Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
15
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
73.21 Кб
Скачать

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЕ СТРЕССОВЫЕ РАССТРОЙСТВА

Субъективная оценка военнослужащими условий и способов снижения боевого стресса

К.м.н., доц. А.М. РЕЗНИК

Subjective ratings of conditions and methods of combat stress reduction by combatants

A.M. REZNIK

Государственный институт усовершенствования врачей Министерства Обороны РФ, Москва

С целью выяснения предпочитаемых комбатантами способов ослабления психического напряжения опрошено 119 военнослужащих, проходящих службу по контракту на Северном Кавказе. Среди способов снижения более половины опрошенных назвали поддержку товарищей. Причем осознание важности помощи сослуживцев повышается по мере возрастания длительности и интенсивности пережитого боевого стресса. Каждый 5-й обследованный среди способов снятия напряжения выбирал индивидуальный боевой опыт. По мере увеличения длительности службы в зоне боевых действий происходит возрастание субъективной значимости личного опыта. Более 1/3 комбатантов считают алкоголь и наркотики эффективными средствами снятия стресса. Еще чаще алкоголь и наркотики как способы снижения напряжения называли ветераны, повторно проходившие службу в зоне боевых действий, непосредственные участники боев и военнослужащие, получавшие ранения. Кроме того, среди обследованных, признающих алкоголь в качестве эффективного средства снятия стресса, 26,6% одновременно отмечали и наркотики, 20% — седативные препараты. Следовательно, проявление интереса участниками боевых действий к алкоголю или лекарственному веществу, влияющему на психическое состояние, свидетельствует о повышенном риске их обращения к другим группам психоактивных веществ.

Ключевые слова: боевой стресс, военная травма, методы снижения стрессового воздействия.

An aim of the study was to find stress reduction methods preferred by combatants. One hundred and nineteen servicemen who do contract military service in the North Caucasus were questioned. More than a half of them named the support of collеagues in arms. The awareness of importance of their aid was correlated with the duration and intensity of experiencing combat stress. Every fifth combatant chose individual combat experience out of all methods. The longer was duration of service in a combat zone, the more increased the subjective significance of personal experience. More than a third of combatants considered alcohol and drugs as effective means for stress reduction. Veterans, who iteratively did military service in military zones and had been wounded, and direct participants of combats named these means even more often. Among those examinees who noted alcohol as an effective mean for stress reduction, 26,6% noted also drugs and 20% — sedatives. The author suggests that the interest of combatants in alcohol and any drug that has an effect on the mental state indicates the higher risk of taking other psychoactive drugs.

Key words: combat stress, combat trauma, stress reduction methods.

Боевая психическая травма является одной из главных причин развития посттравматических стрессовых расстройств у мужчин [4, 5]. В связи с их распространенностью и продолжительностью в настоящее время разработаны и предложены разнообразные способы предупреждения и коррекции как ранних проявлений возникающего в условиях этой травмы острого психического дистресса и хронического посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) [2, 3, 6]. В комплексе мер по профилактике боевых стрессовых расстройств в соответствии с биопсихосоциальной моделью психиатрической помощи можно выделить социальные, медико-психиатри- ческие, психологические и психотерапевтические составляющие. Однако конкретное содержание и эффективность мероприятий по предупреждению реакций боевого стресса определяется не только принятыми способами профилактики, но и уровнем подготовки специалистов медицинской службы и военных психологов, а также ориентированностью командиров на сохранение психического здоровья подчиненных и готовностью самих военнослужащих принимать медико-психологическую помощь [1].

© А.М. Резник, 2009

Zh Nevrol Psikhiatr Im SS Korsakova 2009;109:12:38

Целью работы была попытка выяснить, какие способы снижения психического напряжения воспринимаются как наиболее важные и предпочитаются самими участниками военных действий.

Материал и методы

Для выяснения условий и способов ослабления психического дистресса, предпочитаемых участниками боевых действий, был проведен анонимный опрос 119 военнослужащих, средний возраст которых был 26 лет, проходивших в 2005 г. военную службу по контракту на Северном Кавказе.

В группу обследованных вошли 22 (18,5%) офицера, 42 (35,3%) младших командира и 55 (46,2%) рядовых. Обследованные привлекались к проведению контртеррористической операции (КТО): 80 (67,2%) человек в них участвовали впервые, а 39 (32,8%) — повторно. В боевых операциях участвовали 58 (48,7%) обследованных. Боевые ранения и травмы получал 21 (17,7%) человек. Никогда не принимал участия в боях 61 (51,3%) человек. Время, прошедшее после окончания прямого воздействия стресс-

E-mail: a.m.reznik@rambler.ru

38

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 12, 2009

факторов боевой обстановки до момента тестирования, составляло у всех обследованных от 5 до 14 сут.

Всем опрошенным предлагался опросник смешанного типа, в котором среди прочих содержался вопрос о способах предупреждения и снятия психического напряжения, которые лучше всего подходят для применения в условиях войны. В этом опроснике предлагается ряд вариантов ответов в форме утверждений: «поддержка товарищей», «приобретенный личный опыт», «успокаивающие средства», «лекарства, устраняющие усталость», «алкоголь», «наркотики». Из них обследуемому можно было выбрать наиболее подходящий или дать иной вариант ответа.

Статистическая оценка результатов с определением значимости различий относительных величин частоты проводилась с применением t-критерия Стьюдента и вспомогательных величин Фишера для независимых выборок. При анализе данных использовался программный пакет Statistica 6.0.

Результаты и обсуждение

Полученные результаты полностью приведены в таблице. Они показывают, что среди условий и способов уменьшения психического напряжения в обследованной группе чаще всего — в 61 (51,3%) случае называлась поддержка товарищей. Данный способ предпочли 31 (53,4%) участник боев, 12 (57,1%) получивших ранения. Различия в оценке тех или иных способов предупреждения и снятия психического напряжения становились более заметными при рассмотрении групп военнослужащих, впервые и повторно принимавших участие в КТО. В группе повторно проходящих службу в зоне проведения КТО поддержку товарищей назвали 22 (59,5%), что достоверно (p<0,05) чаще, чем среди военнослужащих, впервые проходивших службу в боевой зоне (39 человек, 47,6%). Еще более заметными были отличия в оценке важности поддержки товарищей между военнослужащими, впервые принявшими участие в бою, и теми, кто повторно проходил службу в зоне КТО и участвовал в боях — 46,7 и 60,7% соответственно (p<0,001).

Личный боевой опыт в качестве предпосылки уменьшения напряжения в боевой обстановке назвали 23 (19,3%) из всех опрошенных военнослужащих, 10 (17,2%) всех участников боев и 13 (21,3%) не принимавших участия в боевых операциях. В группе впервые оказавшихся в зоне КТО и еще не участвовавших в боях личный опыт, как средство снижения напряжения, указали 11 (21,2%) человек. Однако среди впервые проходивших службу в зоне КТО, но уже принимавших участие в боях, личный опыт как предпосылка уменьшения напряжения был назван 3 (10%) военнослужащими, что достоверно (p<0,001) отличалось от предыдущей группы. Вместе с тем среди военнослужащих, повторно проходивших службу в зоне КТО и участвовавших в боях, личный опыт указали 25% обследованных, что достоверно (p<0,05) отличалось от группы, впервые оказавшихся в бою.

Различные способы фармакологической коррекции боевого стресса предпочитали 37 (31,1%) опрошенных. Алкоголь как средство ослабления психического дискомфорта назывался чаще всего — 30 (25,2%) военнослужащими. Его предпочитали 17 (29,3%) человек, участвовавших в боях. Это достоверно (p<0,01) отличалось от группы военнослужащих, не принимавших участия в боевых действиях (13 человек, 21,3%). Алкоголь также часто указывали лица, получавшие ранения (6 человек, 28,6%), и воен-

 

 

зоне КТО

Не воевали

(n=9)

абс. %

5 55,6

2 22,2

2 22,2

0 0

0 0

0 0

1 11,1

0 0

 

 

 

пребывание в

Воевали

(n=28)

абс. %

17 60,7

7 25*

9 32,1

4 14,2

4 14,2

4 14,2

9 32,1

2 7,1

 

 

 

Повторное

Всего (n=37)

абс. %

22 59,5*

9 24,3

11 29,7

4 10,8

4 10,8

4 10,8

10 27

2 5,5

 

уменьшенияспособыиусловиядействийбоевыхучастникамиУказанныепсихического напряжения в боевой обстановке

Подгруппы обследованных

ОбщаяиусловияОтмеченные

Не воевали

(n=52)

абс. %

25 48,1*

11 21,2***

10 19,2

4 7,7

3 5,8

3 5,8

10 19,2

3 5,8

<0,01;р—**<0,05;руровненаразличиязначимостиуровень—*Примечание.*** —р<0,001. Объяснения в тексте.

группа-науменьшенияспособы

119)(пряженияn=

абс.%абс.%абс. % абс. % абс. % абс. %

3053,43151,361товарищейПоддержка49,2 12 57,1 39 47,6 14 46,7***

1317,21019,323опытБоевой21,3 5 23,8 14 17,1 3 10

1329,3**1725,230алкоголяПрием21,3 6 28,6 19 23,2 9 30

410,368,410наркотиковПрием6,6 2 9,5 6 7,3 2 6,7

310,367,69-препаседативныхПрием4,9 3 14,3 5 6,1 2 6,7 ратов

38,656,78антиастеническихПрием4,9 3 14,3 4 4,9 1 3,3 средств

1124,1142125способыДругие18 10 47,6** 15 18,3 5 16,7

38,656,78одногонивыбралиНе 4,9 1 4,8 6 7,3 3 10

 

 

КТО зоне в Впервые

Воевали

30) ( n=

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

82) ( n=

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Всего

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Получавшие

ранения

21) ( n=

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

участвоНе-

бояхвалив

61)n=(

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Участники боев (n=58)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 12, 2009

39

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЕ СТРЕССОВЫЕ РАССТРОЙСТВА

нослужащие, повторно проходившие службу в зоне КТО (11 человек, 29,7%), особенно — неоднократно принимавшие участие в боях (9 человек, 32,1%).

Наркотические средства в качестве способа устранения психического дискомфорта признавали 10 (8,4%) опрошенных. При этом допустимость применения наркотиков отмечали 6 (10,3%) участников боев, из них 2 (9,5%) получили ранения. Особенно часто эффективность приема наркотиков с целью снятия стресса указывали военнослужащие, повторно командированные в зону КТО и участвовавшие в боевых действиях, — 4 (14,2%). Употребление наркотиков отрицали все офицеры, и допускали всего 2 (4,8%) младших командира.

Седативные лекарственные препараты для снятия психического дискомфорта предпочли всего 9 (7,6%) опрошенных, 6 (10,3%) непосредственных участников боев и 4 (10,8%) повторно служащих в зоне КТО. Наиболее часто (14,3%) седативные лекарства указывали военнослужащие, переносившие ранения.

Лекарства, устраняющие усталость, были названы в 8 (6,7%) случаях. Чаще всего их необходимость указывали военнослужащие, получавшие ранения (14,3%), и участники боев, повторно командированные в зону КТО (14,2%).

Из 10 человек, указавших на наркотики в качестве подходящих способов снятия напряжения, 8 человек одновременно в качестве средства предупреждения стресса называли алкоголь и 6 человек — седативные препараты. При этом как среди признающих эффективным алкоголь, так и среди указавших наркотики реже указывалась поддержка товарищей (43,3 и 40% соответственно). Из группы указавших седативные препараты большинство (77,8%) одновременно отметили возможность приема алкоголя и наркотиков. Таким образом, выбор психоактивных веществ в качестве средства предупреждения и снятия психического напряжения отражает пассивно-избегающую направленность способов преодоления стресса.

Другие способы снятия напряжения предлагались 25 (21%) военнослужащими. Например, 6 (5%) человек назвали отпуск или отдых дома, 5 (4,2%) — указали сексуальные отношения, 4 (3,4%) — спорт, 2 (1,7%) — прослушивание музыки, по одному — просмотр фильмов и телепередач, самоконтроль, общение. Еще 5 (4,2%) человек пометили другие (не конкретизированные) способы отдыха. Чаще всего самостоятельно предлагали способы снятия напряжения получавшие ранения лица (10 человек, или 47,6%).

Наконец, 8 (6,7%) опрошенных вообще отрицали возможность снятия психического напряжения на войне какими-либо методами, причем большинство из них (6 человек, 75%) оказались в зоне ведения боевых действий впервые.

Таким образом, всеми обследованными, включая участников КТО, поддержка товарищей чаще признавалась в качестве способа снижения напряжения на войне. Причем осознание важности помощи сослуживцев повы-

шается по мере увеличения индивидуального боевого опыта. Это наиболее ясно демонстрирует сравнение ответов военнослужащих, оказавшихся в бою впервые, и тех, кто повторно участвовал в боевых действиях.

Каждый пятый обследованный среди способов снятия напряжения выбирал индивидуальный боевой опыт. Еще чаще его указывали опытные ветераны, повторно командированные в зону КТО и неоднократно принимавшие участие в боях. Значительное снижение (p<0,001) важности личного опыта в представлениях комбатантов, впервые побывавших в бою, может быть связано с тем, что на неопытного солдата боевая обстановка чаще всего производит ошеломляющее впечатление, ведет к растерянности и появлению чувства невозможности противостоять опасности. Лишь по мере приобретения боевого опыта накапливаются знания о способах уменьшения риска, развивается своеобразная интуиция. Поэтому значение личного опыта в качестве предпосылки снижения тревоги признавалось военнослужащими, повторно проходившими службу в зоне КТО, достоверно (p<0,05) чаще, чем лицами, впервые оказавшимися в бою.

На следующем месте по частоте выбора средства снижения психического дистресса оказывались различные «фармакологические» способы коррекции напряжения. Чаще всего комбатанты отдают предпочтение алкоголю, который назвал каждый 4-й опрошенный. Среди ветеранов, повторно проходящих службу в зоне КТО, а также среди непосредственных участников боев и военнослужащих, получавших ранения, алкоголь называл каждый 3-й. Это показывает, что с повышением персонального боевого опыта растет вероятность обращения военнослужащих к алкоголю, как средству устранения психического напряжения. Более того, исследование участников боевых действий свидетельствует об универсальной аддиктивной направленности поведения комбатантов, склонных к приему любого психоактивного вещества (ПАВ). Так, среди обследованных, признающих алкоголь в качестве эффективного средства снятия стресса, 26,6% одновременно отмечали и наркотики, 20% — седативные препараты. Наркотики в качестве атарактического средства, так же как и алкоголь, чаще всего называли участники боев, военнослужащие, повторно участвовавшие в боях. Предупреждение и снятие стресса с помощью седативных и антиастенических лекарственных препаратов также чаще всего отмечали военнослужащие, получавшие ранения, и ветераны, повторно командированные в зону КТО. Проявление любой формы аддикции свидетельствует о повышенном риске обращения к другим видам ПАВ.

Тенденцию к приему ПАВ в целях снятия напряжения в боевой обстановке, возрастающую по мере увеличения боевого опыта и интенсивности боевых стрессфакторов, следует учитывать и при разработке схем и способов коррекции боевого стресса. При этом с учетом реалий войны и армейских традиций следует проводить объективное изучение эффективности и риска применения разных психоактивных средств.

ЛИТЕРАТУРА

1.Литвинцев С.В., Снедков Е.В., Резник A.M. Боевая психическая травма: Руководство для врачей. М: Медицина 2005; 432.

2.Руководство для командиров по контролю над боевым стрессом: пер. с англ. А.П. Нечаева. Новости зарубежной военной психиатрии. СтПетербург 2007; 1: 4—89.

3.Фоа Э., Кин Т.М., Фридман М. и др. Эффективная терапия посттравматического стрессового расстройства. Под ред. Э. Фоа, Т.М. Кина, М. Фридмана. М: Когито-Центр 2005; 467.

4.Glenn D.M., Beckham J.C., Feldman M.E. et al. Violence and hostility among families of Vietnam veterans with combat-related posttraumatic stress disorder. Violence Vict 2002; 17: 4: 473—489.

5.Perkonigg A., Kessler R.C., Storz S., Wittchen H.U. Traumatic events and post-traumatic stress disorder in the community: prevalence, risk factors and comorbidity. Acta Psychiat Scand 2000; 101: 46—59.

6.Viola J., Ditzler T., Batzer W. et al. Pharmacological management of posttraumatic stress disorder: clinical summary of a five-year retrospective study, 1990—1995. Mil Med 1997; 162: 9: 616—619.

40

ЖУРНАЛ НЕВРОЛОГИИ И ПСИХИАТРИИ, 12, 2009

Соседние файлы в папке 2009