.

Предлагаемые краткие терминологические справочники содержат весь синонимичный и омонимичный набор терминов из источников. Вариантную предпочтительность терминов должна выявить практика их употребления.

Этимологии в специальных терминологических системах не следует придавать излишнего значения. В качестве классического примера можно привести термин «атом»: хотя атом в природе оказался беспредельно и неисчерпаемо делимым, представляется немыслимым отказываться от существующего термина или заменять другим, более точным.

Не следует опасаться и избегать таких терминов, как «башмак», «губки», «лобик», «щечки», «подошва», — это образный перенос бытовых понятий на специальные, которые на протяжении веков получили право на существование, широко применяются и в наше время и придают терминологической системе характер простоты, образности и ясности.

Одна из задач справочника — дать специалистам наиболее полное представление о многообразии функциональных отправлений различных зон и отдельных помещений, подразделении их на главные, второстепенные, эпизодические и случайные, об их социальном расслоении, дифференцированное™ и совмещении социальных и возрастных пластов в различных частях жилого дома.

Исследования по выявлению функциональных характеристик зон и помещений жилой постройки крайне нежелательно рассматривать как вспомогательные, второстепенные и даже необязательные. Функция — это тот организующий стержень, который определяет художественный облик, стилевой образ и декоративную наполненность интерьеров. Например, декорирование полов паркетами в начале XIX века распространялось лишь на парадную зону, в жилых комнатах настилались дощатые полы. Более того, для каждой комнаты конкретного назначения характерен определенный рисунок паркета или предпочтительный колер обоев. Знание функции позволяет с большой степенью вероятности прогнозировать (ретроспективный прогноз) характер не только декора, но и организации пространства, и наоборот, по сохранившимся деталям и стилевым признакам можно определять назначение комнат. Незнание или непонимание функциональных закономерностей приводит при реставрационно-восстановительных работах к грубым ошибкам, весьма характерным для реставраций последних лет: паркет настилается во всех комнатах, включая антресоли, людские, девичьи, коридоры; окраска стен и цвет обоев не соответствуют характеру назначения комнат; искусственный мрамор покрывает все стены интерьеров.

Список литературы включает в себя использованные в работе источники, в том числе справочники и профессиональные руководства по архитектуре, художественную литературу, источники, содержащие иконографический материал, исследования и пособия современных авторов, энциклопедии и словари XVIII—XX вв., использованные при разработке терминологических справочников.

В тексте принята следующая датировочная терминология:

• Ранний классицизм: 1760—1770.

• Развитый классицизм: 1780—1790.

• Поздний классицизм, зрелый классицизм, ампир: 1800— 1840.

• Ранний ампир: 1800—1810.

• Развитый ампир: 1820.

• Зрелый, поздний ампир: 1830—1840.

Источник: Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII— XIX веков. Справочник архитектора-реставратора. КИСЕЛЕВ И. А. — М. 2005

Глава 1 организация интерьерного пространства усадебного дома

Для более глубокого изучения материала по теме рекомендуются работы Л. В.Тыдмана.

См. также Приложение 1 настоящего издания «Моделирование пространственной структуры жилого дома конца XVIII — первой половины XIX в.».

 Классицизм от раннего к позднему  развивался в направлении упрощения  форм. Поздний классицизм достиг максимального лаконизма, а пропорции в это время стали одним из основных художественных средств.

В рядовых жилых усадебных домах сложилась стереотипная пространственная структура, подчинившаяся условиям жизни людей среднего достатка, конструктивным и художественным требованиям времени. При этом проектные замыслы, ограничения и требования заказчика придавали каждому из домов неповторимую индивидуальность.

Пространственные характеристики интерьеров оптимальны, удовлетворяют всем проектировочным условиям. Например, одна из сторон, чаще всего ширина, была ограничена несущей способностью деревянных балок. Принимались в расчет эксплуатационные соображения: отапливать большие помещения труднее, чем небольшие. С другой стороны санитарные условия требовали достаточных размеров помещений. Парадные комнаты должны были вмещать большое число гостей; при этом зала и гостиная, рассчитанные на одинаковое количество людей, имели разные размеры: зала, одна из функций которой — площадь для танцев, была крупней остальных комнат, гостиная же, предназначенная для тихого времяпровождения — меньше зала или, значительно реже, равна ему по площади.

Puc. 1. Москва, Старое Свиблово, 21. Главный дом. План бельэтажа, 1780-е годы

Рис. 2. Московская обл., Абрамцево. Главный дом. План бельэтажа. 1790-е годы

Рис. 3. Московская обл., Абрамцево. Главный дом. План мезонина, 1790-е годы

Рис. 4. Москва, Самарский пер., 24. План бельэтажа, 1790-е годы

Рис. 5. Москва, Самарский пер., 24.   План антресолей. 1790-е годы

 

Рис. 6. Московская обл., Каширский район. Усадьба Зендиково.   Главный дом. План первого этажа. Конец XVIII— начало   XIX в.

Рис. 7. Там же. План бельэтажа. Конец XVIII— начало   XIX в.

Рис. 8. Москва, ул. Станиславского, 27. Главный дом. План бельэтажа. 1790-е годы

Рис. 9. Москва, Токмаков пер., 21/2. Главный дом. План бельэтажа. Конец XVIII— начало   XIX в.

Рис. 10. Москва, Таганский туп., 15. План бельэтажа. 1815

Рис. 11. Москва, ул.Рылеева, 15. План бельэтажа. 1816

Рис. 12. Там же. План антресолей. 1816

Рис. 13. Москва, ул. Ермоловой, 16, План бельэтажа. 1817 Рис.14. Там .же. План мезонина. 1817

 

В пределах одного этажа практически не встречаются комнаты с одинаковыми горизонтальными размерами. Поэтому повторы пропорций исключены.

Поздний классицизм ревностно относился к соответствию высоты и горизонтальных размеров — длины и ширины.

Все интерьерное пространство жилого усадебного дома подразделялось на функциональные зоны, которые, в свою очередь, делились на высотные группы. Основных функциональных зон три: парадная, жилая и подсобная. Последняя, в свою очередь, включает в себя помещения хозяйственно-производственные (кухня, буфетная, девичья, столярная), складские (чулан, кладовка, ледник, погреб), помещения эпизодического использования (хоры, затопочные, ретирады), а также зона внутреннего сообщения (сени, коридоры, лестницы).

Кухня часто располагалась в отдельном хозяйственном флигеле, иногда соединенным с главным домом крытой галереей. Для кладовых и чуланов в большинстве случаев использовали излишки пространства: каморки под лестницами, чердачные помещения. Затопочные узлы, которые в XVIII в. были отдельными помещениями, в первой половине XIX в., из экономии пространства, стали размещать в коридорах, под лестницами и очень редко в отдельных небольших помещениях.

В пределах одного этажа обычно несколько функциональных зон. Разделение на зоны следует считать условным, так как в сложной иерархической структуре барского особняка функциональные пласты могут накладываться один на другой, пересекаться друг с другом. Например, девичья, которая одновременно и рабочая комната сенных девушек, и их спальня, и столовая, и помещение для приема барыней (барином) особ низших сословий и для телесных наказаний дворовых людей. Если прихожая (теплые сени, лакейская) для господ служит зоной внутреннего сообщения, то для мужской части дворовых людей — это рабочее помещение, где они вяжут сети, тачают сапоги, а также спят. Кухня, помимо готовки, — жилище кухарки.

Чаще всего наблюдается различие в высотах между зонами, хотя высоты по всем зонам этажа могут быть и одинаковыми. Помимо этого, высоты помещений могут быть различными в пределах парадной зоны, которая чаще всего имеет анфиладную организацию, расположена вдоль главного (уличного) фасада и в большинстве случаев состоит из залы, гостиной и спальни.

Возможны пять вариантов высотных решений парадных комнат. Высоты могут быть: 1 — по всем помещениям одинаковы; 2 — по всем помещениям разные; 3 — в гостиной и зале — одинаковые, в спальне — отличная от них; 4 — в гостиной и спальне — одинаковые, в зале — отличная от них; 5 — в зале и спальне — одинаковые, в гостиной — отличная от них.

Рис. 15. Москва, ул Малая Молчановка, 2. План бельэтажа. 1817

Рис. 16. Там же. План антресолей. 1817

Рис. 17. Москва, ул. Бурденко, 23. План бельэтажа,. 1817

Рис. 18. Москва, ул. Щепкина, 14. План бельэтажа. 1817

Рис. 19. Там же. План мезонина. 1817

Рис. 20. Москва, ул. Гиляровского, 25. План бельэтажа. 1816

Рис. 21. Москва, ул. Садовая Триумфальная, 25. План бельэтажа. 1820, 1855

Рис. 22. Москва, ул. Старая Басманная, 36. План бельэтажа, 1822

Рис. 23. Там же. План антресолей. 1822

Рис. 24. Москва, Сивцев Вражек, 30. План бельэтажа. 1823

Рис. 25. Там же. План мезонина. 1823

 

Жилая зона обычно размещается в задней части дома, но чаще в нескольких ярусах: бельэтаже, антресолях, мезонине. Нередко жилые комнаты располагались и в первом непарадном этаже. Жилая зона может включать в себя хозяйственные комнаты, детские, комнаты для гувернеров, а также гостевые комнаты. Помещения жилой зоны в пределах одного этажа имеют обычно одинаковую высоту.

Холодные сени, прихожая и ретирада сосредоточены в одном функциональном узле. Вход в ретираду — из холодных сеней, как при парадном, так и при заднем крыльце. Внутренняя лестница — коридор, соединяющая бельэтаж с антресолями и мезонином, располагается вдоль длинной стороны дома и примыкает к задней стене гостиной. Она объединяет жилую зону дома.

Хоры, как правило, размещаются в антресолях над прихожей. Часто это не приспособленное для жилья помещение небольших размеров. В доме № 27 по ул. Станиславского в Москве хоры составляли по высоте всего 1,5 м. Музыканты входили пригнувшись, а играли сидя. Нередки случаи, когда хоры не имели отдельного помещения, для них использовали коридоры и лестничные площадки верхних этажей.

Зала чаще всего располагалась длинной стороной перпендикулярно анфиладе и имела соотношение сторон в среднем около 10:16 (10:11 —10:22). Соотношение сторон залы, приближенной в плане к квадрату, обычно объясняется трехчастной планировкой в продольном направлении, что является почти исключительным случаем в ампирной планировке: дом разделен на три части: первая — парадная анфилада, вторая — коридор с лестницей на мезонин и прихожей, третья — анфилада жилых комнат и парадная лестница.

Соотношение сторон залы 1:2 объясняется, как правило, соотношением сторон дома. Чем оно ближе к квадрату, тем зала более вытянута. Вытянутость дома позволяет вдоль направления анфилады разместить залу длинной стороной, а вдоль короткой стороны дома — две комнаты.

Соотношение сторон залы 1:2 может объясняться и незначительной шириной прихожей, что в позднем ампире стало нередким явлением.

Гостиная была средним звеном анфиладных помещений. Соотношение ее сторон также зависело от соотношения сторон дома, однако наблюдается устойчивое тяготение к квадрату (среднее соотношение 10:11). Часто из гостиной делали наружную остекленную дверь. Двери в задней стене обычно не устраивали, т. к. с другой стороны, в коридоре, к этой стене примыкала лестница в мезонин и на антресоли. Кроме того, согласно традиционной расстановке мебели, вдоль задней стены, между диагональными печами должен был стоять диван, перед ним — овальный стол и кресла, что также делало невозможным устройство дверного проема в этой стене. Предназначалась гостиная для вечернего времяпровождения.

Рис. 26. Москва, ул. Б. Ордынка, 33. План бельэтажа. 1825

Рис. 27. Там же. План антресолей. 1825 Рис. 28. Москва, ул. Остоженка, 37. План бельэтажа. 1826

Рис. 29. Там же. План антресолей. 1826 Рис.   30. Москва, ул.Мясковского, 29. План бельэтажа. 1829, 1856

Рис. 31. Там же. План мезонина, 1829

Рис. 32. Москва, ул. Нельецкая, 60. План бельэтажа. 1820-е годы

Рис. 33. Там же. План антресолей. 1820-е годы

 

Комната хозяйки завершала анфиладу. Обычно ей придавали прямоугольную форму с примерным соотношением сторон 10:13. По центру задней стены устраивали печь, а по ее сторонам — двери, значительно меньших размеров, чем парадные. Одна из них вела в комнату, расположенную за комнатой хозяйки, другая — в коридор. Дверь в задней стене спальни может быть одна, а печь — угловая.

За комнатой хозяйки обычно располагались еще комнаты: дальняя служила детской, а ближняя предназначалась для сенной девушки или кормилицы, которым было удобно одновременно прислуживать и хозяйке и младшим детям.

В средней части дома, в коридоре длинной стороной параллельно длинной стороне строения располагалась лестница, ведущая на антресоли или мезонин, примыкавшая к глухой стене; по другую сторону лестницы располагались жилые комнаты, а также кабинет с удобным выходом в залу — через коридор или переднюю.

Планировочная схема — условно трехчастная; части делят дом в поперечном направлении: первая — прихожая, зала; средняя — кабинет, лестница, гостиная; третья — комната хозяйки, девичья, детская.

В связи с тем, что анфилада состояла из незначительного числа комнат, а симметрии интерьеров отдельных помещений уделялось большое внимание, все двери открывались в одно помещение, например, в парадных покоях — в залу и комнату хозяйки, а в гостиную не открывалась ни одна дверь. Поэтому при движении вдоль анфилады двери открывались в разные стороны. Этого же правила придерживались и в жилых комнатах.

Таковы общие черты планировочных схем рядовых жилых домов позднего русского классицизма.

Более поздние дома (1830-е — 1840-е гг.) начинают тяготеть ко «второму рококо», т. е. повторять барочные планировки домов XVIII в. Зачастую они симметричны относительно центральной оси, проведенной перпендикулярно главному фасаду.

В период позднего ампира произошли изменения и в функциональной структуре. Зала становится меньше гостиной, а в ряде случаев функции залы распадаются: в доме есть отдельно столовая и приемная, а зала отсутствует, бывшая центральная гостиная теперь самое большое парадное помещение в доме и нередко называется залой. Проход в кабинет стали делать не из прихожей или центрального коридора, а через залу или гостиную. При этом кабинет мог соседствовать и сообщаться с комнатой хозяйки и даже девичьей.

Нужно отдать должное функциональной гибкости образцовых проектов позднего ампира, которые предлагали различное назначение помещений в аналогичных планировках.

Рис. 34. Москва, ул. Писемского, 13. План бельэтажа. 1832

Рис. 35. Москва, Сытинский пер., 3. План бельэтажа. 1832

Рис. 36. Там же. План антресолей. 1832

Рис. 37. Москва, ул. Земляной Вал, 35. План бельэтажа. 1834

Рис. 38. Москва, ул. Таганская 53. План бельэтажа. 1835

Рис. 39. Москва, 2-й Обыденский пер., 9. План бельэтажа. 1839

Рис. 40. Там же. План мезонина. 1839

Рис. 41. Москва, 1-й Голутвинский пер., 16. План бельэтажа. 1830—1840-е годы

Рис. 42. Москва, 2-й Голутвинский пер., 8. План бельэтажа. 1842

 

В период раннего и развитого ампира парадный вход устраивали со двора — с бокового или заднего фасада, в зависимости от взаимного расположения главного дома, конюшни и каретного сарая.

В 1830-х годах, когда владельцы рядовых домов перестали содержать собственный выезд, парадный вход стали устраивать непосредственно с улицы — для удобства пользования услугами извозчиков.

Как уже говорилось, пропорции помещений зависят от ряда проектировочных условий. Все размеры — длина, ширина и высота — тесно взаимосвязаны и зависят друг от друга не только в пропорциональном, но также в функциональном и композиционном аспектах. Например, глубина комнат зависит от высоты потолка в связи с освещенностью. Высота окна должна была относиться к высоте помещения, как 4:7, т. е. соотношение это можно считать постоянным. В парадных комнатах оно выдерживалось с незначительными отклонениями, а в жилых увеличивалось, что позволяло осветить комнаты большей глубины по отношению к высоте.

Абсолютные размеры комнат также зависели от размеров окон. Простенки не рекомендовалось делать меньше ширины окон. Этот обычай остался от палат со ставнями в окнах: открытые ставни двух соседних проемов не должны перехлестываться. Наиболее распространенная ширина окон — 1,5 аршина (106 см). Следовательно, если комната в 2 окна, то ширина ее немногим более 4 м, в 3 окна — 6 м, в 4 окна — 8 м и т. д. Размеры и расположение окон зависят также от композиции фасадов.

Каждое парадное помещение имело свои функционально-метрические признаки. Для залы среднее соотношение ширины, длины и высоты было 10:16:8, для гостиной — 10:11:7, для комнаты хозяйки — 10:13:9. Эти соотношения могли варьировать в значительных пределах (около 30%). Соотношение сторон жилых комнат весьма разнообразно, однако заметно тяготение к квадрату. Для покоев целевого назначения существовали конкретные условия проектирования. Среднее соотношение площадей парадных покоев — залы, гостиной и спальни — соответственно 10:7:5, причем от начала к середине XIX в. наблюдается тенденция относительного уменьшения площади залы и увеличения площадей гостиной и спальни. В 1830-х годах это соотношение в отдельных случаях могло быть уже 5:6:4. Это также свидетельствует об утрате ряда парадных функций залой и увеличении парадной значимости гостиной.

Высота комнат меньше ширины и очень редко превышает ее, что не соответствует академическим рекомендациям руководств по архитектуре того времени.

Существовала также определенная закономерность в соотношении высот различных частей дома. Среднее соотношение высот парадных, жилых бельэтажа и антресольных комнат примерно 10:6:5.

Рис. 43. Москва, Сухаревский пер., 5. План бельэтажа. 1845

Рис. 44. Москва, 2-й Голутвинский пер., 4. План бельэтажа, 1845

Рис. 45. Москва, ул.Мясковского, 39. План первого этажа, 1845—1849

Рис. 46. Москва, ул.Мясковского, 39. План бельэтажа. 1845—1849

Рис. 47. Там же. План антресолей. 1845—1849

Рис. 48. Москва, ул. Крутицкая, 13. План бельэтажа. 1849

Рис. 49. Москва, ул. Полянка, 3. План 2 го этажа. Первая половина XIX в.

Рис. 50. Москва, Средний Трёхгорный пер., 6/20. План бельэтажа. Первая половина XIX в.

Рис. 51. Москва, Кропоткинский пер., 10. План бельэтажа. Первая половина XIX в.

Рис. 52. Москва, ул.Мясковского, 37. План бельэтажа, 1853

Рис. 53. Там же. План антресолей, 1853

 

Материалы натурных исследований свидетельствуют о том, что высоты парадных покоев не хватало для создания двух уровней задних жилых комнат необходимой высоты. В подавляющем большинстве сумма высот жилой зоны бельэтажа и антресолей превышает высоту парадных помещений. При этом значительная часть внутреннего пространства дома над парадными комнатами оставалась неиспользованной и включалась в чердачное помещение. Это свидетельствует о значительном внимании, которое уделялось правильному пропорциональному построению комнат, часто в ущерб прагматической полноте использования пространства. Кроме того, стопроцентное использование внутреннего пространства без ущерба для эксплуатационной экономики возможно только в теплом климате. В условиях средней России отапливать значительную часть года кубические сажени интерьерного пространства под потолком было дорого, а потому нецелесообразно даже для лесной нечерноземной зоны.

Высота мезонина не зависела от высот других этажей, поэтому ее могли выбирать более свободно, чем высоты антресольных и подантресольных комнат. Чаще всего сумма высот подантресольного и антресольного этажей отличается от высоты парадного на величину около 4%. При этом суммарная высота жилых комнат бельэтажа и антресольных комнат стабильна по различным рядовым домам и составляет в среднем около 4,9. Высота парадных покоев колеблется в значительно больших пределах. Это обстоятельство может свидетельствовать о том, что при проектировании жилых комнат архитектор руководствовался более жесткими нормами и стремился создать пространственно экономичные и удобные помещения в соответствии с общепринятыми эмпирически сложившимися нормами. Проектирование пространства парадных комнат — более свободный творческий процесс, во многом зависящий от вкусов и квалификации архитектора или хозяина.

Построение пространственной структуры жилого дома зависело от многих факторов: экономических, конструктивных, функциональных, инсоляционных, гигиенических и т. д. Оптимальный компромисс всех этих факторов и определял объемно-планировочное решение дома. Однако при этом существовала нормативная схема планировки, которую необходимо было выдержать с отклонением в определенных интервалах. Пространство каждого из парадных помещений формировалось в пределах соотношений, присущих только комнатам конкретной функции.

Архитекторами первой половины XIX в. была создана своя система построения интерьерного пространства, настолько устойчивая, что, несколько видоизменяясь в схеме, она просуществовала полвека.

Источник: Архитектурные детали в русском зодчестве XVIII— XIX веков. Справочник архитектора-реставратора. КИСЕЛЕВ И. А. — М. 2005

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.