Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Клевцов. Политология. Пособие 0.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
26.09.2019
Размер:
2.36 Mб
Скачать

20. Политическое поведение. Основные концепции

Политическое поведение является важнейшей внешней формой выра­жения места и роли политической психологии в сфере политики. Именно здесь психология выступает и как механизм, и как специфический фактор человеческой активнос­ти в политической жизни. Причем прежде всего в мотивации поведе­ния политических субъектов психология выявляет свой преобразую­щий потенциал, способствует изменениям процессов и институтов.

Подобно любой другой основополагающей категории политичес­кой науки, политическое поведение подвергается различным теоре­тическим интерпретациям и характеристикам. В настоящее время в науке сформировалось несколько точек зрения на его природу и сущ­ность. Так, значительная часть ученых исходит из того, что полити­ческое поведение – это совокупность всех действий (акций и интер­акций), осуществляющихся в политической сфере и различающихся по степени своего влияния на власть. Например, в рамках данного подхода действия рассматриваются как способы реализации статусов или, как считает П. Блау, как результаты выгодных актору рацио­нальных решений.

Весьма распространена и ситуационная трактовка политического поведения, авторы которой акцентируют внимание на внешних по отношению к человеку факторах, влияющих на содержание его дей­ствий. Как правило, речь в таком случае идет о физической, органи­ческой и социальной среде. В связи с таким пониманием Р. Мертон ставит вопрос о различных способах адаптации к внешней среде: кон­формизме, означающем приятие человеком сложившегося порядка вещей, инновации, предполагающей сохранение активности и само­стоятельности позиции человека по отношению к окружающей сре­де, и ритуале, выражающем символическую и некритическую пози­цию человека по отношению к внешним условиям деятельности.

Наиболее часто встречающаяся конформная адаптированность лишает поведение человека остроты, четко выраженной ответной ре­акции на политическую обстановку. Активность конформистски на­строенного субъекта не позволяет ему замечать промахи властей, и нередко он прощает ей даже преступления, особенно в тех случаях, когда они непосредственно не затрагивают его интересов. Такой тип поведения в наибольшей степени придает политическому порядку искомую властями стабильность и потому приветствуется и поощря­ется ими. Ритуальный же характер поведения также практически бе­зопасен для господствующего режима в силу воспроизведения им доминирующих норм и образцов взаимоотношений с властью. И только инициативный характер поведения способен, в том случае, если он не направлен на поддержку властей, стимулировать изменения, чре­ватые дестабилизацией общественного положения.

Ряд ученых при характеристике политического поведения делают акцент на субъективных намерениях человека, проявляющихся в его действиях. Так, М, Вебер выделял в связи с этим целе-рациональные, ценностно-рациональные, аффективные и традиционные действия, имеющие место в политической сфере. Характеризуя особые источники и формы политического поведения, эти способы деятельности обладают собственной спецификой производства действий.

Указанные подходы дают возможность определить политическое поведение как всю совокупность субъективно мотивированных дей­ствий разнообразных субъектов (акторов), реализующих свои статус­ные позиции и внутренние установки. Помимо акцента на действен­ное, активное проявление позиций актора, политическое поведение несет на себе отпечаток субъективности, персональности понимания каждым действующим лицом целей и средств их достижения, соб­ственных позиций, оценок прошлого и настоящего.

Конечно, политическое поведение может быть вызвано к жизни внешними причинами или спровоцировано подсознательными мо­тивами и стимулами. Однако в большинстве своем поведение актуа­лизирует различные формы осознания людьми своих потребностей и интересов. В этом смысле 3. Фрейд считал, что людьми движет удо­вольствие, Т. Адорно – могущество, А. Унгерсма – смысл, а Д. Доллард и В. Миллер – фрустрации (досада и разочарование, возникаю­щие в результате обнаруживающихся препятствий для удовлетворе­ния интересов). Известный американский ученый А. Маслоу в 50-х гг. сформулировал классический перечень иерархиизированных потреб­ностей человека, которые, по его мнению, лежат в основании прак­тических действий человека. К ним он относил: физиологические потребности, потребность в безопасности (уверенность, стабильность, свобода от страха), в любви, признании и самоутверждении, а также самореализации.

Сторонники конфликтной теории предложили несколько иной подход. Они считают, что политическое поведение человека форми­руется на основании трех типов мотивации: кооперативной, при ко­торой субъект заинтересован в благосостоянии партнера и рассмат­ривает его интересы в качестве составной части собственных устрем­лений; индивидуалистической, которая игнорирует все соображения целесообразности, за исключением своей собственной выгоды; и кон­курентной, которая означает неизбежность резкого противопостав­ления позиций и интересов соперничающих сторон и игру на выиг­рыш, при которой нанесение ущерба конкуренту является одним из позитивно оценивающихся итогов деятельности.

Представители системного анализа считают, что решающим мо­тивом политического поведения является расположенность к авто­ритетным лидерам, копирование их стиля и наклонностей. А. Даунс, Р. Кари, Л. Хуад и другие приверженцы теории рационального выбора, игнорируя эти привнесенные мотивы, настаивают на ведущем зна­чении в поведении индивида его стремления к выгоде, поиску удо­вольствия и минимизации потерь.

В то же время А. Горц, О. Дебарль и другие ученые, разделяющие принципы идеи «автономного человека», утверждающей неуклонное нарастание индивидуализации социального поведения и исключи­тельную сложность мотивов, которыми руководствуются граждане в современных условиях, не только предлагают как можно более де­тально исследовать их установки, но зачастую доходят до признания принципиальной неспособности анализировать субъективные моти­вации.

Теоретическая разноголосица относительно определения важней­ших мотивов демонстрирует очень сложный характер политического поведения, его многогранность и даже известную неопределенность. Поэтому теоретический спор вряд ли в скором времени придет к какому-то общему знаменателю. Вместе с тем уже полученные нара­ботки в целом позволили сформировать перечень основных элемен­тов поведенческой активности человека. К ним относятся: учет вне­шних факторов; интересов и потребностей субъектов; истинных или ложных форм их осознания (в виде установок, мотивов, убеждений); особенностей функций и ролевых нагрузок субъектов; конкретных действий; обратной связи между поведением и условиями его осуще­ствления.

На базе таких универсальных принципов в науке разрабатывают­ся разнообразные модели электорального, кризисного поведения граж­дан, принятия решений лидерами и др.

Разнообразие областей политической жизни, множественность ролей и функций индивидов и групп в сфере отношений с государственной властью породили множество типов политического поведения. Так, идейно сориентированные поступки граждан, как правило, относятся к автономному типу политического поведения, отражающему относительно свободный выбор людьми политических целей и средств их достижения. Этот тип поведения противостоит мобилизованным формам активности, характеризующим вынужденность совершаемых человеком поступков под давлением внешних обстоятельств (силовых структур, партийных органов, силы общественного мнения).

Там, где воздействие идеологии стимулирует рутинные, постоянно повторяющиеся мотивы и действия граждан, принято выделять тради­ционные формы политического поведения и противостоящие им инно­вационные способы практического достижения политических целей (в них преобладают творческие формы политической активности).

Но наибольшим практическим значением для организации поли­тических порядков обладают формы поведения, которые соответству­ют общепринятым в политической системе ценностям и нормам «по­литической игры» и поддерживают, таким образом, правящий ре­жим, т.е. нормативные формы политического поведения. В то же время самым проблематичным является урегулирование и контроль за от­клоняющимися от принципов и норм политических отношений по­литическими действиями, или девиантным поведением.

В политической науке наибольшее внимание уделяется поиску причин такого отклоняющегося поведения. Так, еще со времен А. де Токвиля его причины связывались с противоречием между интен­сивным ростом ожиданий и притязаний граждан, с одной стороны, суженностью путей их реализации (так называемая депривация) – с другой. Р. Мертон усматривал причины девиации в разрыве между целями, которые выдвигаются и поощряются обществом, и возмож­ными в социуме средствами их достижения. С его точки зрения, по­нимание людьми того, что устоявшиеся средства и методы деятель­ности не приводят к намеченным результатам, осознание устойчиво­го дисбаланса целей и средств неизбежно побуждают граждан нарушать табу, применять иные, не санкционированные обществом способы решения задач.

Популярными и распространенными точками зрения на причи­ны ненормативной активности граждан являются представления о конфликтах как главных стимуляторах всех возможных отклонений. В качестве причин девиации отдельные ученые рассматривают и фак­торы, имеющие более частный характер и объясняющие, к примеру, такие явления наследственной дегенерацией групп граждан, распро­странением пороков, временным помутнением рассудка и т.д.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.