Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Клевцов. Политология. Пособие 0.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
26.09.2019
Размер:
2.36 Mб
Скачать

55. Геополитическая концепция з. Бжезинского

Збигнев Бжезинский (род. в 1928 г.) - видный американский политолог, советолог и профессор в Школе современных международных исследований при Университете им. Джона Хопкинса в Вашингтоне. Занимавший должность советника по национальной безопасности еще в эру президента Картера (1977-1981), и став поныне консультантом Центра стратегических исследований США, З. Бжезинский через двадцать лет после выхода ряда предыдущих работ выпустил в 1997 году нашумевшую книгу «Великая шахматная доска».

Лейтмотив бестселлера: утверждение западных ценностей, обеспечивающих международное право и права человека, которые являются прерогативой, как оплота вселенского масштаба, единственной супердержавы мира - Соединенных Штатов Америки. В конце книги Бжезинский пишет: «Геостратегический успех, достигнутый в этом деле, надлежащим образом узаконит роль Америки как первой, единственной и последней истинно мировой сверхдержавы» (Збигнев Бжезинский, «Великая шахматная доска», Москва, 2000). Политолог указывает, что «ни одно государство-нация, вероятно, не сможет сравняться с Америкой в четырех главных аспектах силы (военном, экономическом, техническом и культурном), которые в совокупности и определяют решающее политическое влияние в мировом масштабе».

Можно сказать, что именно Бжезинский лучше всего выразил политику нового американского экспансионизма. В своих многочисленных геополитических работах он основывается на трудах представителей классической геополитики морских сил: адмирала Мэхэна, Хальфорда Маккиндера и Николаса Спайкмэна. Влияние работ Брукса Адамса и Фредерика Джэксона Тэрнера ощущается, прежде всего, в концепции Бжезинского о продвижении границ американской гегемонии, заключающееся в постоянном расширении периметра доктрины Монро.

Основными компонентами «доктрины Бжезинского» являются следующие:

1. Россия, и в сегодняшнее время, - эта та же сердцевина земли - Хартленд - каковой ее концептуально определил в прошлом Маккиндер. Завоевать или расчленить Хартленд на части – это залог мировой гегемонии США.

2. Отталкиваясь от Николаса Спайкмэна, Бжезинский развивает концепцию окружения России путем захвата «окраинных земель» - евразийского пояса прибрежных территорий и стран или «Римленд», в том числе и Югославии, которая является одной из таких стран. В этом контексте можно припомнить слова Спайкмена: «Кто контролирует «Римленд», господствует над Евразией; кто господствует над Евразией, контролирует судьбы мира». Динамика международных отношений после 1991 года определяется вторжением в геополитическое пространство бывшего Советского Союза и завоевания его.

3. Завоевание и контроль над Евразией является основной целью США. Контроль над Евразией - залог американского мирового владычества и Нового мирового порядка.

В своей книге «Вне контроля» Бжезинский подчеркивает, что «развал Советского Союза превратил «Хартленд» Евразии в геополитический вакуум... Распад Советского Союза не только создал возможность для потенциального проникновения американского влияния в евразийский вакуум, в особенности путем консолидации геополитической разрозненности бывшего пространства СССР, но и имеет решающие геополитические последствия на юго-западной окраине Евразии. Ближний Восток и Персидский залив уже трансформированы в область исключительного американского силового преобладания. И это положение является исторически уникальным».

Готовность Соединенных Штатов предпринять в одностороннем порядке массивные военные действия против любого государства, которое стоит на пути американского империалистического экспансионизма, является первоосновой грядущего американского мирового владычества. Независимая Европа, предостерегает Бжезинский, это постоянная моральная и экономическая угроза Соединенным Штатам. США не могут и не должны допустить возникновения объединенной Европы, которая выступала бы как самостоятельный геополитический блок, сдерживая экспансионистские устремления США. «В будущем ни одно государство или же коалиция государств не должны консолидироваться в геополитическую силу, которая могла бы вытеснить США из Евразии».

Вот почему гегемония США над Европой – аксиома, утверждает Бжезинский в своей статье «План для Европы». В этом Бжезинский далеко не является оригинальным. Аналогичные идеи в отношении доминирования США над Европой были выдвинуты Николасом Спайкмэном еще в 1943 году в его книге «География мирного времени».

Отталкиваясь от работ американского политика адмирала Мэхэна, Бжезинский рассматривает США как ведущую морскую силу в мире. Согласно Бжезинскому, силовое поле международных отношений определяется, как в исторической перспективе, так и в контексте современных международных отношений, конфликтом и борьбой морских и континентальных сил. В книге «План игры» (1986) соперничество между Советским Союзом и Соединенными Штатами Бжезинский рассматривает как «извечный геополитический конфликт между ведущей морской силой (США) и доминирующей континентальной силой (СССР)». В качестве главенствующей морской силы США - правопреемник Британской империи. Конфликт между Советским Союзом и США, не что иное, как извечный антагонизм между морской и континентальной силой.

Понятие «геополитический вакуум» Бжезинский позаимствовал у Мэхэна, который, обрисовывая концепцию грядущей политики захвата Соединенными Штатами Евразии, сформулировал понятие «геополитической зоны оспариваемой территории», которая являлась бы открытой для завоевания Соединенными Штатами. Мэхэн сформулировал также понятие «ключевое» государство, являющееся в руках США рычагом нажима и плацдармом (и трамплином) для дальнейшего завоевания пространства. Анализ геополитической роли «ключевых государств» содержится в книге Бжезинского «План игры». «Ключевое государство» является для Мэхэна и Бжезинского началом «радиуса агрессии». Находясь под американским контролем, «ключевое государство» позволяет Соединенным Штатам развернуть свой экспансионистский нажим на окружающие территории. Украина, в частности, является для Бжезинского таким государством.

В книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский обращает внимание на то, что конечная цель американского империализма - это покорение Евразии, и НАТО в этом деле - главный инструмент. В контексте американского экспансионизма НАТО для Бжезинского призвано играть такую же роль, как морской флот для адмирала Мэхэна в прошлом. Бжезинский рассматривает расширение НАТО в свете теорий Маккиндера. Поглощение Польши, Венгрии и Чехии в НАТО, иными словами в атлантическую империю США, не что иное, как установление американского контроля над Восточной Европой, что для Маккиндера является прелюдией к захвату Мирового Острова, - Евразии.

Что касается американской мировой империи, то Бжезинский пишет, что «впервые в истории: 1. Одно единственное государство является мировой силой, правящей миром. 2. Впервые в истории не Евразийское государство является в глобальном масштабе доминирующей силой в мире. 3. Впервые в истории центральная геополитическая арена нашего земного шара - Евразия – находится в подчинении не Евразийского государства». Политической целью США должна быть последовательность в достижении и удержании доминирующей позиции в мире, заключает Бжезинский.

В своей статье «Холодная война и ее последствия» (1992) Бжезинский утверждает, что в результате победы в «холодной войне» США удалось навязать версальский порядок сперва Советскому Союзу, а потом и России. Подписание 19 ноября 1990 года в Париже договора о воссоединении Германии на американских условиях Горбачевым является «функциональным эквивалентом подписания акта капитуляции побежденной Германии в железнодорожном вагоне в Компьене в 1918 году». Свою мысль о версальском порядке Збигнев Бжезинский развил в интервью московской газете «Сегодня» (№157, 1994 г.). Его слова выражают также позицию правительства США: «американское партнерство с Россией не существует, и существовать не может. Россия не является партнером США, Россия - клиент США. Россия не может претендовать на роль сверхдержавы, она была побеждена Соединенными Штатами. Когда мы используем выражение партнерство, мы имеем в виду равенство. Россия же теперь побежденная страна».

Также в соответствии с идеями Маккиндера Бжезинский вынашивает планы расчленения уже самого «Хартленда» - т.е. России. Это необходимо для того, чтобы «Хартленд» никогда не смог в будущем консолидироваться в одно геополитическое целое, обладающее потенциалом конкурировать с США. Бжезинский считает, что Россию надо расчленить на три государства: одно с центром в Петербурге, другое с центром в Москве, а Сибирь отделить в самостоятельное государство. Таким же целям служит и выдвинутая им концепция установления так называемого «геополитического плюрализма» в постсоветском пространстве.

Безусловно, идеи Бжезинского сыграли свою роль в формировании довольно агрессивной внешней политики США в 1990-х гг. в условиях развала социалистического лагеря, а затем и СССР. Но очевидно и другое, - в 2000-х гг. международная ситуация серьезно изменилась. США продолжают проводить агрессивную стратегию, но они существенно ограничены в ее масштабах. В качестве ограничений выступают и Европа, не поддержавшая новой войны в Ираке, и Россия, быстро вернувшая себе былой геополитический вес при В.В. Путине, и Китай, все больше претендующий на место «новой супердержавы». Бжезинский в своих новых работах отказывается от идеи исключительного монологизма США в международных отношениях.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.