Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Древнейшие законы.doc
Скачиваний:
40
Добавлен:
03.11.2018
Размер:
251.9 Кб
Скачать

Материалы по древнейшему законодательству Месопотамии

Законы Уруинимгùны (2-й год пр. = 2317 года до н.э.)

Законы Хаммурапи – не первый в истории Месопотамии памятник законодательства. Первыми древнейшими законами были Законы Уруинимгùны (2318-2312 годы пр. до н.э.; последнего – 9-го правителя I-й династии Лàгаша), составленные во 2-й год его царствования (в 2317 году до н.э.). О законодательных мероприятиях рассказывают так называемая «Овальная пластина» и надписи на трёх конусах1 Уруинимгины. Однако эти источники лишь излагают содержание законодательства – сначала провозглашённых устно правил – не приводя его текст дословно. Источники не дают нам самого текста новых законов, а только их изложение; к сожалению, оно весьма неясно и с точки зрения правовой науки составлено крайне неумело; к тому же исследователи пока еще недостаточно хорошо знают старошумерский язык, поэтому все попытки связного перевода надписей о «реформах» Уруинимгины пока не очень убедительны. Процитируем лишь некоторые, более понятные отрывки:

«С прежних дней, издавна – тогда корабельщик пользовался (?) ладьями (т. е. извлекал из лих доход? – И. Д.), ослами пользовался (?) главный пастух, баранами пользовался (?) главный пастух, рыболовными сетями (?) пользовался (?) надзиратель рыбаков;

жрецы–гуду отмеряли в Анбаре «установленное зерно» (ше губа) (на «Овальной пластине» тот же текст и еще добавлено: эти жрецы-гуду должны были строить свой «дом установленного зерна» в Анбаре);

пастухи рунных баранов за белого барана должны были выкладывать там серебро; землемер, главный певчий, абриг, изготовитель пива и благовоний и все (артельные) старосты (храмового персонала) за... ягненка должны были выкладывать там серебро (на «Овальной пластине» сказано иначе: все старосты, певчие, земледельцы, изготовители пива и благовоний, если они приводили барана, если обстригали его в э-гале, то, когда баран был бел, эту шерсть забирали в э-галь, чтобы было выложено 5 гин серебра2); волы богов возделывали огород энси3, на лучшем поле богов4 были огород и бахча энси; упряжные ослы, рабочие волы отбирались у всех жрецов–санга, ячмень всех жрецов–санга раздавался людьми энси.

(Далее перечисляются разные натуральные поборы, собиравшиеся со всех жрецов-санга.)

Назначаемый (правителем)? жрец–санга в саду соседа мог рубить из его деревьев и забирать у него плоды.

(Далее перечисляются поборы, собиравшиеся на похоронах в пользу жрецов и плакальщиков; следуют два неясных параграфа, может быть относящиеся к поборам с храмовых (?) ремесленников и к ирригационной (?) повинности5.)

дом энси был объединен с полем энси, дом «женского дома»6 – с полем «женского дома», дом «детства»7 – с полем «детства»; от (канала) «Граница Нин-Нгирсу» до моря приказывали сборщики пошлины (?);

шуб-лугала. строил на широкой стороне своего поля свой колодец, а иги-ну-ду[х]8 пользовался им; арычной водой, бывшей на поле, (тоже) пользовался иги-ну-ду[х]9: это был прежний закон».

(Текст «Овальной пластины» упоминает, кроме того, поборы, собиравшиеся на свадьбе и при разводе в пользу энси и его личных чиновников; произвольное похищение рыбы из частных рыболовных садков; случаи полиандрии и др.) Далее идет текст:

«Когда (бог) Нин-Нгирсу, воитель (бога) `Энлиля, дал Уруинимгине лугальство Лàгаша, (и) из 36000 мужей его рука взяла (его), судьбу былую он восстановил; слово, которое Нин-Нгирсу, его хозяин, ему сказал, он воспринял:

от ладей он отстранил корабельщика, от ослов, от баранов он отстранил главного пастуха, от рыболовных сетей (?) он отстранил надзирателя рыбаков;

от „установленного зерна" жрецов–гуду он отстранил начальника (казенной) житницы;

сборщиков уплаты серебра за белого барана и... ягненка он отстранил;

сборщиков приношения, которое все жрецы–санга приносили в э-галь, он отстранил;

в доме энси и в поле энси он поставил (бога) Нин-Нгирсу их хозяином, в доме „женского дома" и в поле „женского дома” он поставил (богиню) Бабу их хозяйкой, в доме „детства” и в поле „детства” он доставил (бога) Шульшагана их хозяином...»

(Точно так же перечисляется отмена и других «несправедливостей»; заметим, однако, что при сокращении поборов в пользу заупокойных жрецов и плакальщиков устанавливаются некоторые новые поборы в пользу разных других, главным образом мелких, жрецов, а также на содержание людей иги-ну-ду[х].)

Затем идет еще установление, запрещающее старосте группы шуб-лу-галей бесплатно вымогать у своих подчиненных рабочий скот (ослов) и обязывающее платить за него серебром, и то лишь при условии добровольного, согласия подчиненного.

Затем следует важное указание:

«Если дом начальника прилегает к дому шуб-лугалы и этот начальник скажет: „Я хочу (его) у тебя купить", то, когда он будет у него покупать, пусть (шуб-лугала) скажет: „Отвесь мне хорошее серебро по моему желанию... ячменя за это насыпь мне"; а когда он у него не сможет купить, то этот начальник на шуб-лугалу не должен гневаться».

(Далее указывается, что были установлены законы против долговой кабалы, грабежа, воровства и убийства и отменены долговые и продажные сделки – так надо, по-видимому, понимать шумерский термин ама-р-ги освобождение”; вероятно, аналогичные постановления были и на «Овальной пластине».)

В конце текста стоит: «Чтобы сироте и вдове сильный человек ничего не причинил, он заключил с Нин-Нгирсу этот завет». Таково древнейшее в мире известное нам законодательство. Как видно из приведенного текста, в нем многое неясно и непонятно.